О необходимости совершенствования положений главы 15 уголовного Кодекса Российской Федерации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

12. 00. 00 — ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ
УДК 343. 268 UDK 343. 268
Ю.А. ГЕРАСИНА Y.A. GERASINA
ассистент кафедры уголовного права и процесса assistant of the Department of Criminal law and procedure,
Госуниверситета — УНПК State University — ESPC
E-mail: lulu-orel@rambler. ru E-mail: lulu-orel@rambler. ru
О НЕОБХОДИМОСТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ГЛАВЫ 15 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ABOUT THE NECESSITY OF PERFECTION OF THE PROVISIONS OF CHAPTER 15 OF THE CRIMINAL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION
В статье рассматриваются уголовно-правовые положения, регламентирующие назначение и применение принудительных мер медицинского характера, выявляются их недостатки. На основе проведенного анализа предлагаются изменения норм, содержащихся в главе 15 УК РФ, с целью совершенствования уголовно-правового регулирования принудительного лечения лиц с психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния (преступления).
Ключевые слова: принудительные меры медицинского характера, уголовно-правовое регулирование, наименование и содержание статьи.
The article deals with penal provisions for the purpose and application of enforcement measures of medical character, identifies their shortcomings. On the basis of the carried-out analysis changes of the regulations containing in chapter 15 of the criminal code of the Russian Federation, for the purpose of enhancement of criminal legal regulation offorced treatment of persons with the mental disturbances, committed socially dangerous acts (crimes) are offered.
Keywords: enforcement measures of medical character, criminal legal regulation, name and content of article.
Принудительные меры медицинского характера непосредственно затрагивают права и свободы лиц с психическими расстройствами, соблюдение которых во многом зависит от качества правовых предписаний в данной области. Глава 15 УК РФ «Принудительные меры медицинского характера» включает в себя 8 статей (ст. 97−104) и регулирует широкий круг вопросов осуществления принудительного лечения лиц с психическими расстройствами. Однако часть обозначенных норм не свободна от недостатков, которые затрудняют толкование уголовно-правовых предписаний и их применение на практике.
Так, в действующей статье 97 «Основания применения принудительных мер медицинского характера» допущено явное несоответствие между наименованием статьи и ее содержанием. В этой связи, несмотря на конкретное наименование статьи в теории уголовного права ведутся дискуссии относительно определения основания назначения и применения принудительных мер медицинского характера. Одни ученые рассматривают его как совокупность условий, указанных в разных частях статьи 97 УК РФ [1, с. 11- 4, с. 29]. Другие относят к нему только положение, закрепленное в части 2 статьи 97 УК РФ [5, с. 86]. Указанный недостаток правовой регламентации основания назначения принудительных мер медицинского характера рекомендуем устранить за счет изменения заголовка статьи и корректировки ее текста. Кроме того, в действующей редакции УК РФ отсутствует норма, закрепляющая де-
финицию принудительных мер медицинского характера. В этой связи предлагаем статью 97 УК РФ изложить в следующей редакции:
«Статья 97. Понятие и цели принудительных мер медицинского характера.
1. Принудительные меры медицинского характера — это меры обеспечения безопасности граждан и лиц, указанных в статье 98 настоящего Кодекса, представляющих опасность по своему психическому состоянию для себя или других лиц, заключающиеся в принудительном лечении, наблюдении и проведении таких мер, как стационарный уход и содержание.
2. Целями применения принудительных мер медицинского характера являются излечение лиц, указанных в статье 98 настоящего Кодекса, или такое улучшение психического состояния, при котором устраняется их опасность для себя или других лиц и тем самым достигается предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса».
Таким образом, в часть 1 проектируемой статьи 97 включена дефинитивная норма, в которой дано определение понятия «принудительные меры медицинского характера», в части 2 указанной статьи уточнен перечень целей их применения. Сформулированное определение информирует правоприменителя о том, что данные меры являются мерами безопасности и не сводятся к лечению. Их содержание заключается в принудительном лечении, наблюдении, стационарном содержании и ухо-
© Ю. А. Герасина © Y.A. Gerasina
де. Формулировка медицинской цели-минимум, в качестве которой указано «такое улучшение психического состояния, при котором устраняется их опасность для себя или других лиц», позволяет избежать преждевременного прекращения таких мер в случае установления кратковременной ремиссии. Кроме того, показано, что достижение медицинских целей применения принудительных мер медицинского характера способствует предупреждению новых общественно опасных деяний (преступлений). При этом законодательный перечень целей нами не расширяется, так как считаем его достаточным, несмотря на высказанные в литературе предложения о необходимости закрепления дополнительных целей применения принудительных мер медицинского характера [2, с. 50- 3].
Субъектный состав принудительных мер медицинского характера, основания их назначения, на наш взгляд, следует выделить в самостоятельные статьи 98 и 98.1 соответственно. Так, в статье 98 УК РФ следует закрепить круг лиц, которым могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, к таковым относим три категории лиц, которые содержались в УК РФ 1996 г. до изменений, внесенных Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ. На наш взгляд, выделение ограниченно вменяемых педофилов, совершивших половые преступления в отношении малолетних, в самостоятельную категорию субъектов принудительного лечения нецелесообразно, так как принудительные меры медицинского характера данным лицам могут назначаться в рамках третьей категории лиц. Предлагаем дополнить УК РФ статьей 98.1 следующего содержания:
«Статья 98.1. Основание назначения принудительных мер медицинского характера.
1. Принудительные меры медицинского характера назначаются только в случае, если лицо, указанное в статье 98 настоящего Кодекса, в силу психического расстройства представляет опасность для себя или других лиц.
В новой редакции части 2 статьи 98.1 УК РФ закрепить положение, содержащиеся в действующей редакции части 4 статьи 97 УК РФ, заменив «в части первой настоящей статьи» словами «указанных в статье 98 настоящего Кодекса».
Использование термина «назначение» в данной статье является более логичным, так как назначение соответствующих мер предшествует их применению. В качестве основания назначения принудительных мер медицинского характера в части 1 статьи 99 проекта указана опасность лиц для себя или окружающих.
Действующая статья 99 «Виды принудительных мер медицинского характера» закрепляет перечень видов принудительного лечения. Критерием законодательной классификации выступает тип учреждения, в котором осуществляется принудительное лечение. Соответствующие учреждения отличаются между собой характером наблюдения. При этом законодатель только в двух нормах указывает характер наблюдения (пункты «а» и «г» части первой), в пункте «б» и «в»
такие указания отсутствуют. В связи с чем предлагаем внести следующие изменения в часть 1 статьи 99 УК РФ:
а) пункт «б» дополнить словами «с обычным наблюдением" —
б) пункт «в» дополнить словами «с постоянным наблюдением»
Часть 2 статьи 99 УК РФ исключить.
Регламентация конкретного вида принудительной меры медицинского характера (статьи 100 и 101 УК РФ) законодателем сводится к отличию в наблюдении, в котором нуждается лицо с психическим расстройством. На наш взгляд, критерием выбора конкретной принудительной меры медицинского характера является вид опасности лица для себя или окружающих. В этой связи предлагаем статью 100 УК РФ изложить в следующей редакции:
«Статья 100. Амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра.
1. Амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра применяется к лицу, представляющему наименьшую опасность для себя или окружающих.
2. Данный вид принудительного лечения не назначается, если имеются социальные факторы, препятствующие его применению.
3. Амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра в качестве завершающей принудительной меры медицинского характера применяется во всех случаях после стационарного лечения, если достигнуто только улучшение психического состояния лица».
В части 1 предложенной редакции статьи определен критерий применения амбулаторного принудительного лечения и наблюдения у психиатра — наименьшая опасность лица с психическим расстройством для себя или окружающих. В части 2 указанной статьи сформулировано исключение из положения, закрепленного в части 1 этой статьи. Так, в случае, если лицо представляет наименьшую опасность, однако имеются социальные «противопоказания»: алкоголизация, присутствие отрицательного лидера в окружении, неблагоустроенность и т. п., то данный вид принудительного лечения не применим. Часть 3 статьи сформулирована таким образом, чтобы правоприменителю стало ясно, что амбулаторное принудительное лечение и наблюдение у психиатра может назначаться в качестве завершающей меры после применения стационарных видов лечения, если достигнута медицинская цель-минимум. Корректировка предписания проведена, чтобы обеспечить адаптацию лица с психическим расстройством к условиям вне стационара, закрепление ремиссии. Поскольку в ряде случаев стационарные условия выступают в качестве сдерживающего фактора.
Статью 101 УК РФ предлагаем изложить в следующей редакции:
«Статья 101. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре
1. Принудительное лечение в психиатрическом
12. 00. 00 — ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ 12. 00. 00 — SCIENCE OF LAW
стационаре общего типа с обычным наблюдением применяется к лицу, представляющему небольшую опасность для себя или других лиц.
2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с постоянным наблюдением применяется к лицу, представляющему повышенную опасность для себя или других лиц.
3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением применяется к лицу, представляющему особую опасность для себя или других лиц».
Характеристику каждого вида опасности лица для себя или окружающих считаем уместным закрепить в постановлении Пленума В С РФ, чтобы избежать излишней громоздкости положений УК РФ.
Действующая статья 102 «Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера» включает в себя 4 части. Часть 2 данной статьи содержит в себе пять положений, которые законодатель объединил в одном абзаце, что усложняет восприятие данных норм. В этой связи целесообразно сформулировать две самостоятельные статьи — 101.1 и 102(новая редакция).
«Статья 101.1. Освидетельствование лица, которому назначена принудительная мера медицинского характера.
1. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о продлении, прекращении применения или об изменении такой меры.
2. Освидетельствование проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения врач приходит к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника.
3. Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, или уголовно-исполнительную инспекцию, осуществляющую контроль за применением принудительных мер медицинского характера, вне зависимости от времени последнего освидетельствования».
Статья 101.1 проекта содержит три части, регулирующие вопросы освидетельствования лиц, которым назначены принудительные меры медицинского характера. В части 1 статьи 101.1 предусмотрен единый срок для продления, изменения и прекращения. Часть 2 статьи 101.1 закрепляет круг лиц, по инициативе или ходатайству которых проводится освидетельствование. В части 3 указанной статьи определяется порядок подачи ходатайства о проведении освидетельствования.
Соответственно в действующую статью 102 УК РФ необходимо внести следующие изменения:
а) часть 2 изложить в следующей редакции:
«2. Продление применения принудительной меры
медицинского характера осуществляется судом при отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера" —
б) часть 3 изложить в следующей редакции:
«3. Изменение принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры и возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера" —
в) часть 4 изложить в следующей редакции:
«4. Прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае излечения лица или такого улучшения психического состояния, при котором устраняется его опасность для себя или других лиц».
В новых частях 2 — 4 статьи 102 закреплены основания продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера. При определении соответствующих оснований учитывается изменение опасности лица для себя или других лиц во времени.
Статья 103 «Зачет времени применения принудительной меры медицинского характера» имеет конкретное наименование, однако, понятия «зачет» не содержит и регламентирует его только в случае осуждения к такому виду наказания, как лишение свободы. Для устранения данных недостатков предлагаем новую редакцию статьи:
«Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера.
1. Зачет времени применения принудительных мер медицинского характера состоит во включении в срок отбытого наказания времени пребывания в психиатрическом стационаре лицам, указанным в пунктах «б», «в» статьи 98 настоящего Кодекса.
2. Время пребывания лиц, указанных в пунктах «б», «в» статьи 98 настоящего Кодекса, засчитывает-ся в срок отбытого наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы, принудительных работ либо содержания в дисциплинарной воинской части или ареста, два дня ограничения свободы, три дня исправительных работ или ограничения по военной службе, восемь часов обязательных работ».
Статья 104 «Принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания» состоит из 4 частей, часть 2 и 3 отсылает к законодательству о здравоохранении Российской Федерации. На наш взгляд, статья 104 УК РФ в действующей редакции не содержит необходимой уголовно-правовой информации, позволяющей всесторонне рассмотреть данный вид принудительной меры медицинского характера, выделить его особенности и порядок исполнения. В юридической литературе также указывается на несовершенство данных положений [6, с. 97]. В этой связи предлагаем статью 104 УК РФ изложить в следующей редакции:
«Статья 104. Принудительные меры медицинского
характера, соединенные с исполнением наказания.
1. Лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, суд может назначить принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания, в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.
2. В случае ухудшения психического состояния осужденного суд по представлению учреждения, исполняющего наказание, или уголовно-исполнительной инспекции, осуществляющей контроль за применением принудительных мер медицинского характера, на основании заключения врачей-психиатров может поместить лицо на принудительное лечение в психиатрический стационар определенного типа в зависимости от вида опасности такого лица.
3. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, соединенное с исполнением наказания, применяется по месту отбывания лишения свободы в соответствующих амбулаторных специализированных лечебных учреждениях, в отношении осужденных к иным видам наказаний, условно осужденных, условно-досрочно освободившихся, отбывших наказание, но нуждающихся в принудительном лечении, — в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь».
В части 1 статьи определяется вид принудительного лечения и категория лиц, которой они назначаются. В части 2 закреплено положение, принципиально отли-
чающееся от нормы, содержащейся в части 2 статьи 104 действующего УК РФ. Предлагается распространить на ограниченно вменяемых лиц порядок изменения принудительных мер медицинского характера, применяемый к остальным субъектам, когда тип стационара избирается в зависимости от вида опасности лица для себя или других лиц. В предлагаемой части 3 статьи 104 указываются учреждения, исполняющие принудительные меры медицинского характера. Указано также, что принудительные меры медицинского характера, соединенные с исполнением наказания, в случае опасности лица для себя или других лиц могут быть назначены условно осужденным, их применение может быть продолжено в случае условно-досрочного освобождения, а также в отношении лиц, отбывших наказание, но нуждающихся в принудительном лечении. Данное положение устраняет имеющийся в уголовном законодательстве пробел, когда принудительные меры медицинского характера назначаются только в случае реального отбывания наказания и прекращаются в связи с условно-досрочным освобождением или отбытием наказания.
Таким образом, нами предложены варианты изменений уголовно-правовых положений, регламентирующих назначение и применение принудительных мер медицинского характера, которые направлены на закрепление новых норм и корректировку действующих предписаний, с целью совершенствования практики их применения и сокращения числа повторных общественно опасных деяний среди лиц с психическими расстройствами.
Библиографический список
1. Горобцов В. И. Принудительные меры медицинского характера в отношении психически больных по Уголовному кодексу Российской Федерации: Учебное пособие. Красноярск: Красноярская высшая школа МВД России, 1997. 59 с.
2. Достовалов С. Цели принудительных мер медицинского характера // Законность. 2000. № 1. С. 49−50.
3. Журавлева Т. Н. Институт принудительных мер медицинского характера в законодательстве Российской Федерации: автореф. канд. юрид. наук. — РнД, 2002.
4. Михеев Р. И. Принудительные меры медицинского характера в уголовном праве — социально-правовые и медико-реабилитационные меры безопасности (Проблемы теории, законодательства и правоприменения на рубеже веков) / Р. И. Михеев, А. В. Беловодский, В. А. Воробей, О. Р. Михеев / Под науч. ред. проф. С. Д. Князева, проф. Л. А. Валеевой и проф. Р. И. Михеева. Издание научное. Инициативное. — Владивосток: Изд. группа «ВИТ», 2000. 296 с.
5. Назаренко Г. В. Основы регулятивного воздействия на социально опасных лиц. — Орел: Издательство «ОРАГС», 2007. 224 с.
6. Ситникова А. И. Правовая регламентация зачета времени и реализации принудительных мер медицинского характера // Юридическая наука в XXI веке: теоретические разработки и практические воплощения: Материалы международной научной конференции (8 апреля 2008 г.). Часть I / Сост. В. С. Горбань. — Орел, 2008. — С. 96−98.
References
1. Gorobcov V.I. Enforcement measures of medical character in respect of a mentally sick under the Criminal code of the Russian Federation: manual. Krasnoyarsk: Krasnoyarsk higher school of MIA of Russia, 1997. 59 р.
2. Dostovalov C. Objectives of compulsory measures of a medical character // Legality. — 2000. — № 1. — Рр. 49−50.
3. Zhuravleva T.N. Institute of enforcement measures of medical character in the legislation of the Russian Federation: Author'-s abstract, cand. diss. — RND, 2002.
4. Mikheev R.I. Enforcement measures of medical character in criminal law, social legal and medical rehabilitation security measures (Problems of theory, legislation and enforcement at the turn of the century) / R.I. Mikheev, A.V. Belovodsk, V.A. Sparrow, O.R. Mikheev / Ed by Professor S.D. Knyazev, Professor L.A. Valeeva, and Professor R.I. Mikheeva. Publication of scientific. Proactive. — Vladivostok: Izd. group «VIT», 2000. 296 р.
5. Nazarenko V. Basis of regulatory impact on socially dangerous persons — Orel: Publishing house & quot-ORACS"-, 2007. 224 р.
6. Sitnikova A. I. Legal regulation of offset of the time and the implementation of enforcement measures of medical character // Legal science in the XXI century: theoretical development and practical realization: Materials of international scientific conference (April 8, 2008). Part I / Ed. V. Gorban. Orel, 2008. — Рр. 96−98.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой