Эффективность применения биорезорбируемой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном для восстановления костной ткани (экспериментальное исследование)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616−036. 864:611. 018. 4
А. П. Ведяева, П. В. Иванов, Н. В. Булкина, Д. В. Никишин
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ БИОРЕЗОРБИРУЕМОЙ КОЛЛАГЕНОВОЙ МЕМБРАНЫ В КОМБИНАЦИИ С ХИТОЗАНОМ ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ КОСТНОЙ ТКАНИ (ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)
Аннотация
Актуальность и цели: оценка эффективности применения биорезорбируе-мой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном с целью восполнения дефекта костной ткани при ее деструкции в условиях эксперимента.
Материалы и методы. С использованием гистологических методов изучены образцы тканей от шести половозрелых кроликов. Материал забирался из области искусственных дефектов нижней челюсти на 14-е, 28-е и 42-е сутки после оперативного вмешательства. В первой группе (контроль) лечение осуществлялось без использования дополнительных материалов. Во второй группе закрытие зоны дефекта было произведено с использованием биорезорбиру-емой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном.
Результаты. Выявлено, что введение костного дефекта под кровяным сгустком вызывает выраженную воспалительную реакцию, максимально проявляющуюся на 14-е сутки после операции, к 28-м суткам явления воспаления стихают, а к 42-м суткам практически не проявляются. Также уже на 14-е сутки выявляется грубоволокнистая соединительная и хрящевая ткани. Закрытие костного дефекта биорезорбируемой коллагеновой мембраной с хитозаном вызывает менее выраженный воспалительный ответ. В отдаленные сроки после операции воспалительные изменения в зоне имплантации не выявляются.
Заключение. Биорезорбируемая коллагеновая мембрана в комбинации с хи-тозаном оказывает благоприятное влияние на процессы восстановления костного дефекта. Образование костной ткани происходит, минуя хрящевую стадию развития и протекает быстрее.
Ключевые слова: костная ткань, соединительная ткань, регенерация, костный дефект.
A. P. Vedyaeva, P. V. Ivanov, N. V. Bulkina, D. V. Nikishin
EFFECTIVENESS OF BIORESORBABLE COLLAGEN MEMBRANE IN COMBINATION WITH CHITOSAN FOR BONE TISSUE RESTORATION (EXPERIMENTAL STUDY)
Abstract.
Background. The purpose of the article is to assess effectiveness of bioresorbable collagen membrane in combination with chitosan bone tissue defect replenishment at its destruction under experimental conditions.
Material and methods. Using the histological methods the authors studied tissue samples from six mature rabbits. The material was taken from the field of artificial mandible 14, 28 and 42 days after surgery. The 1st group (control) treatment was carried out without the use of additional materials. In group 2, the closure of the defect zone was made using a bioresorbable collagen membrane in combination with chitosan.
50
University proceedings. Volga region
№ 3 (35), 2015
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Results. It was found that maintenance of a bone defect under a blood clot causes the inflammatory response, manifesting itself to the most on the 14th day after the operation, after 28 days the phenomenon of inflammation subsides, and after 42 days it almost disappears. Also, already after 14 days there are observed coarse-fibered connective and cartilaginous tissues. The bone defect closure by a bioresorbable collagen membrane with chitosan leads to a less evident inflammatory response. In the late postoperative periods inflammatory changes in the implantation are not detected.
Conclusion. A bioresorbable collagen membrane in combination with chitosan has a positive effect on the process of bone defect recovery. Bone formation takes place faster, avoiding the stage of cartilage development.
Key words: bone, connective tissue regeneration, bone defect
Введение
Одной из актуальных проблем в современной медицине является улучшение процессов регенерации костной ткани в зоне ее патологической деструкции [1]. В связи с этим разработка материалов и усовершенствование методов лечения, приводящих к увеличению восстановительного потенциала очага поражения, является важной задачей как в практической, так и в теоретической медицине [1, 2]. Использование ксенотрансплантатов в лечении дефектов костной ткани различной этиологии является одним из прогрессивных аспектов в решении данного вопроса.
На современном этапе развития медицины все большее количество исследователей уделяют внимание изучению свойств хитина и его производных, в частности хитозану [3, 4]. В сочетании с данным биополимером к биоматериалу добавляется ряд положительных свойств: повышение регенераторной способности, гемостатическая, антиоксидантная и антисептическая активность, иммуностимуляция, выраженные сорбционные свойства. Благодаря данным свойствам уменьшается количество интраоперационных и послеоперационных осложнений, а также сокращается время реабилитации больных [5, 6].
Несмотря на литературные данные об успешных исследованиях и применении хитозана для восстановления дефектов костной ткани, его использование в стоматологии недостаточно изучено [5−8]. Таким образом, возможность использования хитозана для регенерации костной ткани при поражении челюстей остается актуальной и мало исследованной, что определяет высокую медико-социальную значимость данной проблемы [8, 9].
В связи с этим целью данного исследования явилась оценка эффективности применения биорезорбируемой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном для направленной регенерации костной ткани при деструкции в условиях эксперимента.
Материал и методы исследования
Материалом исследования послужили шесть половозрелых кроликов породы «шиншилла» массой от 2 до 2,5 кг. Весь эксперимент, а также содержание животных осуществлялись в соответствии с Директивой № 63 от 22. 09. 2010 Президиума и Парламента Европы «О защите животных, используемых для научных исследований» и приказом Минздрава Р Ф № 267 от 19. 06. 2003 «Об утверждении правил лабораторной практики».
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
51
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Всем животным были воспроизведены искусственные дефекты нижней челюсти. В дальнейшем экспериментальные животные были разделены на две группы. В первой (контрольной) группе лечение осуществлялось ведением костной раны под кровяным сгустком. Во второй (экспериментальной) группе закрытие зоны повреждения было произведено с использованием био-резорбируемой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном.
Экспериментальные животные выводились из эксперимента на 14-е, 28е и 42-е сутки. Образцы тканей фиксировали в 5% нейтральном формалине. Далее из каждой зоны оперативного вмешательства были изъяты по два образца тканей для гистологического исследования. Полученные фрагменты костной ткани декальцинировались в 6% растворе азотной кислоты в течение двух суток и после обезвоживания заливались в парафин. Парафиновые срезы толщиной 6−7 мкм окрашивали гематоксилином-эозином, а также по методу Ван-Гизона.
Для микроморфометрии выполняли съемку десяти полей зрения с каждого стекла при увеличении х200 и х400 на микроскопе Leica DM-1000 при помощи фотонасадки Nikon разрешением 7 мпикселей. Исследование микроскопического строения проводили с помощью персонального компьютера с использованием программы Digimazer. Были изучены абсолютная и относительная площади следующих параметров: поперечного сечения костной ткани, соединительной ткани, хрящевой ткани, красного костного мозга, кровеносных сосудов. Полученные данные подвергались вариационно-статистической обработке с использованием программного пакета Statistica 6.0.
Результаты исследования
При гистологическом исследовании образцов из контрольной группы животных установлено, что к 14-м суткам в тканях имелись признаки дистрофии по краю костного дефекта и выраженная лимфогистиоцитарная инфильтрация. Выявлялись области развития грубоволокнистой соединительной ткани. При окраске по методу Ван-Гизона обнаруживались фуксинофиль-ные коллагеновые волокна (рис. 1). На некотором удалении от зоны дефекта выявлялись начальные признаки остеогенеза. По мере удаления от центра разрушения степень зрелости костной ткани увеличивалась. Наблюдалась воспалительная реакция и в тканях пародонта в виде выраженной инфильтрации.
При морфометрии выявленно, что площадь поперечного сечения костной ткани — в среднем 220 722,35 ± 3911,12мкм2, что составляло 57,19 ± ± 1,01% от площади поля зрения. Площадь соединительной ткани составила в среднем 136 843,66 ± 4062,75 мкм2, или в процентном соотношении 35,46 ± ± 1,05%. Хрящевая ткань заполняла всего лишь 3,34 ± 0,63% от поля зрения (12 901,01 ± 2423,52 мкм2). Кровеносные сосуды занимали 1,25 ± 0,10% площади, или 4808,04 ± 402,25 мкм2. Средняя площадь, занимаемая красным костным мозгом, составила 24 585,28 ± 1040,00 мкм2, т. е. 6,37 ± 0,27% от общей площади поля зрения (табл. 1, рис. 1).
Гистологическое исследование фрагментов челюсти экспериментальных животных, при лечении которых использовался метод изоляции костного дефекта биорезорбируемой коллагеновой мембраной с хитозаном, позволило выявить следующие изменения.
52
University proceedings. Volga region
№ 3 (35), 2015
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Рис. 1. Контрольная группа, 14-е сутки: 1 — лимфогистиоцитарная инфильтрация- 2 — грубоволокнистая соединительная ткань- 3 — формирующая костная мозоль. Окраска по Ван-Гизону, *200
Таблица 1
Относительная площадь тканевых компонентов в области дефекта на 14-е сутки после операции у животных контрольной и экспериментальной групп (%)
Компонент Контроль Эксперимент
Костная ткань 57,19 ± 1,01 58,68 ± 2,47
Хрящевая ткань 3,34 ± 0,63 0,00
Соединительная ткань 35,46 ± 1,05 32,37 ± 2,37
Кровеносные сосуды 1,25 ± 0,10 2,37 ± 0,35
Красный костный мозг 6,37 ± 0,27 8,34 ± 0,44
К 14-м суткам в образцах были обнаружены слабо выраженные признаки дистрофии по краю костного дефекта. Отмечалось небольшое количество зон лимфогистиоцитарной инфильтрации. В глубоких отделах дефекта отмечались участки развития грубоволокнистой соединительной ткани. При окраске по методу Ван-Гизона обнаруживались фуксинофильные коллагеновые волокна. На периферии зоны повреждения отмечались начальные признаки неоостеогенеза. По мере удаления от очага деструкции степень зрелости костной ткани увеличивалась. В зоне пластины имелись слабо выраженные признаки воспалительной реакции, отмечались процессы биодеградации и биоинтеграци материала. В тканях пародонта были выявлены слабо выраженные очаги инфильтрации.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
53
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
При морфометрическом исследовании было выявлено, что площадь поперечного сечения костной ткани составляла 226 476,06 ± 9524,79 мкм2, в процентном соотношении это составило 58,68 ± 2,47% от общей площади поля зрения. Абсолютная площадь соединительной колебалась в пределах 124 920,31 ± 9146,59 мкм2, или в процентном соотношении 32,37 ± 2,37%. Хрящевая ткань в исследуемых образцах не выявлялась. Кровеносные сосуды занимали 2,33 ± 0,35% от общей площади поля зрения, или в среднем 9003,07 ± 1362,36 мкм2. Средняя площадь, занимаемая красным костным мозгом, составляла 32 190,42 ± 1693,11 мкм2, т. е. 8,34 ± 0,44% от общего поля зрения (см. табл. 1).
На 28-е сутки эксперимента при исследовании экспериментальной группы в зоне дефекта выявлялась грубоволокнистая соединительная ткань, что свидетельствовало о продолжающемся процессе остеогенеза (рис. 2). В зоне новообразования костной ткани определялись хрящевые клетки. Анализируя этот факт, можно предположить, что образование первичной мозоли происходило преимущественно энхондральным путем. Разнонаправленное положение пластинок с большим количеством фибробластов на поверхности свидетельствует о незрелом характере новообразованной костной ткани. Костные трабекулы содержат относительно большое количество остеобластов и относительно небольшое количество остеоцитов. В ячейках ретикулярной ткани между костными трабекулами располагаются кроветворные островки.
Морфометрическое исследование выявило, что площадь костной ткани составляла в среднем 220 722,35 ± 3911,12 мкм2, или 58,91 ± 0,84% от площади поля зрения. Площадь соединительной ткани составила в 122 050,91 ± ± 3247,69 мкм2, или 31,62 ± 0,84% от общего поля зрения. Абсолютная площадь хрящевой ткани составила 12 569,43 ± 5131,67 мкм2, или 3,26 ± 1,33%. Кровеносные сосуды занимали 1,57 ± 0,12% площади поля зрения, или в среднем 6054,58 ± 470,91 мкм2. Средняя площадь, занимаемая красным костным мозгом, составляла 31 857,10 ± 739,74 мкм2, т. е. 8,25 ± 0,19% от общего поля зрения (табл. 2, рис. 2).
В исследуемых образцах экспериментальной группы на 28-е сутки в зоне дефекта выявлялась грубоволокнистая соединительная ткань, что свидетельствовало о продолжающемся процессе образования костной ткани (рис. 3). Хаотичное расположение пластинок с большим количеством фибробластов позволяет предположить незрелость новообразованной костной ткани. Костные трабекулы содержат значительное количество остеобластов и небольшое количество остеоцитов. В ячейках между костными трабекулами располагаются островки кроветворения и новообразованные кровеносные сосуды. Наблюдалась практически полная биоинтеграция собственной соединительной ткани в используемую пластину ксенотрансплантата.
При проведении морфометрии было выявлено, что площадь поперечного сечения костной ткани составляла в среднем 226 623,63 ± 9355,89 мкм2, или 58,72 ± 2,42% от общей площади поля зрения. Площадь соединительной ткани составила в среднем 117 159,44 ± 8057,79 мкм2, или 30,36 ± 2,09%. Хрящевая ткань не выявлялась. Кровеносные сосуды занимали 3,70 ± 0,44% площади, или в среднем 14 295,83 ± 1693,36 мкм2. Средняя площадь, занимаемая красным костным мозгом, составляла 40 730,23 ± 1674,01мкм2, т. е. 10,55 ± ± 0,43% от общего поля зрения (табл. 2, рис. 3).
54
University proceedings. Volga region
№ 3 (35), 2015
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Рис. 2. Контрольная группа, 28-е сутки: 1 — грубоволокнистая соединительная ткань в области дефекта- 2 — единичные хрящевые клетки. Окраска по Ван-Гизону, *4−00
Таблица 2
Относительная площадь тканевых компонентов в области дефекта на 28-е сутки после операции у животных контрольной и экспериментальной групп (%)
Компонент Контроль Эксперимент
Костная ткань 58,91 ± 0,84 58,87 ± 2,42
Хрящевая ткань 3,26 ± 1,33 0,00
Соединительная ткань 31,62 ± 0,84 30,18 ± 2,09
Кровеносные сосуды 1,55 ± 0,12 3,57 ± 0,44
Красный костный мозг 8,25 ± 0,19 10,55 ± 0,43
Исследование образцов контрольной группы, забранных на 42-е сутки эксперимента, выявило дальнейшее созревание и формирование костной мозоли. Отмечались признаки ее ремоделирования, связанные с переходом из соединительнотканной стадии в костно-хрящевую. Были обнаружены отдельные участки со скоплением гиалиновых клеток (рис. 4).
Об активных процессах перестройки костной ткани свидетельствовало значительное количество остеобластов и остеокластов в костной ткани. Между костными балками в большом количестве встречалась ретикулярная ткань, в ячейках которой располагались кроветворные клетки. В области эксперимента обнаруживались скопления новообразованных кровеносных сосудов (рис. 5). Грубоволокнистая соединительная ткань выявлялась в поверхност-
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
55
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
ных слоях по краю дефекта, она содержала в значительном количестве фибробласты.
Рис. 3. Экспериментальная группа, 28-е сутки: 1 — грубоволокнистая соединительная ткань- 2 — биорезорбируемая мембрана. Окраска гематоксилином-эозином, *200
Рис. 4. Контрольная группа, 42-е сутки. Участки гиалинового хряща в новообразованной костной ткани. Окраска по Ван-Гизону, *400
56
University proceedings. Volga region
№ 3 (35), 2015
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Рис. 5. Контрольная группа, 42-е сутки. Большое количество гемопоэтических компонентов и новообразованных сосудов. Окраска по Ван-Гизону, *200
Установлено, что площадь костной ткани составляла в среднем 229 378,83 ± 2589,25 мкм2, что составило 59,43 ± 0,67% от общей площади поля зрения. Площадь соединительной ткани составила в среднем 113 860,31 ± 2516,99 мкм2, или 29,50 ± 0,65%. Хрящевая ткань занимала 1598,21 ± 461,43 мкм2, или 0,41 ± 0,12%. Кровеносные сосуды занимали 2,86 ± 0,22% площади среза, или в среднем 11 044,75 ± 850,13 мкм2. Площадь, занимаемая красным костным мозгом, составляла 36 402,64 ± 476,74 мкм2, т. е. 9,43 ± 0,12% от общего поля зрения (табл. 3).
Таблица 3
Относительная площадь тканевых компонентов в области дефекта на 42-е сутки после операции у животных контрольной и экспериментальной групп (%)
Компонент Контроль Эксперимент
Костная ткань 59,43 ± 0,67 59,94 ± 1,66
Хрящевая ткань 0,41 ± 0,12 0,00
Соединительная ткань 29,50 ± 0,65 27,16 ± 1,44
Кровеносные сосуды 2,85 ± 0,22 3,86 ± 0,36
Красный костный мозг 9,43 ± 0,12 12,14 ± 0,34
Таким образом, в группе контроля к 42-м суткам область эксперимента полностью закрывалась незрелой костной тканью. Ее функциональная адаптация к силе и направлению нагрузок была недостаточной и находилась на начальной стадии. Образовавшаяся ретикулярная ткань и сосуды являлись функционально активными.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
57
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
При гистологическом исследовании экспериментальной группы было выявлено, что к 42-м суткам эксперимента происходило дальнейшее созревание и формирование костной мозоли. На большом количестве участков выявлялись признаки ремоделирования костной ткани, связанные с переходом соединительнотканной стадии развития в костную (рис. 6). Об активных процессах перестройки костной ткани свидетельствовало также значительное количество остеобластов и остеокластов в новообразованной костной ткани.
Рис. 6. Экспериментальная группа, 42-е сутки: 1 — гемопоэтический компонент-
2 — грубоволокнистая соединительная ткань.
Окраска гематоксилином-эозином, *200
Между костными балками в большом количестве выявлялась ретикулярная ткань, в ячейках которой находились активные кроветворные элементы. В области эксперимента обнаруживались скопления новообразованных кровеносных сосудов. Грубоволокнистая соединительная ткань выявлялась в поверхностных слоях по краю дефекта, она содержала фибробласты в значительном количестве. Используемая биорезорбируемая коллагеновая мембрана частично подверглась процессам биодеградации.
При морфометрическом исследовании было выявлено, что площадь костной ткани составляла в среднем 231 326,66 ± 6424,75 мкм2, или 59,94 ± ± 1,66% от общей площади поля зрения. Площадь соединительной ткани составила в среднем 106 561,79 ± 5573,40 мкм2, или 27,61 ± 1,44%. Хрящевая ткань не была выявлена. Кровеносные сосуды занимали 4,30 ± 0,36% площади, или в среднем 16 591,06 ± 1406,81 мкм2. Средняя площадь, занимаемая красным костным мозгом, составляла 46 836,03 ± 1305,79 мкм2, т. е. 12,14 ± ± 0,34% от общего поля зрения (табл. 3).
58
University proceedings. Volga region
№ 3 (35), 2015
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Таким образом, к 42-м суткам экспериментального исследования в группе с применением метода изоляции костного дефекта биорезорбируемой коллагеновой мембраной с хитозаном зона повреждения полностью была закрыта незрелой костной тканью. Функциональная адаптация к силе и направлению нагрузок, несмотря на начальные этапы формирования, значительно преобладала над аналогичными показателями в контрольной группе. Образовавшаяся ретикулярная и сосудистая ткань выполняла свою функцию. Используемая биорезорбируемая коллагеновая мембрана интегрировала в собственные ткани организма.
Эксперимент на животных показал, что введение костной раны под кровяным сгустком вызывает выраженный воспалительный ответ, отмечающийся на 14-е сутки после операции, к 28-м суткам явления воспаления стихают и практически не проявляются на 42-е сутки. Кроме того, уже на 14-е сутки выявляется грубоволокнистая соединительная и хрящевая ткани. Наличие значительного количества хрящевой ткани в области костного дефекта свидетельствует о непрямом остеогенезе, а следовательно, в области костного дефекта не в полной мере создаются оптимальные условия для остеогенеза. Также к 42-м суткам не происходит функциональная адаптация новообразованной костной ткани к силе и направлению нагрузок. Полученные нами данные подтверждаются исследованиями П. В. Иванова с соавт. [9].
Закрытие костного дефекта с применением биорезорбируемой коллагеновой мембраны с хитозаном вызывает менее выраженный воспалительный ответ. В отдаленные сроки после операции воспалительные изменения в зоне имплантации не обнаруживаются. При анализе компонентного состава нами отмечено отсутствие в области дефекта костной ткани хрящевого компонента даже на ранних сроках, что свидетельствует о создании наиболее оптимальных условий для остеогенеза. Таким образом, результаты наших исследований, свидетельствующие об эффективности применения метода изоляции костного дефекта биорезорбируемой коллагеновой мембраной с хитозаном, согласуются с результатами ряда клинических исследований [8, 9].
Заключение
Таким образом, применение биорезорбируемой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном для направленной регенерации костной ткани в условиях эксперимента показало, что она оказывает позитивное влияние на процессы восстановления костного дефекта. Новообразование костной ткани происходит, минуя хрящевую стадию развития, и в целом протекает быстрее, составляя в среднем 59,94 ± 1,66% от общего поля зрения. Ее функциональная адаптация к силе и направлению нагрузок, несмотря на начальные этапы формирования, значительно преобладает над аналогичными показателями в группе сравнения. Доля новообразованных сосудов к 42-м суткам эксперимента составляет 3,86 ± 0,36% и на 1,01% превышает контрольную группу, что свидетельствует о более эффективной остеорегенерации.
Список литературы
1. Лекишвили, М. В. Биологические имплантаты в реконструктивной хирургии / М. В. Лекишвили, М. Г. Васильев, В. В. Зайцев // Труды Астраханской государственной медицинской академии. — 2009. — Т. 38. — С. 61−62.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
59
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. Грудянов А. И. Остеопластические материалы, используемые при хирургическом лечении заболеваний пародонта / А. И. Грудянов, А. И. Ерохин // Пародонтология. — 1998. — № 1. — С. 13−23.
3. Хитозан: структура и свойства. Использование в медицине / Ю. А. Петрович, Л. А. Григорьянц, А. Н. Гурин, Н. А. Гурин // Стоматология. — 2008. — Т. 87, № 4. — С. 72−77.
4. Хитозан и неспецифическая резистентность организма / Э. И. Хасина, М. Н. Гребнева, И. М. Ермак, В. И. Горбач // Вестн. ДВОРАН. — 2005. — № 1. — С. 62−71.
5. Горовой, Л. Сорбционные свойства хитина и его производных. Хитин и хитозан. Получение, свойства и применение / Л. Горовой, В. Косяков — под редакцией К. Г. Скрябина, Г. А. Вихревой, В. П. Варламова. — М.: Наука, 2006. — С. 217−247.
6. Biomaterials containing chitosan and fibroin / G. Strobin, M. Kuharska, D. Ciechanska et al. // Polish chitin Society: Monograph. Lodz. — 2006. — № 11. — P. 61−68.
7. Пестов, А. Стоматологические материалы из хитозана и карбоксиэтилхитозана / А. Пестов, Ю. Бондарь, Т. Мирсаев // Современные перспективы в исследовании хитина и хитозана: материалы VIII международ. конф. — М.: ВНИРО, 2006. -С. 233−236.
8. Солнцев, А. С. Патоморфологическое обоснование комплексноголечения деструктивных форм периодонтита с применением хитозана / А. С. Солнцев, И. В. Орешкин, Л. Д. Зыкова // Клиническая стоматология. — 2010. — № 1. -С. 17−20.
9. Иванов, П. В. Противовоспалительный эффект аскорбатахитозана в комплексной терапии заболеваний пародонта / П. В. Иванов, И. В. Зудина, Н. В. Булкина, А. П. Ведяева, Е. В. Иванова // Современные проблемы науки и образования: электронный журнал. — 2013. — № 4. — URL: www. science-education. ru/110−9517 (дата обращения: 02. 07. 2013).
References
1. Lekishvili M. V., Vasil'-ev M. G., Zaytsev V. V. Trudy astrakhanskoy gosudarstvennoy meditsinskoy akademii [Proceedings of Astrakhan State Medical Academy]. 2009, vol. 38, pp. 61−62.
2. Grudyanov A.I., Erokhin A. I. Parodontologiya [Parodontics]. 1998, no. 1, pp. 13−23.
3. Petrovich Yu. A., Grigor'-yants L. A., Gurin A. N., Gurin N. A. Stomatologiya [Dentistry]. 2008, vol. 87, no. 4, pp. 72−77.
4. Khasina E. I., Grebneva M. N., Ermak I. M., Gorbach V. I. Vestn. DVORAN. [DVORAN bulletin]. 2005, no. 1, pp. 62−71.
5. Gorovoy L., Kosyakov V. Sorbtsionnye svoystva khitina i ego proizvodnykh. Khitin i khitozan. Poluchenie, svoystva i primenenie [Sorption properties of chitin and derivatives thereof]. Moscow: Nauka, 2006, pp. 217−247.
6. Strobin G., Kuharska M., Ciechanska D. et al. Polish chitin Society: Monograph. Lodz. 2006, no. 11, pp. 61−68.
7. Pestov A., Bondar'- Yu., Mirsaev T. Sovremennye perspektivy v issledovanii khitina i khitozana: materialy VIII mezhdunarod. konf [Modern prospects of chitin and chitosan research]. Moscow: VNIRO, 2006, pp. 233−236.
8. Solntsev A. S., Oreshkin I. V., Zykova L. D. Klinicheskaya stomatologiya [Clinical dentistry]. 2010, no. 1, pp. 17−20.
9. Ivanov P. V., Zudina I. V., Bulkina N. V., Vedyaeva A. P., Ivanova E. V. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya: elektronnyy zhurnal [Modern problems of science and education: online journal]. 2013, no. 4. Available at: www. science-education. ru/110−9517 (accessed July 2, 2013).
60
University proceedings. Volga region
№ 3 (35), 2015
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Ведяева Анна Петровна
ассистент, кафедра терапевтической стоматологии, Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского (Россия, г. Саратов, ул. Большая Казачья, 112)
E-mail: navo@bk. ru
Иванов Петр Владимирович
кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой стоматологии, Медицинский институт, Пензенский государственный университет (Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
E-mail: sto-kafedra@yandex. ru
Булкина Наталия Вячеславовна доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой терапевтической стоматологии, Саратовский государственный медицинский университет им. В. И. Разумовского (Россия, г. Саратов, ул. Большая Казачья, 112)
E-mail: navo@bk. ru
Никишин Дмитрий Викторович
кандидат медицинских наук, доцент, кафедра анатомии человека, Медицинский институт, Пензенский государственный университет (Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
E-mail: nikishindv@gmail. ru
Vedyaeva Anna Petrovna Assistant, sub-department of therapeutic dentistry, Saratov State Medical University named after V.I. Razumovsky (112 Bolshaya Kazachya street,
Saratov, Russia)
Ivanov Petr Vladimirovich Candidate of medical sciences, head of sub-department of dentistry, Medical Institute, Penza State University (40 Krasnaya street, Penza, Russia)
Bulkina Nataliya Vyacheslavovna Doctor of medical sciences, professor, head of sub-department of therapeutic dentistry, Saratov State Medical University named after V. I. Razumovsky (112 Bolshaya Kazachya street,
Saratov, Russia)
Nikishin Dmitriy Viktorovich Candidate of medical sciences, associate professor, sub-department of human anatomy, Medical Institute, Penza State University (40 Krasnaya street, Penza, Russia)
УДК 616−036. 864:611. 018.4 Ведяева, А. П.
Эффективность применения биорезорбируемой коллагеновой мембраны в комбинации с хитозаном для восстановления костной ткани (экспериментальное исследование) / А. П. Ведяева, П. В. Иванов, Н. В. Булкина, Д. В. Никишин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. — 2015. — № 3 (35). — С. 50−61.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
61

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой