О некоторых вопросах применения административного законодательства в целях профилактики дорожно-транспортных происшествий в Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 342
Д. Г. Домрачев
О некоторых вопросах применения административного законодательства в целях профилактики дорожно-транспортных происшествий
в Российской Федерации
Безопасность дорожного движения является одной из важных социально-экономических и демографических задач Российской Федерации. Аварийность на автомобильном транспорте наносит огромный материальный и моральный ущерб как обществу в целом, так и отдельным гражданам. Дорожно-транспортный травматизм приводит к исключению из сферы производства людей трудоспособного возраста. Гибнут или становятся инвалидами дети.
Принимаемые уполномоченными государственными органами профилактические и правоприменительные меры по повышению безопасности дорожного движения недостаточны, поскольку темпы снижения показателей аварийности не соответствуют задачам федеральных целевых программ.
В статье дается анализ некоторых проблем применения норм административного законодательства по привлечению к ответственности лиц, виновных в нарушениях Правил дорожного движения, и предлагаются меры по повышению эффективности правоприменительной практики Госавтоинспекции МВД России.
Road safety is an important socio-economic and demographic problems of the Russian Federation. The accident rate in road transport causes huge material and moral damage to both society at large and individual citizens. Road traffic injuries lead to exclusion from the sphere of production of people of working age. Are killed or crippled children.
Taken by the authorized state bodies of prevention and enforcement measures to improve road safety is not sufficient because the rate of decline in the accident rate does not correspond to the tasks of the Federal target programs.
The article gives the analysis of some problems of application of norms of administrative law by bringing to justice the perpetrators of violations of traffic Rules and proposes measures to improve the efficiency of the law enforcement practice of the state traffic Inspectorate of the MIA of Russia.
Ключевые слова: безопасность дорожного движения, правила дорожного движения, административное законодательство, контроль за дорожным движением, средства видеофиксации.
Keywords: road safety, traffic rules, administrative law, traffic control, equipment for video recording.
Одной из наиболее актуальных проблем, связанных с охраной жизни и здоровья граждан Российской Федерации со стороны государства, остается безопасность дорожного движения. Обеспечение безопасности дорожного движения является составной частью задач обеспечения личной безопасности, решения демографических, социальных и экономических проблем, повышения качества жизни и содействия региональному развитию.
Несмотря на предпринимаемые меры, такие, например, как реализация федеральных целевых программ (ФЦП) «Повышение безопасности дорожного движения» на период с 2006 по 2012 г. и на период с 2013 по 2020 г. [1], государственной программы Российской Федерации «Доступная среда» на 2011−2015 гг. и некоторое снижение абсолютных показателей аварийности, коренного изменения ситуации в данной сфере не происходит.
Так, по данным Федеральной службы государственной статистики (Росстата) [2] в период с января по декабрь 2014 г. в Российской Федерации зарегистрировано 199 720 дорожно-транспортных происшествий (ДТП), в которых пострадали люди, что всего лишь на 2% меньше, чем за аналогичный период 2013 г. (аппг). В этих происшествиях погибли 26 963 человека, что почти на уровне 2013 г., ранено 251 785 человек (- 2,6% к аппг). При этом количество погибших в ДТП детей увеличилось на 0,7% и составило 21 599! Тяжесть последствий ДТП — относительный показатель,
© Домрачев Д. Г., 2015 122
характеризующий долю погибших на 100 пострадавших, — составила 9,7. При этом относительные показатели аварийности (количество ДТП и пострадавших в них людей на 10 тысяч населения и на 100 тысяч транспортных средств) значительно выше, чем в странах Европейского союза.
Сложно объективно оценить материальный ущерб от гибели и травмирования людей, но по принятым Минэкономразвития методикам ежегодные экономические потери государства от ДТП составляют более 1150 миллионов в год. Основной ущерб (до 70%) связан с потерями в результате дорожно-транспортного травматизма. Материальный ущерб от повреждения транспортных средств составляет до 30%.
Такая динамика развития ситуации явно не соответствует целям и задачам ФЦП — сокращение случаев смерти в результате дорожно-транспортных происшествий, в том числе детей, к 2020 г. на 8 тыс. человек (28,82 процента) по сравнению с 2012 г., в то время как программой предусматривается выделение огромных бюджетных средств на реализацию этих задач: общий объем финансирования программы составляет 33 677,427 млн рублей (5240 млн руб. в год).
Низкие темпы снижения аварийности на транспорте также не способствуют реализации заявленных целей государственной политики в сфере развития транспорта и созданию условий для повышения конкурентоспособности экономики и качества жизни населения, включая повышение комплексной безопасности и устойчивости транспортной системы, предусмотренных Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г. [3], а также главным направлениям демографической политики в соответствии с Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2025 г. [4]
Реализация ФЦП «Повышение безопасности дорожного движения в 2013—2020 годах» предполагает комплексный и системный подход, то есть мобилизацию усилий всех государственных органов по выполнению поставленных задач путем реализации научно обоснованной системы мер, имеющей последовательный и всесторонний характер. Поэтому в сложившихся условиях уполномоченным органам исполнительной власти необходимо постоянно совершенствовать формы и методы профилактической работы, направленной на сокращение количества ДТП и тяжести их последствий.
Анализ статистических данных об аварийности в Российской Федерации показывает, что основной причиной совершения ДТП был и остается человеческий фактор — неправомерное поведение водителей и пешеходов в процессе дорожного движения. По данным Росстата за семь месяцев текущего года, доля ДТП, совершенных по вине водителей транспортных средств от общего их количества, составила 88%, по вине пешеходов — 8,3%. Из приведенных данных очевиден вывод о том, что основные усилия государства по профилактике аварийности должны быть направлены прежде всего на выявление и пресечение наиболее опасных административных и уголовных правонарушений со стороны водителей транспортных средств. Учитывая, что доля ДТП по причине неудовлетворительных дорожных условий составляет 25,8% (данные за 2014 г.), неисправности транспортных средств -1%, по вине пешеходов — 8,3%, все остальные ДТП, совершенные водителями, происходят по причине нарушения правил маневрирования, проезда перекрестков, пешеходных переходов, превышения безопасной скорости движения, в том числе — в нетрезвом состоянии.
Последовательное сокращение в последние годы численности личного состава Госавтоинспекции, очевидно, не способствует повышению качества контроля за дорожным движением, а менталитет российских водителей (особенности оценки и восприятия окружающей обстановки) не позволяет надеяться на обеспечение законопослушного поведения за рулем без постоянного внешнего надзора.
В этих условиях особую важность и эффективность с точки зрения выявления и фиксации противоправного поведения водителей представляет собой более широкое использование коммуникационных технологий и средств видеофиксации окружающей обстановки.
По некоторым данным, в настоящее время в крупных городах, являющихся «очагами аварийности», постоянно фиксируется до 95% информации о процессе дорожного движения. Это видеокамеры, размещенные полицией на улицах, площадях и перекрестках в рамках реализации программ «Безопасный город», и им подобные, частные видеокамеры, размещенные на зданиях торговых центров других организаций, на различных конструкциях и т. п., а также установленные на транспортных средствах автомобильные видеорегистраторы (авторегистраторы), позволяющие фиксировать допускаемые водителями нарушения Правил дорожного движения (ПДД) и государственные регистрационные знаки их транспортных средств, что позволяет идентифицировать такие транспортные средства и привлечь нарушителя ПДД к административной ответственности.
Современные средства коммуникации дают возможность любому человеку или организации информировать органы ГИБДД о фактах противоправного поведения водителей путем размещения на официальных сайтах подразделений ГИБДД соответствующей видеоинформации,
123
полученной как со стационарных видеокамер, так и с авторегистраторов. При эффективном использовании этой информации, на наш взгляд, можно в относительно короткие сроки значительно снизить латентность административных правонарушений на дорогах и, обеспечив реализацию принципа неотвратимости наказания, существенно повлиять на повышение уровня безопасности дорожного движения.
В соответствии с действующими нормативными актами [5] каждое такое сообщение должно быть зарегистрировано органом внутренних дел в установленном порядке, в определенные сроки по нему должна быть проведена проверка и принято процессуальное решение.
Однако анализ правоприменительной практики показывает, что в настоящее время сотрудниками полиции крайне недостаточно используются возможности профилактики нарушения Правил дорожного движения путем возбуждения административного производства по фактам нарушений ПДД, зафиксированных автомобильными видеорегистратарами.
Сотрудники ГИБДД, на наш взгляд, необоснованно требуют в таких случаях официального обращения граждан, располагающих видеозаписями, в правоохранительные органы. С учетом обоснованных опасений граждан за свою безопасность и безопасность имущества, а также потери времени для подачи заявлений, дачи по ним объяснений и т. п., такая практика приводит к редким случаям использования сотрудниками полиции данных видеорегистраторов для возбуждения административных дел по фактам грубых, представляющих существенную общественную опасность, нарушений ПДД.
Вместе с тем действующим законодательством предусмотрена возможность возбуждения административного производства по фактам нарушений ПДД, зафиксированных любыми средствами видеосъемки, в том числе авторегистраторами, и привлечения виновных лиц к административной ответственности без каких либо заявлений, обращений граждан и организаций по данным фактам в правоохранительные органы.
Так, согласно ст. 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) [6] (возбуждение дела об административном правонарушении), поводами к возбуждению дела об административном правонарушении, в частности, является фиксация административного правонарушения в области дорожного движения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.
В соответствии с ст. 28.6 (назначение административного наказания без составления протокола), в случае выявления административного правонарушения, предусмотренного гл. 12 КоАП РФ (нарушения ПДД), зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, протокол об административном правонарушении не составляется, а постановление по делу об административном правонарушении выносится без участия лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, и оформляется в порядке, предусмотренном ст. 29. 10 Кодекса. Экземпляры постановления по делу об административном правонарушении и материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, направляются лицу, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении.
Однако в таком постановлении, на основании ст. 29. 10 (постановление по делу об административном правонарушении), должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, к которым по смыслу Закона (ст. 28.2. Протокол об административном правонарушении) относится место совершения правонарушения.
Следовательно, при наличии видеозаписи, в которой отсутствует информация о месте правонарушения, постановление не может быть вынесено в порядке ст. 28.6 (без составления протокола), но должно быть возбуждено административное расследование (ст. 28.7.), по результатам которого сотрудниками полиции должны быть установлены данные обстоятельства и принято соответствующее решение (составляется протокол об административном правонарушении либо выносится обоснованное постановление о прекращении дела об административном правонарушении).
Эти выводы подтверждаются Постановлением Пленума Верховного суда российской Федерации № 18 от 24 октября 2006 г. «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в котором отмечается: 12. «Если правонарушение в области дорожного движения было зафиксировано непосредственно сотрудниками Государственной инспекции безопасности дорожного движения (далее — Госавтоинспекция) с применением указанных выше технических средств, которые не работали в автоматическом режиме, то в данном случае согласно части 1 статьи 28.6 КоАП РФ 124
должностным лицом выносится постановление по делу об административном правонарушении либо на основании части 1 статьи 28.2 КоАП РФ составляется протокол об административном правонарушении в отношении водителя транспортного средства. Полученные с использованием названных технических средств материалы фото- и киносъемки, видеозаписи при составлении протокола об административном правонарушении приобщаются к нему в качестве доказательств совершения административного правонарушения.
В этом случае нормы, установленные статьями 2. 61, частью 31 статьи 4. 1, частью 3 статьи 28.6 и частью 6 статьи 29. 10 (порядок вынесения постановлений без составления протокола) КоАП РФ, не применяются» [7].
Однако следует обратить внимание, что пленум не дает понятия «работа в автоматическом режиме». Сотрудники Госавтоинспекции считают, что исходя из логики Постановления пленума под работающими в автоматическом режиме средствами видеосъемки имеются в виду специально установленные для контроля за дорожным движением технические средства. Но, во-первых, речь идет только о сотрудниках ГИБДД, а во-вторых, авторегистраторы и камеры наружного наблюдения также работают в автоматическом режиме, поскольку запись информации производится без вмешательства человека. Следовательно, вопрос остается дискуссионным.
На основании изложенного следует вывод о том, что законодательное урегулирование вопроса о необходимости привлечения правонарушителей в области дорожного движения к административной ответственности на основании видеозаписей, каким-либо образом попавших в поле зрения правоохранительных органов, не требуется. Такие материалы могут и должны быть использованы для привлечения лиц, виновных в нарушении ПДД, к административной ответственности.
Как один из вариантов оптимизации процедуры возбуждения административных дел в таких ситуациях можно предложить гражданам при направлении информации с видеорегистраторов на сайты ГИБДД указывать место фиксации правонарушения. В этом случае будут упрощены процедуры доказывания события правонарушения, что повысит эффективность правоприменительной практики.
Примечания
1. Постановление Правительства Р Ф от 03. 10. 2013 № 864 (ред. от 06. 11. 2014) «О федеральной целевой программе «Повышение безопасности дорожного движения в 2013—2020 годах». Доступ из справ. -ин-форм. системы «КонсультантПлюс».
2. Центральная база статистических данных Росстата. URL: cbsd. gks. ru
3. Распоряжение Правительства Р Ф от 17 ноября 2008 г. № 1662-р о Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года (с изменениями и дополнениями). Доступ из справ. -информ. системы «КонсультантПлюс».
4. Указ Президента Российской Федерации от 9 октября 2007 г. № 1351. Доступ из справ. -информ. системы «КонсультантПлюс».
5. Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, Министерства юстиции Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков от 29 декабря 2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399. Доступ из справ. -информ. системы «Кон-сультантПлюс».
6. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ. Доступ из справ. -информ. системы «КонсультантПлюс».
7. Постановление Пленума Верховного суда российской Федерации № 18 от 24 октября 2006 г. «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Доступ из справ. -информ. системы «КонсультантПлюс».
Notes
1. The decree of the Government of the Russian Federation from 03. 10. 2013 № 864 (edited on 06. 11. 2014) & quot-About the Federal target program & quot-Improving road safety in 2013−2020& quot-. Access from ref. -inform. system & quot-ConsultantPlus"-. (in Russ.)
2. Central statistical database of Rosstat. Available at: cbsd. gks. ru (in Russ.)
3. The decree of the RF Government from November 17, 2008 No. 1662-p on the Concept of long-term socioeconomic development of the Russian Federation for the period until 2020 (with changes and additions). Access from ref. -inform. system & quot-ConsultantPlus"-. (in Russ.)
4. The decree of the President of the Russian Federation of 9 October 2007 No. 1351. Access from ref. -inform. system & quot-ConsultantPlus"-. (in Russ.)
5. The order of the General Prosecutor of the Russian Federation, Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, the Ministry of the Russian Federation for civil defence, emergencies and elimination of consequences of
natural disasters, the Ministry of justice of the Russian Federation, Federal security service of the Russian Federation, the Ministry of economic development and trade of the Russian Federation, Federal service of Russian Federation on control over drugs of 29 December 2005 No. 39/1070/1021/253/780/353/399. Access from ref. -inform. system & quot-ConsultantPlus"-. (in Russ.)
6. The Russian Federation Code of administrative offences of 30 December 2001 No. 195-ФЗ. Access from ref. -inform. system & quot-ConsultantPlus"-. (in Russ.)
7. The resolution of the Plenum of the RF Supreme court No. 18 from October 24, 2006 & quot-About some questions arising at courts at application of the Especial part of the Code of the Russian Federation about administrative offences& quot-. Access from ref. -inform. system & quot-ConsultantPlus"-. (in Russ.)
УДК 347. 9
А. В. Пекшев
Единство судебной практики в отечественной цивилистике: особенности процессуального законодательства
Существенным элементом современной процессуальной действительности в России является актуализация принципа обеспечения единства судебной практики. Задекларированный в отечественном правопорядке достаточно давно, в арбитражной практике и практике судов общей юрисдикции данный принцип применялся по-разному. Различия аспектов его применения, закрепленные в процессуальных кодексах, являются темой настоящего обсуждения, перспективного для выбора или выработки процессуальных требований обеспечения единства судебной практики, которые целесообразно включить в проект Единого процессуального кодекса РФ.
An essential element of modern procedural validity in Russia is the mainstreaming of the principle of ensuring the uniformity of judicial practice. Declared in the domestic legal order long enough in arbitral practice and the practice of the courts of general jurisdiction, the principle has been applied in different ways. Difference aspects of his application, as laid down in the procedural codes, are the subject of this discussion, promising to select or develop procedural requirements ensuring the uniformity of judicial practice, that it is advisable to include in the draft a single procedure code of the Russian Federation.
Ключевые слова: арбитражный процесс, гражданский процесс, единство судебной практики.
Keywords: the arbitral process, civil process, unity of jurisprudence.
В августе 2014 г., с прекращением деятельности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ), в современной России завершилась двадцатилетняя эпоха «двоевластия» высших звеньев судебной системы. Сторонники преобразования ВАС РФ в Судебную коллегию по экономическим спорам при объединенном Верховном Суде Российской Федерации (далее — ВС РФ), как правило, ссылаются на зарубежный опыт, для которого характерно существование единого суда, стоящего во главе судебной системы государства.
Признавая уникальность отечественной дуальной подведомственности экономических и иных гражданских споров двум высшим судам, автор, тем не менее, не согласен со сторонниками объединения высших судов, основываясь как на личном опыте участия в судебных заседаниях, так и на мнении коллег, разделяющих точку зрения автора о более высоком профессиональном уровне рассмотрения и разрешения арбитражных дел. Отрадно констатировать, что на момент написания статьи не оправдались опасения юридического сообщества о перспективе слияния нижестоящих арбитражных судов и судов общей юрисдикции соответствующих звеньев судебной системы.
Также необходимо отметить, что в последние 1,5 года своего существования Пленумом ВАС РФ был подготовлен и принят целый пакет постановлений, направленных на решение как хронических проблем арбитражной практики, так и новых категорий споров, возникших вследствие реформы гражданского законодательства России. Проведенная работа существенно облегчила правоприменителям решение задачи обеспечения единства судебной практики по спорам, ставшим предметом анализа ВАС РФ. Исключительную важность такой работы для судов неоднократно подчеркивал бывший председатель ВАС РФ А. А. Иванов — «человек-прецедент», выдающийся судья, который публично отстаивал мнение, что вопреки всей «континентальности» отечественного права прецедентная система в российских судах фактически сложилась. Свое мнение
© Пекшев А. В., 2015 126

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой