Природа и психологические механизмы совести

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2014. № 1(35)
УДК 17. 024+159. 922
ПРИРОДА И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СОВЕСТИ
© А.Ф. Корниенко
Статья посвящена рассмотрению сущности совести c точек зрения религии и науки. Приводятся авторские определения понятий «сознание» и «осознавание», которые обеспечивают понимание совести не как божественного начала в человеке, а как нравственного сознания личности, возникающего в процессе социального развития человека. Обращается внимание на наличие различий в интерпретации морали и нравственности, морального и нравственного сознания, которые способствуют пониманию сущности совести. В качестве основных форм проявления совести рассматриваются переживания вины и стыда. Предпринимается попытка описания сущности и психологических механизмов совести с помощью математических (символьных) выражений. При этом совесть рассматривается как виртуальная личность, существующая в психике человека в форме персонифицированного образа его идеального «Я».
Ключевые слова: совесть, голос совести, сознание, осознавание, нравственное сознание, мораль, нравственность, вина, стыд.
Понятие о совести
Совесть является одной из основных философских и психологических категорий, которая наряду с такими категориями, как психика и сознание, до сих пор не имеет удовлетворительного естественнонаучного толкования и в связи с этим является объектом пристального внимания не только науки, но и религии. Собственно в религии и были сформулированы первые определения и трактовки совести, которые носили ярко выраженный религиозно-философский характер [1: 2]. С точки зрения религии совесть — это некоторое божественное начало в человеке, которое, проявляя себя в форме «гласа Божьего», побуждает человека к совершению «праведных» поступков или удерживает его от искушения сделать что-либо запретное или предосудительное.
Несмотря на оппозиционные отношения науки и религии, следует признать, что и в науке, и в религии феноменология явлений, связанных с понятием «совесть», мало чем отличается. Проявлением совести считается регуляция поведения человека на основе его внутренних представлений о должном, о добре и зле. Принципиальные расхождения наблюдаются в интерпретации природы этих представлений. Если в религии считается, что совесть и представления о должном имеют божественную природу, то в науке их возникновение рассматривается как результат осознания человеком норм и правил поведения, существующих в обществе, то есть они определяются как явления социально обусловленные.
Научный анализ сущности совести обычно начинается с рассмотрения этимологического значения слова «совесть» и выделения в нем приставки «со-» в сочетании со словами «весть», «ведать», «знать» [2], что приводит к пониманию
совести как совместного знания и признанию социальной обусловленности феномена совести. При этом под знаниями, связанными с понятием «совесть», имеются в виду моральные знания, т. е. знания норм и правил поведения, принятых в обществе. Характеризуя сущность и природу совести, Л. Фейербах, например, писал: «совесть ведет свое происхождение от знания и связана со знанием, но она обозначает не знание вообще, а особый отдел или род знания — то знание, которое относится к нашему моральному поведению и нашим добрым или злым настроениям и поступкам» [3: 467].
В анализе феноменов совести большое значение придается рассмотрению связи понятия «совесть» с понятием «сознание», которое благодаря наличию в нем той же приставки «со-» также интерпретируется как совместное знание. Взаимосвязь совести и сознания находит свое выражение в определении совести как нравственного сознания [4−5]. Однако весь парадокс и сложность научного изучения сущности совести как нравственного сознания заключается в том, что в науке до сих пор нет общепризнанного научного определения исходного понятия «сознание». По мнению В. М. Аллахвердова, «о чем, собственно, идет речь, когда мы говорим о сознании, на самом деле никому неизвестно» [6: 52]. «К сожалению, — пишет В. П. Зинченко, — философия и наука не могут похвастаться тем, что они за тысячу лет своего существования и развития пришли к сколь-нибудь однозначному определению сознания» [7: 12].
В научной литературе под нравственным сознанием обычно понимается совокупность осознаваемых человеком представлений о добре и зле, о дозволенном и недозволенном, о мораль-
ных ценностях общества [8−9]. При этом под «осознаванием» понимается процесс, благодаря которому то, что подлежит осознаванию, становится достоянием сознания. Очевидно, что подобное определение нравственного сознания, в котором понятие «сознание» раскрывается через понятие «осознавание», является не более чем тавтологией. Чтобы дать действительно научное определение совести как нравственного сознания, необходимо прежде всего определиться с такими понятиями, как «сознание», «осознавание» и «осознание».
Сознание, осознавание и осознание
В настоящее время в науке существует ряд научных положений относительно сознания, которые принимаются большинством членов научного сообщества и считаются общепризнанными. К ним можно отнести следующие [10]:
1. Сознание есть высший уровень развития психики, присущий человеку.
2. Сознание соотносится с наличием в психике человека образа «Я» и процессов рефлексии.
3. Возникновение сознания является социально обусловленным процессом.
4. Возникновение и развитие сознания связано с возникновением и развитием речи.
Формально первое положение является ответом на вопрос о том, что такое «сознание». Однако для понимания сущности сознания одного признания его высшим уровнем развития психики явно недостаточно. Необходимо уточнить, в чем состоит специфика или особенность этого высшего уровня развития психики по сравнению с другими уровнями, не говоря уже о том, что неплохо было бы дать научное определение и понятию «психика», интерпретация которого в современной психологии сама по себе представляет серьезную проблему [11].
Второе положение даже формально не является ответом на вопрос о том, что такое «сознание». В нем лишь указывается, что оно как-то связано с образом «Я».
Третье положение указывает на социальную природу сознания, на его обусловленность социальными отношениями. Но социальные отношения — это отношения между людьми, которые в отличие от животных обладают сознанием. Значит, до возникновения сознания ни социальных отношений, ни общества, в котором эти социальные отношения могут проявляться, быть не может по определению. В связи с этим следует признать справедливым высказывание В.М. Аллах-вердова о том, что «часто встречающееся утверждение, что сознание порождается социальными процессами, вообще выглядит нелепостью» [6: 49].
Четвертое положение о связи сознания с речью не только не раскрывает сущности сознания, но и порождает новые вопросы о сущности языка и речи и о роли сознания в механизмах их возникновения.
В психологии наибольшее распространение получило определение сознания, предложенное А. Н. Леонтьевым, согласно которому «сознание в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния» [12: 166]. Если учесть, что субъективная картина мира обычно соотносится с субъективным отражением действительности и обозначается понятием «психика», то получается, что «сознание» — это расширенный вариант психики, в которой имеется образ «Я». Однако возникает вопрос о механизме возникновения образа «Я». Как, благодаря какому психическому процессу в психике человека возникает этот образа «Я»? Как указывал С. Л. Рубинштейн, «…психические образования не существуют сами по себе вне соответствующего психического процесса» [13: 36].
В наших работах в качестве такого психического процесса рассматривается не что иное, как сознание [14−15]. Под «сознанием» предлагается понимать не только высший уровень развития психики, но и особый психический процесс, относящийся к категории познавательных процессов, в результате которого в психике человека возникает образ самого себя, т. е. образ «Я».
Как же происходит возникновение сознания как познавательного психического процесса и его результата в виде образа «Я»?
Поскольку сознание считается высшим уровнем развития психики и его возникновение считается явлением социально обусловленным, рассмотрим ситуацию взаимодействия двух субъектов, обладающих достаточно высоким уровнем развития психики, при котором уже развиты такие познавательные психические процессы, как ощущение, восприятие и мышление.
При взаимодействии субъектов, А и Б в психике каждого из них в результате процессов восприятия и мышления возникают образы друг друга, которые можно обозначить как БА (образ субъекта Б в психике субъекта А) и АБ (образ субъекта, А в психике субъекта Б). Кроме того, в психике субъекта, А возникает образ поведения по отношению к нему субъекта Б, который можно обозначить как (Б -БА & gt- А) а, а в психике субъекта Б — соответствующий образ поведения субъекта А, т. е. (А -АБ & gt-Б)б. Поскольку функ-
цией психики и психических процессов является не только отражение особенностей объектов и явлений действительности в форме соответствующих образов, но и регуляция поведения, можно сказать, что в поведении субъектов, А и Б происходит взаимная презентация образов друг друга. Образ субъекта Б, имеющийся в психике субъекта А, в поведении субъекта, А презентуется субъекту Б и наоборот. Благодаря аналитическим возможностям процесса мышления в психике субъекта, А из образа поведения субъекта Б вычленяется образ АБ и возникает образ (АБ)
Точно так же образ субъекта Б, имеющийся в психике субъекта А, презентуется субъекту Б, и в его психике, благодаря процессам мышления, возникает образ того, как он видится субъектом
А, т. е. возникает образ (БА).
Далее в психике каждого субъекта происходит трансформация отраженного образа себя в действительный образ самого себя, т. е. в психике субъекта, А возникает образ АА, а в психике
субъекта Б — образ Бб. Эти процессы трансформации образов и есть процессы сознания. В символьной форме процессы сознания, протекающие в психике субъектов, А и Б, можно записать, соответственно, как (АБ) ^ АА и (БА) ^ ББ.
С возникновением сознания и образа «Я» как его результата возникают и процессы осознава-ния, под которыми понимаются процессы образования связей образа «Я» с другими образами, имеющимися в психике. Поскольку, как показано в нашей работе [16], образование связей между образами в психике обеспечивается процессами мышления, процессы осознавания по своей природе оказываются разновидностью процессов мышления, в которых одним из связываемых образов является образ «Я». Результатом осознава-ния как процесса является то, что обычно обозначается понятием «осознание».
Таким образом, с появлением сознания в психике человека возникает образ самого себя (образ «Я»), начинают протекать процессы осоз-навания и возникает осознание того, что отражается в психике благодаря различным психическим процессам. В результате в структуре психики появляются две относительно автономные области — область «осознаваемого», которая и в научной, и житейской психологии обычно называется областью сознания или просто сознанием, и область «неосознаваемого», которая обычно соотносится с понятием «бессознательного». Содержанием области «осознаваемого» становятся те образы психики, в которых отражаются акту-
ально значимые для человека особенности окружающей его предметной и социальной среды.
Если содержание окружающей среды и объективной действительности в целом отражается в психике человека благодаря познавательным психическим процессам, то отражение значимости этого содержания обеспечивается эмоциональными процессами, к которым относятся эмоции, чувства и переживания [17]. По определению, значимость того, что составляет содержание области «осознаваемого», находит свое эмоциональное выражение в переживаниях. Переживается человеком то, что для него является актуально значимым и непосредственно осознаваемым. То, что человеком не осознается, может быть значимым, но не может проявляться в форме переживания. Поскольку переживание связано с процессами осознавания, присущими только человеку, способность к переживанию следует рассматривать как исключительно человеческую способность. Точно так же и совесть, и ее проявления в форме переживаний вины и стыда, обусловленные наличием сознания и процессов осо-знавания, являются достоянием исключительно человеческой психики.
На начальном этапе онтогенетического развития человека, когда процессы сознания и осозна-вания еще недостаточно развиты, неосознаваемым содержанием психики могут становиться образы тех социальных форм поведения, которые человек имеет возможность наблюдать в своем ближайшем социальном окружении. Достоянием области «неосознаваемого» могут становиться и образы тех форм поведения, которые ожидаются от человека и вольно или невольно навязываются ему в соответствии с занимаемым им или предписываемым ему социальным статусом.
Совесть как нравственное сознание личности
Проявлением совести, как уже отмечалось выше, служит так называемый «голос», который, возникая где-то внутри человека, побуждает его к совершению определенных поступков. По мнению М. Хайдеггера, то, что в обыденном толковании известно как «голос» совести, должно мыслиться «не столько озвучание, фактично никогда не обнаруживаемое», сколько «давание понять» [18: 306]. «Голос» совести М. Хайдеггер называет «зовом», который идет не от кого-то другого, кто есть в мире, а от самого человека и «дает ему нечто понять» [18: 306].
Что же дает понять человеку совесть? Характеризуя общепринятое толкование совести, М. Хайдеггер указывает, что совесть, выполняя критическую функцию, всегда говорит по поводу определенного совершенного или намеченного
поступка и дает понять, что человек виновен. Он пишет: «Весь опыт и толкования совести едины в том, что „голос“ совести как-то говорит о „вине“» [18: 315].
Введение понятия о «вине» предполагает введение и понятия о «долженствовании». Совесть не дала бы человеку понять, что он виновен, если бы он не совершил поступок, ставший причиной его виновности. Поэтому, чтобы не стать виновным, он должен совершать поступки, которые являются правильными с точки зрения его совести, то есть должен поступать «по совести». Совесть, таким образом, выступает в качестве внутреннего регулятора поведения человека, побуждающего его поступать как должно. Но, чтобы совесть могла выступать в качестве регулятора должного поведения, она должна иметь соответствующие знания о должном.
Известно, что поступки человека во многом детерминируются внешними социальными требованиями, обычаями и традициями, существующими в обществе и представляющими собой нормы морали. Человек, приобретая опыт социальных отношений, приобретает и совокупность знаний о моральных нормах поведения. Отражаясь в психике в форме соответствующих образов и будучи осознанными, знания моральных норм поведения, или просто моральные знания, становятся достоянием морального сознания. С другой стороны, поступки человека находятся под неусыпным контролем его совести, у которой имеется совокупность знаний о тех формах поведения и тех поступках, которые считаются правильными и должными. Принимая во внимание, что внутренние критерии правильности поступков принято обозначать понятием «нравственность» [19], можно сказать, что знания о формах поведения, которые отражаются в психике человека и осознаются им как правильные и должные, есть его знания о нравственных формах поведения, которые становятся достоянием его нравственного сознания. Очевидно, что содержанием нравственного сознания являются те знания о должном, которыми была наделена совесть. Значит, совесть действительно можно рассматривать как не что иное, как нравственное сознание.
Дифференциация понятий «мораль» и «нравственность»
Для понимания сущности совести следует обратить внимание на различия в представлениях о морали и нравственности, о моральном и нравственном сознании. «Мораль и нравственность, — отмечается в работе С. А. Барсуковой, -различаются и содержательно, и функционально. Существо морали состоит в оценке человеческого поведения, в предписании или запрещении
конкретных действий и поступков… В отличие от этого, нравственность не может быть выражена в конечных, конкретных нормах и формах поведения, она формируется вместе с личностью человека и неотделима от его „Я“» [20: 185]. Мораль — это совокупность норм и правил поведения, которые предъявляются человеку со стороны общества в качестве нормативных и которые он должен соблюдать независимо от того, нравятся они ему или не нравятся, признаются правильными или не признаются. Поведение, не соответствующее нормам морали, считается аморальным, а человек, совершающий аморальные поступки, — аморальной личностью. Отражение моральных форм поведения в психике человека в виде соответствующих образов и их осознание представляют собой моральное сознание личности. С развитием морального сознания происходит и моральное развитие личности.
Что касается нравственности, то под ней понимается совокупность норм и правил поведения, которые не только отражаются в его психике и им осознаются, но и считаются им правильными. Любая правильная с его точки зрения форма поведения становится для него положительно значимой и приобретает статус нравственной ценности. Совокупность нравственных ценностей составляет содержание нравственного сознания и, соответственно, совести личности. Поведение считается нравственным, если оно продиктовано совестью, т. е. побуждается и регулируется содержанием нравственного сознания личности. Несоответствие поведения требованиям совести вызывает у человека появление негативных переживаний («угрызений совести»), а само поведение оценивается как безнравственное.
Из определения нравственности вытекает, что оценка поступка как нравственного или безнравственного в отличие от морального или аморального осуществляется самим человеком, совершившим данный поступок. В принципе возможна ситуация, когда поступок личности оценивается окружающими как аморальный, неподобающий или неуместный, но с точки зрения самой личности является нравственным, поскольку совершен согласно зову совести. Поступок может быть оценен как нравственный и другими людьми, но лишь в том случае, если они сочтут, что он совершен личностью действительно в соответствии с его совестью, которая, однако, не вступает в противоречие с нормами морали, которых придерживаются они сами, т. е. фактически не противоречит их представлениям о нравственности. Воспитание нравственности и нравственного сознания личности предполагает
усвоение и осознание личностью значимости и необходимости соблюдения существующих в обществе норм и правил поведения, принятие личностью моральных и культурных ценностей общества в качестве своих собственных индивидуальных ценностей.
Очевидно, что представленные в индивидуальном сознании личности формы нравственного поведения не являются точной копией нравственного сознания и соответствующих нравственных представлений любой другой личности. Более того, их нравственные идеалы могут значительно отличаться и, как следствие, противопоставляться. Личность, ориентируясь на свою систему нравственных ценностей, может поступать вопреки ожиданиям других личностей, что может приводить к возникновению как межличностных, так и внутриличностных конфликтов.
Формы проявления совести
Когда человек понимает и осознает, что его поведение по тем или иным причинам не соответствует его представлению о нравственности, у него возникают, по выражению М. Хайдеггера, «совестливые переживания» или то, что обычно называется «укорами совести».
В качестве основных форм проявления совести обычно рассматриваются возникающие у человека переживания вины и стыда. Ориентируясь на психологический анализ совести, проведенный М. Хайдеггером, можно допустить, что первичным проявлением совести является переживание вины, которое возникает у человека вследствие субъективной оценки совершенного им поступка как причины последовавших за ним нежелательных событий. Человек признает себя виновным, если понимает и осознает, что не должен был поступать так, как поступил, и что наблюдаемые им нежелательные события являются следствием именно его поступка. Переживание человеком своей вины имеет две разновидности, которые отмечены М. Хайдеггером как «виновен в…» (в совершении неправильного поступка, который привел к нежелательным последствиям) и «виновен перед.» (перед тем, кто каким-либо образом пострадал от того, что он совершил)[18].
Очевидно, что появление у человека переживания вины обусловливается не только наличием у него совести, но и пониманием причинно-следственных отношений между своими поступками и происходящими вслед за ними событиями. Если, например, ребенок в силу недостаточного уровня развития мышления не понимает наличие связи между своим поступком и последовавшими за ним негативными событиями, то он не будет считать себя виновным и у него не бу-
дет возникать переживание вины. Чтобы «пробудить» совесть и вызвать у ребенка совестливые переживания, нужно объяснить ему, дать понять, что причиной негативных событий стал именно его поступок.
Данный механизм социальной регуляции поведения личности можно рассматривать как механизм «возложения вины» [21]. И здесь даже не обязательно, чтобы ребенок действительно был виновен. Главное, чтобы он поверил в свою виновность. В случае фактической виновности ребенка, когда он действительно совершил нехороший, неправильный поступок, механизм возложения вины можно рассматривать как обычный механизм его воспитания, развития у него нравственного сознания и, соответственно, совести. В случае фактической невиновности ребенка механизм возложения вины представляет собой мощное средство манипуляции его поведением. Чаще всего манипуляции такого рода осуществляются за счет введения ребенка в заблуждение либо путем неправильной интерпретации происходящих событий, либо путем демонстрации обиды. При отсутствии опыта социальных отношений и невысоком уровне развития мышления ребенок может не усомниться в предлагаемой ему интерпретации событий и не заметить фальши в проявлении обиды. Принимая все за «чистую монету», он оказывается подвластным вольным или невольным манипуляциям своим поведением со стороны других людей. Воспитание человека и манипуляции его поведением фактически представляют собой «две стороны одной медали», где в качестве «медали» выступает развитие личности и совести человека.
Кроме механизма «возложения вины», существует и механизм «снятия вины». Путем вербальных и невербальных способов психологического воздействия можно добиться понимания ребенком не только своей виновности, но и невиновности, причем как в случае ложно понимаемой виновности, так и в случае фактической виновности. В случае снятия ложно понимаемой вины, когда человек считает себя виновным, не будучи действительно виновным, механизм снятия вины представляет собой процесс убеждения человека в том, что он неверно интерпретирует события и находится в заблуждении относительно истинных причин, по которым они произошли. В случае снятия фактической вины механизм снятия вины выступает как механизм манипуляции поведением человека, развития у него чувства вседозволенности и безнаказанности за совершаемые им фактически аморальные и безнравственные поступки.
Другой основной формой проявления совести является возникновение у человека переживания стыда. В отличие от переживания вины, которое возникает после совершения неправильных поступков, переживание стыда возникает до или во время совершения поступков и связано с ожиданием негативной оценки со стороны окружающих. Рассматривая застенчивость как разновидность стыда, Ф. Зимбардо писал: «Застенчивость — это внутренняя позиция человека, которая предполагает слишком большое внимание к тому, что о нем думают окружающие…» [22: 15]. Застенчивость, по его мнению, «служит неким естественным защитным устройством, позволяющим человеку оценить возможные последствия того или иного своего поступка, прежде чем совершать его» [22: 15].
Переживание стыда, как и переживание вины, имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Положительная сторона связана с выполнением функции воспитания, нравственного развития личности, развитием таких положительных свойств личности, как скромность, рассудительность, осмотрительность, ответственность, добросовестность, порядочность- отрицательная — с возможностью манипуляции поведением человека и развития у него негативных свойств личности, таких как комплекс неполноценности, заниженная самооценка, нерешительность, неуверенность в себе, замкнутость, необщительность.
Психологические механизмы совести в символьном представлении
Как было показано выше, в психике человека в результате сознания возникает образ самого себя, который можно обозначить как ЯЯ. Отношение человека к самому себе есть не что иное, как самооценка, и ее можно обозначить как Яя. Если человек, которого мы обозначаем символом «Я», взаимодействует с другим человеком, обозначаемым символом «Д», то можно записать, что в психике человека Я благодаря познавательным психическим процессам возникают
образы другого человека ДЯ и своего поведения
по отношению к нему (Я —
ЯД
-& gt-Д)я. Кроме
того, в психике человека Я благодаря эмоциональным психическим процессам возникают образы, в которых отражаются эмоциональные отношения человека Я к человеку Д, т. е. образ
I
Дя, и к своему поведению, т. е. образ (Я -ЯД^Д) Я.
В свою очередь, в психике человека Д при его взаимодействии с Я благодаря соответствующим познавательным и эмоциональным психическим процессам возникают образы Я
д
(я --^д)д ,
также
Я
д
(Я-
ЯД
-& gt- Д) д. Эти образы, будучи имплицитно представленными в поведении человека Д, отражаются в психике человека Я в форме обра-
зов
Я
Д
Я
(Я Д)
Д
Я
ядя, Iя
ЯД
д) д I. Возникнове-) Я
ние указанных образов является результатом процессов мышления, сознания и осознавания. В психологии для обозначения механизма возникновения подобных образов обычно используется понятие «рефлексия».
По определению, рефлексия — это способность человека посмотреть на себя «со стороны», глазами другого человека. Из этого определения следует, что процесс рефлексии предполагает наличие не только рефлексирующего субъекта как такового, но и другого человека, в психике которого этот рефлексирующий субъект изначально отражается. И лишь затем особенности рефлексирующего субъекта, отраженные в психике другого человека, становятся достоянием психики самого рефлексирующего субъекта. В процессе рефлексии происходит своеобразное двойное отражение особенностей рефлексирующего субъекта и его поведения сначала в психике другого человека, затем в собственной психике. Проявление рефлексии на уровне познавательных психических процессов можно представить в виде соотношений (1) и (2):
я ^ яд ^яд
Я
Я
ЯД
*Д ^ (Я-
-
& gt-д)д

(Я --^ Д)
Д
(1)
(2)
Я
Аналогичное проявление рефлексии, но на уровне эмоциональных психических процессов, описывается соотношениями (3) и (4):
Я ^ ЯД ^ I ЯД
(3)
Я
Я Д ^(Я --^Д)Д ^ (4)
а
и

ЯД
-& gt-Д)
Д
Я
Если человек Д является значимым для человека Я и с его оценками человек Я склонен считаться, тогда отношения человека Д усваиваются человеком Я и становятся его собственными. В
этом случае отношение Д к Я, то есть Яд, путем
трансформацииЯд J в ЯЯ становится самооценкой человека Я, а отношение Д к поведе-
ЯД '-
нию Я, то есть (Я---& gt- Д) д, путем транс-
формации
(Я-^Д)
Д
Я
ЯД
(Я---& gt-Д)я становится тем внутренним
нормативом, критерием нравственности, которым человек Я начинает руководствоваться в своем поведении. В результате взаимоотношений с множеством значимых других в психике человека Я возникает определенная совокупность образов правильных с его точки зрения форм поведения, которым он должен следовать. Данная совокупность образов есть не что иное, как его нравственное сознание и, соответственно, его совесть.
Поступать «по совести» — значит вести себя так, как считаешь правильным, как должно поступать в идеале. Человека, поступающего по совести и совершающего, таким образом, идеальные поступки, можно назвать идеальной личностью. Вместе с тем идеальной личности, в отличие от реальной, реально не существует. Она может существовать лишь виртуально в форме субъективного образа, возникающего в психике реальной личности. Так вот эту виртуальную личность с присущей ей совокупностью идеальных форм поведения можно рассматривать как своего рода персонифицированный вариант совести. В психике реальной личности виртуальная личность представлена в форме образа идеального «Я», т. е. в форме образа (Р, а) у3. Введение
понятия о виртуальной личности позволяет персонифицировать понятие совести и делает оправданным использование по отношению к совести таких выражений, как «совесть проснулась», «совесть спит», «голос совести» и т. п.
Обозначив совесть человека Я символом «СЯ», можно записать, что в психике человека Я
наряду с образом реального «Я», т. е. образа Р р ,
существует образ совести как идеальной лично-
сти в форме (С$)$. Очевидно, что
(СР)р =(Р еа) р и %Р = Реа, т. е. совесть есть
идеальное «Я» реального «Я». Поступок человека Я, совершенный «по совести», можно рассматривать как проявление совести СЯ. В этом случае при обозначении поступка, совершенного человеком Я «по совести», можно вместо
Я ЯД & gt- Д записать Ср С Р, А & gt- А.
Очень часто поведение человека, а также его помыслы в различных жизненных обстоятельствах оказываются далеко не идеальными. В тех случаях, когда тот или иной поступок человека не согласуется с его совестью, совесть вынуждена «просыпаться» и подавать свой «голос». Очевидно, что «просыпание» совести и подача ею «голоса», не более чем метафоры. В действительности в психике человека происходит актуализация образов усвоенных им ранее форм поведения и ставших для него идеальными и сравнение с ними образов реально совершаемых поступков или помыслов. Осознание и понимание человеком несоответствия реальных поступков и помыслов идеальным формам поведения начинает переживаться им либо в форме вины, либо в форме стыда.
Допустим, что человек Я совершил поступок ЯД
Я---& gt- Д, который не соответствует идеальному, т. е. не является правильным с точки зрения его совести. Негативную оценку совестью поступка человека Я можно обозначить как

рА
ловека Г
& gt-А)%. Возникновение в психике че-Я образа этой оценки в форме
Л

РА
+ А)
%
Р
можно рассматривать как

появление «голоса» совести. В случае осознава-ния «голоса» негативное отношение совести к поступку человека Я трансформируется в негативное отношение самого человека к своему поступку и выражается в появлении у него переживания вины или стыда за совершенный поступок. Переживание вины возникает в том случае, если человек осознает, что в результате совершенного им поступка произошло нежелательное событие с нежелательными последствиями. Когда он полагает, что его поступок осуждается или будет осуждаться значимыми для него людьми, то у него возникает переживание стыда.
Очевидно, что для возникновения переживаний вины или стыда у человека не только должна
в
быть совесть, но и должны быть хорошо развиты процессы мышления, благодаря которым он способен устанавливать причинно-следственные отношения между своим поступком и событиями, которые за ним следуют или могут последовать. У человека с нарушением или низким уровнем развития мышления, не позволяющим ему понять наличие связи между своим поступком и его последствиями, переживания вины или стыда возникать не будут.
Механизмы манипулирования совестью
Поскольку «просыпание» совести и появление переживаний вины или стыда связаны с развитием у человека процессов мышления и осозна-вания связи совершенного поступка с последовавшими за ним нежелательными событиями, существуют реальные психологические механизмы манипулирования совестью и ее проявлениями. В качестве основных можно выделить: а) механизм «усыпления» совести и б) механизм снижения силы «угрызений» совести.
«Усыпление» совести происходит в том случае, если человек уверует в то, что нежелательные события наступают не вследствие совершаемых им поступков, а совершенно по другим причинам. В качестве причины нежелательных событий могут рассматриваться либо «веления свыше» (в религии), либо предначертания судьбы (в фатализме), либо поступки других людей. В любом случае ответственность за такого рода события человек на себя не возлагает и каких-либо отрицательных переживаний не испытывает. «Усыпление» совести происходит и в том случае, если события, следующие за совершенным поступком, перестают оцениваться человеком как негативные и нежелательные.
Снижение силы «угрызений» совести происходит в том случае, если поступок человека, неправильный с точки зрения его совести, оценивается как правильный и положительный кем-то другим, особенно если этот другой является для него значимым и обладает высоким уровнем ре-ферентности.
В этом случае в психике человека в дополнение к «голосу» совести, негативно оценивающему его поступок, появляется образ другого человека, который оценивает его поступок как правильный и положительный. Возникает ситуация, когда в психике человека имеются два образа, в которых отражаются противоположные оценки одного и того же его поступка. Данная ситуация, согласно концепции Л. Фестингера [23], будет переживаться человеком как ситуация когнитивного диссонанса, порождающая у него чувство психологического дискомфорта и стремление к снижению степени как диссонанса, так и дис-
комфорта. В нашем случае психологический дискомфорт человека Я, находящегося в ситуации когнитивного диссонанса, выражается в том, что он оказывается перед выбором: либо стать на путь конформизма и принять точку зрения значимого для него человека Д, перестав обращать внимание на «голос» совести и ее «угрызения», либо поступать «по совести», не соглашаясь и отвергая оценку значимого для него человека, что может повлечь за собой нарушение взаимоотношений.
Поскольку ситуация когнитивного диссонанса и психологического дискомфорта человека Я связана с расхождением критериев нравственности, заложенных в его совести, и представлений о нравственности, имеющихся у человека Д, уменьшение диссонанса возможно в следующих случаях:
1) если у человека Я изменятся критерии нравственного поведения, т. е. изменится совесть-
2) если у человека Д изменятся его представления о нравственности и его критерии нравственного поведения-
3) если человек Д перестанет быть значимым для человека Я и его оценки не будут играть никакого значения.
Очевидно, что при уменьшении когнитивного диссонанса во всех трех случаях снижение силы «угрызений» совести возможно лишь в первом случае. Именно в этом случае под влиянием положительной оценки значимого другого у человека Я будет происходить девальвация критерия нравственности, послужившего причиной отрицательной оценки его поступка со стороны совести. Соответственно, и проявление совести, основанное на нравственном критерии, подвергнутом девальвации, будет не столь ярким и убедительным. Более того, после некоторого сопротивления вследствие наличия психологических механизмов защиты своего Яид совесть перестроится и перейдет на новый уровень, на котором в структуру нового Яид будет инкорпорирован новый критерий нравственности. В итоге ранее возникавшие «угрызения» совести и вовсе исчезнут.
Следует отметить, что в качестве значимого другого, чьи оценки могут обеспечить изменение нравственного критерия и переход совести на новый уровень, может выступать не только тот, с кем осуществляется непосредственное межличностное взаимодействие, но и любой другой персонаж (реальный или вымышленный), к которому человек может мысленно апеллировать, полагая, что тот одобрил бы совершенный им поступок. В этом случае в психике человека Я, кроме
образа совести (С")" и ее отрицательной оцен-
ки
(__ Л
(р --^ А)
V
Я
р
совершенного им по-

ступка Я
ЯД
Д, возникают образы персо-
нажа П, то есть I ", и его положительной оцен-
ки
(

того
+
рА
Р же
Л
поступка,
то
есть
¦& gt-А)
I
. Далее образ положитель-
V Jр
ной оценки поступка со стороны персонажа П противопоставляется укору совести, что и приводит к нейтрализации или временному блокированию последнего.
Данный механизм может рассматриваться как механизм самооправдания человеком совершенного им неблаговидного поступка. Однако если возникновение образа какого-либо персонажа не связано с попыткой самооправдания неблаговидного поступка, а, наоборот, обеспечивает усвоение человеком положительных образцов поведения, то этот механизм можно рассматривать как механизм самовоспитания личности, повышения уровня ее нравственного развития.
Проведенный анализ природы и психологических механизмов совести позволяет сделать вывод, что, несмотря на всю сложность феномена совести и значительное влияние на его понимание религиозных представлений, научное исследование совести имеет хорошие перспективы. Научная трактовка сущности и механизмов совести открывает широкие возможности для воспитания и самовоспитания высоконравственной личности на основе развития естественнонаучного, а не религиозного мировоззрения. Вместе с тем очевидно, что научные знания о механизмах формирования совести и ее роли в регуляции поведения человека могут быть использованы и в целях манипуляции поведением человека, с тем чтобы побудить его к совершению поступков, не только непринятых в обществе, но даже преступных, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Как будет происходить развитие личности человека, его нравственного сознания и его совести, будет зависеть от того, в каких социальных условиях он будет находиться, кто и как будет заниматься его воспитанием и какие усилия он сам будет прикладывать к достижению высот нравственности.
1. Дружинин В. И. Проблема совести в русской религиозной философии второй половины XIX —
первой половины XX вв.: дисс. … канд. филос. наук :. — Тула, 2002. — 182 с.
2. Стеклянникова С. В. Совесть как социокультурный регулятив: дисс. … канд. филос. наук. — Ростов-на-Дону, 2001. — 158 с.
3. Фейербах Л. Эвдемонизм //Избранные философские произведения. Т. 1. — М.: Наука, 1955. -502 с.
4. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка (современное написание слов). — М.: Изд-во «Цитадель», 1998. — 4249 с.
5. Братусь Б. С. Нравственное сознание личности (Психологическое исследование). — М.: Знание, 1985. — 64 с.
6. Аллахвердов В. М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания. — СПб.: Изд-во «Речь», 2003. -368 с.
7. Зинченко В. П. Предисловие к русскому изданию //Хант Г. О природе сознания: С когнитивной, феноменологической и трансперсональной точек зрения. — М.: ООО «Издательство АСТ и др. «, 2004. — С. 11 — 15.
8. Нойманн Э. Глубинная психология и новая этика. Человек мистический /пер. В. М. Донец. — СПб.: Академический проект, 1999. — 206 с.
9. Титаренко А. И. Структуры нравственного сознания (опыт этико-философского исследования). -М.: Мысль, 1974. — 288 с.
10. Корниенко А. Ф. Сущность сознания и механизмы его фило- и онтогенеза //Психология сознания: Истоки и перспективы изучения: Материалы XIV Международных чтений памяти Л. С. Выготского. В 2-х т. Т. 2. — М.: РГГУ, 2013. — С. 224 — 230.
11. Корниенко А. Ф. Проблемы определения понятия «психика» // Российский психологический журнал. — 2008. — Т5. — № 1. — С. 9 — 22.
12. Леонтьев А. Н. Возникновение и эволюция психики // Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. I. — М.: Педагогика, 1983. — С. 143 -279.
13. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. -СПб.: Питер, 2001. — 720 с.
14. Корниенко А. Ф. Проблемы сознания, осознания и самосознания //Психология сознания: современное состояние и перспективы. Материалы I Всероссийской конференции. — Самара: Изд-во «Научно-технический центр», 2007. — С. 61 — 63.
15. Корниенко А. Ф. Понятие о сознании как высшем уровне развития психики // Сибирский психологический журнал. — 2010. — № 36. — С. 20 — 26.
16. Корниенко А. Ф. Сущность процессов мышления и мыслительной деятельности // Научный диалог. -2013. — № 4(16): Психология. Педагогика. — С. 49 -62.
17. Корниенко А. Ф. Общая теория эмоциональных психических процессов: Учебное пособие. — Казань, Изд-во ТГГПУ, 2005. — 66 с.
18. ХайдеггерМ. Бытие и время / пер. с нем. В.В. Би-бихина. — Харьков: Фолио, 2003. — 503 с.
19. Разин А. В. Этика: Учебник для вузов. — М.: Академический Проект, 2006. — 624 с.
20. Барсукова С. А. Проблема становления совести в контексте зарубежных психологических теорий // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. — 2010. -№ 16 (20). — С. 179 — 187.
21. Корниенко А. Ф. Возникновение и развитие доп-сихических, психических и социальных форм регуляции поведения организма, субъекта, лично-
сти. — Казань: Изд-во «Печать-Сервис-XXI век», 2010. — 185 с.
22. Зимбардо Ф., Рэдл Ш. Застенчивый ребенок / пер. с англ. Е. Долинской. — М.: ACT Астрель, 2005. -254 с.
23. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса / пер. с англ. А. Анистратенко, И. Знаешева. — СПб.: Ювента, 1999. — 318 с.
NATURE AND PSYCHOLOGICAL MECHANISMS OF CONSCIENCE
A.F. Kornienko
The article considers the essence of conscience in terms of religion and science. The author gives the definitions of & quot-consciousness"- and & quot-awareness"- concepts which reveal the understanding of conscience not as the divine in man but as moral consciousness of a personality arising in the process of their social development. The paper focuses on different interpretations of morality and ethics, moral and ethical consciousness which contributes to a deeper understanding of the essence of conscience. Guilt and shame experiences are considered as the main forms of conscience manifestation. An attempt is made to describe the essence and psychological mechanisms of conscience by means of mathematical (symbolic) expressions. Herewith the conscience is viewed as a virtual personality existing in the human psyche as a personified image of their ideal «self».
Key words: conscience, voice of conscience, consciousness, awareness, ethical consciousness, morality, ethics, guilt, shame.
1. Druzhinin V.I. Problema sovesti v russkoj religioznoj filosofii vtoroj poloviny XIX — pervoj poloviny XX vv.: dis. … kand. filos. nauk: 09. 00. 03. — Tula, 2002.
— 182 s.
2. Steklyannikova S. V. Sovest'- kak sociokul'-turnyj regu-lyativ: dis. kand. filos. nauk: 09. 00. 03. — Rostov-na-Donu, 2001. — 158 s. (In Russian)
3. Fejerbax L. E'-vdemonizm //Izbrannye filosofskie proizvedeniya. T. 1. — M.: Nauka, 1955. — 502 s. (In Russian)
4. Dal'- V.I. Tolkovyj slovar'- zhivogo velikorusskogo yazyka (sovremennoe napisanie slov). — M.: Izd-vo «Citadel'-», 1998. — 4249 s. (In Russian)
5. Bratus'- B.S. Nravstvennoe soznanie lichnosti (Psixologicheskoe issledovanie). — M.: Znanie, 1985.
— 64 s. (In Russian)
6. Allaxverdov V.M. Metodologicheskoe puteshestvie po okeanu bessoznatel'-nogo k tainstvennomu ostrovu soznaniya. — SPb.: Izd-vo «Rech'-», 2003. — 368 s. (In Russian)
7. Zinchenko V.P. Predislovie k russkomu izdaniyu //Xant G. O prirode soznaniya: S kognitivnoj, fenomenologicheskoj i transpersonal'-noj tochek zreniya. — M.: OOO «Izdatel'-stvo AST i dr. «, 2004. -S. 11 — 15. (In Russian)
8. Nojmann E'-. Glubinnaya psixologiya i novaya e'-tika. Chelovek misticheskij /per. V.M. Donec. — SPb.: Akademicheskij proekt, 1999. — 206 s. (In Russian)
9. Titarenko A.I. Struktury nravstvennogo soznaniya (opyt e'-tiko-filosofskogo issledovaniya). — M.: Mysl'-, 1974. — 288 s. (In Russian)
10. Kornienko A.F. Sushhnost'- soznaniya i mexanizmy ego filo- i ontogeneza //Psixologiya soznaniya: Istoki i perspektivy izucheniya: Materialy XIV Mezhdu-
narodnyx chtenij pamyati L.S. Vygotskogo. V 2-x t. T. 2. — M.: RGGU, 2013. — S. 224 — 230. (In Russian)
11. Kornienko A.F. Problemy opredeleniya ponyatiya «psixika» //Rossijskij psixologicheskij zhurnal. -2008. — T5. — № 1. — S. 9 — 22. (In Russian)
12. Leont'-ev A.N. Vozniknovenie i e'-volyuciya psixiki //Izbrannye psixologicheskie proizvedeniya: V 2-x t. T. I. — M.: Pedagogika, 1983. — S. 143−279. (In Russian)
13. Rubinshtejn S.L. Osnovy obshhej psixologii. — SPb.: Piter, 2001. — 720 s. (In Russian)
14. Kornienko A.F. Problemy soznaniya, osoznaniya i samosoznaniya //Psixologiya soznaniya: sovremennoe sostoyanie i perspektivy. Materialy I Vserossi-jskoj konferencii. — Samara: Izd-vo «Nauchno-texnicheskij centr», 2007. — S. 61- 63. (In Russian)
15. Kornienko A.F. Ponyatie o soznanii kak vysshem urovne razvitiya psixiki // Sibirskij psixologicheskij zhurnal. — 2010. — № 36. — S. 20 — 26. (In Russian)
16. Kornienko A.F. Sushhnost'- processov myshleniya i myslitel'-noj deyatel'-nosti //Nauchnyj dialog. — 2013. — № 4 (16): Psixologiya. Pedagogika. — S. 49 — 62. (In Russian)
17. Kornienko A.F. Obshhaya teoriya e'-mocional'-nyx psixicheskix processov: Uchebnoe posobie. — Kazan'-, Izd-vo TGGPU, 2005. — 66 s. (In Russian)
18. Xajdegger M. By tie i vremya /per. s nem. V.V. Bibixina. — Xar'-kov: Folio, 2003. — 503 s. (In Russian)
19. Razin A.V. E'-tika: Uchebnik dlya vuzov. — M.: Akademicheskij Proekt, 2006. — 624 s. (In Russian)
20. Barsukova S.A. Problema stanovleniya sovesti v kon-tekste zarubezhnyx psixologicheskix teorij //Izvestiya
PGPU im.V.G. Belinskogo. — 2010. — № 16 (20). -S. 179 -187. (In Russian) 21. Kornienko A.F. Vozniknovenie i razvitie dop-sixicheskix, psixiche-skix i social'-nyx form regulyacii povedeniya organizma, sub& quot-ekta, lichnosti. — Kazan'-: Izd-vo «Pechat'--Servis-XXI vek», 2010. — 185 s. (In Russian)
22. Zimbardo F., Redl Sh. Zastenchivyj rebenok /per. s angl. E. Dolinskoj. — M.: ACT Astrel'-, 2005. — 254 s.
23. Festinger L. Teoriya kognitivnogo dissonansa / per. s angl. A. Anistratenko, I. Znaesheva. — SPb.: Yuventa, 1999. — 318 s. (In Russian)
Корниенко Александр Федорович — кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии факультета педагогики и психологии Академии социального образования
420 127, г. Казань, ул. Дементьева, 26а. E-mail: korniaf@inbox. ru.
Kornienko Alexander Fedorovich — PhD in Psychology, Associate Professor, Department of Psychology, the Academy of Social Education.
26 А, Dementyev Str., Kazan, 420 008, Russia. E-mail: korniaf@inbox. ru.
Поступила в редакцию 20. 12. 2013

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой