К экологии обыкновенной лисицы (vulpes vulpes L. 1785) Якутии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 591. 5:599. 742. 1(571. 56)
К ЭКОЛОГИИ ОБЫКНОВЕННОЙ ЛИСИЦЫ (УиЬРББ УиЬРББ Ь. 1785) ЯКУТИИ
© 2012 В. Т. Седалищев, В.А. Однокурцев
Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН, г. Якутск
Поступила 23. 05. 2011
Распространение лисицы в Якутии совпадает с лесной растительностью. Здесь, в отличие от других регионов России, лисица не посещает пригородные ландшафты, окрестности населенных пунктов (села и деревни). Плодовитость от 3 до 8 щенят в помете. Из кормовых объектов на долю млекопитающих приходится от 85,7 до 98,8%, из них ондатра в зависимости от сезона года составляет 29,7−52,8%. На втором месте в пищевом рационе лисы стоят полевки. Доля зайца-беляка в питании лисы, обитающей в Центрально-Якутской низменности, в виду его малочисленности, незначительна — 7,1−8,6%. Обнаружено 11 видов эндопаразитов: 2 вида трематод, 4 вида цестод и 5 видов нематод, все гельминты локализировались в кишечнике. Общая зараженность составила 80,1%.
Ключевые слова: обыкновенная лисица, распространение, питание, ондатра, численность, гельминты, зараженность.
ВВЕДЕНИЕ
Изучением экологии обыкновенной лисицы, обитающей в Якутии, занимались многие исследователи [1, 10, 11, 14] и др. Однако до сих пор не выявлены причины резких колебаний численности вида. Считалось [10, 19, 25, 26,], что увеличение численности лисицы в Якутии напрямую зависит от численности зайца-беляка.
За последние 30 лет численность зайца-беляка в Западной и Центральной Якутии находится на низком уровне, из-за того, что рост динамики численности вида нарушился под воздействием антропогенного фактора [13]. В связи с низкой численностью зайца должно измениться питание хищника, биоценотические связи, поведение и гельминтофау-на.
Полевой материал для данного сообщения был собран в два периода: во время длительных полевых работ с 1981—1994 гг. в районах Западной Якутии (Вилюйском, Верхневилюйском, Сунтарском и Ко-бяйском — левобережная часть р. Лена районах) и Центральной Якутии (Горный, Намский, Хангала-ский и Якутский районы) — в 1994—2009 гг. полевые работы были кратковременными. За весь этот период было обработано 128 тушек лисицы (которые приобретались у охотников), из них 68 зверей исследовались на заражённость гельминтами. У 60 лисиц, добытых в 1981—1994 гг., был определён возраст по годовым слоям [6]. Было собрано 330 экскрементов, проведён опрос охотников-корреспондентов (п = 145). Кроме полевых данных использованы результаты зимнего маршрутного учёта (ЗМУ), ведомственные материалы (МСХ, МЛХ, ДБР МОП Якутии- Госкомитета по статистике и ЯО ВНИИОЗ). Сбор и обработка полевого материала проводили по Г. А. Новикову [12]. Заражённость лисиц эндопаразитами исследовали по мето-
Седалищев Виктор Тимофеевич, к.б.н., с.н.с., e-mail: anufry @ibpc. ysn. ru- Однокурцев Валерий Алексеевич, к.б.н., н.с., e-mail: odnokurtsev@ibpc. ysn. ru
дике К. И. Скрябина [17], В. М. Ивашкина с соавт. [5]. Видовой состав обнаруженных гельминтов определяли по Д. П. Козлову [7]. Пройдено маршрутом более 12 000 км. Статистическая обработка собранного материала проводилась по С. С. Шварцу с соавт. [29].
В сборе и обработке полевого материала принимали участие бывшие сотрудники ЯО ВНИИОЛЗ -Р.К. Аникин, В. В. Плеснивцев, В. В. Соколов, М. И. Ларионов и М. З. Готовцева, с которыми В.Т. Седа-лищев работал в 1980—1994 гг.
Распространение лисицы в Якутии совпадает с пределами лесной растительности. Очень редко лисица поселяется в горно-каменистых и мохово-лишайниковых тундрах. Ее распространение весьма неравномерно. Она обитает по долинам речек с травянистой и кустарниковой растительностью, и в основном вблизи озёр и открытых луговых пространств, где имеются благоприятные условия для обитания мелких грызунов [1, 10, 11].
В отличие от других регионов, как Центральная часть России [9, 18, 24], Иркутская область [20] в условиях Якутии лисица не посещает пригородные ландшафты, окрестности населённых пунктов.
Морфология. По размерам черепа западно-якутские лисицы (основная длина меньше на 1,6 мм, 1 = 2,57) достоверно отличаются от особей из бассейна Колымы по одному и от зверей из Камчатки по двум показателям. Так, у лисиц из Западной Якутии основная длина и кондилобазальная длина черепа меньше на 2,4 мм (1 = 2,28 и 2,90 соответственно) по сравнению с камчатскими особями. По другим показателям различия имеются, но они статистически не достоверны (табл. 1).
Поведение. За последние 30 лет в экологии лисицы произошли некоторые изменения. Так, до 70-х годов прошлого века след человека на глубоком снегу и след снегохода у лисицы вызывал большую осторожность и зверь подходил к этим следам не пересекал их, а бросался прочь прыжками. В последние годы мы отмечаем, как лиса предпочитает ходить по снегоходному следу. Хищник стал использовать вездеходный след для добычи пищи, а
также стал приходить к местам, где лежат брошенные охотниками шкуры и внутренности копытных.
Размножение. Сроки размножения обыкновенной лисы Якутии не совпадают по районам в разные годы [10]. В течение ряда лет гон лисицы в Кобяй-ском районе протекал в конце марта (много парных следов встречали). В начале июня 1983, 1985 и 1987 гг. на о-ве Тайменный. Булур и Некада, расположенных на р. Лена, с помощью собаки мы нашли 3 лисьих норы, в которых было 3, 4 и 5 щенят. Норы были расположены на небольших буграх и хорошо замаскированы кустарниковой растительностью.
Плодовитость якутской лисы практически не изучена. В выводке может быть от 5 до 8 щенят [10, 11]. У обработанных тушек взрослых 9 самок, которые были добыты зимой, послеплодных пятен мы не обнаружили.
Из 60 лисиц, добытых в 1981—1994 гг., взрослые составляли 23 особи (38,3%), из них — самцы — 14 (23,3%), самки — 9 (15%). Особи в возрасте 4−5 лет были в меньшинстве (6,6%). Доля молодых зверей (п=37) в этой выборке составила 61,7% (самцы -31,6%, самки — 30,1%).
Питание. В ондатровых угодьях, удалённых от населённых пунктов, в районах Центральной и Западной Якутии, зверёк стал обычным пищевым объектом лисицы. Нам неоднократно приходилось наблюдать, как лисица охотится на ондатру. Так, в сентябре 1983 г. на оз. Бардылах (Кобяйский район) мы встретили лису, которая, затаившись у норы ондатры, караулила зверька. Нора находилась в берегу и от усыхания водоёма, она была далеко от воды, и хищник лёгко добыл зверька у обмелевшего прохода.
Остатки отловленных лисицей ондатр мы встречали при обходе мелких озёр. Обычно хищник пойманную жертву съедал не у кромки воды, а уносил за 100−200 м в кусты, реже в — 3−5 м в густые заросли травы, где проходила его тропа. Осенние и весенние учёты на постоянных 2−3 километровых маршрутах вдоль берега озёр дали следующие результаты. Лисы в сентябре отлавливали в среднем 0,9 ондатры на километре береговой линии — был равен 1,8. Это связано с тем, что в период гона ондатра плавает вблизи берега. В это время зверьки бывают ослабленными, истощенными из-за драк между собой и становятся лёгкой добычей хищника, в основном это были взрослые особи.
В зимний период лисица разрушает в основном крупные семейные хатки. Хатку она разрушает с южной стороны, когда в ней ночуют грызуны. Лиса начинает разрушать её с боку на расстоянии 30−35 см от верха. В это время, лисица может отловить несколько ондатр. Так, в ноябре 1985 г. на оз. Ытык-Кёль (Кобяйский район) была обнаружена разрушенная хатка, около которой были остатки 3 ондатр, съеденных лисой. Зимой лисица разрушает в основном семейные хатки.
Длина суточного хода (п = 12) лисицы в марте-апреле в среднем равна 15,9±2,8 км и меняется в широких пределах — от 0,8 до 26,8 км. Этот показатель зависит от состояния кормовой базы, погодных
условий, сезона года и от антропогенного воздействия (фактор беспокойства).
В собранных экскрементах хищника постоянно встречалась шерсть ондатры. У лисьей норы, найденной осенью 1989 г. на о-ве Кулуй, который расположен на р. Лена, было обнаружено 72 экскре-мента, которые содержали шерсть ондатры, 18 черепов ондатры, крылья 4 шилохвостей и 8 чирков. При обходе озера, расположенного на этом острове, было учтено 25 нор ондатры, из которых 9 были разрыты, и зверьков в них не обнаружили. В 1989 г. была высокая численность мышевидных грызунов (на 100 лов. -сут. попадаемость составляла 22%).
Из кормовых объектов (по данным анализа 330 экскрементов) лисицы в Кобяйском районе (табл. 2) на долю млекопитающих приходится от 85,7% до 98,8%, из них ондатра в зависимости от сезона года составляет 29,7−52,8%. На втором месте в пищевом рационе лисы стоят полёвки.
Анализ 128 желудков лисиц, добытых в районах Западной Якутии, показал, что пищевой рацион хищника в зимний период на 88,3% состоит из млекопитающих: из них ондатра — 56,3%, полёвка-экономка — 18,7%, водяная полёвка — 3,2%, красная полёвка — 2,3%, красно-серая полёвка — 1,6%, заяц-беляк — 6,2%. Птицы в пищевом рационе составляли 11,7% (куропатка — 4,7%, рябчик — 1,5%, тетерев -3,9%, глухарь — 1,6%).
Доля зайца-беляка в питании лисы, обитающей в Центрально-Якутской низменности, незначительна — 6,2% - 8,6% и по сравнению с 60-ми годами прошлого века [10] процент его в пищевом рационе сократился в 6,1 и 5,1 раза.
До 1979 г. заяц-беляк являлся в Якутии основным объектом промысловой и любительской охоты. Однако за последнее 30 лет характер промысла изменился. Заготовки беляка сократились, особенно в районах Западной и Центральной Якутии. Если в Центральной Якутии в 1951—1960 гг. в среднем в год заготавливалось 514,7 тыс. заячьих шкурок, то в 1980—1989 гг. — 13,4 тыс. шт., 1990−1999гг. 15,4 тыс. шт., а в 2000—2009 гг. — всего по 200 шт. в год.
Отмечено, что в местах успешной акклиматизации ондатры лисица за короткий срок (период жизни одного-двух поколений) переходит на преимущественное потребление этого грызуна. Подобная перестройка рациона лисицы в лучшую сторону изменяет кормовую обстановку, в результате чего численность лисицы стабилизируется, а в некоторых случаях и повышается [23]. В Колымских районах в питании лисицы преимущественная роль принадлежит ондатре, в зимний период от 48,4% [8] до 64,3% [14]. На о-ве. Сахалин встречаемость в пищевом рационе лисицы этого зверька зимой достигает 43% [16].
Гельминтофауна. При исследовании 68 лисиц на заражённость гельминтами было обнаружено в кишечном тракте 11 видов эндопаразитов: 2 вида трематод, 4 вида цестод и 5 видов нематод. Общая заражённость составила 80,1%. Наиболее часто у лисицы встречается трематода Alaria alata и цесто-ды Taenia crassiceps, Mesocestoides lineatus (табл. 3).
Таблица 1. Некоторые размеры черепа лисицы в различных регионах России (самцы)
Промеры, мм Западная Якутия. Наши данные (n = 14) По данным [26]
Бассейн Яны (n = 9) Бассейн Колымы (n = 19) Низовье Пенжины (n = 16) Бассейн Анадыря (n = 23) Камчатка (n = 17) Приморье (n = 7)
Основная длина 135,8±0,95 135,6±1,01 134,2±0,48 134,2±1,09 134,2±0,56 138,2±0,46 137,6±1,28
Кондилобазаль-ная длина 144,5±0,56 144,9±0,93 143,7±0,51 143,1±0,53 143,7±0,63 147,3±0,79 146,6±1,37
Скуловая ширина 77,6±0,81 77,9±0,96 76,6±0,60 78,6± 1,22 77,1±0,55 79,3±0,66 76,6±0,56
Ширина межглазничного промежутка 28,6±0,83 28,5±0,37 28,1±0,35 27,7±0,72 27,7±0,26 28,7±0,44 27,3±1,04
Высота 51,9±0,47 51,5±0,43 52,2±0,35 51,8±0,49 51,8±0,25 52,5±0,35 51,2±0,64
Таблица 2. Встречаемость кормов в питании обыкновенной лисицы (по данным анализа 330 экскрементов)
Вид корма Осень (сентябрь) Зима Весна (май) Всего
Встречи % Встречи % Встречи % Встречи %
Исследовано экскрементов 84 100,0 140 100,0 106 100,0 330 100,0
Млекопитающие 83 98,8 120 85,7 95 89,6 298 90,3
Ондатра 25 29,7 69 49,3 56 52,8 150 45,5
Серые полевки 35 41,7 24 17,1 18 17,0 77 23,3
Рыжие полевки 16 19,2 12 8,6 12 11,3 40 12,1
Заяц-беляк 6 7,1 12 8,6 9 8,5 27 8,2
Косуля 1 1,2 3 2,1 — - 4 1,2
Птицы 16 19,0 42 30,0 25 23,6 83 25,1
Утки 8 9,5 — - 6 5,6 14 4,2
Куропатки — - 8 5,7 4 3,8 12 3,6
Рябчик 2 2,4 13 9,3 5 4,7 20 6,1
Тетерев — - 3 2,1 1 1,9 4 1,2
Каменный глухарь — - 2 1,4 — - 2 0,6
Птицы (ближе не определены) 6 7,1 16 11,4 9 8,5 31 9,4
Растительные корма 13 15,5 5 3,6 12 11,3 30 9,1
Ягоды и плоды: брусника 7 8,3 — - 9 8,5 16 4,8
голубика 2 2,4 — - - - 2 0,6
толокнянка 4 4,7 — - 3 2,8 7 2,1
шиповник — - 5 3,6 — - 5 1,5
Таблица 3. Видовой состав гельминтов лисицы, обитающей в различных регионах Якутии
Классы и виды гельминтов Западная Якутия (n = 11) Центральная Якутия (n = 36) Юго-Западная Якутия (n = 5) Колым группа о-Индигирская районов (n = 16)
Э.И. (%) И. И. Средняя Э.И. (%) И. И. Средняя Э.И. (%) И. И. Средняя Э.И. (%) И.И. Средняя
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 12
Общая 72,7 -2 о о 63 49,2±36,2 66,6 -5 15,3±6,2 80,0 4−16 9,2±2,7 75,0 3−56 15,0±4,1
Трематоды 27,3 o ^ 12,3±1,4 36,1 i т СП (N 9,4±1,5 40,0 6−8 7,0±1,0 31,2 8−16 11,4±1,7
Plagior- chis elegans — ¦ - 2,3 & lt-N — - - - - - -
Alaria alata 27,3 o ^ 12,3±1,4 36,1 2−15 7,8±1,1 40,0 6−8 7,0±1,0 31,2 8−16 11,4±1,7
Цестоды 36,4 3−302 79,2±74,2 44,4 1−155 13,8±9,4 60,0 2−4 3,0±0,6 37,5 1−6 3,8±0,7
Taenia cras- siceps 18,2 о v? 6,0±0,0 13,9 2,8±0,6 40,0 2−4 3,0±1,0 18,7 4−5 4,3±0,3
Taenia krabbei — ¦ - - ¦ - - - - 6,2 1 —
Окончание табл. 3
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 12
Allveo-coccus multilocularis 9,1 о о 3 — 2,3 0 «n — 20,0 3 — - - -
Mesoces- toides lineatus 18,2 & lt-N 2,5±05 33,3 1−12 4,7±1,1 — - - 12,5 3−6 4,5±1,5
Нематоды 36,4 4 S 10,0±2,4 11,1 6,0±2,2 40,0 6−8 7,0±1,0 37,5 4−55 16,6±7,9
Capil- laria putorii 9,1 о — - ¦ - 20,0 6 — - - -
Unci-naria steno-cephala — ¦ - 8,3 4−12 7,3±2,4 20,0 8 — 18,7 4−49 20,0±14,5
Toxas- caris leonina 9,1 о — 2,3 & lt-N — - - - 25,0 1−16 7,0±3,2
Phy- saloptera sibirica 18,2 4−16 10,0±6,0 — ¦ - - - - - - -
Trichinella native — ¦ - - ¦ - - - - 6,2 12 —
Таблица 5. Вывоз шкурок обыкновенной лисицы из Якутии в 1825—1857 гг. (по: [4])
Годы В среднем за год, Максимальные Минимальные
шт. Количество Год Количество Год
1825−1830 8733 11 000 1825 6100 1830
1837−1842 8444 11 700 1841 5890 1838
1850−1857 5209 7809 1857 3400 1851, 1853
Видовой состав гельминтов самцов более разнообразен по сравнению с самками. У самок не обнаружены трематода Plagiorchis elegans и нематоды Capillaria putorii, Trichinella native, видимо, это связано с различием питания. Самцы по своей природе более активны, чем самки, охотничий участок у них шире, и они посещают самые разнообразные биотопы.
Выявлены возрастные различия в заражённости эндопаразитами. Так, у молодых особей по сравнению с взрослыми были обнаружены цестода Taenia crassiceps и нематода Trichinella native, которые отсутствовали у взрослых.
Видовой состав гельминтов лисиц, которые были добыты в различных регионах Якутии, отличается. Так, только у лисиц из Колымо-Индигирской группы районов были обнаружены цестода Taenia krab-bei и нематода Trichinella native, а трематода Pla-giorchis elegans у зверей из Центральной Якутии (табл. 4).
Следует отметить, что опасные для человека гельминтозные инвазии были обнаружены у лисиц в Западной, Центральной и Юго-Западной Якутии -это цестода Allveococcus multilocularis, а в Колымо-Индигирской группе районов — нематода Trichinella native. Экстенсивность инвазии этих гельминтов невысокая и составляет 4,4% и 1,5%.
Ранее Н. М. Губановым [3] у обыкновенной лисицы в Якутии было обнаружено 14 видов гельмин-
тов. В наших сборах отсутствовали цестода Diphyll-bothrium latum и нематоды Ancylostoma caninum, Toxocara canis. В свою очередь, в исследованиях Н. М. Губанова не отмечается трематода Plagiorchis elegans и опасная для здоровья человека, нематода Trichinella native. По сравнению с 60-ми годами прошлого века за последние 20 лет общая заражённость лисицы увеличилась на 12,5% (80,1% против 67,6%).
По И. Л. Туманову [22], у обыкновенной лисицы, обитающей в России, паразитирует 25 видов гельминтов. Из них: на Камчатке — 13 видов [2], в Став-рапольском крае — 8 [27], в Татарии — 19 [21] и в Европейском северо-востоке России — 14 [30]. Во всех этих регионах, включая Якутию, у лисиц встречаются нематоды Uncinaria stenocephala, Tox-ascaris leonine и Toxocara canis.
Таблица 4. Видовой состав гельминтов и степень заражения обыкновенной лисицы
Вид гельминта За-раж. Э.И. (%) И. И Средняя И. О.
1 2 3 4 5 6
Исследовано 68 55 80,1 1−302 19,1±6,0 15,4±4,9
Трематоды 23 33,8 3−23 10,0±1,0 3,4±0,6
Plagiorchis elegans (Ru-dolphi, 1802) 1 1,5 21 — -
Окончание табл. 4
1 2 3 4 5 6
Alaria alata 23 33,8 2−16 9,1±0,8
(Goeze, 1782)
Цестоды 36 52,9 1−302 17,2±9,2 —
Taenia cras-
siceps (Zeder, 1800) 13 19,1 1−6 3,9±0,4 —
Taenia krabbei 2 2,9 1−8 4,5±3,5
(Moniez, 1879)
Allveococcus
multilocularis 3 4,4 3−300 151,0±85
(Leuckart, 1863) 7
Mesocestoides
lineatus 21 30,9 1−22 5,1±1,1 —
(Goeze, 1782)
Нематоды 19 27,9 2−55 10,5±2,7 2,9±0,9
Capillaria putorii (Rudol-phi, 1819) 2 2,9 6−10 8,0±2,0 —
Uncinaria
stenocephala (Railliet, 1854) 8 11,8 4−49 13,1±5,3 —
Toxascaris
leonina 8 11,8 1−16 5,9±1,7
(Linstow, 1902)
Physaloptera sibirica Petrow 2 2,9 4−16 10,0±6,0
et Gorbunow,
1931
Trichinella
native (Britov 1 1,5 12 — -
et Boev, 1972)
тием «чёрного рынка». Многие охотники предпочитают продавать добытые шкурки лисы сами, из-за низких закупочных цен. В 2009 г. ОАО ФАПК «Са-хабулт» принимал у охотников шкуру лисы в среднем за 1713 руб. 30 коп.
1ЛИ
Гд
1941−1950 1951−1960 1961−1970 1971−1980 1991−2000 2001−2009 Годы
V
Численность. В последние годы численность лисицы в районах Центральной Якутии (левобережная часть р. Лена) находится на низком уровне
Так, в марте-апреле 2009 г. число следов на 10 км маршрута приходилось в Горном районе 0. 08, Намском — 0,15, Хангаласском — 0,11 и Якутском -0,05.
Однако численность лисы в Намском районе несколько выше, чем в Горном, Хангаласском и Якутском и это связано с кормовой базой — наличие в этом районе больше озёр, которые заселены ондатрой, с высокой численностью. Так, плотность населения ондатры в 2002 г. в Намском районе была 0,599 ос. /га, а в Горном и Хангаласском соответственно 0,007 и 0,021 ос. /га [15].
Послепромысловая численность лисы в 2010 г. по республике оценивалась в пределах 23,0 тыс. голов. Этот показатель был высоким в СевероВосточных (7,1 тыс.) и Западных районах (4,4 тыс.), низким — в Юго-Западных (1,3 тыс.).
Промысел. В отдельные годы заготовки лисьих шкур в Якутии достигали 11−16 тыс. шт., а затем они снижались до 1−3 тыс. Максимальное количество лисьих шкур (22,5 тыс. шт.) было заготовлено в охотсезоне 1944−45 гг. [28]. Аналогичные колебания в заготовках лисьих шкур были в 1825—1857 гг. (табл. 5).
В последнем десятилетии среднегодовые заготовки шкур лисы были самыми низкими — 213 шт. в год (рис.). Причина низких заготовок лисьих шкур, в последнем десятилетии, в основном связано с разви-
Рис. Динамика заготовок лисьих шкур в Якутии в 1941—2009 гг. (тыс. шт.)
ВЫВОДЫ
В отличие от других регионов — Центральная часть России, Иркутская область в условиях Якутии лисица не посещает пригородные ландшафты и окрестности населённых пунктов (сёла, посёлки и деревни).
В последние 30 лет из-за низкой численности зайца-беляка ондатра стала обычным пищевым объектом лисицы. В пищевом рационе лисы она занимает первое место: зимой — 49,3% и весной — 52,8%. Осенью ондатра (29,7%) также поедается лисой, но преобладают в питании хищника в этом сезоне полевки (60,9%).
Динамика численности лисицы в Якутии подвержена резким колебаниям и зависит главным образом от обеспеченности кормом, особенно в зимнее время.
У лисицы в кишечном тракте обнаружено 11 видов гельминтов: 2 вида трематод (Plagiorchis elegans, Alaria alata), 4 вида цестод (Taenia cras-siceps, Taenia krabbei, Allveococcus multilocularis, Mesocestoides lineatus) и 5 видов нематод (Capillaria putorii, Uncinaria stenocephala, Toxascaris leonine, Physaloptera sibirica, Trichinella native). Все гельминты локализировались в кишечнике. Наиболее часто у лисицы встречается трематода — Alaria alata и цестоды — Taenia crassiceps и Mesocestoides linea-tus.
Выявлены региональные отличия в зараженности лисиц гельминтами: у лисиц из Колымо-Индигирской группы районов цестода Taenia krab-bei и нематода Trichinella native, а трематода Pla-giorchis elegans у особей из центральной Якутии.
Зафиксирована опасныя для человека гельминты: цестода Allveococcus multilocularis в Западной, Центральной и Юго-Западной Якутии, и нематода Trichinella native в Колымо-Индигирской группе районов.
Из 25 видов гельминтов, которые были обнаружены у обыкновенной лисы обитающей в пяти регионах России (включая Якутию), только два вида нематод Uncinaria stenocephala и Toxascaris leonine являются общими по встречаемости.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Белык В. И. Состав и распределение охотпромысловой фау-
ны млекопитающих Якутии // Промысловая фауна и охотничье хозяйство Якутии. Вып. 1. Якутск, 1953. С. 15−19.
2. Вершинин А. А., Лазарев А. А. Биология и промысел камчат-
ской лисицы // Охотоведение. Сб. статей. М.: Изд-во «Лесная промышленность», 1974. С. 5−25.
3. Губанов Н. М. Гельминтофауна промысловых млекопитаю-
щих Якутии. М.: Наука, 1964. 164 с.
4. Дьяконов А. Л. Пушной промысел в Якутии конца XVIII —
середины XIX века. Якутск, 1990. 144 с.
5. Ивашкин В. М., Контримавичус В. Л., Назарова Н. С. Мето-
ды сбора и изучения гельминтов наземных млекопитающих. М.: Наука, 1971. 124 с.
6. Клевезаль Г. А., Клейненберг С. Е. Определение возраста
млекопитающих по слоистым структурам зубов и кости. М.: Наука, 1967. 144 с.
7. Козлов Д. П. Определитель гельминтов хищных млекопи-
тающих СССР. М.: Наука, 1977. 276 с.
8. Кривошеев В. Г. Биофаунистические материалы по мелким
млекопитающим тайги Колымской низменности // Исследования по экологии, динамике численности и болезням млекопитающих Якутии. М.: Наука, 1964. С. 3−59.
9. Мантейфель П. А. Жизнь пушных зверей. М.: Госкульт-
просветиздат, 1947. 88 с.
10. Млекопитающие Якутии // Тавровский В. А., Егоров О. В., Кривошеев В. Г. и др. М.: Наука, 1971. 660 с.
11. Мордосов И. И. Млекопитающие таёжной части Западной Якутии. Якутск, 1997. 219 с.
12. Новиков Г. А. Полевые исследования по экологии наземных позвоночных. М.: Советская наука, 1953. 502 с.
13. Прокопьев Н. П., Седалищев В. Т. Изменение численности и заготовок шкурок зайца-беляка (Lepus timidus Linnaeus, 1758) в Якутии // Вестник ДВО РАН, № 3, 2009. С. 24−29.
14. Ревин Ю. В. Характер питания лисицы в зоне высокой численности ондатры (Колымо — Индигирская низменность) // Вестник зоологии, № 3, 1976. С. 4 — 8.
15. Седалищев В. Т., Ануфриев А. И. Состояние ресурсов и причины снижения численности ондатры в Центральной Якутии // Вопросы экологии и природопользования в аграрном секторе М., АНК. М., 2003. С. 82−88.
16. Сурков В. С. О биоценологических связях на о. Сахалине // Грызуны. Матер. V Всесоюзн. совещ. М.: Наука, 1980. С. 380−382.
17. Скрябин К. И. Метод полевых гельминтологических вскрытий позвоночных, включая человека. М., 1928. 48 с
18. Сышев И. М., Синицын А. А. Дикие животные в городе // Сб. научн. тр. Биологические ресурсы. Охотоведение. Киров, 2010. С. 276−279.
19. Тавровский В. А. Распространение и некоторые особенности динамики численности пушно-промысловых млекопитающих в Якутии // Исследования по экологии, динамике численности и болезням млекопитающих Якутии. М.: Наука, 1964. С. 3−59.
20. Тимофеев В. В. Звери нашей области. Иркутское областное государственное издательство, 1949. 95 с.
21. Троицкая А. А. Материалы по гельминтофауне лисиц Татарской АССР // Тр. Всесоюзн. Научно — исслед. ин-та охотничьего промысла. Вып. 14. М., 1955. С. 159−172.
22. Туманов И. Л. Биологические особенности хищных млекопитающих России. СПб.: Наука, 2003. 439 с.
23. Федосенко А. К. Материалы по питанию лисицы в Зайсан-ской котловине // Сб. НТИ ВНИИОЗ. Вып. 33. Киров, 1971. С. 22−24.
24. Фокина М. Е. Поведенческие адаптации лисицы к антропогенным изменениям среды обитания // Межд. научн. -практ. конф. Современная экология — наука ХХ1 века. Рязань, 2008. С. 482−485.
25. Формозов А. Н. Колебания численности промысловых животных. М. -Л.: Всекоопиздат, 1935. 108 с.
26. Чернявский Ф. Б. Млекопитающие крайнего северо-востока Сибири. М.: наука, 1984. 388 с.
27. Чиркова А. Ф. Материалы по экологии лисицы // Тр. ВНИИОП. Вып.8. М.: Заготиздат, 1948. С. 23−56.
28. ЧирковаА.Ф. Динамика заготовок и ресурсов обыкновенной лисицы в лесной зоне и на северных окраинах СССР // Тр. ВНИИОЗ. Вып. 25. Киров: Волго-Вятское кн. изд-во. 1975. С. 111−142.
29. Шварц С. С., Смирнов В. С., Добринский Л. Н. Метод мор-фофизиологических индикаторов в экологии наземных позвоночных. Тр. Института экологии растений и животных УФ АН СССР. Вып. 58. 1968. 268 с.
30. Юшков В. Ф., Ивашевский Г. А. Паразиты позвоночных животных Европейского Северо-Востока России. (Каталог). Сыктывкар, 1999. 209 с.
ON ECOLOGY OF RED FOX (VULPES VULPES L. 1785) (VULPES VULPES L. 1785) IN YAKUTIA
© 2012 V.T. Sedalischev, V.A. Odnokurtsev
Institute of Biological Problems of Cryolithozone Siberian Branch of Russian Academy for Sciences, Yakutsk
Distribution of red fox in Yakutia coincides with distribution of forest vegetation. Unlike other Russia regions the red fox from Yakutia does not occur in the suburban areas, outskirts of human settlements (villages). Its breeding performance is from 3 to 8 puppies in a set. Mammal food items make up from 85,7 to 98,8%, of them the muskrat share is 29,7 — 52,8% depending on a season. Voles take the second place in the fox diet. The share of the mountain hare in the fox dietary budget from Central-Yakutian Lowland is insignificant because if its small numbers, reaching 7.1 to 8. 6%. We found 11 endoparasite species: two trematode species (Plagiorchis elegans, Alaria alata, foor cestode spp (Taenia crassiceps, Taenia krabbei, Allveococcus multilocularis, Mesocestoides lineatus and five nematode spp (Capillaria putorii, Uncinaria stenocephala, Toxascaris leonine, Physaloptera sibirica, Trichinella native), all helminthes were localized in the intestine. The total infection rate forms 80,1%. The estimate of the post-hunting numbers of the red fox in Yakutia in March-April, 2010 was about 23 000 animals.
Key words: red fox, distribution, diet, muskrat, numbers, helminthes, infection rate
Sedalischev Victor, e-mail: anufry @ibpc. ysn. ru- Odnokurtsev Valeriy, e-mail: odnokurtsev@ibpc. ysn. ru.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой