Приоритеты внешней политики Японии в странах Центральной Азии на современном этапе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Г аврилина Елена Анатольевна — сотрудник туристической компании «Pacific Partners Tokyo», Япония, г. Токио. _
2−4-39 Koto-ku, Toyo, Shin Toyo Bld., 4 °F, office 023 Tokyo, 135−0016, Japan.
Тел.: 8−962−903−10−87. E-mail: GavrEA@yandex. ru
© Армия и общество. 2012. № 2. С. —.
Е.А. Гаврилина
ПРИОРИТЕТЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ ЯПОНИИ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
«Мы живем в то время, когда кажется, что почти каждый интересуется Центральной Азией», — сказал Э. Фейгенбаум, заместитель Госсекретаря США по Южной и Центральной Азии и добавил, что у Японии есть полный набор интересов в регионе: стратегический, политический, коммерческий, финансовый и гуманитарный [1]. Действительно, проявляя заинтересованность к государствам Центральной Азии, Япония в последнее время активно развивает собственную внешнеполитическую стратегию с учетом того, что ее интересы в этом регионе, начиная с XIX в., постоянно пересекаются с интересами Китая.
В отношениях Японии с государствами Центрально-Азиатского региона можно условно выделить несколько этапов, смена которых сопровождалась существенным изменением приоритетов внешней политики, проводимой руководством и деловыми кругами.
Так, на первом этапе, относящемся к обретению независимости новыми государствами Центральной Азии, Япония, претендующая на роль лидера, была, в первую очередь, обеспокоена проблемами сохранения мира и стабилизации положения в этом потенциально конфликтном регионе. На этом этапе японские фирмы и компании, известные своей осторожностью в размещении капиталов за рубежом, рассматривали государства Центральной Азии (которые пытались решить большое количество серьезных, внезапно возникших проблем политического и экономического характера) как рискованные объекты для вложения инвестиций. В связи с этим свои отношения с центральноазиатскими странами Япония построила по стандартной модели двусторонних отношений.
После того, как все республики Центральной Азии были отнесены Комитетом помощи развитию Организации экономического сотрудничества и
развития (ОЭСР) к числу развивающихся государств 1 января 1993 г., Токио изменил свое отношении к ним. Следствием этого стала деятельность японского правительства, которое распространило на республики «официальную помощь на нужды развития» (ОПР) — льготный вид помощи, входящий в число основных форм экономического сотрудничества Японии с развивающимися странами. Планируемая финансовая помощь каждой из республик Центральной Азии со стороны Японии составляла около 100 млн долл. США.
Но впоследствии, на встрече представителей Фонда экономического сотрудничества с зарубежными странами (Япония) и Агентства по стратегическому планированию и реформам (Казахстан), прошедшей в 1998 г., было объявлено о намерении правительства Японии постепенно увеличить объем привлекаемых кредитов по линии Агентства международного экономического сотрудничества до 300 млн долл. США. В итоге государства Центральной Азии получили японские правительственные кредиты на общую сумму около 1,5 млрд долл. США.
Ежегодно для каждой республики Центральной Азии утверждалась своя программа технического содействия. Объем технической помощи, предоставленной за эти годы по линии Японского агентства международного сотрудничества (Japan International Cooperation Agency) только Казахстану, составил более 17 млн долл. США. Но это был первый этап сотрудничества Японии со странами Центральной Азии, который преследовал своей целью налаживание тесного сотрудничества, по схеме «развитое государство -развивающаяся страна».
Переход ко второму этапу развития отношений Японии с государствами Центральной Азии был во многом вызван обострением охватившего эти страны экономического кризиса, что вызвало резкое снижение объемов их экспорта в Японию. В связи с этим весной 1995 г. Япония установила льготный режим для Казахстана и Туркменистана, обладающих наиболее крупными запасами полезных ископаемых в Центральной Азии. Это способствовало наращиванию объемов добычи полезных ископаемых и их транспортировки в Японию, что, в свою очередь, позитивно сказалось на развитии промышленного комплекса Японии.
Третий этап характеризовался активным развитием политики Японии в центральноазиатском направлении. В 1997 г. премьер-министр Рютаро Хасимото (1996−1998) огласил концепцию так называемой «дипломатии Шелкового пути».
Эта концепция обратила на себя внимание в контексте продвижения политического диалога Японии со странами Центральной Азии, а также ее ориентации на упрочение связей с этими странами в области обеспечения безопасности в регионе.
В рамках новой внешнеполитической доктрины Японии по отношению к республикам Центральной Азии (условное наименование «евразийская дипломатия») Токио определил три основных направления упрочнения отношений, а именно:
— политический диалог для углубления доверия и взаимопонимания-
— экономическое сотрудничество, в том числе и сотрудничество в области освоения природных ресурсов-
— достижение мира в Центрально-Азиатском регионе посредством нераспространения ядерного оружия, демократизации и стабилизации.
Интерес Японии к региону получил новый толчок в 2004 г., когда министр иностранных дел Ёрико Кавагути (2002−2004) посетила государства Центральной Азии. В своем выступлении она сказала: «Как вы все прекрасно знаете, Центральную Азию и Японию связывают тысячелетия. Существенная часть заимствованной Японией цивилизации берет свое начало в так называемом западном пространстве, которое простирается на запад Китая, западное пространство не что иное, как регион во главе с Центральной Азией, было бы ошибочно полагать, что этот регион является просто перекрестком между востоком и западом. Наоборот, этот регион не только был местом, где соединялся Восток и Запад, но и местом, где сложились собственные цивилизации: городская и кочевническая, основанные на Оазисе и на степи соответственно» [4]. «При нынешней мировой ситуации геополитическое и экономическое значение центральноазиатских государств неуклонно возрастает. На основе накопленного к настоящему времени хорошего потенциала Япония намерена и далее крепить и улучшать отношения с этими государствами», — отметила министр иностранных дел Японии [2].
После этого визита Япония сосредоточилась на оказании помощи региону, который становится «намного больше, чем просто сумма составляющих его государств».
В 2006 г. японский премьер-министр Дзюинтиро Коидзуми (2001−2006) нанес визиты в Казахстан и Узбекистан. Российский эксперт С. Лузянин относительно целей этого визита заметил: «В первую очередь, это
диверсификация для Японии импорта энергоносителей. Вторая цель -несомненно, попытка сократить дистанцию и усилить политические позиции Токио в этом регионе. Третья цель — Япония хотела бы предложить Казахстану, и особенно Узбекистану, свой проект развития, альтернативный китайскому, российскому, шосовскому» [3].
«Эти визиты Д. Коидзуми были восприняты с определенной долей скептицизма, если не с явным раздражением в некоторых странах за пределами Центральной Азии, — отметил К. Фредерик Старр, директор Института Центральной Азии и Кавказа. — Мне тогда показалось, что это была неправильная реакция. Ни одна другая страна не была столь щедра в оказании гуманитарной помощи Центральной Азии. Позже Япония организовала консультативную группу под названием „Япония + Центральная Азия“, куда вошли все страны региона» [1].
Вместе с тем ни для кого не секрет, что Токио в Центральной Азии привлекает наличие природных ресурсов. Основным центром внимания Японии стал Казахстан, известный запасами природных ископаемых, в том числе и урановых залежей. Казахстан по разным оценкам располагает порядка тридцатью процентами мировых запасов урана. Учитывая постоянную тенденцию роста цен на уран на мировом рынке (когда за 10 месяцев 2006 г. цена урана выросла на 64% и составила $ 60 за фунт урана против $ 36,5 за фунт урана в январе 2006 г.), подобный интерес к Казахстану со стороны Японии вполне оправдан.
В результате визита 2006 г. глава правительства Японии, министр энергетики и минеральных ресурсов Казахстана Б. Измухамбетов и посол Японии в Казахстане Тэцуо Ито подписали меморандум о намерениях между правительствами двух стран о продвижении сотрудничества в области мирного использования атомной энергии.
Кроме этого, Япония заинтересована в налаживании более тесного сотрудничества с Казахстаном и в других областях. Подтверждением являются данные таможенной статистики Республики Казахстан, которые показывают, что товарооборот между Казахстаном и Японией в январе-июне 2006 г. составил 439,2 млн долл. США, увеличившись на 21% в сравнении с аналогичным периодом 2005 г. В 2005 г. этот показатель превысил 736,1 млн долл. США, в том числе экспорт из Казахстана — 137,2 млн долл., импорт из Японии — 598,8 млн долл.
Казахстан экспортирует в Японию ферросплавы, сталь, титан, редкоземельные металлы, а импортирует в основном автомобили и запчасти к ним, электрооборудование и бытовую технику. На территории Казахстана действуют около 15 японских компаний, в числе которых «Мицубиси», «Иточу», «Мицуи» и др., которые занимаются также разведкой нефтяных месторождений и транспортировкой энергоно сителей.
Учитывая тот факт, что экономика Японии более чем на 85% зависит от стран Ближнего Востока, то есть от арабской нефти, становится очевидным интерес Токио к республикам Центральной Азии, прежде всего, к Казахстану и Туркменистану.
Вместе с тем, поручение, данное 13 ноября 2006 г. Президентом Казахстана на заседании Совета Безопасности о запрете ввоза в Казахстан автомобилей с правосторонним рулем, не способствовало расширению сотрудничества между странами. Это удивило и японскую сторону, так как за месяц до принятия данного решения состоялся визит главы правительства Японии в Казахстан, где на встрече с Президентом Республики стороны договорились о расширении сотрудничества.
Принимая во внимание тот факт, что Япония до вышеупомянутых событий занимала лишь 14-е место во внешнеторговом обороте Казахстана, являющегося самым крупным из государств Центральной Азии торговым партнером Японии, можно прогнозировать уменьшение объема торговли между двумя странами. Возможно, что в свете произошедших в Казахстане событий дальнейшее участие Японии в экономическом развитии страны будет ограничиваться освоением месторождений энергоносителей. Поэтому вполне вероятно, что и в дальнейшем двусторонние отношения между Японией и Республикой Казахстан будут строиться в соответствии с интересами Токио. И в данном сотрудничестве Япония больше будет выступать как страна, которая будет давать Казахстану в разы меньше, чем брать, что вряд ли благоприятно скажется как на экономическом развитии последнего, так и на расширении партнерских связей с одним из лидирующих государств мира.
Наряду с экономическим аспектом Японию волнуют и вопросы безопасности в регионе. «Центральноазиатские государства расположены в центре континента, и стабильность в них непосредственно влияет на мир и стабильность во всей Евразии, а также и в Японии. Кроме того, Центральная Азия очень богата природными ресурсами, в том числе нефтью и газом, что
имеет большое значение для стабилизации поставок энергоносителей на мировой рынок», — заметила глава МИД Японии Ё. Кавагути [2].
С началом антитеррористической операции сил НАТО в Афганистане, акценты Японии заметно сместились в сторону обсуждения проблем безопасности региона, которые, по мнению МИД Японии, напрямую зависят от стабилизации обстановки в Афганистане. Другие члены западного сообщества также едины во мнении, что в условиях географической замкнутости Центральной Азии, особое, «ключевое» место занимает Афганистан, так как именно через эту страну, по стратегическим расчетам Запада, должны будут проходить магистральные трубопроводы с центральноазиатскими энергоносителями. Это естественно, что маршруты доставки ресурсов через Иран, Китай или Россию просто не устраивают Запад, и они вынуждены настаивать именно на направлении Афганистан — Пакистан. Тот факт, что перспективы урегулирования ситуации в Афганистане весьма туманны даже в среднесрочной перспективе. И главным источником нефти по-прежнему остается Ближний Восток.
Следует отметить, что в период с 1991 по 2007 г. Япония выдвигала следующие инициативы:
1993 г. — инициатива по включению стран Центральной Азии в Организацию экономического сотрудничества и развития — позволила странам региона получать финансовую и иную помощь, в частности, по программе Официальная Помощь Развитию (ОПР) —
1997 г.- Евразийская дипломатия, предполагавшая активизацию экономического и политического сотрудничества между Японией, Россией и Центральной Азией. Три главных принципа: взаимная выгода, доверие и долгосрочная перспектива-
1998 г. — Программа действий по «Дипломатии Шелкового пути», направленная на поддержку демократических преобразований, содействие экономическим реформам, реконструкцию транспортной инфраструктуры и разведыванию природных ресурсов-
2004 г. — инициатива «Центральная Азия плюс Япония» — проведение регулярных встреч на уровне глав министерств и ведомств для содействия сотрудничеству и региональному взаимодействию-
2006 г. — «Трансформация Центральной Азии в коридор мира и стабильности» — подход к ЦА с учетом долгосрочной перспективы, поддержка
открытого регионального сотрудничества, поиск партнерства, основанного на общих универсальных ценностях.
В действительности эти инициативы имели большое значение для стран региона, а в совокупности с оказываемой помощью по линии ОПР, составляющей на сегодняшний день около 2 млрд долл. США, реально содействовали развитию Центральной Азии.
Многое изменилось в самой Японии после аварии на АЭС в Фукусиме 11 марта 2011 г., произошедшей после мощнейшего землетрясения. В итоге в сентябре 2012 г. правительство Японии приняло программу, по которой в стране не будут возводиться новые АЭС, но уже начатое строительство будет продолжено. При этом правительство будет стремиться к тому, чтобы к 2030 г. страна освободилась от зависимости от атомной энергетики. Это все, естественно, отразилось и на внешнеполитическом курсе Японии со странами Центральной Азии.
Что можно перенять из опыта Японии — это немаловажный вопрос для молодых государств Центрально-Азиатского региона? Отвечая на этот вопрос, директор центра Стерлинского университета по изучению Японии Жан-Пьер Леман отметил: «Японию нельзя воспринимать как модель, которую можно копировать. Ее следует использовать как зеркало, в котором нужно рассматривать собственные сильные и слабые стороны» [6, с. 299].
В заключение необходимо отметить, что «Япония — это единственная за пределами евро-американской цивилизации страна, добившаяся мирового успеха… Готовность пользоваться достижениями других цивилизаций удивительным образом уживалась у древних японцев с представлением о собственном государственном величии» [5, с. 11]. И для нынешнего поколения японцев эта задача не потеряла своей актуальности, от ее решения зависят успехи Японии, в том числе и в отношениях со странами Центральной Азии.
Итак, цельная картина политики Японии в Центрально-Азиатском регионе складывается из следующих аспектов:
— заинтересованность Японии в разведке и перспективной разработке природных ресурсов региона-
— обеспечение безопасных путей их доставки на мировой рынок-
— содействие демократизации государств Центральной Азии, также их экономическому развитию.
На протяжении длительного времени именно эти цели объявляли официальные лица Японии в качестве приоритетов ее внешней политики в регионе.
* * *
1. Инициативы Японии в Центральной Азии [Электронный ресурс] // Время Востока: [сайт]. URL: http: //www. easttime. rU/analitic/1/9/248. html (дата обращения 9. 09. 2012).
2. К прогрессу по Шелковому пути: интервью Йорико Кавагучи [Электронный ресурс]
// Казахстанская правда: [сайт газеты]. URL:
http: //www. kazpravda. kz/rus/politika/joriko_kavaguchi_k_progressu_po_shelkovomu_puti. ht т1 (дата обращения 14. 09. 2012).
3. Миллер Дж. Японии и России стоит присмотреться друг к другу [Электронный
ресурс] // InoPressa: [сайт]. URL:
http: //www. inopressa. ru/article/27Sep2012/forbes/japan. html (дата обращения 14. 09. 2012).
4. Новое измерение: Центральная Азия + Япония [Электронный ресурс] // Новости
Узбекистана: [сайт газеты]. УКЬ: http: //www. novostiuzbekistana. st. uz/35213/jayp. htm
(дата обращения 8. 09. 2012).
5. Прасол Ф. Япония. Лики времени. М., 2009.
6. Пронников В. А., Ладанов И. Д. Японцы. М., 1996.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой