Приоритеты бюджетной политики России и бюджетные проблемы регионов

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 336. 3
Н. Н. Шаш, А.И. Бородин
ПРИОРИТЕТЫ БЮДЖЕТНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ И БЮДЖЕТНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ
Рассмотрены основные положения бюджетной стратегии Российской Федерации на период до 2013 г. и задачи, представленные в Бюджетном послании Президента Российской Федерации об основных направлениях бюджетной политики на 2014−2016 гг. Проанализирована структура доходов и расходов федерального бюджета на период 2014—2016 гг., основные направлении секвестирования бюджетных расходов и дана оценка эффективности бюджетного маневра, предложенного Министерством финансов Российской Федерации. Выявлены наиболее оптимальные направления уменьшения бюджетных расходов и мероприятия, реализация которых позволит повысить устойчивость федерального бюджета Российской Федерации. Представлен анализ наиболее сложных проблем региональных бюджетов. Дана оценка сбалансированности и устойчивости региональных бюджетов на основе данных об исполнении соответствующих бюджетов, представленных на сайте Минфина России и Федерального казначейства. Обосновано, что руководство регионов России должно занять более ответственную позицию в решении проблем региональных бюджетов, поскольку в ситуации, когда федеральный центр не в состоянии профинансировать прогнозируемый дефицит, они должны принять комплекс мер по снижению долговой нагрузки, обеспечению сбалансированности бюджета путем мобилизации доходной и оптимизации расходной части бюджета.
Ключевые слова: бюджетное послание, направления бюджетной политики, федеральный бюджет, доходы бюджета, расходы бюджета, секвестирование бюджета, бюджетный маневр, прогноз доходов бюджета, структура доходов и расходов, бюджетная стратегия, бюджетная обеспеченность, расходные обязательства, бюджетная устойчивость, долговая нагрузка, бюджетный дефицит, бюджетный профицит, налоговые полномочия субъектов.
В Бюджетном послании Президента Российской Федерации отмечено, что мы вынуждены реагировать на новые бюджетные вызовы [3]. Какие именно? В первую очередь речь идет об ухудшении мировой конъюнктуры, которая ограничивает внутренние возможности экономического роста, вызывая спад промышленного производства. Нельзя не согласиться, что проблемы, существующие в глобальной экономике, сыграли определенную негативную роль для экономики России и серьезно ухудшили возможности роста доходной части федерального бюджета, который, как известно, находится в серьезной зависимости от нефтегазовых доходов. Однако правомерно ли списывать все неудачи на влияние внешних факторов? Не секрет, что модель роста бюджетных расходов, основанная на высоких ценах на углеводороды, себя давно исчерпала.
В качестве важных приоритетов заявлены повышение эффективности пенсионной системы, развитие механизмов финансирования инфраструктурных проектов и (традиционно) повышения качества государственных услуг, необходимость оптимизации структуры расходов федерального бюджета и повышения эффективности бюджетных расходов [7]. Основное отличие этого Бюджетного послания состоит в том, что в нем вполне отчетливо было озвучено, что проект федерального бюджета на 2014−2016 гг. будет формироваться в условиях сокращения ранее прогнозируемых расходов. Поэтому вполне закономерно, что это грядущее сокращение государственных расходов находится в центре всех бюджетных дискуссий. И это вполне объяснимо, поскольку решение всех важных социально-экономических задач напрямую зависит от объема планируемых расходов госбюджета.
Итак, очевидно, что основным посылом Бюджетного послания Президента 2013 г. стало то, что государственные расходы в предстоящем бюджетном цикле должны сократиться, что должно найти соответствующее отражение в очередном проекте бюджета.
Анализ проекта федерального бюджета на 2014−2016 гг. Проект бюджета на предстоящие три года в основном сверстан, хотя его обсуждение будет продолжаться до момента его окончательного принятия Государственной Думой и Советом Федерации [1]. Что же он содержит?
Как уже обещано, происходит секвестирование большинства направлений бюджетных расходов. Больше всего не повезло ЖКХ, так, например, в 2014 г. примерно на четверть (37 млрд руб.) должны уменьшиться расходы на жилищно-коммунальную сферу. А к 2016 г. они уменьшатся почти два раза и составят 66,7 млрд руб. (по сравнению с 154,3 млрд руб. в 2013 г.).
На 13% (или 88 млрд руб.) предполагается сократить расходы и на образование. Социальная политика тоже пострадала: на 82 млрд руб. (2%) планируется снизить трансферт Пенсионному фонду, на 44 млрд (9%) — на нужды здравоохранения. Кроме того, разработан проект оптимизации государственных расходов, которые планируется уменьшить примерно на 1,1 трлн руб., что планируется осуществить в том числе за счет отказа от программы материнского капитала, изменения порядка финансирования пенсионной системы и реформирования сектора государственного управления.
Вообще, прогноз доходов и расходов, представленный Минфином России, носит достаточно пессимистичный характер. Что и неудивительно, поскольку еще в разгар лета глава Минфина заявил, что объем недополученных доходов за 2013 г. может достигнуть 1 трлн рублей, думается, что в следующем бюджетном цикле проблем только прибавится. Не менее оптимистично выглядят прогнозные данные по доходам, представленные Минэкономразвития, согласно которым их объем в течение следующей трехлетки будет неуклонно уменьшаться, так, в 2014 г. снижение составит 1,5%, в 2015 г. — 3,7%, в 2016 г. — 5,5%.
Что касается основных характеристик федерального бюджета в части доходов, то дополнительные отклонения (уже от принятого комиссией по бюджетным корректировкам варианта) составят -197 млрд руб. в 2014 г., 553 млрд руб. в 2015 г. и 871 млрд руб. в 2016 г. В связи с этим за прошедший период бюджетный прогноз уже подвергся корректировкам, согласно которым в 2014—2016 гг. доходы бюджета будут ниже примерно на 1,6−1,7 трлн руб. по сравнению с предварительными расчетами. Особенно сложное положение может сложиться в 2015 г.
И все это происходит на фоне того, когда уже на текущий момент отток капитала из страны только в виде прямых инвестиций составил 50 млрд долл., в пять раз превысив прогнозные данные Минэкономразвития. Не исключено, что эта сумма может вырасти за три оставшиеся месяца. А это означает, что налоги будут оплачиваться в других странах и бюджет не досчитается и этих денег. Логично, что это в первую очередь «ударит» по долгосрочным инновационным проектам. Что касается оборонных нужд, то оптимизация их не слишком затронула (хотя по некоторым сведениям Минфин России предлагает сокращение этих расходов на целых 5%). Логично привести некоторые цифры, чтобы понять, какова будет цена вопроса. Так, например, в текущем году объем расходов по этой статье составит 2,5 трлн руб., в 2014 г. эта сумма увеличится на 18,6% (т.е. на 391 млрд руб. и составит 2,891 трлн руб.) и далее по нарастающей (в 2015 г. — плюс 550 млрд руб, в 2016 — плюс еще 350 млрд руб.). Таким образом, при условии уменьшения финансирования оборонных проектов на 5%, только в следующем году возможная экономия составит примерно 144,5 млрд руб., что может позволить немного уменьшить бюджетные риски, а может даже увеличить расходы на инвестиционные проекты. Однако не думаю, что последнее реально.
В связи с этим достаточно сомнительно, что очередному бюджету удастся решить все поставленные задачи, а именно, одновременно сократить расходы, выполнить в полном объеме все социальные программы, да еще и обеспечить рост российской экономики. Таким образом, придется сконцентрироваться на секвестре. Постараемся оценить предлагаемый бюджетный маневр, направленный на сокращение бюджетных расходов, и выявить истинные приоритеты бюджетной политики.
Какую экономику мы строим? Бюджетный маневр. Предлагаю каждому самому ответить на вопрос, какой характер носит разработанный проект федерального бюджета на очередной бюджетный цикл (2014−2016 гг.). Насколько он социален или может позволить провести модернизационные мероприятия и вывести страну на путь устойчивого экономического развития? По мнению авторов, при существующей структуре расходов это будет сделать непросто.
Хотя есть мнение, что расходы на оборонные проекты могут стимулировать инновационные проекты и стать источником экономического роста. Вопрос несколько спорный, так как в современных условиях, особенно на фоне крупных коррупционных скандалов в нашем оборонном ведомстве, предлагаемый объем расходов на эти цели следует расценивать как крайне неэффективный. Так, например, в прошлом году не дошли до адресатов 20% от суммы оборонного заказа, выполнение которого в итоге составило 80%.
Давайте подсчитаем, какая сумма может также быть потеряна в новом бюджетном цикле, если в следующем году (2014 г.) 20% от общего объема оборонных расходов составит 578,2 млрд руб. Думается, что этой суммы вполне хватило бы на то, чтобы не «перекраивать» статьи, касающиеся развития человеческого капитала. Хотя справедливости ради следует отметить, что у идеи наращивания оборонных расходов существует серьезная социальная поддержка, поскольку глобальная политическая ситуация достаточно нестабильна.
Вторым аргументом против роста оборонных расходов является то, что в последние годы мы их наращиваем, однако существенного экономического роста в краткосрочной перспективе не наблюдаем. Если говорить о долгосрочном положительном воздействии, то даже те, кто надеются за счет увеличения объема оборонных расходов стимулировать экономический рост, не могут отрицать, что оборонные расходы ни в коем случае этого обеспечить не могут. Считаем, что подобный рост бюджетных расходов на оборонные нужды в современных российских условиях нельзя расценивать как вполне эффективный, поскольку в условиях стагнации (или замедления экономического роста) следует инвестировать средства только в наиболее эффективные перспективные проекты, которые могут стать источниками экономического роста.
Бюджетная стратегия России до 2030 г. Не вполне оптимистичная картина содержится и в новой бюджетной стратегии на период 2030 г., разработанной в недрах Минфина России [2]. В данном документе четко говорится, что объем государственных доходов будет снижаться и такая же участь предсказуемо ждет и объем государственных расходов. Подобный пессимизм объясняется прогнозируемым снижением мировых цен на нефть. Не знаю, насколько это можно считать плюсом для других стран (поскольку снижение потребления свидетельствует о сокращении производства, если только не удастся перейти на другие энергоносители), но для России — это точно не может быть хорошо, поскольку федеральный бюджет по-прежнему находится в сильной зависимости от нефтегазовых доходов.
По экспертным оценкам, доля этих доходов составляет около 50% (если привести точную цифру, то она 46,1%). Высокий процент (9,7%) составляет и ненефтегазовый дефицит бюджета [5], что, естественно, снижает устойчивость бюджета. Однако, как уже отмечалось, российские макроэкономические проблемы не связаны напрямую с ситуацией в глобальной экономике, так как в США, например, наблюдается оживление деловой активности.
Определенным выходом из бюджетного тупика могло бы стать уменьшение теневого сектора экономики, однако до тех пор, пока в обществе не произойдет отказ от теневых коррупционных практик (здесь, безусловно, скрыты мощные резервы) и для бизнес-структур не станет очевидна эффективность и результативность государственных расходов, все попытки останутся безуспешными.
Таким образом, единственное, что нам остается, — урезание расходов, тем более что эффективность многих из них остается под вопросом. Поэтому нельзя согласиться с некоторыми экспертами, выступающими против сокращения расходов. Думается, что при таком скудном прогнозе государственных доходов расходы надо снижать, но при этом секвестр должен в первую очередь коснуться направлений, которые традиционно рассматриваются как губительные для экономического роста.
Президент озвучил необходимость сокращения расходов по ряду государственных программ. Пока остается непонятным, о каких именно программах идет речь. Целесообразно было бы приостановить действие тех из них, финансирование по которым еще не осуществлялось, несмотря на то, что эти программы были утверждены.
Думается, что было бы более благоразумным заморозить и часть расходов на социальную сферу (в т. ч. и в рамках реализации майских указов), отдав приоритет инвестиционным проектам, реализация которых могла бы стимулировать развитие реального сектора экономики. Если этого не сделать сейчас, то в будущем российская экономика может войти в состояние катарсиса, а это недопустимо, поскольку еще один обвал (подобный тому, который произошел в 90-е) стране пережить просто не под силу.
Однако когда кроме призывов улучшать инвестиционный климат и стимулировать экономическую активность ничего не происходит, остается уповать на то, что падение цен на нефть не будет носить катастрофический характер и нам удастся избежать серьезных экономических потрясений в период следующего бюджетного цикла.
Справедливости ради следует сказать, что окончательно пока ничего не решено и конфигурация бюджетных расходов на очередной бюджетный цикл продолжает обсуждаться, хотя почти предсказуемо, что острые парламентские дискуссии вряд ли повлекут за собой какие-нибудь существенные изменения в предлагаемой структуре расходов.
Основные бюджетные проблемы российских регионов. Эксперты уже давно высказывают единую точку зрения, согласно которой практически во всех регионах России имеются схожие бюджетные проблемы, связанные с уменьшением доходной части бюджетов и увеличением расходных обязательств (в т. ч. в связи с необходимостью исполнения «майских» указов Президента).
По предварительным прогнозам, в период 2014—2016 гг. доходы регионов будут иметь тенденцию к снижению (см. рис. 1). Так, например, уже по итогам 2012 г. доходы консолидированных бюджетов увеличились всего на 6,4% (тогда как запланированный прирост должен был составить 12%).
Рис. 1. Динамика роста доходов и расходов консолидированных бюджетов (в %).
Подготовлено на основе данных [4−7]
Как видно, наиболее высокий рост доходной части бюджета наблюдается в Сахалинской (43%), (почти предсказуемо) Московской (23%), Новгородской (22%) областях, а также в Республике Коми. В Новосибирской, Ростовской и Тульской областях рост доходов составил 14−16%. Кроме того, следует отметить, что темпы роста доходов в разных регионах существенно различаются, так, например, только в 48 регионах они едва превысили темпы инфляции, а в 14 российских регионах наблюдается определенное сокращение объема совокупных доходов [4]. Удивительно, что в число таких регионов попали Санкт-Петербург и Тюменская область. При этом не следует отрицать того факта, что на динамику доходов в Тюменской области в какой-то мере повлияло уменьшение объема трансфертов из федерального центра. Можно сделать неутешительный вывод, что доходы региональных бюджетов продолжают оставаться ниже докризисного периода. И это характерно для 38 субъектов Российской Федерации. И хотя основная причина — экономическая стагнация и (или) недостаточный уровень территориального экономического развития, среди них имеются и достаточно развитые регионы.
НДФЛ- 18%
налог на прибыль — 25%
безвозмездные поступления — 21%
прочие налоговые и неналоговые доходы — 11% налоги на имущество — 10%
акцизы — 5%
Рис. 2. Структура доходов консолидированных бюджетов в 2012 г. Подготовлено на основе данных [4−7]
Уменьшение доходной части консолидированных бюджетов обусловлено структурой их доходов (рис. 2). «Львиная» доля этих доходов формируется за счет НДФЛ и налога на прибыль. Однако объем поступлений последнего в 2012 г. увеличился лишь на 3%. Для сравнения в 2011 г. эта цифра составила 27% (!). При этом практически у каждого третьего региона России (28 из 83) в прошлом (2012 г.) объем поступлений по налогу на прибыль даже уменьшился.
В то время, как доходы регионов постепенно сокращаются, расходы имеют обратную тенденцию (рис. 1). Почему это происходит? По оценкам большинства экспертов, новые федеральные мандаты, появившиеся в рамках исполнения «майских» указов, вынуждают субъектов наращивать социальные расходы, что уже оказало соответствующее влияние на структуру бюджетных расходов консолидированных бюджетов (рис. 3).
¦ образование — 25%
¦ экономика — 19%
¦ здравоохранение — 16%
¦ социальная политика — 15%
¦ ЖКХ — 11%
¦ управление-6%
¦ прочие — 4%
¦ культура — 3%
¦ спорт — 2%
Рис. 3. Структура расходов консолидированных бюджетов. Подготовлено на основе данных [4−7]
При этом (несмотря на многочисленные заверения федеральных властей) регионы утверждают, что обязательства по исполнению «майских указов» привели к существенному увеличению нагрузки на региональные бюджеты и значительному росту расходов по отдельным направлениям, таким, как человеческий капитал (рис. 4). Этот факт можно было бы считать положительной тенденцией, если бы в результате следовало ожидать улучшение качества оказания услуг населению и повышение эффективности функционирования бюджетной сети. Однако пока ни того, ни другого не произошло.
Рис. 4. Динамика изменения объема расходов консолидированных бюджетов по основным направлениям. Подготовлено на основе данных [4−7]
Кроме того, серьезные опасения внушает снижение роста расходов по другим (весьма важным) направлениям, таким, например, как поддержка экономики. Очевидно, что в следующий период никаких существенных улучшений уровня экономического развития территорий ожидать не приходится и субъекты также будут вынуждены (вслед за федеральными властями) совершить такой же бюджетный маневр, что, вероятно, приведет к оптимизации бюджетных расходов. И, к сожалению, это, скорее всего, произойдет за счет отказа от инвестиционных проектов, которые в будущем смогли бы положительно повлиять на уровень социально-экономического развития регионов.
Прогноз бюджетной устойчивости. Если регионы хронически недополучают доходы, то что произойдет с федеральным бюджетом? Как влияют все эти факторы на устойчивость бюджетной системы? Для начала необходимо обратить внимание, что основная доля (60%) поступлений в федеральный бюджет обеспечивается за счет двух автономных округов Тюменской области (Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого), Москвы (55%) плюс Санкт-Петербург (около 5%). 7 регионов «вносят» в казну примерно 2−3%, в то время как 72 оставшихся в совокупности обеспечивают лишь 22% поступлений. Безусловно, подобная диспропорциональность обусловлена в большей степени даже не уровнем экономического развития, а спецификой налогов (речь идет о НДПИ и НДС).
В целом в текущем году наблюдается та же тенденция, что и в предыдущем, а именно, продолжается снижение доходов консолидированных бюджетов (составляет примерно 2,3%) и по все тем же причинам. Для развитых регионов — это уменьшение (на 20%) поступлений от налога на прибыль, а для дотационных — дальнейшее сокращение (в объеме 15%) федеральных трансфертов в рамках оптимизации расходов федерального бюджета, поскольку Правительству России требуется все больше ресурсов для выполнения обязательств по пенсионному обеспечению и для реализации заявленных оборонных проектов. В связи с этим в Тюменской области доходы бюджета снизились на 33%, Республиках Калмыкии, Мордовии — на 23%, в Краснодарском крае и Новгородской области — на 18%. Этот перечень можно было бы продолжить, поскольку снижение доходов наблюдается более чем у половины российских регионов [4].
К слову сказать, снижение доходов в регионах происходит на фоне увеличения расходов (5%), что свидетельствует о том, что слова «ответственная бюджетная политика» продолжают оставаться пустым звуком для большинства субъектов. Своеобразным лидером здесь стала Калмыкия, где доходы сократились на 23%, а расходы возросли на целых 18%. Однако этот регион не является единственным, так как еще в 37 субъектах наблюдается серьезная разбалансированность в доходах и расходах в размере более 10 процентных пунктов в пользу последних.
Все вышеуказанные факторы привели к тому, что острейшей проблемой для российских регионов остается рост бюджетного дефицита (в более чем 60% регионов России), необходимость покрытия которого приводит к новому витку наращивания государственного долга. Справедливости ради следует отметить, что ряду регионов удалось добиться бюджетного профицита за счет, например, роста налоговых доходов (Санкт-Петербург, Сахалинская область), жесткого сокращения практически всех статей расходов (Республика Чечня), увеличения трансфертов из федерального бюджета (Республика Чувашия).
Таким образом, можно сделать вывод, что в целом к началу следующего бюджетного цикла регионы России столкнутся с дополнительными бюджетными вызовами, что потребует новых бюджетных маневров для оптимизации расходной части бюджетов.
Утрата бюджетного оптимизма, или что ожидает регионы в следующем бюджетном цикле. Несмотря на неблагоприятную экономическую ситуацию, руководство Минфина России заявляет, что средств, заложенных в бюджете Российской Федерации на 2014−2016 гг., вполне достаточно для решения долговых проблем «десятки» региональных долговых лидеров. Речь идет о дотациях на сбалансированность региональных бюджетов, объем которых составит 400 млрд руб. (с разбивкой по годам: 120 млрд руб. — в 2014 г., 130 млрд руб. — в 2015 г. и 150 млрд руб. — в 2016 г.). Предполагается, что финансовая поддержка субъектам будет оказываться в зависимости от того, как будет складываться ситуация. При этом не исключено, что большая часть этих средств будет распределена уже в ходе рассмотрения проекта бюджета во втором чтении. Насколько это поможет решению долговых проблем регионов, покажет будущее, поскольку в то же время высказываются опасения, что в ближайшие три года долговая ситуация в регионах может продолжать ухудшаться, вследствие увеличения доли расходов, связанных с ростом заработной платы работникам бюджетной сферы и необходимостью финансирования других социальных направлений, возложенных на регионы.
В связи с этим, возможно, что федеральный центр согласится на расширение налоговых полномочий субъектов, что обсуждается в настоящее время наряду с другими предложениями по выравниванию бюджетной обеспеченности (в том числе поэтапной отменой налоговых льгот для естественных монополий, введением налога на недвижимость).
Кроме того, в бюджете 2014−2016 гг. на 5% (прогнозируемый уровень инфляции) увеличены дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, до 80 млрд руб. увеличен объем льготных бюджетных кредитов, которые будут предоставляться наиболее «закредитованным» субъектам, а также планируется снижение доли регионов в финансировании целого ряда проектов и мероприятий [1].
Однако, по мнению экспертов, это не сможет существенно снизить основные бюджетные риски субъектов, поскольку не устранит главной причины — высокой степени зависимости региональных бюджетов от межбюджетных трансфертов, что влечет за собой угрозу их несбалансированности и неустойчивости. Все это не может не вызывать опасений, особенно на фоне наблюдаемой рецессии российской экономики.
Предложения и рекомендации. Означает ли описанная выше картина полную потерю бюджетного оптимизма? Очевидно, что регионам для решения существующего комплекса бюджетных проблем необходимо предпринять неотложные меры по стабилизации ситуации. Субъекты должны занять более ответственную позицию в решении проблем региональных бюджетов, поскольку в ситуации, когда федеральный центр не в состоянии профинансировать прогнозируемый дефицит, они должны начать проводить более ответственную бюджетную политику, направленную на оптимизацию расходной и мобилизацию доходной части бюджета, стратегическими приоритетами которой должны стать
в области долговой нагрузки:
— поддержание оптимального уровня долговой нагрузки субъекта, определяемого с учетом результатов социально-экономического развития конкретной территории-
— разработка плана мероприятий по снижению относительного и абсолютного размера долговых обязательств региона-
— внедрение системы показателей, отражающих эффективность проводимой долговой политики субъекта-
в области обеспечения сбалансированности региональных бюджетов:
— внедрение алгоритма для более полного учета региональных особенностей, например, введение территориального коэффициента для корректировки федеральных решений-
— разработка индивидуальных механизмов финансовой поддержки для наиболее проблемных субъектов-
— усовершенствование методики распределения дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов-
— разработка и внедрение системы мер поощрения субъектов за повышение финансовой устойчивости региональных бюджетов-
в области оптимизации расходной части бюджетов:
— проведение тщательной экспертизы проектов нормативно-правовых актов с целью решительного отказа от принятия нормативно-правовых актов, реализация которых может привести к дальнейшему увеличению расходных обязательств субъекта-
— проведение аудита эффективности бюджетных средств, направляемых на исполнение всех видов бюджетных обязательств регионов-
— разработка и внедрение действенной методики, направленной на своевременное выявление неэффективных бюджетных расходов, которые не должны включаться в региональные бюджеты-
в области мобилизации доходов региональных бюджетов:
— повышение самостоятельности региональных бюджетов для увеличения финансовой гибкости регионов в бюджетных вопросах в т. ч. расширения налоговых полномочий и получения права устанавливать ставки налогов-
— разработка системы мер, направленных на стимулирование развития реального сектора и реализацию перспективных инновационных проектов в регионах.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бюджет для граждан. URL: http: //www. minfin. ru/ru/budget/policy/index. php
2. Бюджетная стратегия РФ до 2013 года. URL: http: //www. garant. ru/news/479 292/
3. Бюджетное послание Президента Р Ф от 13 июня 2013 г. «О бюджетной политике в 2014—2016 годах». URL: http: //www. garant. ru/hotlaw/federal/477 728/
4. Информация об исполнении бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов. URL: http: //www. roskazna. ru/ byudzhetov-subektov-rf-i-mestnykh-byudzhetov/
5. Информация об исполнении федерального бюджета Российской Федерации. URL: http: //www. roskazna. ru/ federalnogo-byudzheta-rf/
6. Основные направления бюджетной политик на 2014 год и плановый период 2015 и 2016 годов. URL: http: //www. minfin. ru/ru/budget/policy/index. php
7. Основные результаты и направления бюджетной политики на 2012 и на период до 2014 года. URL: http: //www. minfin. ru/ru/reforms/budget/index. php
Поступила в редакцию 13. 12. 13
N.N. Shash, A.I. Borodin
PRIORITIES OF THE BUDGETARY POLICY OF RUSSIA AND BUDGETARY PROBLEMS OF REGIONS
The article considers basic provisions of the budgetary strategy of the Russian Federation for the period till 2013 and the tasks presented in the budgetary message of the President of the Russian Federation about the main directions of the budgetary policy for 2014−2016. The structure of the income and expenses of the federal budget for 2014−2016, as well as the main directions of sequestering of the budgetary expenses are analysed, and the efficiency of the budgetary maneuver offered by the Ministry of Finance of the Russian Federation is assessed. We reveal the most optimal directions of reduction of the budgetary expenses and the actions, the realization of which will permit to increase the stability of the federal budget of the Russian Federation. The analysis of the most complex problems of regional budgets is submitted. We also assess the balance and stability of regional budgets on the basis of the relevant executed budgets presented on the site of the Ministry of Finance of the Russian Federation and Federal Treasury.
It is proved that the authorities of regions in Russia should take a more responsible position in the solution of problems of regional budgets as in the situation when the federal center fails to finance the predicted deficiency- the governing body has to start undertaking measures on the decrease in debt loading and ensuring balance of the budget by mobilization of the income part of the budget and optimization of the part on expences.
Keywords: budgetary message, directions of the budgetary policy, federal budget, budget income, budget expenses, budget sequestering, budgetary maneuver, forecast of the income of the budget, structure of the income and expenses, budgetary strategy, budgetary security, account obligations, budgetary stability, debt loading, budgetary deficiency, budgetary surplus, tax powers of subjects.
Шаш Наталия Николаевна,
доктор экономических наук, профессор
E-mail: nat_vshu@mail. ru
Бородин Александр Иванович, доктор экономических наук, профессор E-mail: aib-2004@yandex. ru
ФГБОУ ВПО «Финансовый университет при Правительстве РФ»
125 993, Россия, г. Москва, Ленинградский просп., 49
Shash N.N. ,
doctor of economics, professor E-mail: nat_vshu@mail. ru
Borodin A.I. ,
doctor of economics, professor E-mail: aib-2004@yandex. ru
Financial University under the Government
of the Russian Federation
125 993, Russia, Moscow, Leningradsky prosp., 49

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой