К биологии стерха Grus leucogeranus в Якутии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

что и было обнаружено нами на примере высокогорной популяции в Туве (Иваницкий 1978, в печати).
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2012, Том 21, Экспресс-выпуск 725: 249−258
К биологии стерха Grus leucogeranus в Якутии
В. Е. Флинт, А. Г. Сорокин
Второе издание. Первая публикация в 1982*
В 1977—1979 годах на севере Якутии проводились исследования, в задачу которых входили авиаучёты стерхов Grus leucogeranus в основной части гнездового ареала, изучение гнездовой биологии, сбор и транспортировка яиц стерхов в центр Международного фонда охраны журавлей (США) и советский питомник по разведению редких видов журавлей для создания искусственной популяции этого вида.
Маршрутами авиаучётов охвачены все подзоны тундры и северная лесотундра от левобережья реки Хромы до реки Алазеи.
Численность стерхов якутской популяции
Методика учёта. Для определения численности стерхов проводились авиаучёты с самолёта АН-2 и частично с вертолёта МИ-4. Высота полёта составляла 100−120 м, скорость — 150 км/ч. Птицы подсчитывались двумя-четырьмя учётчиками с трансекта шириной в 2 км (по 1 км с каждого борта). Результаты учёта наносились на карту масштаба 1: 300 000. В полевом дневнике фиксировалась количественная, социальная, возрастная характеристика учтённых стерхов, кратко описывались биотопы. Другие объекты, помимо стерхов, как правило, не учитывались. На первом этапе работ учёты проводились на прямолинейных заранее проложенных маршрутах, по возможности равномерно покрывавших территорию. Однако использование подобных формальных трансектов для учёта таких стенотопных и малочисленных птиц, как стерхи, оказалось малоэффективным. Поэтому после рекогносцировочных полётов велись направленные поиски территориальных пар стерхов. Маршруты прокладывались с учётом биотопической приуроченности гнездовых территорий.
Авиаобследование все три года осуществлялось в близкие сроки, примерно соответствующие второй половине периода насиживания у стерхов. В 1977 году учёты проводили с 15 июня по 1 июля, протяжённость маршрутов 4600 км- в 1978 году — 22 и 29 июля, протяжённость — 1500 км- в 1979 году — 18 июня, длина маршрута составила 1100 км. В общей сложности протяжённость учётных трансектов превысила 7200 км.
* Флинт В. Е., Сорокин А. Г. 1982. К биологии стерха в Якутии //Миграции и экология птиц Сибири. Новосибирск: 103−112.
Численность. Весенне-летний сезон 1977 года характеризовался погодными условиями, близкими к средним многолетним. В первых числах июня тундра освободилась от снега, оттаяли небольшие озёра, к концу второй декады июня лёд сошёл с большинства крупных озёр.
Проведённые авиаучёты позволили закартировать 40 гнёзд и территориальных пар стерхов (см. рисунок). Кроме того, были отмечены 16 негнездящихся журавлей, среди которых 7 одиночек и 3 группы (2, 3 и 4 особи), 3 птицы были в возрасте 1 года.
1977 год
1978 год
1979 год
^ 1 … 2 -Ь. Л- 3 ----4
Размещение гнёзд и территориальных пар стерхов в основной части гнездового ареала. 1 — гнездо и территориальная пара стерхов- 2 — граница агрегации гнездовых территорий стерхов- 3 — северная граница лесотундры, 4 — южная граница арктической тундры.
Весна 1978 года была очень поздней и холодной. Низкие температуры и необыкновенно многоснежная зима значительно задержали освобождение тундры от снега. К середине июня оттаяло не более 50% площади низинных полигональных тундр. Всё это отрицательно сказалось на состоянии популяции стерха.
На маршрутах авиаучётов, проходивших над 33 закартированными год назад гнездовыми территориями, было обнаружено 13 гнездящихся (территориальных) пар журавлей, причём только 5 пар находились на старых местах. Пары и одиночные стерхи держались поблизости от 10 прошлогодних гнёзд, но по поведению птиц было ясно, что к гнездованию они не приступали. 29 июня были встречены 3 стерха — 2 взрослых птицы и 1 годовалая. Видимо, это семья с прошлогодним птенцом, не отделившимся от родителей, которые не имели возможности за-гнездится.
Гнездовой сезон 1979 года, так же, как и предыдущий, оказался для стерхов очень неблагоприятным. Снега зимой было мало, и сходить он начал в тундре очень рано. Однако общие низкие температуры второй половины мая и начала июня с неоднократными похолоданиями и снегопадами (продолжавшимися до конца июня) затормозили снеготаяние. 18 июня значительные площади, занимавшиеся стерхами в предыдущие годы и расположенные к северо-западу от посёлка Чо-курдах и по левобережью Хромы, были на 25−50% покрыты снегом.
Во время учётов обследованы 22 известных по прошлым годам гнездовых участка и обнаружено 10 гнёзд, из которых на прежних местах располагались только 3. Из отмеченных 5 одиночных птиц 3 держались в районе старых гнёзд.
Опираясь на трёхлетний материал авиаучётов, можно судить об общем количестве стерхов якутской популяции. Для определения общей численности использовались способы, подробно описанные В. Е. Флинтом и А. А. Кищинским (1975). Взяв за основу материалы, полученные в оптимальном 1977 году, и учитывая то, что периферийные участки ареала учётами охвачены не были, а также то, что часть птиц летует за пределами гнездового ареала, общую численность стерхов мы определили не более чем в 250−300 особей. Наш подсчёт подтверждает величину, полученную В. Е. Флинтом и А. А. Кищинским (1975) на небольшом материале, и почти не отличается от оценки В.П. Вшив-цева с соавторами (1979).
Зонально- ландшафтное распределение
Зональное распределение и его динамика. Все стерхи во время учётов встречены в пределах тундровой зоны. Гнёзда находились в подзоне типичной и южной кустарниковой тундры. Погодные условия предгнездового периода, несомненно, определяют существенное внутри-
зональное перераспределение гнездовых территорий в разные годы. Как видно из рисунка, в холодные годы (1978, 1979) северные территории остаются незаселёнными. Часть стерхов из этих мест занимает новые территории, расположенные южнее, а часть — вовсе не гнездится. Показателен в этом отношении 1979 год, когда на фоне очень низкой численности размножающихся журавлей наблюдалось особенно сильное смещение их к югу. Причём по крайней мере трёх гнёзд, обнаруженных на границе с лесотундрой, в предыдущие годы не было.
В неблагоприятные годы стерхи в небольшом числе гнездятся в северной лесотундре, поселяясь на обширных низинах тундрового облика. На это указывают и свидетельства пилотов местных линий, научившихся во время наших учётных работ узнавать стерхов с самолёта.
Таким образом, в гнездовом ареале стерха условно можно выделить три зоны: постоянно заселяемую, в которой журавли гнездятся даже в пессимальные годы, и две заселяемые непостоянно, которые расположены к северу и к югу от зоны постоянного гнездования. В наиболее тёплые вёсны стерхи осваивают северные территории, а в холодные сдвигаются на юг.
Большая часть якутской популяции стерха гнездится в тундрах междуречья Яны и Индигирки. В силу физико-географических особенностей в Яно-Индигирском регионе вполне отчётливо разграничиваются три своеобразных агрегации) ядра) гнездовых территорий стерхов. Первая находится на левобережье Хромы к югу от озера Солунтаах и охватывает обширную низменную равнину. В 1977 году на этом участке размещалось почти 50% всех обнаруженных гнёзд и территориальных пар. Второе такое ядро расположено в 30−60 км к северо-западу от посёлка Чокурдах в системе очень крупных озёр. В 1977 году там отмечено 25% учтённых пар. Третий участок лежит между двумя названными и южнее их — в 30−40 км к северу от посёлка Бере-лях. Здесь гнездится сравнительно немного журавлей: в 1977 году их было 6 пар (15%), однако эта группа наиболее стабильно занимает свои территории.
В холодном 1979 году на левобережье Хромы обнаружено всего 2 гнезда (вместо 18 в 1977 году), а во второй агрегации из 10 гнёзд не сохранилось ни одного. Есть основания предполагать, что в системе обширных озёр формируется особый аномально суровый мезоклимат, обусловленный сильным выхолаживающим действием огромных масс долго нетающего льда. На третьем участке число гнездящихся стерхов в пессимальные годы сократилось на 30−50%.
Ландшафтная приуроченность гнездовых территорий. Анализ ландшафтного размещения 46 гнездовых территорий стерха позволил выявить их приуроченность к лайдам — плоским заболоченным травянистым низинам, преимущественно озёрного происхождения. В
зависимости от размеров и обводнённости подходящих участков стерхи заселяют их по-разному. Подавляющее большинство гнёзд помещалось среди обширных лайд, линейные размеры которых превышали 2 км. Большие размеры плоской, не мешающей обзору лайды имеют огромное защитное значение. Особенно важно это для птицы, сидящей на гнезде, которая не поднимаясь на ноги и оставаясь малозаметной способна контролировать обстановку на значительном пространстве.
Биотопическое распределение гнездовых территорий стерхов
Биотоп 1977 г. 1978 г. 1979 г. В среднем
Число гнёзд % Число гнёзд % Число гнёзд % Число гнёзд %
Очень низкая лайда с зеркалами воды 2 10 2 13 1 10 5 11
Сырая лайда с намечающими полигонами 14 70 8 50 7 70 29 63
Дренированная лайда с резко выраженным
полигональным обликом 4 20 2 12 1 10 7 15
Сухая бугорчатая полигональная тундра — - 4 25 1 10 5 11
По обводнённости предпочитались сырые лайды с развитым растительным покровом из типичных сообществ полигональных болот, основу которых составляют гидрофильные осоки и пушица, образующие разреженный невысокий травостой. Динамика биотопического распределения гнездовых территорий стерхов по материалам трёхлетних учётов представлена в таблице.
В 1978 и 1979 годах вследствие позднего освобождения от снега оптимальных биотопов доля стерхов, загнездившихся на сухих участках бугорчатых полигональных тундр, возросла. Нам удалось осмотреть в таких нетипичных местах 3 вновь построенных гнезда. Они отличались очень скудной подстилкой, толщина которой в центральной части составляла всего 2−3 см, а наружный диаметр гнезда не превышал 3540 см. Для сравнения отметим, что обычно наружный диаметр многолетних гнёзд стерха, по нашим данным, составляет 90−130 см при толщине подстилки 15−20 см (до 45 см).
Территориальность. Средние кратчайшие расстояния между территориальными парами стерхов колебались в разные годы наших исследований от 14 до 20 км (абсолютные расстояния варьировали от 2.5 до 75 км). По материалам трёх сезонов, одна территориальная пара приходилась на площадь около 290 км².
В пределах ареала пары стерхов занимают лишь небольшую часть подходящих гнездовых участков. В результате такого несоответствия ёмкости территории и современного количества гнездящихся на ней птиц, территориальная конкуренция у стерхов практически отсутствует. Причины этого пока не совсем ясны, однако вряд ли можно предположить, что избыток пригодных для гнездования лайд есть следствие
сильного сокращения к настоящему времени численности популяции. Возможно, резерв потенциальных гнездовых территорий следует рассматривать как одно из необходимых условий существования вида в жёстких, нестабильных условиях Субарктики.
Для стерха, как и для других видов журавлей, свойствен гнездовой консерватизм. Этот факт отмечался рядом исследователей и прежде. Во время учётов 1978 года 5 гнёзд (37%) находились на тех же местах, что и год назад, а ещё на 10 гнездовых участках держались холостые птицы. Таким образом, стерхи были отмечены на 45% гнездовых территорий, известных по учётам 1977 года.
В 1979 году более 30% учтённых гнёзд оставалось на старых местах. Гнёзда на одних и тех же местах у озёр Бюгючеен и Киэнг-Кюэль (20−30 км к северу от посёлка Берелях) регистрировались три года подряд. На лайде озера Бюгючеен гнездовые стерхи отмечались нами ещё в 1972—1973 годах. Вероятно, в течение 8 лет гнездовую территорию занимала одна и та же пара. В 1972 году было найдено гнездо у высоты Адягыр (в 10 км к северо-западу от озера Бюгючеен). В 19 731 975 годах этот район мы не посещали. Однако в 1976 и 1977 годах стерхи продолжали гнездиться на этой же территории- в 1978 году в районе гнезда в первой половине гнездового периода держалась одна птица, её партнёр, видимо, погиб, но гнездовой участок остался занятым. В 1979 году птиц здесь уже не было. Гнездясь в пределах одного участка несколько лет подряд, стерхи нередко используют одно и то же гнездо, ежегодно подновляя подстилку. Иногда строят новые гнёзда как по соседству со старым, так и на значительном расстоянии. В 1977 году гнездо у высоты Адягыр было сделано вновь примерно в 3 км от старого. В 1979 году обнаружено новое гнездо с кладкой, в 2 м от которого располагалось старое.
Сроки гнездования. Благодаря работе, связанной со сбором яиц для питомника и их последующей инкубацией, нам удалось зафиксировать точные даты вылупления 17 птенцов. В 1977 году 6 птенцов вывелись с 26 июня по 11 июля, в 1978 году 6 птенцов появились с 28 июня по 14 июля и в 1979 — 5 птенцов с 26 июня по 5 июля.
Учитывая то, что к моменту сбора яиц часть гнездившихся журавлей уже имела птенцов, а мы собирали яйца только из поздних кладок, можно считать, что первые журавлята вылуплялись между 20 и 25 июня. Основная масса птенцов появилась в последней пятидневке июля. К небольшого числа семей птенцы выводились вплоть до середины июля.
Некоторые прямые наблюдения позволяют предполагать, что продолжительность инкубации у стерхов несколько меньшая, чем у других крупных журавлей, и составляет около 27 сут. Начало откладки яиц в популяции не синхронно, а растянуто примерно на две недели:
от последних чисел мая до середины июня. Большая часть птиц откладывает яйца в течение первой недели июня.
Интервал в сроках гнездования является, на наш взгляд, следствием существенных различий в погодной обстановке разных частей ареала. Наиболее ранние сроки вылупления птенцов по всем трём годам отмечались в южной «береляхской» агрегации гнездовых территорий, а самые поздние кладки находились в районе больших озёр, к северо-западу от посёлка Чокурдах.
Несмотря на разные погодные условия трёх описываемых сезонов, общие генеральные сроки гнездования стерхов оставались стабильными. При невозможности загнездиться в оптимальный двухнедельный период пары к гнездованию не приступают вообще.
Темпы репродуктивности популяции
Социальная структура. За три полевых сезона учтено 157 стерхов, из которых 126 особей (77%) представляли собой 63 территориальные пары. Однако точных сведений о том, какой процент территориальных пар реально гнездится, методы авианаблюдений не дают. Это задача сложная, и решить её ещё предстоит. По сведениям В. Е. Флинта и А. А. Кищинского (1975), которые анализировали возрастной состав всех встреченных на достаточно близком для этого расстоянии пар стерхов, в размножении принимает участие около 60% территориальных пар, или 40% всей популяции. Исходя из этого и принимая численность стерхов близкой к 300 особям, мы оцениваем число реально гнездящихся пар в 60.
Среднее количество яиц в гнезде по выборкам из 12 кладок — 1. 75. Следовательно, во всей якутской популяции ежегодно откладывается около 105 яиц.
Для выяснения реальной плодовитости популяции и величины гнездовой смертности мы проанализировали судьбу 21 яйца. Из них 4 оказались неоплодотворёнными- 3 яйца (из разных кладок в разные годы) содержали погибшие эмбрионы на разных стадиях развития (яйца были пробиты снаружи в экваториальной части). В 2 яйцах, как выяснилось при искусственной доинкубации, эмбрионы были дефективны, и без помощи человека птенцы не вылупились бы. В природе они были бы обречены. Таким образом, из 21 яйца полноценными оказались только 12. Среди этих 12 яиц 10 составляли кладки по 2 яйца. Однако известно, что в таких кладках, даже при условии нормального вылупления обоих птенцов, более слабый гибнет в результате необыкновенной обоюдной агрессивности новорождённых пуховиков, окончательно затухающей лишь ко времени подъёма на крыло. Мы имели прекрасную возможность убедиться в этом, наблюдая вылупление и первые дни жизни стершат в питомнике по разведению журавлей в
Окском заповеднике. Значит, из 5 кладок имели шанс выжить только 5 птенцов, а всего из 21 яйца в природе такой шанс имели только 7 птенцов, т. е. гнездовая смертность составила около 67%. Следовательно, из 105 яиц, которые ежегодно откладывает якутская популяция в целом, вылупляется около 35 птенцов (12% от общей численности). Эта цифра может быть скорее завышена, чем занижена, так как вполне вероятно, что процент гнездовых пар среди территориальных ниже, чем мы допускаем.
Несомненно, что некоторая часть птенцов гибнет в период между вылуплением и подъёмом на крыло и в более позднее время, поэтому реализуемый прирост популяции якутских стерхов ниже 10%. Иными словами, в настоящее время якутская популяция стерхов не обеспечивает воспроизводства.
Лимитирующие факторы в гнездовой ареале. Принято считать, что в гнездовое время якутская популяция стерхов не испытывает значительных отрицательных воздействий. В принципе соглашаясь с этим, остановимся на некоторых аспектах как антропогенного, так и природного характера, которые, проявляясь главным образом в форме факторов беспокойства, оказывают определённое отрицательное влияние на популяцию.
В гнездовое время есть реальная возможность появления на гнездовых участках бригад оленеводов с оленегонными собаками, рыбаков и разного рода экспедиций. Если стерхи и не бросают кладок при посещении гнезда людьми (что нередко имеет место), то возвращаются к гнезду не сразу. Яйца, лишённые защиты, могут легко стать добычей поморников и крупных чаек. Подобные случаи известны. Если заметного увеличения числа оленеводов и рыбаков в тундре в настоящее время не наблюдается, то экспедиций из года в год становится всё больше. В течение последних лет в районе гнездовий стерхов работают экспедиции, широко использующие авиацию. Самолёты и вертолёты на протяжении всего периода гнездования летают очень интенсивно и часто на небольших высотах. Их маршруты плотно покрывают территорию, перспективную в отношении стерха.
Наблюдения показывают, что в отличие от серых Grus grus и японских G. japonensis журавлей, которые остаются на гнёздах даже при неоднократном пролёте самолёта на высоте около 100 м прямо над ними, насиживающие стерхи обычно покидают гнёзда на расстоянии до километра от низколетящей машины. Это происходит не только в тех случаях, когда гнездо находится по курсу самолёта, но и если самолёт пролетает стороной. На вертолёт у стерха, как и у большинства других птиц, реакция ещё более резкая.
Из аспектов природного характера остановимся на диком северном олене Rangifer tarandus. Как известно, якутская популяция тундрового
оленя по численности уступает только таймырской. Во время миграций огромные массы оленей пересекают ареал стерха. В нормальные годы к началу гнездового периода практически всё поголовье оленей успевает уйти в приморские арктические тундры, а в годы с поздней весной (такие, как 1978 и 1979) интенсивная миграция в районах гнездовий отмечалась до середины июня.
В 1979 году вблизи северной границы лесотундры значительное снижение интенсивности миграции северных оленей наступило только после 25 июня (ко времени появления у стерхов птенцов). Нам дважды удалось наблюдать реакцию одной пары стерхов на оленей, пересекающих гнездовую территорию. Самец начинал проявлять явные признаки беспокойства раньше сидящей на гнезде самки. При приближении оленей на 1−1.5 км он вылетал им навстречу и опускался вблизи стада. Самка в одном случае, когда олени проходили стороной и расстояние до них было не менее 1 км, оставалась на гнезде. Во втором случае, когда стадо из 6 быков двигалось почти прямо на гнездо, она поднялась и стала уходить в сторону, держась от оленей на расстоянии 300−500 м. Во время массовой миграции оленей подобные ситуации могут повторяться по нескольку раз в сутки. Вероятность непосредственного уничтожения яиц стерха северными оленями очень мала, однако отсутствием журавлей у гнезда легко могут воспользоваться поморники. В 1978 и 1979 годах в тундре практически полностью отсутствовали лемминги, и яйца самых разных птиц, видимо, занимали существенное место в рационе хищников.
Сочетание неблагоприятных погодных условий с поздней миграцией оленей и повышенным прессом поморников в условиях депрессии численности леммингов, вероятно, оказало серьёзное негативное воздействие на размножающуюся часть популяции стерха.
Необходимые меры охраны
Нет ни малейшего сомнения в насущной необходимости объявить территорию, по крайней мере основной части ареала стерха, заповедной. Подобные предложения вносились неоднократно, и в перспективном плане создания сети заповедников в тундре Яно-Колымского региона предусматривается создание заповедника на 2 млн. га.
Создание заповедника — дело достаточно сложное и требующее значительного времени. Однако существующее положение со стерхом и его перспективы долго ждать не позволяют. Нам кажется, было бы целесообразным безотлагательно организовать в яно-индигирской тундре республиканский заказник целевого назначения, взяв под охрану и основные места гнездования розовой чайки Rhodostethia rosea. Этот заказник может быть сезонным, и в этом случае он не будет препятствовать пушному промыслу, зимнему рыболовству, осеннему
отстрелу дикого северного оленя и другим видам хозяйственного использования территории.
Нельзя недооценивать и значение на местах воспитательной работы, особенно среди постоянно обновляющегося контингента экспедиционных работников. Компетентные природоохранительные органы в контакте с руководством экспедиций даже путём простой корректировки сроков проведения полевых работ в ряде случаев могли бы добиться оптимизации положения на гнездовьях стерхов.
Литература
Флинт В. Е., Кищинский А. А. 1975. Стерх (Grus leucogeranus P., 1773) в Якутии //
Зоол. журн. 54, 8: 1197−1212. Вшивцев В. П., Павлов Б. М., Новиков Б. В., Колпащиков Л. А. 1979. Авиаучёт стерхов в Якутии //Миграция и экология птиц Сибири. Якутск: 69−71.
Ю ^
ISSN 0869−4362
Русский орнитологический журнал 2012, Том 21, Экспресс-выпуск 725: 258−259
Гнездование чёрного грифа Aegypius monachus у горы Кинжал
А. Н. Тимофеев, А. Н. Хохлов, М. П. Ильюх
Второе издание. Первая публикация в 1998*
В пограничных районах Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии чёрный гриф Aegypius monachus встречается круглогодично, но его численность составляет около двух-трёх десятков особей (Хохлов и др. 1983- Хохлов, Витович 1990- Хохлов 1995). Гнездовые находки этой птицы на северо-западном Кавказе редки. За последнюю четверть века здесь было найдено лишь два гнезда (Варшавский 1989).
В первых числах мая 1997 года, проводя орнитологические наблюдения в горной части Ставропольского края, мы оказались в 30 км южнее Кисловодска в районе горы Кинжал (2829 м н.у.м.), которая находится в западной части Кабардино-Балкарии. Здесь мы обнаружили жилое гнездо чёрного грифа. Оно находилось в нескольких километрах от вершины горы, в верхней трети довольно широкой, с пологими бортами балки. Оно было устроено на отдельно стоящей сосне, на вы-
* Тимофеев А. Н., Хохлов, А .Н., Ильюх М. П. 1998. О гнездовании чёрного грифа у горы Кинжал //3-я конф. по хищным птицам Восточной Европы и Северной Азии: Материалы конф. Ставрополь, 1: 114.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой