Природа метафоры и ее использование в современной российской прессе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 22 (160).
Филология. Искусствоведение. Вып. 33. С. 108−114.
И. Н. Тупицына, Е. Ю. Скороходова
ПРИРОДА МЕТАФОРЫ И ЕЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЕ
Авторы рассматривают основные свойства метафорического переноса: номинативное, эстетико-креативное, дидактическое и суггестивное. Указывается, что именно дидактический и суггестивный характер метафоры делает ее столь распространенной в современной российской прессе. Приведенные примеры метафор болезни и медицинских процедур, актуальные в последнее время, отражают также тенденцию к усложнению медийного дискурса, сближению его с научным.
Ключевые слова: метафора, дискурс, медиа-тексты, суггестия, дидактика, языковая картина мира, познание.
Традиционно метафора рассматривается как один из видов риторических фигур, или тропов, описанных еще в античных риториках. Тропы используются для «украшения» речи, для придания ей большей выразительности, что в равной степени необходимо и в художественном тексте, и в публичном выступлении. Поэтому рассмотрение метафоры в качестве специфического изобразительновыразительного средства мы можем найти как в пособиях по теории литературы, так и в учебниках по риторике.
Конечно, принципы рассмотрения будут несколько различаться — в поэтике метафора интересна прежде всего как средство создания художественного образа, как выражение индивидуально-авторского мировидения, стиля писателя, поэтому чем более яркой, неожиданной, «свежей» будет метафора, тем выше ее художественная ценность. Этот аспект использования метафоры рассматривается в литературоведческих работах, посвященных использованию различных метафорических образов в творчестве того или иного писателя, на это указывают и теоретики литературы. В частности, Б. Н. Томашевский в 20-е годы ХХ века, разъясняя сущность метафоры, отмечал ее использование прежде всего в художественных текстах: «Метафора представляет собой как бы сокращенное сравнение. Однако имеется большое различие между метафорой и сравнением. В сравнении назван и самый предмет, и основание сравнения. В метафоре ничего этого нет. Требуется, чтобы читатель сам догадался, о чем идет речь и почему привычное слово замещено другим, в необычном значении. Таким образом, метафора требует большей работы мысли и воображения»
[15. С. 26]. Назовем это свойство метафоры эстетико-креативным.
В риторике важнее не столько новизна или яркость метафоры, сколько ее уместность, ясность, доходчивость, то есть эффективность, которая и определяет степень воздействия на аудиторию. Метафора в этом случае рассматривается как средство повышения действенности речи.
Однако если метафора будет слишком сложной, непонятной для аудитории, то и смысл речи не будет понятен, отсюда общее требование в риторике не увлекаться чрезмерным использованием метафор. Таким образом, метафора предстает как нечто дополнительное, декоративное, чем можно легко пожертвовать, если под угрозой основные коммуникативные качества речи. Тем не менее, именно исследователи метафоры в риторическом аспекте обратили внимание на целый ряд ее свойств, выделяющих метафору из ряда более чем двухсот иных риторических фигур. Это свойство метафоры — возможность в конкретных образах воплощать и пояснять абстрактные понятия — отмечалось авторами классических трудов по риторике.
Таким образом, «ассоциации, возникающие в процессе формирования метафоры, дают основание, усматривая сходство или смежность между гетерогенными сущностями, устанавливать их аналогию, и прежде всего между элементами физически воспринимаемой действительности и невидимым миром идей и страстей, а также различного рода абстрактными понятиями, создаваемыми разумом в процессе „восхождения“ от умозрительного, абстрактного представления о действительности к конкретному ее пости-
жению. Наиболее характерный для метафоры параметр — ее антропометричность: сам выбор того или иного основания для метафоры связан со способностью человека соизмерять все новое для него по своему образу и подобию или же по пространственно-воспринимаемым объектам. Это уравнивает конкретное и абстрактное» [5. С. 396].
Способность метафоры «соотносить» абстрактное и конкретное широко используется в дидактике, и этот принцип настолько универсален, что применяется в самых различных ситуациях и представляется абсолютно естественным и логичным. Действительно. с помощью метафоры, особенно объемной, развернутой, можно быстро и доступно объяснить суть любого понятия, каким бы сложным или абстрактным оно ни было. Такой вид метафоры, называемой «дидактической», в настоящее время широко используется в учебной литературе.
Метафора как нельзя лучше подходит для выявления новых черт уже известного путем уподобления одного явления другому, путем выявления некоего подобия, которое и способствует взаимному раскрытию сущности явлений. Изъясняя природу и значение сложных отвлеченных категорий при помощи сравнения их с вполне конкретными, зримыми и понятными, педагог быстрее добивается поставленной задачи, когда использует заложенный в метафорическом переносе дидактический потенциал. «Суть метафоры заключается в понимании и переживании сущности одного вида в терминах сущности другого вида» [8. С. 115], это и объясняет высокую дидактическую ценность метафоры, поскольку таким образом можно всегда найти некий общий критерий, позволяющий уравнять уже известное и новую информацию, которую и предстоит разъяснить.
Метафорический перенос широко применяется не только в целях объяснения уже полученного знания, но и для формирования нового. Творчество, формирование нового знания, поиск и установления подобия, нередко ассоциативного — метафоры в этом случае получают самое широкое распространение, поскольку «ассоциации, возникающие в процессе формирования метафоры, дают основание, усматривая сходство или смежность между гетерогенными сущностями, устанавливать их аналогию, и прежде всего между элементами физически воспринимаемой дей-
ствительности и невидимым миром идей и страстей, а также различного рода абстрактными понятиями, создаваемыми разумом в процессе „восхождения“ от умозрительного, абстрактного представления о действительности к конкретному ее постижению» [17. С. 177].
Наконец, еще одной особенностью метафоры, помимо формирования вторичных номинаций и дидактического воздействия, является способность отражать наиболее актуальные процессы в обществе. В наибольшей степени сейчас это относится к тем метафорам, которые используются в языке средств массовой информации, а именно в этом случае проявляются такие черты метафорического переноса, как эмоциональность, экспрессивность, оценочность. «Из всех тропов метафора отличается особой экспрессивностью. Обладая неограниченными возможностями в сближении самых различных предметов и явлений, по существу по-новому осмысливая предмет, метафора способна вскрыть, обнажить его внутреннюю природу- нередко метафора как своего рода микромодель является выражением индивидуальноавторского видения мира» [5. С. 116]. Н. Д. Бессарабова в «Предисловии к словарю метафорического фонда» указывает, что «такие понятия, как история, политика, экстремизм, такие жизненные реалии, как производство, займы, налоги, инфляция, ядерная энергия и др., являются универсальными, и метафоры, их определяющие, не имеют границ. Вместе с тем метафора — это обоюдоострое, сильно действующее средство, обращенное к эмоциям. С ее помощью можно сотворить „образ врага“ как из капитализма-империализма, так и из нашего послереволюционного прошлого» [1. С. 10]. Действительно, такие метафоры, как паралич власти, оковы созданных мифов, политическая кухня, вирус экстремизма, галоп инфляции и пр., в 60−70-е годы применялись только для описания действительности зарубежных (капиталистических) стран. В настоящее время таких ограничений нет. Более того, такие выражения, как «правовой беспредел», «политический вес», «бюджет пошел на поправку», «депутаты похоронили программы развития малого бизнеса» постоянно встречаются в публицистических текстах о реалиях нашей страны. В такого рода примерах устанавливаются аналогии, часто неожиданные, уподобляющие экономику и
политику, например, зоологии, ботанике, медицине, театральным спектаклям или спортивным соревнованиям, известным литературным произведениям, семейно-бытовым отношениям и пр.
Метафоры современных средств массовой информации в полной мере отражают также актуальные процессы воздействия жаргонов, просторечий, заимствованной и профессиональной лексики. В условиях острой политической и идеологической борьбы, когда задачей полемики является не столько доказательство собственной правоты, сколько стремление убедить в своей правоте других, а именно широкие массы читателей и слушателей, публицисты широко используют яркие метафоры, которые позволяют одновременно и назвать явление, событие, деятеля, и дать ему оценку. Таким образом, в метафоре реализуются одновременно и информирующая, и воздействующая функция средств массовой информации, реализация и соотношение которых во многом и определяют специфику публицистических текстов. Например, «типичными для оппозиционной прессы являются образные осмысления „группа политических деятелей“ — „насекомое“: тараканы, саранча, трупные черви (о демократах) — „политический деятель“ — „животное, птица“: хищники, псы, собаки, свинья, ястребы, планктон (о демократах). Приведенные примеры политических метафор относятся к числу частотных образов в текстах оппозиционных изданий» [6. С. 425].
Возможен и несколько иной принцип использования метафоры в современном публицистическом тексте. Этот принцип реализуется в условиях чрезвычайно актуального для современной публицистики (и культуры вообще) приема интертекстуальности, то есть использования при создании одного текста образов, приемов и выражений из других текстов. Тем самым создается некий «многоуровневый» текст, который требует от читателя определенных знаний и усилий, а чтение превращается в расшифровку, декодирование. Чем выше уровень подготовки читателя, тем больше информации он извлекает из такого текста. Хотя нередко такое «цитатное письмо» имеет иронический оттенок, тем самым осуществляется важный процесс — связь конкретного текста с памятью культуры. Метафорические по своей природе приемы уподобления одного другому — допу-
стим, историко-политического события эпизоду из литературного произведения — лежат в основании широко распространенного в современной публицистике принципа языковой игры, в частности, так называемой игры с реальным событием, особенности которой подробно описаны в монографии С. И. Сметаниной.
Таким образом, можно сделать вывод, что метафоры, используемые в текстах современных средств массовой информации являются не столько приемами художественного отображения реальной действительности, сколько средствами создания определенной концептуальной системы, отражающей авторские интенции. Такая концептуальная система, будучи широко растиражированной, будет оказывать несомненное воздействие на мировосприятие и мировоззрение читателей. «Метафора языка современной массовой печати социальна, это скорее способ мышления, способ восприятия мира, а не только прием изображения. Такая метафора способна вскрыть общественно-политические и идеологические изменения в обществе и одновременно обнаружить их влияние на семантические процессы в лексике. Исследователи метафоры и метафоричности языка применительно к определенному периоду жизни общества неоднократно отмечали, что по характеру метафоры, ее смысловой и социальной направленности можно понять менталитет самого общества» [13. С. 73].
Полемика по поводу ответственности прессы за формирование определенной системы ценностей, за нравственное состояние общества ведется уже давно, и хотя многие журналисты и отрицают «воспитательное» значение публицистических текстов, настаивая на том, что они всего лишь отражают актуальные тенденции в современном обществе, а не формируют их, на действенность медиатекстов указывают многие исследователи. Выше мы уже говорили о том, что грамотное использование метафор повышает эффективность, действенность текста, и это отмечалось еще в античных риториках. В медийных текстах действенность метафор усиливается и самой воздействующей природой этих текстов, поскольку их значимость для общества весьма высока. «Тиражирование текстов СМИ, рассчитанных на периодичность и воспроизведение в массовом количестве, — это тиражирование образа жизни, миропо-
нимания, вкусов, оценок, т. е. формирование менталитета современников. Подобный подход к этой стороне журналистской практики отвечает современному состоянию развития общества и языка как важного компонента культуры» [12. С. 44]. Действенность метафорического переноса в средствах массовой информации столь велика, что некоторые исследователи считают ее применение проявлением речевой интолерантности. «К способам реализации языковой агрессии в СМИ следует отнести: немотивированное использование новых иноязычных слов- лингвосуггестивное воздействие рекламных текстов, экспансию лексики малых социумов- языковую демагогию- метафоризацию, создание специфической метафорической картины мира» [8. С. 24]. Система метафор оказывает самое непосредственное влияние на восприятие и оценку реальности, то есть на формирование определенной системы ценностей и мировоззрение в целом. Такого рода воздействие не воспринимается как нечто чужеродное и насильственное, поскольку не содержит явных призывов к действию или концептуальных выводов, не вызывает раздражения или отторжения, тем эффективнее оно влияет на адресата.
Таким образом, процессы формирования, освоения и использования метафор отражают как мыслительные процессы, свойственные отдельным индивидам, так и особенности национальных менталитетов, особенности социальной организации общества. «Очевидно, что опыт языка принадлежит к такому же археологическому срезу, что и познание вещей природы. Познавать вещи означало раскрывать систему сходств, сближающих и связывающих их между собой- но обнаружить подобия можно было только в той мере, в какой совокупность знаков образовала на их поверхности однозначный текст. Сами эти знаки были лишь игрой сходств, они отсылали к бесконечной задаче познать подобное, которая по необходимости не может быть завершена» [10. С. 187]. Недаром в настоящее время метафора стала предметом изучения не только лингвистов, но и философов.
По семантике метафор можно изучать политическую, экономическую и социальную историю страны, по распространенности тех или иных метафорических моделей — составить представление о ситуации, в которой она оказалась. Не случайно распространенными в наши дни оказались метафоры войны, бо-
лезненных состояний, животного мира. Метафора показывает, как картина мира отражается в общественном сознании.
Метафора — не только средство выражения, но и одно из основных орудий познания. Человек мыслит метафорами, высказывает при помощи них свои представления и формирует в сознании картину мира, в котором живет. В журналистике метафора помогает выстраивать живую картину мира, разрабатывая глубоко отдельные участки, чтобы сделать текст доступным и интересным. Несмотря на органически присущую любой метафоре многозначность, именно журналистская метафора обладает значительной семантической определенностью, что связано со спецификой газетных материалов, рассчитанных на быстрое понимание. В такой ситуации есть лишь один способ добиться ощущения новизны и нестандартности — максимально разнообразить репертуар языковых форм. Именно такой путь избирает журналист, использующий метафоры.
Метафора — это источник новых значений, особый вид речевого употребления, ассоциативный механизм, способ речевого мышления, наконец, — просто некий довольно оригинальный, но настоящий способ познания действительности. Мы нуждаемся в ней не просто для того, чтобы, найдя имя, довести наши мысли до сведения других, — нет, она нужна нам для нас самих: без метафоры невозможно мыслить о некоторых особых, трудных для ума предметов.
Человек не только выражает свои мысли при помощи метафор, но и мыслит метафорами, создает при помощи метафор тот мир, в котором он живет. Метафоры показывают, как картина мира отражается в общественном сознании и какова она, эта картина мира. Все это позволяет рассматривать метафору как своего рода микромодель индивидуального видения мира.
В коммуникационной деятельности (например, в журналистике) метафора — важное средство воздействия на интеллект, чувства и волю адресата. Эта проблема уже затрагивалась в современной научной литературе. В фундаментальной монографии М. Р. Желту-хиной при рассмотрении действенности текстов современных средств массовой информации особое внимание уделяется метафоре и сходным с ней типам переносных значений: «Метафора, метонимия, синекдоха как основ-
ные виды тропов оказывают наибольшее суггестивное воздействие в масс-медиальном дискурсе» [4. С. 6]. Соответственно, в настоящее время анализ метафорических образов — это еще и способ изучения ментальных процессов и постижения индивидуального, группового (партийного, классового и др.) и национального самосознания.
Метафора как лингвистический инструмент переноса известного на неизвестное, освоения сферы нового в терминах знакомого присуща всем без исключения естественным языкам и неизменно присутствует в семиотическом пространстве любой культуры. Следует при этом обратить внимание на культурную обусловленность каждой метафоры, на которую указывал М. Блэк: «В отличие от научного знания система общепринятных ассоциаций может содержать полуправду и даже ошибочные сведения, но для метафоры важна не истинность этих ассоциаций, а их быстрая активируемость в сознании. В силу этого метафора, действующая в рамках одной культуры, может оказаться абсурдной в другой» [2. С. 164].
Таким образом, метафора лежит в основе тех вторичных наименований, которые, хотя и представлены в каждом языке, имеют своеобразную, присущую только данному языку природу.
В лингвистике метафора относится к явлениям постоянно развивающимся, потому что она социальна. В метафоре отражаются как особенности мифологического сознания данной языковой общности, так и специфика конкретного исторического периода. В метафорическом переносе «отображены два важных признака, характеризующих природу метафоры: во-первых, ее креативность, то есть способность формировать новые понятия и языковые смыслы, исходя из имеющихся языковых смыслов- во-вторых, связь с опытом, как индивидуальным, так и опытом культурно-языковой общности, закодированным в лексических и фразеологических единицах языка с его эмотивными и культурными коннотациями» [3. С. 67].
Итак, метафора достаточно хорошо показывает, как отражаются в общественном сознании разные фрагменты картины мира, состояние общества и происходящие в нем процессы, поэтому она незаменима в журналистских публикациях. Крайне важен также воздействующий характер метафоры. Г. Я.
Солганик указывает, что «специфика газетнопублицистической метафоры проявляется в источниках метафоризации, в механизме и сущности (направлении) трансформации семантики лексической единицы, в характере функционирования и в стилистическом облике, качестве метафоры» [14. С. 98]. Он указывает также на традиционные источники метафоризации в публицистике — это военная лексика, лексика театра и спорта.
Рассмотрим еще одну, весьма актуальную в настоящее время метафорическую группу, популярность которой особенно возросла в условиях экономического кризиса — это метафоры болезни и медицинских процедур. Приведем некоторые примеры подобного рода метафор из публикаций российской прессы осени 2008 года:
В интересах тяжело работающих семей в нашей стране и в любой другой стране, чтобы эпидемия финансового кризиса не распространялась. Ведомости. 29. 10. 2008.
Вот этот спекулятивный метаболизм доллара — зловещий сигнал для валютного рын-ка. Профиль, № 40 от 27. 10. 2008.
И кредиторам США (Китаю, Японии, России и т. д.) неизбежно придется заниматься санацией американской экономики, после того как доллар (а следовательно, и их валютные резервы) обесценятся в разы. Профиль, № 40 от 27. 10. 2008.
Власти не лечат болезнь экономики. Газе-та. ру, 25. 10. 2008.
Я имею в виду разрушение политического пространства, уничтожение основных институтов государства, насаждение нетерпимости к инакомыслию и подавление альтернативных мнений, огосударствление экономики, раковое распространение коррупциогенных схем с участием государственных органов, пренебрежение законными интересами граждан и частного бизнеса. Газета. ру, 25. 10. 2008.
Рецепт выживания: теперь россияне вынуждены экономить на отдыхе, театре и даже алкоголе. Независимая газета, 11. 11. 2008.
Белый Дом не пережил нефтяного шока. КоммерсантЪ, 11. 11. 2008.
В Вашингтоне прошел консилиум по оздоровлению мировой экономики и финансов. Российская газета, 18. 11. 2008.
Антикризисный коктейль: «экономика
предложения» и «эффективный спрос» как рецепт выздоровления. Независимая газета,
21. 11. 2008.
Рынок находится в реанимации. Ведомости, 09. 10. 2008.
Как участник экономических и политических союзов, Россия всегда выступала донором остальных членов этих союзов. Профиль,
15. 10. 2008.
Таким «иммунопрепаратом», прежде всего, является применение инновационных технологий, которые, создавая прочную систему ценообразования, оптимизируют собственные издержки. Профиль, № 40 от 27. 10. 2008.
Теперь по решению Центробанка любая кредитная организация может быть направлена на «осмотр» в АСВ, которое будет решать, брать ли банк на «лечение» или нет. Кроме того, на реализацию банковской «диспансеризации» и дальнейшие «лечебные процедуры» агентство получило от государства 200 миллиардов рублей бюджетных средств. Профиль, № 42 от 10. 11. 2008.
Защитники нашей финансовой стратегии последних лет видят в нынешнем кризисе мощнейший аргумент для оправдания политики «стерилизации» денежной массы в форме вывоза «избыточных» доходов и размещения их в иностранных финансовых инструментах. Профиль, № 42 от 10. 11. 2008.
Как мы видим, при описании разного рода экономико-политических проблем авторы медийных текстов охотно прибегают к метафо-ризации, при этом реализуются одновременно две задачи: просвещения и воздействия, что соответствует дидактическому и суггестивному потенциалу метафоры. В первом случае авторам удается, уподобляя макроэкономические трансформации разного рода недомоганиям, объяснить читателю суть происходящего, более понятно и доступно изложить специфику того, что происходит в экономике и политике. Во втором случае, создавая с помощью указанных метафор общее впечатление нездоровья, недомогания, неблагополучия, авторы реализуют воздействующую и оценочную функцию метафоры, которая способна создавать устойчивые представления, формировать отношение к действительности. «С точки зрения стратегий построения текста, метафора — универсальный способ воздействия на адресата. Кроме того, там, где передача большого содержания в краткой форме является важнейшей задачей, метафора достаточно часто выступает в роли уплотнителя информации. В то же время следует подчеркнуть, что метафора выполняет не только
информационную, но и ответственную прагматическую функцию: она влияет на мнения и убеждения, вызывает определенные психологические и действенные реакции со стороны воспринимающего текст» [11. С. 18].
Укажем также, что современные медицинские метафоры стали несколько сложнее. Действительно, целый ряд такого рода средств выражения используется в средствах массовой информации довольно давно. Это такие речевые штампы, как паралич власти, вирус экстремизма, рубль пошел на поправку, болезни экономики, эпидемия финансового кризиса и пр. Однако, как мы видим, в настоящее время при формировании метафорического переноса используются и более сложные медицинские термины: санация, иммунопрепарат, метаболизм, консилиум, стерилизация. Это соответствует одной из тенденций развития языка современных российских средств массовой информации — интеллектуализации, по терминологии В. М. Лейчика [см. 9] или «онаучиванию» по терминологии Г. Н. Скляревской [см. 16]. Эта тенденция проявляется главным образом в широком применении научной терминологии, проникновения в медийный дискурс принципов создания научного текста.
Таким образом, можно говорить о том, что различные свойства метафоры оказываются востребованы в различных коммуникативных ситуациях. Номинативное качество метафоры в наибольшей степени используется в научных текстах, эстетико-креативное — в языке художественной литературы, дидактическое и суггестивное — в современных медийных текстах.
Список литературы
1. Бессарабова, Н. Д. Из метафорического фонда: предисл. к слов. // Журналистика и культура русской речи: сборник. М.: МГУ, 1997.
2. Блэк, М. Метафора // Теория метафоры / под ред. Н. Д. Арутюновой. М., 1990.
3. Валгина, Н. С. Активные процессы в современном русском языке: учеб. пособие. М.: Логос, 2003.
4. Желтухина, М. Р. Тропологическая суггестивность масс-медиального дискурса: о проблеме речевого воздействия тропов в языке СМИ. М. — Волгоград, 2003.
5. Зарецкая, Е. Н. Риторика. Теория и практика речевой коммуникации. М., 2002.
6. Какорина, Е. В. Стилистический облик оппозиционной прессы // Русский язык конца ХХ столетия (1985−1995): сборник. М.: Языки рус. культуры, 1996.
7. Купина, Н. А. Лингвистические проблемы толерантности / Н. А. Купина, О. А. Михайлова // Мир рус. слова 2002. № 5 (13).
8. Лакофф, Дж. Метафоры, которыми мы живем / Дж. Лакофф, М. Джонсон // Язык и моделирование социального взаимодействия. М., Прогресс, 1987.
9. Лейчик, В. М. Тенденции интеллектуализации и демократизации в современном русском языке и их выражение в публицистических текстах // Актуальные проблемы лингвистики и терминоведения: междунар. сб. науч. тр., посв. юбилею проф. З. И. Комаровой. Екатеринбург, 2007.
10. 0парина, Е. О. Исследование метафоры в последней трети ХХ в. // Лингвистические исследования в конце ХХ в. М., 2000.
11. Покровская, Е. В. Понимание современного газетного текста и его языковые ха-
рактеристики: автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2004. 43 с.
12. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М.: Наука, 1988.
13. Сметанина, С. И. Медиа-текст в системе культуры. Динамические процессы в языке и стиле журналистики конца ХХ века. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 2002.
14. Солганик, Г. Я. О специфике газетнопублицистической метафоры и метафориза-ции // Журналистика и культура на переломе тысячелетий: рабочие материалы междунар. конф. М., 2002. С. 96−100.
15. Томашевский, Б. В. Поэтика: краткий курс. М.: СС, 1996.
16. Толковый словарь русского языка начала XXI века. Актуальная лексика / под ред. Г. Н. Скляревской. М.: Эксмо, 2007.
17. Фуко Мишель. Слова и вещи. М.: Прогресс, 1977.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой