Принципы управления экологически безопасным градостроительным восстановлением территорий, нарушенных размещением отходов разного генезиса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Охрана окружающей среды


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 711. 4:502
А. Д. Потапов, Е. А. Воронцов, О.В. Тупицына*, А.Н. Сухоносова*, А.А. Савельев*, Б.М. Гришин**, К.Л. Чертес*
ФГБОУ ВПО «МГСУ», ФГБОУ ВПО «СамГТУ», & quot-ФГБОУВПО «ПГУАС»
ПРИНЦИПЫ УПРАВЛЕНИЯ
ЭКОЛОГИЧЕСКИ
БЕЗОПАСНЫМ
ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫМ
ВОССТАНОВЛЕНИЕМ
ТЕРРИТОРИЙ,
НАРУШЕННЫХ
РАЗМЕЩЕНИЕМ ОТХОДОВ
РАЗНОГО ГЕНЕЗИСА
На основе анализа более 100 объектов обращения с отходами Самарской области показано, что 17 свалочных массивов, расположенных в ее границах, потенциально пригодны после обезвреживания в качестве доноров рекультивационных материалов — вторичных минеральных грунтов и заменителей почв, а восстановленные территории отдельных массивов могут выступать в качестве площадок перспективного строительства комплексов обезвреживания отходов. Сформулированы и предложены технологические подходы к восстановлению территорий, нарушенных размещением отходов. Представленные в работе положения были использованы для оценки состояния и обоснования методов рекультивации объектов обращения с отходами Самарской области.
Основываясь на многолетнем опыте практического изучения свалок минеральных отходов, грунтов и выполнения теоретических исследований по созданию проектов развития строительства в границах городской
A.D. Potapov, E.A. Vorontsov, O.V. Tupitsyna*, A.N. Sukhonosova*, A.A. Savel'-ev*, B.M. Grishin**, K.L. Chertes
PRINCIPLES OF MANAGING ECOLOGICALLY SAFE ARCHITECTURAL RECONSTRUCTION OF THE TERRITORIES AFFECTED BY WASTE DISPOSAL OF DIFFERENT GENESIS
Russia as well as the majority of the countries of the world is a highly urbanized country (according to expert opinion 70% of the country population are citizens). The situation is worsening by the fact that in Russia, as well as in the majority of European countries, USA and Canada, great territories not occupied with agriculture are almost fully littered with industrial and consumer waste — including from solid municipal waste to highly toxic and radioactive. Generally about 9 bln tones of waste are accumulated in Russia, which includes 1.5 bln tones of dangerous waste.
Basing on the analysis of more than 100 waste disposal objects in Samara region the authors showed that within its boundaries 17 landfills are situated, which after deactivation are potentially suitable as donors of recultivation materials: secondary mineral soils and soil substitutes. Moreover the separate remediated territories of can serve as sets for constructing waste neutralization complexes.
The ideas presented in this work were used for estimating the state and justifying the methods of landfill recultivation in Zhigulevsk (Samara region).
Key words: ecology, urban development, urban planning, waste management, landfill soils, recultivation, aggregation technologies, screenage, biodestruction, landfill, mineral waste, environment, construction, landfill territory, Samara region.
110
© Потапов А. Д., Воронцов Е. А., Тупицына О. В., Сухоносова А. Н., Савельев A.A., Гришин Б. М., Чертес К. Л., 2014
застройки, разработаны принципы проектирования и научного обеспечения решений градостроительной деятельности в городах, где все более важной становится необходимость использования ранее застроенных территорий, свалок и других «неудобий» с сохранением принципа экологической безопасности строительства и ЖКХ, а также безопасности человека.
Ключевые слова: экология, урбанизация, градостроение, обращение с отходами, свалочный грунт, рекультивация, агрегационные технологии, экранирование, биодеструкция, свалка, минеральные отходы, градостроительство, окружающая среда, строительство, территория свалки, Самарская область.
При решении вопросов о градостроительном освоении новых территорий и строительном использовании существующих городских поселений важнейшими аспектами оценок в настоящее время являются экологические, значимость которых по мере развития ряда общепланетарных факторов возрастает.
Россия, как собственно и большинство стран мира, является высоко урбанизированной страной (по экспертным оценкам до 70% населения страны — горожане). Ситуация усугубляется тем, что в России, как и в большинстве европейских стран, да и в США и Канаде, значительные территории, не занятые сельским хозяйством (природными угодьями), практически полностью «замусорены» отходами производства и потребления — от неопасных (ТБО) до высокотоксичных и радиоактивных [1−4].
В общей сложности в РФ накоплено около 9 млрд т отходов, из которых более 1,5 млрд т — опасные. В среднем на каждого жителя страны вырабатывается (накапливается) до 15.. 20 т различных твердых отходов в год. Такой темп роста накопления твердых отходов объясняется невысокой степенью их утилизации. Например, степень утилизации инертных отходов, к которым относятся вскрышные породы, зола,
On deciding the questions of architectural development of new territories or using the existing urbanized areas the most important assessment factors nowadays are ecological, the essentiality of which increases with the development of a number of planetary factors.
Russia as well as the majority of the countries of the world is a highly urbanized country (according to expert opinion 70% of the country population are citizens). The situation is worsening by the fact that in Russia, as well as in the majority of European countries, USA and Canada, great territories not occupied with agriculture are almost fully littered with industrial and consumer waste — including from solid municipal waste to highly toxic and radioactive
[1−4]. '-
Generally about 9 bln tones of waste are accumulated in Russia, which includes 1.5 bln tones of dangerous waste. On the average for each citizen of the country there accumulate up to 15… 20 tones of various solid waste a year. Such speed of solid waste accumulation increase is caused by low amount of utilization. For example, the utilization degree of engineering waste, which include overburden rocks, ash, different types of construction waste, makes about 25. 30%. The utilization degree of dangerous waste is even lower and makes less than 20%. But the problem is not only in waste volume, but also in their active influence on the environment. The waste influence depends on their qualitative and quantitative
отдельные виды строительных отходов, составляет примерно 25… 30%. Степень же утилизации опасных отходов еще ниже и составляет менее 20%. Но дело не только в объеме отходов, но и в том, что они очень активно и разнообразно воздействуют на окружающую среду. Воздействие отходов зависит от их качественного и количественного состава. Это известно, но хотелось бы остановиться на следующем.
Продолжается и интенсивный рост населения Земли, а значит и урбанизация. Ряд регионов России пока еще имеет возможность застраивать территории вокруг города, частично строиться внутри города, но перспектива и здесь становится все более узкой. Растет площадь городской застройки — изымаются сельскохозяйственные угодья, все более требуется застройка «неудобий», вплоть до территорий полигонов отходов и свалок.
Развитие городских комплексов со всей инфраструктурой в настоящее время является важнейшей градостроительной задачей. Ее решение должно распространиться не только на крупные населенные пункты (города), но и на застройки меньшего размера [5].
Все большее распространение получает освоение в градостроительных целях техногенно-загрязненных территорий с использованием предварительно санированных техногенных грунтов. В этом случае необходимо учитывать все факторы безопасности. Это особенно важно для городов, где выход за границы города ограничен, а сам город плотно застроен. Среди проблем, существенно осложняющих решение такого рода эколого-градостроительных задач, — отсутствие проработанных до окончательных проектных решений технологий санаций такого рода территорий, хотя в большей степени вопросы рекультивации решены в [6−10]. Как правило, решение этих задач носит сугубо индивидуальный проектный характер, а уровень надежности проекти-
content. It is known, but we would like to focus on the following.
The intensive population increase is going on, so does the urbanization. A number of Russia regions doesn'-t still have possibility to develop the territories around a city and to partly built inside a city, but here also the prospects become less wide. The urban space grow, agriculturally used areas are withdrawn, more and more often the development of inarables is needed, up to waste landfills and disposal fields.
Development of agglomerations with all the infrastructure today is the most important urban planning task. Its solution should affect not only big settlements (cities), but also built-up areas of smaller sizes [5].
Urban development of industrially polluted territories using presanitated technogeneous soils becomes more and more widespread. In this case it is necessary to take into account all the safety factors. It is of prime importance in the cities, where the way out of the city is limited and the city is densely built-up. The lack of elaborated sanitation technologies up to end design decisions for such territories is among the problems, which complicate the solution of such ecological urban-planning tasks, though the problems of recultivation are to great extend solved by V.I. Smetanin, E.V. Shcherbina, V.I. Telichenko, A.D. Potapov [6−10]. Usually such decisions are of customized design character and the reliability level of the designed structures should be very high as a result
руемых сооружений должен быть очень высоким в связи с их социальной значимостью и высокими требованиями без-опасности1.
Вопросам изучения отходов производства и потребления с самых разных сторон посвящено множество работ отечественных и зарубежных специалистов, поэтому авторы считают, что подробного описания этого огромного массива информации приводить не следует. В целом отходы представляют собой неоднородные по химическому составу, сложные многокомпонентные смеси веществ, обладающих разнообразными физико-химическими и физико-механическими свойствами. Общая направленность химического и вещественного состава отходов обусловлена взаимодействием компонентов, биологическим разложением и ассимиляцией веществ.
Среди множества факторов с сугубо негативными экологическими свойствами, именно отходы производства и потребления, в силу огромного числа путей образования, перемещения, складирования, занимают доминирующие позиции.
Особую и пока еще малоизученную опасность для всех экосистем, в особенности городских, представляют объекты размещения органо-минеральных отходов — свалки и накопители. Многие из них были стихийно сформированы в нашей стране более 30 лет назад с нарушениями требований природоохранного законодательства и пребывают по сей день в естественных условиях без производства восстановительных работ [11, 12]. Указанные нарушения являются следствием тогдашнего достаточно незамысловатого подхода — территория у нас большая, а технологии утилизации постепенно будут разработаны.
1 СП 22 13 330−2911. Основания зданий и сооружений. Актуализированная редакция СНиП 2. 02. 01−83 / Минрегион России. М.: ОАО «ЦПП», 2011. 166 с.
of their social importance and high safety requirements1.
A lot of works of domestic and foreign specialists are dedicated to industrial and customer waste investigation, that'-s why we believe, there is no need to describe this array of information in detail. In general, waste is complex multicomponent mixtures with inhomogeneous chemical content, which have various physical, chemical and mechanical properties. The orientation of chemical and material composition of waste is determined by components interaction, biodestruction and materials'- assimilation.
Among many factors with negative ecological consequences industrial and consumer waste take leading positions because of a great number of formation, transition and accumulation factors.
Organo-mineral waste disposal facilities pose a special danger, which hasn'-t yet been thoroughly investigated. Many of them were accidentally formed in our country more than 30 years ago with breach of environmental regulations and still stay in their natural conditions without recovery works [11, 12]. The mentioned breaches are the result of the previous simple attitude: our territory is large, and utilization technologies will be gradually developed.
The rehabilitation of the destroyed territories necessity requires use of sterilization technologies.
1 SP 22 13 330−2911. Osnovaniya zdaniy i sooruzheniy. Aktualizirovannaya redaktsiya SNiP 2. 02. 01−83 [Requirements SP 22 13 330−2911. Foundations of Buildings and Structures. Updated edition of Construction Norms SNiP 2. 02. 01−83]. Minregion Rossii. Moscow, OAO «TsPP», 2011, 166 p.
Необходимость восстановления нарушенных территорий требует применения технологий их обезвреживания. При этом обработке должен подвергаться весь свалочный массив без учета естественной ассимиляции его отдельных фрагментов при долговременном контакте с окружающей средой [13]. Значительные объемы работ при воздействии на всю толщу свалочного грунта приводят к увеличению стоимости рекультивации. Кроме того, при нарушении сплошности как собственно свалки, так и контуров ее объема происходит вторичное загрязнение геосреды.
Минимизация затрат и экологических издержек возможна с использованием комплексного подхода к восстановлению территорий. Для этого предлагается учитывать особенности строения свалочного массива, наличие в его толще неоднородных фрагментов и степень их неоднородности [14−17].
Выбор метода обезвреживания требует оценки размеров свалки, а также изучения физико-химического и биохимического состава свалочного грунта, газовой вытяжки и фильтрата. Технология обезвреживания грунта должна представлять собой научно проработанный проект. Для этого определяется полный комплекс инженерных изысканий для строительства согласно действующим нормативным строительным документам, включая все доступные экологические параметры в связи с перспективой строительного освоения. К примеру, такие данные, как влажность, зольность и плотность свалочного грунта, а также содержание основных как в грунте, так и в газовой вытяжке и фильтрате.
Использование физико- и биохимических показателей позволяет оценить степень воздействия свалки на геологическую среду и наметить пути обезвреживания массива с применением таких технологий, как активная и пассивная дегазация, отвод отжимной влаги, техническое и биологи-
In this process the whole landfill area should be processed, without account for natural assimilation of its separate fragments in case of long-term contact with environment [13]. Considerable amount of works upon influence on the whole landfill soil layer lead to increase in recultivation cost. Moreover, in case of discontinuance of a landfill as well as its volume contours secondary pollution of geoenviron-ment happens.
Costs minimizing is possible using complex approach to territories rehabilitation. For this aim it is recommended to take into account the features of landfill massif composition, presence of inhomo-geneous fragments, degree of their inhomogeneity [14−17].
The choice of their sterilization method requires evaluation of landfill size, research of physical, chemical and biochemical composition of waste soil, gas draft and filtrate. Soil sterilization technology should be a scientifically elaborated project. For this aim it is necessary to define a complex of engineering investigations for construction according to existing construction normative documents, including all the available ecological parameters related to the prospect of construction development. For example, such data as humidity, ash content and density of landfill soil, as well as main components content both in soil and in gas draft and filtrate.
Application of physical and biochemical factors allows evaluating the degree of landfill influence on geological environment and outline ways of soil sterilization using such technologies as active and
ческое экранирование. Однако набора физико- и биохимических показателей будет явно недостаточно, если требуется обосновать направление использования рекультивированной территории. Ее вовлечение в строительно-хозяйственный оборот требует расширения набора оценочных показателей с учетом потенциальных прочностных свойств свалочного грунта.
Это особенно актуально, если рекультивированный массив будет принимать нагрузки от сооружений разного уровня ответственности, который должен быть установлен на стадии проекта градостроительного освоения территории, а также принятых технологических приемов, вплоть до применяемой рекультивацион-ной техники [18−20].
Известно, что в процессе длительной трансформации значения некоторых характеристик свалочных грунтов, таких как влажность, зольность, пористость, плотность, гранулометрический состав, приближаются к аналогичным значениям насыпных грунтов. За десятилетия существования отдельные фрагменты свалочного массива, особенно в его основании, подвергаются консолидации и приобретают структуру, близкую к структуре монолитов связных грунтов. В связи с этим, оценка возможности использования массивов в качестве грунтовых оснований должна осуществляться с учетом всего современного комплекса геомеханических показателей, широко применяемых для определения несущей способности природных грунтов. Подобная оценка свалочных массивов различной степени разложения до настоящего времени не применялась.
В табл. 1 представлены отдельные значения характеристик для наиболее крупных свалочных массивов Самарской области, исследованных при непосредственном участии авторов. Наряду с геометрическими, физико- и биохимическими характеристиками в таблице представлены
passive degasation, press moisture removal, technical and biological screenage. However, a set of physical and biological features will not be enough to substantiate the use direction of recultivated territory. It'-s involvement in construction and economic turnover requires expansion of assessment indicators set with account for potential strength properties of landfill soil.
Is is especially important if the recultivated massif will take the loads of structures of different responsibility level, which should be specified on the design stage of urban development of the territory, as well as the accepted construction methods, including the applied re-cultivation technologies [18−20].
It is known that in the process of long-term transformation the volumes of some landfill soil properties, such as humidity, ash content, porosity, density, granulometric composition approach to analogical properties of fill-up ground. During decades of existence separate fragments of landfill massif, especially in its base, are subject to consolidation and obtain a structure close the structure of cohesive soil monoliths. In this regard the possibility to use massifs as soil bases should be estimated with account for all the modern complex of geomechanical properties, which are widely used for determining load bearing capacity of natural soils. Such estimation of landfill massifs with different degree of decomposition hasn'-t been applied to the moment.
In tab. 1 separate characteristics'- values are presented for the greatest landfills in Samara region, which were investigated with di-
геомеханические параметры объектов исследования: коэффициент консолидации, угол внутреннего трения, удельное сцепление и модуль деформации [21].
Данные параметры исследовали для двух базовых составляющих нарушенной территории: массива свалочного грунта и подстилающей толщи геологической среды.
Из табл. 1 видно, что мощность нарушений геологической среды большинства объектов сопоставима с мощностью массивов свалочных грунтов. Отдельные геомеханические параметры свалочных грунтов, такие как коэффициент консолидации и модуль деформации, особенно для отходов, подвергнутых длительному захоронению, сопоставимы с аналогичными характеристиками геосреды. Это косвенно указывает на возможность достижения подобия свойств базовых составляющих по геомеханическому признаку.
Достижение подобия базовых составляющих возможно и путем управляемого воздействия на свалочный грунт. К методам управляемого воздействия относят уплотнение, вертикальную планировку, применение рекультивацион-ных материалов, а также использование технологий химической и биохимической конверсии свалочной толщи в контролируемых условиях.
Для сокращения затрат на рекультивацию, особенно если это связано с перемещением больших объемов грунтовых масс, необходима оценка объектов с выделением неоднородных фрагментов.
Авторами предлагаются технологические подходы к восстановлению территорий, нарушенных размещением отходов. Данные подходы должны учитывать следующие принципы:
дифференцирование области нарушения на базовые составляющие: сва-
rect involvement of the authors. Along with geometrical, physical and biochemical properties geomechanical parameters of the research objects are also presented in the table: consolidation coefficient, internal friction angle, specific cohesion and modulus of deformation [21].
The following parameters were investigated for two basic components of the derelict land: landfill soil massif and underlying stratum of geologic environment.
It is seen from tab. 1, that the volume of geo-environment disturbance of most objects is comparable to the volume of landfill massifs. Separate geomechanical parameters of landfill soils, such as consolidation coefficient and deformation modulus, especially for waste after long-term dumping, are comparable to similar features of geoenvironment. This fact indirectly indicates the possibility to obtain the similarity of features of basic components on geomechanical grounds.
Obtaining these basic components'- similarity is possible by the controlled impact on landfill soils. Such controlled impact methods are: consolidation, vertical leveling, use of recultivating materials as well as use of chemical and biochemical conversion technologies for landfill mass in controlled conditions.
In order to reduce costs for re-cultivation, especially if it'-s related to moving large volumes of soils, we need to estimate the objects together with detaching nonhomogeneous fragments.
The authors offer technological approaches to remediation of the territories disturbed by waste disposal. The given approaches shout take into account the following principles:
лочный грунт и нарушенную геологическую среду, а также их фрагменты, неоднородные по структуре и составу-
обеспечение условий подобия состава и свойств базовых составляющих-
максимальное использование ресурсного потенциала свалочного массива и территории в зоне его влияния.
Принцип дифференцирования области нарушения на базовые составляющие с выделением в их составе неоднородных фрагментов позволяет установить соответствие методов обезвреживания выделенным параметрам состояния свалочных грунтов и нарушенной геологической среды.
Структура неоднородных фрагментов обусловлена формой, размерами и сплошностью, а также способностью их включений к консолидации.
Именно геомеханическая неоднородность структуры определяет применение таких методов воздействия на базовые составляющие, как ком-пактирование свалочных тел, их обезвоживание и др. Подобные методы связаны с изменением механической структуры массива и обозначены в настоящей работе как агрегационные технологии.
Химический состав позволяет оценить базовые составляющие по содержанию органики и степени ее распада, реакции среды, содержанию основных токсикантов. Отдельные характеристики химического состава свалочных тел и нарушенной геосреды необходимо учитывать при разработке методов биодеструкции, нейтрализации, обеззараживания и др. В настоящей работе данные методы направлены на изменение химического состава и обозначены как конверсионные технологии.
differentiation of the disturbed area to basic components: landfill soil and disordered geoenvironment as well as their fragments, nonhomogeneous in their structure and composition-
providing similarity conditions for composition and properties of the basic components-
maximal use of resource potential of landfill soils and territory in the area of its influence.
Differentiation principle for disordered area to basic components with detaching nonhomogeneous fragments in their composition helps to set up a correspondence of processing methods to the detached landfill soils'- parameters and disorders of geoenvironment.
The structure of nonhomogeneous fragments is determined by the form, size and continuity, as well as capability of their inclusions to consolidation.
It is geomechanical inhomogeneity of the structure which determines application of such influence methods for basic components as volume reduction of landfill bodies, their deliquification, etc. Such methods are related to changing mechanical structure of soils and are defined in the given work as aggregation technologies.
Chemical composition allows estimating basic components in terms of organics content and its decay rate, environmental response, basic toxicants content. Separate properties of the chemical composition of landfill bodies and disordered geoenvironment should be taken into account in the process of biodestruction methods'- development, neutralization, deintoxication, etc. In the given work the methods are aimed at changing chemical composition and are defined as conversion technologies.
ВЕСТНИК 7/on, л
7/2014
Табл. 1. Основные характеристики Tab. 1. Basic characteristics of the larg-наиболее крупных объектов исследований est investigation objects
Наименование объекта Object name Ед. изм. Unit Массив ТКО1 «Узюково» Soil MSW1 «Uzyukovo» Массив ТКО и ПО2 г. о. Жигулевск Soil MSW and IW2 in urban district Zhigulevsk Массив ТКО и ПО р. ц. Кинель-Черкассы Soil MSW and IW in Kinel-Cherkassy Полигон ТКО р. ц. Пестравка Landfill MSW in Pestravka Свалка ТКО п. Муханово Landfill MSW in village Mukhanovo Полигон ТКО «Преображенка» Landfill MSW «Preobrazhenka»
Общая площадь нарушения Total disorder area га ha 32,0 6,0 4,8 2,5 0,3 50,0
Основные параметры свалочного грунта General parameters of landfill soil
Мощность массива Landfill volume млн м3 mil. m3 2,0 0,28 0,5 0,06 0,008 20,0
Содержание биоразлагаемой органики Biodegradable organic matter content % масс % mass 15,0… 25,0 30,0. 80,0 38,0. 44,0 35,0. 50,0 15,0. 23,0 31,0. 75,0
Плотность Density т/м3 t/m3 0,8… 1,0 0,3. 0,8 0,2. 0,4 0,6. 0,7 0,7. 0,8 до 1,2
Коэффициент пористости e Porosity index e — 3,0. 6,0 7,0. 10,0 8,0. 12,0 10,0. 15,0 6,0. 10,0 10,0. 15,0
Влажность Humidity % 30,0. 65,0 35,0. 75,0 40,0. 50,0 40,0. 60,0 35,0. 40,0 30,0. 65,0
Коэффициент консолидации Су Consolidation coefficient С v м2/год m2/year 3,0. 4,0 5,0. 8,0 10,0. 15,0 6,0. 9,0 2,5. 3,0 7,0. 17,0
Модуль деформации Е, Deformation Modulus Е, МПа MPa 0,11. 1,2 0,31. 3,3 0,24. 2,0 0,15. 1,1 0,25. 1,6 0,1. 3,3
Угол внутреннего трения ф Internal friction angle ф град degree 14. 32 16. 38 15. 29 14. 26 17. 34 15. 30
Удельное сцепление с Specific cohesion с кПа kPa 30. 42 30. 54 28. 44 32. 50 31. 54 27. 48
Основные параметры нарушенной геосреды в зоне влияния Basic parameters of geoenvironment disorder in influence area
Мощность нарушения Disorder volume млн м3 mln m3 8,5 4,2 1,0 0,1 0,01 8,5
Окончание табл. 1 End of Tab. 1
Наименование объекта Object name Ед. изм. Unit Массив ТКО1 «Узюково» Soil MSW1 «Uzyukovo» Массив ТКО и ПО2 г. о. Жигулевск Soil MSW and IW2 in urban district Zhigulevsk Массив ТКО и ПО р. ц. Кинель-Черкассы Soil MSW and IW in Kinel-Cherkassy Полигон ТКО р. ц. Пестравка Landfill MSW in Pestravka Свалка ТКО п. Муханово Landfill MSW in village Mukhanovo Полигон ТКО «Преображенка» Landfill MSW «Preobrazhenka»
Плотность частиц грунта Soil particles density т/м3 t/m3 1,5… 2,3 до 2,0 до 2,0 до 1,8 до 1,9 1,5. 2,3
Коэффициент пористости е Porousity coefficient е — 2,6… 4,0 до 3,5 до 2,5 до 2,7 до 3,0 2,6. 4,0
Влажность Humidity % до 37,0 up to 37,0 до 25,0 (верх) — до 65 (основание) up to 25,0 (top) — up to 65 (base) до 20,0 (верх) — до 50,0 (основание) up to 20,0 (top) — up to 50,0 (base) до 20,0 (верх) — до 40,0 (основание) up to 20,0 (top) — up to 40,0 (base) до 20,0 (верх) up to 20,0 (top) до 37,0 up to 37,0
Модуль деформации Е Deformability modulus Е МПа MPa 0,1. 0,25 0,1. 0,3 0,2. 0,6 0,1. 0,3 0,1 0,1. 0,25
Коэффициент консолидации Cv Consolidation coefficient С v м2/год m2/year 1,0. 3,0 до 3,0 до 5,0 до 5,0 1,0 1,0. 3,0
Коэффициент фильтрации (мин. знач.) Filtration coefficient (bottom value) см/с cm/s 10−2 10−5 10−2. 10−3 10−3. 10−4 10−3. 10−4 10−5
Глубина обнаружения токсикантов Depth of toxic agents м m более 10,0 (фильтрат ТКО) more than 10,0 (MSW filtrate) более 10,0 (фильтрат ТКО) more than 10,0 (MSW filtrate) более 5,0 (фильтрат) more than 5,0 (filtrate) более 5,0 (фильтрат) more than 5,0 (filtrate) до 1,0 более 25,0 more than 25,0
1 ТКО — твердые коммунальные отходы- 1 MSW — municipal solid waste-
2 ПО — промышленные отходы 2 IW — industrial waste
Широко известны методы упрочнения поверхности агрегированных и конвертированных свалочных тел, необходимых для предотвращения вторичной деградации. Данные методы
The methods of surface strengthening of aggregated and converted landfill bodies, which are necessary for secondary degradation prevention, are widely known. The given methods can be
могут расцениваться как стабилизационные и включать гидроизоляцию поверхности свалки для защиты от обводнения, а также ее армирование с целью повышения прочностных свойств массивов.
Последовательное использование агрегационных, конверсионных и стабилизационных технологий обеспечивает принцип достижения условий подобия базовых составляющих путем управляемого воздействия. На рис. 1 приведена иерархия методов управляемого воздействия на массив для достижения его подобия с геологической средой по геомеханическому признаку при долговременной трансформации и удельной стоимости производства работ.
treated as stabilization and they include waterproof of landfill surface for watering prevention, as well as its reinforcement for increasing the strength properties of soil.
Successive use of aggregation, conversion and stabilization technologies ensures the principle of achieving similarity conditions for basic components by means of controlled influence. In tab. 1 we present the hierarchy of the controlled influence methods for achieving the soils'- similarity with geoenviron-ment on geomechanic grounds in case of long-term transformation and cost factor of works.
Рис. 1. Иерархия технологий управляемого воздействия на базовые составляющие свалочных массивов
Tab. 1. Hierarchy of controlled impact technologies for basic components of landfill soils.
Принцип максимального использования ресурсного потенциала предполагает оценку свалочных массивов как потенциальных источников грунтоподобных (грунтов — аналогов) рекультивацион-
Maximum application principle of resource potential supposes estimation of landfill soils as potential sources of soil-like (soil analogues) recultivation materials.
ных материалов. В связи с этим территории, нарушенные размещением отходов, предложено ранжировать по показателю потребности объекта определенной геометрии, структуры и состава в рекульти-вационных материалах:
I = V I (к:
рес потр / утил
где Кпотр — общий потребный объем ре-культивационных материалов для восстановления территории, м3- Мто, Мгс — мощности техногенного образования и нарушенной геосреды, м3- кутил — коэффициент, учитывающий долю фрагментов базовых составляющих пригодных к утилизации- Кпотр — потенци-аль-ное количество грунтоподобных материалов, необходимых для восстановления территорий, нарушенных отходами в границах данной градопромышленной агломерации.
Если I & gt-1, — восстанавливае-
рес
мый массив является акцептором, а при 1рес & lt-1 — донором рекультивационных материалов.
В табл. 2 приведены результаты дифференцирования отдельных объектов исследования Самарской области по типу ресурсообеспеченности.
Анализ более 100 объектов обращения с отходами Самарской области показывает, что в ее границах расположено 17 свалочных массивов, потенциально пригодных после обезвреживания в качестве доноров рекультивационных материалов: вторичных минеральных грунтов и заменителей почв. Кроме того, восстановленные территории отдельных массивов могут выступать в качестве площадок перспективного строительства комплексов обезвреживания отходов.
Представленные в работе положения были использованы для оценки состояния и обоснования методов рекультивации свалки г. о. Жигулевск (Самарская обл.).
In this regard we offer to rank the territories disordered by landfills according to the demand of the object of certain geometry in recultivation materials:
(М +М)),
V то гс//'-
(1)
where V, m
потр'-
3 — is the general required volume of recultivation materials for the territory remediation with the preset volumes of man-
made formations M, m3, and disorto'- '-
dered geoenvironment M, m3- k
o rc5? yran
is coefficient taking into account the content of basic components'- fragments suitable for utilization- V
'- nOTp
is the potential quality of soil-like materials required for remediation of the territory disordered by landfills within the boundaries of the given town-industrial agglomeration.
If I & gt- 1, the remediated soil is
pec '-
acceptor, and if I & lt- I — it is the dor '- pec
nor of recultivation materials.
In tab. 2 we presented the differentiation results for separate investigation objects of Samara region according to resource availability
type.
The analysis of more than 100 waste disposal objects in Samara region shows that within its boundaries 17 landfills are situated, which after deactivation are potentially suitable as donors of recultivation materials: secondary mineral soils and soil substitutes. Moreover the separate remediated territories of can serve as sets for constructing waste neutralization complexes.
The ideas presented in this work were used for estimating the state and justifying the methods of landfill recultivation in Zhigulevsk (Samara region).
Объект исследования эксплуатировался в 1973—2010 гг. в границах особо охраняемой природной территории (ООПТ) — Национального парка «Самарская Лука». Данное обременение затрудняет любую хозяйственную деятельность в границах ООПТ, за исключением рекреации.
Табл. 2. Результаты дифференцирования объектов размещения отходов Самарской области по типу ресурсообеспеченности
The investigation object was operating in 1973−2010 within the boundaries of specially protected natural reservation (SPNR) — National park & quot-Samarskaya Luka& quot-. Such a burden makes any activity in SPNT difficult, except for recreation.
Tab. 2. The differentiation results for landfill objects in Samara region according to resource availability type
Наименование ПТГ Landfill name М, м3 то'- М, m3 то М, м3 гс'- М, m3 гс V, м3 потр'- V, m3 потр К утил I рес Тип Type
Полигон ТКО «Узюково» г. Тольятти MSW Landfill & quot-Uzyukovo"- in Togliatti 2 млн 2 mln 8 млн 8 mln 380 тыс. 380 thous 0,02 1,90 акцептор acceptor
Свалка г. Жигулевска Landfill in Zhigulevsk city 280 тыс. 280 thous 4,2 млн 4.2 mln 600 тыс. 600 thous 0,1 1,34 акцептор acceptor
Свалка ТКО и ПО р. ц. Кинель-Черкассы MSW and IW Landfill in Kinel-Cherkassy 17 тыс. 17 thous 630 тыс. 630 thous 1,9 тыс. 1.9 thous 0,1 0,03 донор donor
Полигон ТКО р. ц. Пестравка MSW Landfill in Pestravka 15 тыс. 15 thous 47 тыс. 47 thous 440 0,1 0,07 донор donor
Свалка ТКО Муханово MSW Landfill Mukhanovo 7,2 тыс. 7.2 thous 21 тыс. 21 thous 350 0,05 0,25 донор donor
Полигон ТКО «Преображенка» г. Самары MSW Landfill & quot-Preobrazhen-ka"- in Samara city 6,8 млн 6.8 mln 27 млн 27 mln 1,11 млн 1. 11 mln 0,02 1,64 акцептор acceptor
Принцип дифференцирования свалки г. Жигулевска на базовые составляющие позволил выявить укрупненные объемы свалочного грунта и загрязненной геосреды для предварительной оценки масштабов нарушения и затрат на их обезвреживание.
Параметрическую оценку свалочного и природного грунтов осуществляли путем анализа геомеханических свойств и химического состава вещества. Камеральная обработка результатов методом главных компонент (МГК-методом) [6] идентифицирова-
The differentiation principle of Zhigulevsk landfill on basic components would allow revealing large-Osize volumes of landfill soils and polluted geoenvironment for preesti-mating disorder and cost volumes for their processing.
Parameter estimation of landfill and natural soils was made by the analysis of geomechanical and chemical properties of the material. Cameral treatment of the results by main components method (MCM method) [6] identified four fragments of differ-
ла в массиве четыре фрагмента раз- ent structure and composition in the soil личной структуры и состава (рис. 2, (fig. 2, tab. 3) табл. 3).
Рис. 2. План свалки г. Жигулевск с выделением фрагментов неоднородных структуры и свойств
Fig. 2. Landfill plan in Zhigulevsk city with detaching the fragments of inhomogeneous structure and properties
Фрагмент N° 1 представлен старыми ТКО, размещенными в 1970—1980-х гг. и минерализованными при длительном биохимическом разложении, а также выгорании органики в результате пожаров.
По однородности, влажности, зольности, плотности и другим параметрам материал фрагмента № 1 имеет подобие с природными глинами и оценен как стабильный или консолидированный. Следовательно, обеспечение подобия структуры и состава путем управляемого воздействия для данного фрагмента не требуется.
The fragment № 1 is represented by old MSW disposed in 1970−1980s and mineralized during long biochemical degradation as well as organic matter burn-off as a result of fires.
In terms of homogeneity, humidity, ash content, density and other parameters the material of fragment № 1 is similar to native clays and is estimated as stable or consolidated. Therefore for this fragment we don'-t need to provide structure and content similarity by means of controlled impact.
ВЕСТНИК 7/on, л
7/2014
Табл. 3. Оценка состояния выделен- Tab. 3. Estimation of the detached frag-
ных фрагментов свалки г. Жигулевска по ments state in Zhigulevsk city landfill ac-
степени консолидации и основные на- cording to consolidation level and main di-
правления их восстановления rections of their remediation
Выделенные фрагменты
Показатель Detached fragments
Index

№ 1 № 2 № 3 № 4
Ориентировочный 25 212 46 Более 300
объем фрагмента,
тыс. м3, по данным
изысканий
Approximate More than 300
fragment volume,
thous. m3, according
to research results
Основной материал Консоли- Частично консо- Неконсолидиро- Загрязненный
фрагмента дированный лидированный ванный свалочный природный грунт
свалочный свалочный грунт грунт (смесь ТКО в составе туго-
грунт с включениями и жидких нечистот пластичных глин
промотходов из выгребов) и доломитов
Main material of the Consolidated Partly consoli- Non-consolidated Polluted natural
fragment landfill soil dated landfill soil landfill soil (mixture soil in the content
with IW inclusions of MSW and liquid sewage from cesspits) of tough clays and dolomite rocks
Некоторые основ-
ные параметры
оценки:
Some basic estima-
tion parameters:
Влажность, % 40,2. 45,2 54,3. 55,7 71,2. 74,5 10,7. 31,2
Humidity, %
Плотность, т/м3 0,71. 1,02 0,52. 0,56 0,34. 0,47 0,72. 1,73
Density, t/m3
Содержание орг.
вещества, %масс 24,4. 30,1 51,3. 54,1 73,8. 79,2 0,5. 3,4
Organic matter con-
tent, %mass
Модуль деформа- 24. 32 20. 22 11. 14 11. 40
ции, МПа
Deformation modulus
MPa
Состояние Стабильный Условно- Нестабильный
стабильности стабильный —
Stability state Stable Relatively stable Unstable
Технологии — Агрегационные, Агрегационные, Агрегационные
обезвреживания стабилизационные конверсионные, стабилизационные
Processing Aggregation, Aggregation, con- Aggregation
technologies stabilization version, stabilization
Окончание табл. 3 End of Tab. 3
Показатель Index Выделенные фрагменты Detached fragments
№ 1 № 2 № 3 № 4
Предлагаемые методы обезвреживания Suggested methods of processing Уплотнение, геоармирование поверхности Compaction, geo-reinforcement of the surface Биодеструкция, вертикальная планировка, уплотнение, гидроизоляция, геормирова-ние поверхности Biodestruction, vertical leveling, compaction, waterproofing, georein-forcement of the surface Вертикальная планировка периметральной полосы, геоармирование Vertical leveling of perimeter line, georeinforcement
Фрагмент № 2 сформирован в 1990-е гг. и содержит в своем составе большое количество полимерных фракций. Уплотнение и пересыпка отходов в этот период не осуществлялись. Материал фрагмента — рыхлый, частично минерализованный и оценивается как условно стабильный. В толще были обнаружены многочисленные провалы и пустоты. Очевидна необходимость использования агрегационной технологии — уплотнения свалочного грунта фрагмента № 2 для приближения его структуры к подмассив-ной геосреде по плотности и пористости. Совместно с уплотнением предполагается вертикальная планировка поверхности фрагмента № 2 с укреплением откосов геоматериалами.
Фрагмент № 3 формировался в период с 2006 по 2010 гг. и представляет собой нестабильный материал влажностью 70… 80% и зольностью 10. 20%. «Очаги» метано-генеза в толще массива свидетельствуют об анаэробном биоразложении органики. Кроме того, в границах фрагмента № 3 обнаружены линзы отжимной влаги, выявлены пути ее миграции на прилегающую территорию. Для стабилизации свалочного тела предусматривается биодеструкция материала фрагмента № 3 в аэробных условиях с формированием штабелей на
Fragment № 2 is formed in 1990s and it has more polymer particles in its content. This period there was no waste compaction or pouring. The fragment material is incoherent, partly mineralized and is estimated as relatively stable. Lots of holes and openings were detected. The necessity to use aggrevation technologies is evident — compaction of landfill soils of fragment № 2 in order to approximate its structure to under-massive geoenvironment in terms of density and porosity. Together with compaction vertical levelin-gof fragment № 2 surface is supposed with slope protection by geomaterials.
Fragment № 3 had been formed from 2006 till 2010 and it is unstable material with the humidity 70. 80% and ash content 10. 20%. Methanogenesis focuses in soil mass indicate anaerobic biodegradation of organic matter. Moreover, within the boundaries of fragment № 3 squeezing water streaks were found, its migration to surrounding area paths were recealed. For landfill body stabi-
поверхности фрагмента № 2. После минерализации материал фрагмента ком-пактируется и покрывается многофункциональной защитной геомембраной.
Загрязнение геологической среды фрагмента № 4 распространяется до глубин более 20 м. Фронт загрязнения в плане выходит за границы свалки с выклиниванием на пониженные отметки рельефа. Нарушенная геологическая среда фрагмента № 4 подвергается вертикальной планировке и армированию в границах периметральной полосы свалочного грунта. При этом воздействие на загрязненный природный грунт фрагмента № 4 производится до глубин не более 1,5. 2,0 м. Данный диапазон глубин определен на стадии изысканий, как наиболее нарушенный воздействием массива отходов.
Дифференцирование базовых составляющих свалки г. Жигулевска с определением степени стабильности свалочного грунта было выполнено с использованием структурно-фазового подхода — интерпретации свалочного тела в виде цифровых матриц. При этом был получен большой массив данных. Обработка массива МГК-методом [6] позволила выделить неоднородные фрагменты, оценить их стабильность и назначить соответствующие методы обезвреживания (см. табл. 3). Цифровые матрицы основных параметров оценки приведены на рис. 3.
Базовые принципы позволяют определить характер управляемого воздействия на территории, нарушенные размещением отходов, минимизировать объемы рекультивационных материалов природного происхождения, а также разработать экономически эффективные методы восстановления с минимальным воздействием на окружающую среду.
lization biodestruction of fragment № 3 material is supposed in aerobi-otic conditions with stacks formation on the surface of fragment 2. After mineralization the fragment material is compacted and is covered by multifunctional protective geomembrane.
Pollution of geoenvironment of fragment № 4 spreads up to more than 20 m deep. Contamination front in the plan gets over the boundaries of landfill with pinching out to the lowered ground elevations. The disordered geoenvironment of fragment № 4 is subject to vertical leveling and reinforcement within the boundaries of perimeter landfill line. In this case the polluted natural soil of fragment № 4 should be influenced up to the depth not more than 1.5.2.0 m. The given range was determined on research stage as most disordered by waste influence.
Differentiation of the basic components of the landfill in Zhigulevsk city with determining the stability state of landfill soil was made using structural phased approach — interpretation of a landfill body as a digital matrix. Mass data was received. Processing of soil using MCM method [6] helped us to detach inhomogeneous fragments, estimate their stability and appoint corresponding processing methods (see tab. 3). Digital matrixes of the main estimation parameters are shown on fig. 3.
Basic principles will help to define the controlled impact nature on the territories disordered by landfills, to minimize the volume of reculti-vation materials of natural origin, as well as to develop economically efficient methods of remediation with minimal impact on the environment.
Матрица в дифференцированном на фрагменты массиве Matrix in soil differentiated in fragments
Фра] '-K'-li: и. юро дыыч i-i p_v к I p и CAOttcru I-rjiimfnl.4)l: Чпк: 1игг and properties
swj — фрагмент № } h® — фрагмент Jfe 2 -- - фрагчснт. 4? 3 — фрлгтчснт № 4 a™ — fwsmnii № I toqjmetttAI — fraEmiml№ 3 — tncm-ni4
в
Рис. 3. Для свалочного и природного грунтов в дифференцированном на фрагменты массиве матрицы: а — влажности- б — плотности- в — содержания органического вещества
Fig. 3. Matrixes for landfill and natural soils differentiated into fragments: а — humidity matrix- б — density matrix- в — organic matter content matrix
а
Рис. 3. Для свалочного и природного грунтов в дифференцированном на фрагменты массиве матрицы: г — модуля деформации
Fig. 3. Matrixes for landfill and natural soils differentiated into fragments: г — deformation modulus content
Библиографический список
1. Вайсман Я. И., Коротаев В. Н., Петров Ю. В. Полигоны депонирования твердых бытовых отходов. Пермь: ПГТУ, 2001. 150 с.
2. Forcano E. La meva Barcelona. Barcelona — Madrid: lunwerg, 2010. 96 р.
3. Abercrombie P. Town and Country Planning / rev. by D. Rigby Childs. 3-d ed. N.Y.: Oxford University Press, 1959 (Reprinted 1961 and 1967). 256 p.
4. Vik E.A., Bardos P. Remediation of Contaminated Land Technology Implementation in Europe: A report from the Contaminated Land Rehabilitation Network for Environmental Technologies. CLARINET, 2002. 188 p. Режим доступа: http: //www. commonforum. eu/Documents/DOC/ Clarinet/WG7_Final_Report. pdf. Дата обращения: 19. 06. 2014.
5. Яжлев И. К. Экологическое оздоровление загрязненных производственных и городских территорий: монография. М.: Изд-во АСВ, 2012. 272 с.
6. СметанинВ.И. Рекультивация и обустройство нарушенных земель. М.: Колос, 2000. 96 с.
References
1. Vaysman Ya.I., Korotaev VN., Petrov Yu.V. Poligony deponirovaniya tverdykh bytovykh otk-hodov [Landfills of Municipal Solid Waste]. Perm, PGTU Publ., 2001, 150 p.
2. Forcano E. La meva Barcelona. Barcelona — Madrid, lunwerg, 2010, 96 p.
3. Abercrombie P. Town and Country Planning. Rev. by D. Rigby Childs. 3-d ed. NY, Oxford University Press, 1959 (Reprinted 1961 and 1967), 256 p.
4. Vik E.A., Bardos P. Remediation of Contaminated Land Technology Implementation in Europe: A report from the Contaminated Land Rehabilitation Network for Environmental Technologies. CLARINET, 2002, 188 p. Available at: http: //www. commonforum. eu/Documents/DOC/ Clarinet/WG7_Final_Report. pdf. Date of access 19. 06. 2014.
5. Yazhlev I.K. Ekologicheskoe ozdorovlenie zagryaznennykh proizvodstvennykh i gorodskikh territoriy: monografiya [Ecological Remediation of the Polluted Industrial and Urban Territories. Monograph]. Moscow, ASV Publ., 2012, 272 p.
6. Smetanin V.I. Rekul'-tivatsiya i obustroys-tvo narushennykh zemel'- [Recultivation and Development of Disordered Areas]. Moscow, Kolos Publ., 2000, 96 p.
7. Telichenko V.I., Potapov A.D., Shcher-bina E.V. Nadezhnoe i effektivnoe stroitel'-stvo na tekhnogenno zagryaznennykh territoriyakh
г
7. Теличенко В. И., Потапов А. Д., Щербина Е. В. Надежное и эффективное строительство на техно-генно загрязненных территориях // Промышленное и гражданское строительство. 1997. № 8. С. 31−32.
8. Щербина Е. В. Экологическая безопасность мест размещения отходов с позиций устойчивости геотехнических систем // Современные методы проектирования, технической эксплуатации и реконструкции зданий и сооружений: сб. тр. МГСУ. М.: МГСУ, 2005. С. 109−112.
9. Щербина Е. В., Алексеев A.A. Разработка эффективных природоохранных конструкций и технологий на основе геокомпозиционных систем // Научно-технические инновации в строительстве: сб. докл. М.: МГСУ, 2004. С. 92−96.
10. Потапов А. Д., Пупырев Е. И., Потапов П. А. Методы локализации и обработки фильтрата полигонов захоронения твердых бытовых отходов. М.: Изд-во АСВ, 2004. 167 с.
11. Bin G., Parker P. Measuring buildings for sustainability: Comparing the initial and retrofit ecological footprint of a century home — The REEP House // Applied Energy. 2012. Vol. 93. Pp. 24−32.
12. Fullana i Palmer P., Puig R., Bala A., Baquero G., Riba J., Raugei M. From life cycle assessment to life cycle management: A case study on industrial waste management policy making // Journal of Industrial Ecology. 2011. Vol. 15. No. 3. Pp. 458−475.
13. Быков Д. Е., Чертес К. Л., Тупицына О. В. Рекультивация массивов органо-минеральных отходов. Самара: СамГТУ, 2007. 118 с.
14. Дудлер И. В., Лярский С. П., Воронцов Е. А., Шульгин П. Ю. Критерии необходимости, приоритеты и принципы предпроектных инженерно-геологических изысканий // Роль инженерной геологии и изысканий на предпроектных
[Sustainable and Efficient Construction on Tech-nogenic Polluted Territories]. Promyshlennoe i grazhdanskoe stroitel'-stvo [Industrial and Civil Engineering]. 1997, no. 8, pp. 31−32.
8. Shcherbina E.V. Ekologicheskaya bezo-pasnost'- mest razmeshcheniya otkhodov s pozitsiy ustoychivosti geotekhnicheskikh sistem [Ecological Safety of Landfills in Terms of Stability of Geotechnical Systems]. Sovremennye metodypro-ektirovaniya, tekhnicheskoy ekspluatatsii i rekon-struktsii zdaniy i sooruzheniy: sbornik trudov MGSU [Contemporary Methods of Design, Technical Operation and Reconstruction of Buildings and Structures: Collection of Works of MGSU]. Moscow, MGSU Publ., 2005, pp. 109−112.
9. Shcherbina E. V, Alekseev A.A. Razrabot-ka effektivnykh prirodookhrannykh konstruktsiy i tekhnologiy na osnove geokompozitsionnykh sistem [Development of Efficient Environment-oriented Structures and Technologies Basing on Geocompositional Systems]. Nauchno-tekh-nicheskie innovatsii v stroitel'-stve: sbornik dokla-dov [Scientific and Technical Innovations in Construction: Collection of Papers]. Moscow, MGSU Publ., 2004, pp. 92−96.
10. Potapov A.D., Pupyrev E.I., Potapov P.A. Metody lokalizatsii i obrabotki fil'-trata poligonov zakhoroneniya tverdykh bytovykh otkhodov [Localization and Processing Methods for Filtrate of Municipal Solid Waste Landfills]. Moscow, ASV Publ., 2004, 167 p.
11. Bin G., Parker P. Measuring Buildings for Sustainability: Comparing the Initial and Retrofit Ecological Foot-print of a Century Home — The REEP House. Applied Energy. 2012, vol. 93, pp. 24−32. DOI: http: //dx. doi. org/10. 1016/j. apen-ergy. 2011. 05. 055.
12. Fullana i Palmer P., Puig R., Bala A., Baquero G., Riba J., Raugei M. From Life Cycle Assessment to Life Cycle Management: A Case Study on Industrial Waste Management Policy Making. Journal of Industrial Ecology. 2011, vol. 15, no. 3, pp. 458−475. DOI: http: //dx. doi. org/10. 1111/j. 1530−9290. 2011. 338.x.
13. Bykov D. E, Chertes K.L., Tupitsyna O.V. Rekul'-tivatsiya massivov organo-mineral'-nykh otkhodov [Recultivation of Organic Mineral Waste Soils]. Samara, SamGTU Publ., 2007, 118 p.
14. Dudler I. V, Lyarskiy S.P., Vorontsov E.A., Shul'-gin P. Yu. Kriterii neobkhodimosti, prior-itety i printsipy predproektnykh inzhenerno-geo-
этапах строительного освоения территорий: Сергеевские чтения. Вып. 142. М.: Изд-во РУДН, 2012. С. 337−341.
15. Воронцов Е. А. Способ количественной оценки инженерно-геологической информации и примеры его использования // Денисовские чтения: сб. материалов. Т. 1. М.: МГСУ 2000. С. 94−105.
16. Костарев В. П., Виноградова С. А. Ключевой вопрос современных инженерно-геологических изысканий // Роль инженерной геологии и изысканий на предпроектных этапах строительного освоения территорий: Сергеевские чтения. М.: Изд-во РУДН, 2012. Вып. 142. С. 342−344.
17. Сенющенкова И. М., Новикова О. О. Геоэкологический анализ геологической среды нефтезагряз-ненных территорий объектов железных дорог // Науковий вюник НГУ 2013. № 6. С. 98−104.
18. Тупицына О. В., Чертес К. Л., Михайлов Е. В., Гарнец Н. А. Исследование массивов органоми-неральных отходов при выборе направлений их рекультивации // Проблемы выживания человека в техногенной среде современных городов: сб. тр. XI Всерос. конгресса «Экология и здоровье человека». Самара, 2006. С. 270−274.
19. Тупицына О. В., Чертес К. Л., Быков Д. Е., Михайлов Е. В. Геоэкологические направления рекультивации неорганизованных объектов размещения органо-минераль-ных отходов // ВэйстТэк-2007: сб. докл. V Междунар. конгресса по управлению отходами и природоохранными технологиями. М., 2007. С. 173−175.
20. Чертес К. Л., Михайлов Е. В., Тупицына О. В., Малиновский А. С. Утилизация осадков сточных вод на объектах размещения отходов // Экология и промышленность России. 2008. № 5. С. 36−40.
logicheskikh izyskaniy [Necessity Criteria, Prioroties and Principles of Pre-design Engineering Geological Investigations]. Rol'-inzhenernoygeologii i izyskaniy na predproektnykh etapakh stroitel'-nogo osvoeniya territoriy: Sergeevskie chteniya [The Role of Engineering Geology and Investigations on Pre-Design Stages of Construction Development of the Territory: Sergeev Readings]. Moscow, RUDN Publ. ,
2012, no. 142, pp. 337−341.
15. Vorontsov E.A. Sposob kolichestvennoy otsenki inzhenerno-geologicheskoy informatsii i primery ego ispol'-zovaniya [Quantitive Estimation of Ehgineering Geological Information and Examples of its Use]. Denisovskie chteniya: sb. ma-terialov [Denisov Readings: Collection of Works]. Moscow, MGSU Publ., 2000, vol. 1, pp. 94−105.
16. Kostarev V.P., Vinogradova S.A. Kly-uchevoy vopros sovremennykh inzhenerno-geo-logicheskikh izyska-niy [Key Aspect of Contemporary Engineering Geological Investigations]. Rol'- inzhenernoy geologii i izyskaniy na predpro-ektnykh etapakh stroitel'-nogo osvoeniya territoriy: Sergeevskie chteniya [The Role of Engineering Geology and Investigations on Pre-Design Stages of Construction Development of the Territory: Sergeev Readings]. Moscow, RUDN Publ., 2012, no. 142, pp. 342−344.
17. Senyushchenkova I.M., Novikova O.O. Geoekologicheskiy analiz geologicheskoy sredy neftezagryaznen-nykh territoriy ob& quot-ektov zhe-leznykh dorog [Geoecological Analysis of Geoen-vironment in Oil-contaminated Territories of Railway Objects]. Naukoviy visnik NGU [Science Proceedings of Novosibirsk State University].
2013, no. 6, pp. 98−104.
18. Tupitsyna O. V, Chertes K.L., Mikhay-lov E.V., Garnets N.A. Issledovanie massivov organomineral'-nykh otkhodov pri vybore naprav-leniy ikh rekul'-tivatsii [Investigation of Organo-Mineral Waste Soils in Case of Choosing their Recultivation Directions]. Problemy vyzhivaniya cheloveka v tekhnogennoy srede sovremennykh gorodov: sbornik trudov 21Vserossiyskogo kon-gressa «Ekologiya i zdorov'-e cheloveka» [Human Survival Problems in Anthropogenic Environment of Modern Cities: Collection of Works of the 21st All-Russian Congress & quot-Ecology and Human Health& quot-]. Samara, 2006, pp. 270−274.
19. Tupitsyna O. V, Chertes K.L., Bykov D.E., Mikhaylov E. V Geoekologicheskie naprav-leniya rekul'-tivatsii neorganizovannykh ob& quot-ektov
21. Тупицына О. В. Комплексная геоэкологическая система исследования и восстановления техногенно нарушенных территорий // Экология и промышленность России. 2011. № 3. С. 35−38.
Поступила в редакцию в июне 2014 г.
Об авторах: Потапов Александр Дмитриевич — доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой инженерной геологии и геоэкологии, Московский государственный строительный университет (ФГБОУ ВПО «МГСУ»), 129 337, г. Москва, Ярославское шоссе, д. 26, adp1946@mail. ru-
Воронцов Евгений Анатольевич — кандидат технических наук, доцент, доцент кафедры инженерной геологии и геоэкологии,
Московский государственный строительный университет (ФГБОУ ВПО «МГСУ»), 129 337, г. Москва, Ярославское шоссе, д. 26, kroxapo@ mail. ru-
Тупицына Ольга Владимировна — кандидат технических наук, доцент, доцент кафедры химической технологии и промышленной экологии, Самарский государственный технический университет (ФГБОУ ВПО «СамГТУ»), 443 100, г. Самара, ул. Молодогвардейская, д. 244, olgatupicyna@yandex. ru-
Сухоносова Анна Николаевна — кандидат технических наук, старший преподаватель кафедры химической технологии и промышленной экологии, Самарский государственный технический университет (ФГБОУ ВПО «СамГТУ»), 443 100, г. Самара, ул. Молодогвардейская, д. 244, syhovey@mail. ru-
Савельев Алексей Александрович — аспирант кафедры химической технологии и промышленной экологии, Самарский государственный технический университет (ФГБОУ ВПО «СамГТУ»), 443 100,
razmeshcheniya organo-mineral'-nykh otkhodov [Geoecological Directions of Recultivation of Unorganized Organo-Mineral Waste Landfill Objects]. VeystTek-2007: sbornik dokladov V Mezhdunarodnogo kongressa po upravleniyu otkhodami i prirodookhrannymi tekhnologiyami [VeystTek-2007: Collection of Works of the 5th International Congress on Waste Management and Environmental Technologies]. Moscow, 2007, pp. 173−175.
20. Chertes K.L., Mikhaylov E. V, Tu-pitsyna O. V, Malinovskiy A.S. Utilizatsiya osadkov stochnykh vod na ob& quot-ektakh razmeshcheniya otkhodov [Sewage Sludge Utilization on Landfill Facilities]. Ekologiya ipromyshlennost'- Rossii [Ecology and Industry of Russia]. 2008, no. 5, pp. 36−40.
21. Tupitsyna O.V. Kompleksnaya geoeko-logicheskaya sistema issledovaniya i vosstanov-leniya tekhnogenno narushennykh territoriy [Complex Geoecological System of Investigation and Remediation of Technogenic Disordered Territories]. Ekologiya i promyshlennost'- Rossii [Ecology and Industry of Russia]. 2011, no. 3, pp. 35−38.
About the authors: Potapov Aleksandr Dmitrievich — Doctor of Technical Sciences, Professor, Chair, Department of Engineering Geology and Geoecology, Moscow State University of Civil Engineering (MGSU), 26 Yaro-slavskoe shosse, Moscow, 129 337, Russian Federation- adp1946@mail. ru-
Vorontsov Evgeniy Anatol'-evich — Candidate of Technical Sciences, Associate Professor, Department of Engineering Geology and Geoecology, Moscow State University of Civil Engineering (MGSU), 26 Yaroslavskoe shosse, Moscow, 129 337, Russian Federation- kroxa-po@mail. ru-
Tupitsyna Ol'-ga Vladimirovna — Candidate of Technical Sciences, Docent, Associate Professor, Department of Chemical Technologies and Industrial Ecology, Samara State Technical University (SSTU), 244 Molodogvardeis-kay str., Samara, 443 100, Russian Federation- olgatupicyna@yandex. ru-
Sukhonosova Anna Nikolaevna — Candidate of Technical Sciences, Senior Lecturer, Department of Chemical Technologies and Industri-
г. Самара, ул. Молодогвардейская, д. 244, alekssaveliev@mail. ru-
Гришин Борис Михайлович — доктор технических наук, профессор, заведующий кафедрой водоснабжения, водоотведения и гидротехники, Пензенский государственный университет архитектуры и строительства (ФГБОУ ВПО «ПГУАС»), 440 028, г. Пенза, ул. Германа Титова,
д. 28, bgrishin@rambler. ru-
Чертес Константин Львович — доктор технических наук, профессор кафедры химической технологии и промышленной экологии, Самарский государственный технический университет (ФГБОУ ВПО «СамГТУ»), 443 100, г. Самара, ул. Молодогвардейская, д. 244, chertes2007@yandex. ru.
Для цитирования: Потапов А. Д., Воронцов Е. А., Тупицына О. В., Сухоносова А. Н., Савельев А. А., Гришин Б. М., Чертес К. Л. Принципы управления экологически безопасным градостроительным восстановлением территорий, нарушенных размещением отходов разного генезиса // Вестник МГСУ 2014. № 7. С. 110−132.
al Ecology, Samara State Technical University
(SSTU), 244 Molodogvardeiskay str., Samara, 443 100, Russian Federation- syhovey@mail. ru-
Savel'-ev Aleksey Aleksandrovich — postgraduate student, Department of Chemical Technologies and Industrial Ecology, Samara State Technical University (SSTU), 244 Molodogvardeiskay str., Samara, 443 100, Russian Federation- alekssaveliev@mail. ru-
Grishin Boris Mikhaylovich — Doctor of Technical Sciences, Professor, Chair, Department of Water Supply, Water Disposal and Hydrotechnics, Penza State University of Architecture and Construction (PSUAC), 28 Germana Titova str., Penza, 440 028, Russian Federation- bgrishin@rambler. ru-
Chertes Konstantin L'-vovich — Doctor of Technical Sciences, Professor, Department of Chemical Technologies and Industrial Ecology, Samara State Technical University (SSTU), 244 Molodogvardeiskay str., Samara, 443 100, Russian Federation- chertes2007@yandex. ru.
For citation: Potapov A.D., Vorontsov E.A., Tupitsyna O. V, Sukhonosova A.N., Savel'-ev A.A., Grishin B.M., Chertes K.L. Print-sipy upravleniya ekologicheski bezopasnym gradostroitel'-nym vosstanovleniem territo-riy, narushennykh razmeshcheniem otkhodov raznogo genezisa [Principles of Managing Ecologically Safe Architectural Reconstruction of the Territories Affected by Waste Disposal of Different Genesis]. VestnikMGSU [Proceedings of Moscow State University of Civil Engineering]. 2014, no. 7, pp. 110−132.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой