Ономастические ориентализмы в очерках А. С. Пушкина «Путешествие в Арзрум»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

клицательного знаков, который практически вытесняет общепринятые одиночные вопросительный и восклицательный знаки в сетевых текстах. Следует отметить, что данный прием находит отражение как в татарском и русском, так и в английском языках, несмотря на их разную генеалогическую принадлежность и грамматический строй.
Примечания
1. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. Изд. 2-е. М.: Азъ, 1990. URL: http: //www. ozhegov. org/ (дата обращения: 28. 07. 2014)
2. Longman Online Dictionary of Contemporary English. URL: http: //www. ldoceonline. com/ dictionary/ (дата обращения: 28. 07. 2014)
3. URL: http: //studopedia. net/1_29 008_priemi-psihologicheskoy-attraktsii. html (дата обращения: 28. 07. 2014)
Notes
1. Ozhegov S. I. Tolkovyi slovar'- russkogo yazyka [Dictionary of Russian language] Ed. 2. Moscow. Az, 1990. URL: http: //www. ozhegov. org/ (date of treatment: 07/28/2014)
2. Longman Online Dictionary of Contemporary English. URL: http: //www. ldoceonline. com/dictionary/ (date of treatment: 07/28/2014)
3. URL: http: //studopedia. net/1_29 008_priemi psihologicheskoy attraktsii. html (date of treatment: 07/28/2014)
УДК82: 81- 26
Н. ДЖ. Абдалъкарем
Ономастические ориентализмы в очерках А. С. Пушкина «Путешествие в Арзрум»
Статья посвящена лингвистической и исторической интерпретации антропонимических и топонимических ориентализмов в путевых очерках А. С. Пушкина «Путешествие в Арзрум». Пушкин специально вводит в свой текст множество ориентальных имен, как антропонимов, так и топонимов. Поэт сделал это для придания документализма своему очерку. Выделяются антропонимы, по происхождению образованные от так называемых восточных языков: арабского, тюркского и персидского, которые играют важную роль при формировании социального статуса и национального самосознания. Многие имена и фамилии, употребленные А. С. Пушкиным в очерке, анализируются впервые. Показательно, что антропонимы достаточно полно отражают культуру, традиции и веру различных представителей восточных народов: Аллах, Бекович, Гассан. Семантика некоторых антрополексем четко отражает социальный статус носителей: Казбек, Фазил-хан, Хозрев-Мирза. Очень много работают на документализм произведения и топонимы, четко отражающие изменения национального топоса в пути следования А. С. Пушкина.
The article is devoted to the linguistic and historical interpretation of onomastic orientalisms in A. S. Pushkin'-s travel essays & quot-Journey to Erzerum& quot-. A. S. Pushkin presents lots of oriental proper names in his text on purpose- there are both anthroponyms and toponyms among them. It was apparently done for giving documentarity to the essays. In their texts, there are anthroponyms of so-called oriental origin (Arabic, Persian and Turkish) which play an important role of forming and signing social status and national consiousness. Many of first names and surnames allocated in A. S. Pushkin'-s text are analyzed for the first time. It is remarkable that the anthroponyms comletely reflect the culture, traditions and beleives of different eastern nations representatives: Allah, Bekovich, Gassan. The meaning of some anthropolexem units clearly reflects the social status of their possessors: Kazbek, Fazil Khan, Hozrev Mirza. Documentarity of the essays is appreciably reached by using the toponyms which reflect the change of national topos in the way of A. S. Pushkin'-s journey.
Ключевые слова: А. С. Пушкин, антропоним, топоним, ориентализм, заимствование, арабский, персидский, тюркский языки, документализм.
Keywords: A. S. Pushkin, anthroponym, toponym, orientalism, word apotion, Arabic, Persian, Turkish languages, documentarity.
© Абдалькарем Н. ДЖ., 2015 84
Ономастические единицы, используемые А. С. Пушкиным в очерке «Путешествие в Арзрум», — это прежде всего собственные имена и фамилии, образованные от слов восточного происхождения, которые выбираются из установленной в той или иной стране номенклатуры, а также топонимы, отражающие конкретную национальную специфику территорий, через которые проезжал А. С. Пушкин. В мусульманских странах большинство имен имеют религиозное происхождение. Важную роль имена собственные играют в создании художественных образов произведения, где они могут указывать на время действия, место действия, а также возраст, социальный статус, национальность описываемых персонажей. Пушкин специально использует много таких имен для придания своему очерку эффекта документальности. Фамилии, многие из которых содержат в своих основах нарицательные компоненты, способны параллельно с функцией именования выполнять и функцию характеристики персонажа. При передаче на другой язык имена собственные принято в настоящее время транскрибировать, иногда с элементами транслитерации.
Материалом данного исследования послужила выборка из «Путешествия в Арзрум» по т. VIII Полного собрания сочинений А. С. Пушкина в 17 т., а также различные словари. Показательно, что Словарь А. С. Пушкина ономастического материала почти не дает.
А. С. Пушкин ставил перед собой основную цель достоверно передавать обстановку, дух и взаимоотношения между людьми с разными характерами, да и принадлежащих к разным языковым и религиозным этническим общностям. Заимствованные единицы, включаясь в русскую систему словоизменения, как правило, приобретают окончания при склонении.
Ага-Мохамед — арабское имя значит: достохвальный. 1. Титул военачальников и начальников некоторых групп придворных слуг (в султанской Турции). 2. Употребляется как форма вежливого обращения — иногда в сочетании с именем — к старшему или уважаемому человеку (в Закавказье, Средней Азии, а также в Турции). «Грузия прибегнула под покровительство России в 1783 году, что не помешало славному Аге-Мохамеду взять и разорить Тифлис и 20 000 жителей увести в плен (1795 г.)» [1]. В тексте использование «говорящего» имени, то есть онима, обладающего семантикой, помогает выразить авторское отношение к этому персонажу. Добавив эпитет «славный» и, вероятно, учитывая арабское значение «достохвальный», автор с легкой иронией повествует о деяниях воинственного грузина.
Амин — арабское имя, которое значит: верный, честный, хранитель, это одно из имён мусульманского пророка [2]. «Вот начало сатирической поэмы, сочиненной янычаром Амином-Ог-лу» [3]. Автор упоминает Амина-Оглу один раз. Реализуется основная функция онима — выделения и классификации.
Бей-булат — тюрко-персидское имя, состоящее из двух слов, оно значит: властитель, господин- синоним — арабский эмир. А вот толкование составных частей: 1) титул знати в странах Ближнего и Среднего Востока. У тюркских народов Средней Азии и Закавказья в средние века и новое время титул землевладельца. 2) В Турции со второй половины XIX в. до 1934 г. была формой обращения. 3) В Тунисе в 1705—1957 гг. наследственный правитель, булат, персидское слово значит сталь по персидском (фулад), булатная сталь, холодное оружие исключительной стойкости и остроты, изготовленной из такой стали, слово заимствовано из тюркских языков, скорее всего из татарских [4]- бей — турецкое слово, которое значит господин, правитель (бег, бек, бей). «Бей-булат мужчина лет тридцати пяти, малорослый и широкоплечий. Он по-русски не говорит или притворяется, что не говорит. Приезд его в Арзрум меня очень обрадовал: он был уже мне порукой в безопасном переезде через горы и Кабарду. Вот впечатления настоящие восточные! Славный Бей-булат, гроза Кавказа» [5]. Имя Бей-булата упоминается в повести дважды, оно состоит из двух заимствованных компонентов, и по описанию понятно, что в целом характер этого человека соответствует значению его имени.
Мансур — арабское имя, которое обозначает: побеждающий, поддерживаемый (Богом), несущий победу, победитель, тот, кто одерживает верх- празднующий победу [6]. «Они были увлечены деятельным фанатизмом апостолов Корана, между коими отличался Мансур, человек необыкновенный» [7]. Человек с именем Мансур упоминается в повести один раз. Собственное имя имеет здесь функцию референции.
Навин — прозвание преемника Моисея, Иисуса Навина- предводитель еврейского народа в период завоевания Ханаана. «Несколько раз принимался он говорить о Паскевиче и всегда язвительно- говоря о легкости его побед, он сравнивал его с Навином…» [8]. Собственное имя, принадлежащее некогда библейскому герою, здесь употребляется в символическом значении, в качестве гиперболизации в рассказе о военных успехах Паскевича. Символический смысл и коннотации, заложенные в ониме, позволяют создать иронический тон повествования.
Осман-паша — имя нескольких правителей османской империи (усман, и имя осман ибн (сын) аффан одного из помощников пророка Мухаммеда) [9]: «Мы пришли к дому Османа-паши- нас ввели в открытую комнату, убранную очень порядочно, даже со вкусом, — на цветных окнах начертаны были надписи, взятые из Корана. Одна из них показалась мне очень замысловата для мусульманского гарема: тебе подобает связывать и развязывать. Нам поднесли кофию в чашечках, оправленных в серебре. Старик с белой почтенной бородою, отец Османа-паши, пришел от имени жен благодарить графа Паскевича, — но г. А. сказал наотрез, что он послан к женам Османа-паши и хочет их видеть, дабы от них самих удостовериться, что они в отсутствие супруга всем довольны» [10]. Имя Османа-паши упоминается в тексте произведения семь раз, везде в виде двухкомпонентного слова. Паша — pacha турецкое слово, которое значит титул высших военных и гражданских чиновников в бывшей султанской Турции, в Египте и некоторых других мусульманских странах- лицо, носящее этот титул. Так же, как и «паша», первый компонент «Осман» склоняется и изменяется в контексте по правилам русского языка. Иноязычное собственное имя демонстрирует признаки хорошей освоенности русским языком: «Пускай нападет он, — говорил Ермолов, — на пашу не умного, не искусного, но только упрямого, например на пашу, начальствовавшего в Шумле, — и Паскевич пропал»" [11]. В тексте это самый частотный тюркизм встречается семь раз. Среди примеров употребления есть собственные имена — антропонимы, обозначающие разных людей: Осман-паша, Гаки-паша, Топчи-паша. С помощью такого словосложения автор не только называет человека, но и указывает на его знатное происхождение. Примеры отдельного употребления слова «паша» также многочисленны, слово меняется по падежам, в тексте повести, наряду с другой заимствованной единицей «бек» обозначает восточную знать.
Топчи-паша — турецкий артиллерийский офицер. Топчи (турецкий множ. ч. toptschilar, от top — ядро, пушка). Чин турецкого артиллерийского офицера, канонир. «Он объявил, что сераскир и народ давно согласны на сдачу, но что несколько непослушных арнаутов под предводительством Топчи-паши овладели городскими батареями и бунтуют» [12]. Автор использует словосложение из двух заимствованных компонентов, чтобы создать краткий и емкий термин для обозначения турецкого артиллерийского офицера. В тексте он его оставляет без комментариев, рассчитывая на читателей — знатоков военного дела. Остальные могут оценить местный колорит данного слова, придающий неповторимую атмосферу восточной войны.
Фазил-Хан — арабо-тюркский антропоним, который состоит из: Фазил & gt- Фадил — арабское имя, которое значит достойный, превосходный + хан — тюркский компонент сложносоставного имени, которое значит господин [13]. Фазиль-хан — персидский поэт, с которым Пушкин познакомился около Казбека на Военно-Грузинской дороге, когда Пушкин ехал в Тифлис, а Фазиль-хан -в Петербург. «Ждали персидского принца & lt-… >- конвойный офицер объявил нам, что он провожает придворного персидского поэта и, по моему желанию, представил меня Фазил-Хану. Я, с помощию переводчика, начал было высокопарное восточное приветствие- но как же мне стало совестно, когда Фазил-Хан отвечал на мою неуместную затейливость простою, умной учтивостию порядочного человека!» [14]
Хозрев-Мирза — Хосрев-Мирза, Хосров-мирза — персидский принц, 7-й сын наследника престола Аббас-Мирзы- мирза персидское слово, которое состоит из двух частей (мир — князь и заде -сын). Если оно стоит перед собственным именем, то соответствует значению '-господин'-, если же стоит после собственного имени, то означает '-член царствующей династии принца крови'- [15]. «.в полуверсте от Ананури, на повороте дороги, встретил Хозрев-Мирзу. Экипажи его стояли. Сам он выглянул из своей коляски и кивнул мне головою. Несколько часов после нашей встречи на принца напали горцы. Услыша свист пуль, Хозрев выскочил из своей коляски, сел на лошадь и ускакал. Русские, бывшие при нем, удивились его смелости. Дело в том, что молодой азиатец, не привыкший к коляске, видел в ней скорее западню, нежели убежище» [16]. А. С. Пушкин в контекстах четко демонстрирует важность и значимость человека в обществе, называя его с титулом, который отличает его от других, как «Фазил-Хан» и «Хозрев-Мирза».
Важно отметить, что автор вводит русские фамилии, образованные от слов ориентального происхождения:
Бекович — Девлет-Кизден-Мурза (во св. крещении князь Александр Бекович-Черкасский), родоначальник рода Бековичей-Черкасских, капитан гвардии Преображенского полка, известен по своей несчастной экспедиции в Хиву. По уверениям Соймонова, лично знавшего Бековича, родиной его была Кабарда, обыкновенно называемая у нас Черкасской землей, отчего заимствовано наименование его Черкасский. Название же Бекович происходит от слова «бек» [17]. «Накануне нашего перехода они напали таким образом на генерала Бековича, проскакавшего сквозь их выстрелы» [18].
Цицианов — князь Дмитрий Павлович- происходил из древнего рода князей Цицишвили, бывших владетелями Карталинии, Цицишвили (груз. 3 030 8300, рус. Цициановы), грузинский княжеский род из Картли (одна из основных историко-географических областей Грузии). «Сан-ковский, издатель „Тифлисских ведомостей“, рассказывал мне много любопытного о здешнем крае, о князе Цицианове» [19]. Князь Цицианов упоминается в повести один раз, в составе примет тамошнего края. Служит автору для создания местного колорита, передачи особенностей местности и ее истории через ландшафт, климат, а также персоналии.
Не менее значимы в тексте А. С. Пушкина и топонимы. Они как бы прочерчивают путь, преодоленный великим поэтом.
Ананур — заштатный город бывшей Тифлисской губернии у реки Арагви. «Я пошел пешком, не дождавшись лошадей- и в полверсте от Ананура, на повороте дороги, встретил Хозрев-Мирзу & lt-… >- Я дошел до Ананура, не чувствуя усталости» [VIII. Т. 454]. Топоним «Ананур» употребляется в тексте два раза. Четко обозначает этапы путешествия автора.
Арагва — груз. Арагви — река в Грузии, образуется в районе населенного пункта Пассанаури из слияния рек Белая и Черная Арагви. Гидроним Арагви переводится с грузинского как «быстрая». «С высоты Гут-горы открывается Кайшаурская долина с ее обитаемыми скалами, с ее садами, с ее светлой Арагвой, извивающейся, как серебряная лента & lt-… >-. Здесь начинается Грузия. Светлые долины, орошаемые веселой Арагвою, сменили мрачные ущелия и грозный Терек. Вместо голых утесов я видел около себя зеленые горы и плодоносные деревья» [20]. Гидроним Арагва повторяется в тексте три раза: Оним выполняет функцию референции, выстраивает маршрут путешествия, что необходимо читателю для полного проникновения в суть текста.
Аракс — река, приток Куры- Протекает в странах: Турция, Армения, Азербайджан, на значительном протяжении по границе с Ираном. Русское традиционное Аракс из др. -греч. Однако в тюркском Араз значит '-приток, проточная вода'- [21]: «Мы увидели Аракс, быстро текущий в каменистых берегах своих» [22]. Река Аракс упоминается в повести однажды. Видим, что из всего многообразия существующих названий (что неудивительно, когда река протекает через три страны и граничит с четвертой) автор выбирает написание Аракс. Выбор такого варианта говорит о том, данный гидроним заимствовался в русский из древнегреческого.
Арарат — горная вершина в Туапсинском районе Краснодарского края, находится юго-западнее аула Псебе в левобережье одноименной реки. Высота — 500 метров. Название орониму дано армянскими переселенцами в честь священной горы всего армянского народа — Арарат, находящейся в настоящее время на территории Турции. Название связывают с именем древнего государства и народа Урарту. Современное армянское название Масис — «великая гора», турецкое — Агрыдаг -«кривая гора». «На ясном небе белела снеговая, двуглавая гора. „Что за гора?“ — спросил я, потягиваясь, и услышал в ответ: „Это Арарат“. Как сильно действие звуков! Жадно глядел я на библейскую гору, видел ковчег, причаливший к ее вершине с надеждой обновления и жизни — и варана и голубицу, излетающих, символы казни и примирения» [23]. Топоним Арарат употребляется три раза, когда автор указывает на границу между двумя странами и, так как на самом деле граница эта весьма условная, подкрепляет свои слова описанием меняющегося ландшафта.
Арзрум — арабское слово, которое происходило от первого слова арз — земля и второго слова рум — Рим, Византия т. е. земля Византии. От этого названия старая русск. форма Арзрум — город на востоке Турции, Эрзурум. В древности принадлежал Армении и назывался Карин от арм. кар '-камень'-. [24] Пушкин уделил особое место описанию этого города «Арзрум (неправильно называемый Арзерум, Эрзрум, Эрзрон), основан около 415 года, во время Феодосия Второго, и назван Феодосиополем. Никакого исторического воспоминания не соединяется с его именем. Я знал о нем только то, что здесь, по свидетельству Гаджи-Бабы, поднесены были персидскому послу, в удовлетворение какой-то обиды, телячьи уши вместо человечьих. Арзрум почитается главным городом в Азиатской Турции. В нем считалось до 100 000 жителей, но, кажется, число сие слишком увеличено. Дома в нем каменные, кровли покрыты дерном, что дает городу чрезвычайно странный вид, если смотришь на него с высоты. Главная сухопутная торговля между Европою и Востоком производится через Арзрум. Но товаров в нем продается мало- их здесь не выкладывают, что заметил и Турнфор, пишущий, что в Арзруме больной может умереть за невозможностию достать ложку ревеня, между тем как целые мешки оного находятся в городе. Не знаю выражения, которое было бы бессмысленнее слов: азиатская роскошь. Эта поговорка, вероятно, родилась во время крестовых походов, когда бедные рыцари, оставя голые стены и дубовые стулья своих замков, увидели в первый раз красные диваны, пестрые ковры и кинжалы с цветными камушками на рукояти. Ныне можно сказать: азиатская бедность, азиатское свинство и проч., но роскошь есть, конечно, принадлежность Европы. В Арзруме ни за какие деньги нельзя купить то-
го, что вы найдете в мелочной лавке первого уездного городка Псковской губернии. Климат арзрумский суров. Город выстроен в лощине, возвышающейся над морем на 7000 футов. Горы, окружающие его, покрыты снегом большую часть года. Земля безлесна, но плодоносна. Она орошена множеством источников и отовсюду пересечена водопроводами. Арзрум славится своею водою. Евфрат течет в трех верстах от города. Но фонтанов везде множество. У каждого висит жестяной ковшик на цепи, и добрые мусульмане пьют и не нахвалятся. & lt-… >- Один путешественник пишет, что изо всех азиатских городов в одном Арзруме нашел он башенные часы, и те были испорчены. Нововведения, затеваемые султаном, не проникли еще в Арзрум. Войско носит еще свой живописный восточный наряд. Между Арзрумом и Константинополем существует соперничество, как между Казанью и Москвою. Вот начало сатирической поэмы, сочиненной янычаром Амином-Оглу» [25]. Это название, ставшее также заглавием повести, повторяется семь раз, А. С. Пушкин не зря приводит множество версий истории происхождения и орфографии данного топонима, поскольку он являлся конечной точкой его путешествия.
Арпачай — река. 1) Берет начало из гор Карахач, протекает на Ю. мимо г. Александрополя, впадает близ с. Хейрбеклю в Аракс. «Перед нами блистала речка, через которую должны мы должны были переправиться. «& quot-Вот и Арпачай& quot-, — сказал мне казак. Арпачай! наша граница! Это стоило Арарата. Я поскакал к реке с чувством неизъяснимым. Никогда еще не видал я чужой земли» [26]. В тексте Арпачай упоминается единожды — в цитируемом предложении. Для тех, кто не силен в географии, автор поясняет: «наша граница». Для него звучание этого слова, в отличие от большинства читателей, наполнено особым смыслом, о чем и сообщается в последующих предложениях.
Байбурт — турецкий город, в ущелье р. Чороха, по дороге в Эрезрум. «Получено было печальное известие, что генерал Бурцов был убит под Байбуртом» [27]. Топоним упоминается в повести один раз. Упоминание места, где погиб один из генералов, добавляет точности и скурпу-лезности рассказу, что характерно для путевых заметок.
Бештау — изолированная пятиглавая гора вулканического происхождения вблизи г. Пятигорска в Ставропольском крае. Ороним переводится с тюркского как «пять гор», где беш — «пять», тау — «гора». «Величавый Бешту чернее и чернее рисовался в отдалении, окруженный горами, своими вассалами, и наконец исчез во мраке» [28]. Употребление в повести — номинативное, помогает обозначить маршрут путешественника, вносит местный колорит в повествование. Выпадение звука «а» свидетельствует об ассимиляции данного топонима в русском языке.
Гассан-Кале — старинная крепость в турецкой Армении (верст 35 к востоку от Эрзерума). В 1829 г. граф Паскевич, разбив турок на Саганлугских горах, занял Гассан-Кале 24 июня. «24 июня утром пошли мы к Гассан-Кале, древней крепости, накануне занятой князем Бековичем. Она была в 15 верстах от места нашего ночлега. Длинные переходы утомили меня & lt-… >- Гассан-Кале почитается ключом Арзрума. Город выстроен у подошвы скалы, увенчанной крепостью. В нем находилось до ста армянских семейств» [29]. Упоминавшаяся выше ономастическая единица «Гассан» используется как словообразовательный компонент для образования топонима Гассан-кале, который упоминается в тексте шесть раз. Оба компонента в составе сложного слова остаются несклоняемыми. В тексте топоним выполняет функцию референции.
Гергеры — (тур. Gerger) — город и район в провинции Адыяман (Турция). «Я пустился далее и на высоком берегу реки увидел против себя крепость Гергеры. Три потока с шумом и пеной низвергались с высокого берега & lt-… >- В Гергерах встретил я Бутурлина, который, как и я, ехал в армию. Бутурлин путешествовал со всевозможными прихотями» [30]. Название крепости упоминается в тексте дважды. Как и Гумры, имеет грамматические показатели существительного, для которого постоянной является форма множественного числа. Склоняется по падежам. В тексте выполняет индикативную функцию.
Необходимо сказать, что употребление подобных единиц Пушкиным создает атмосферу местного колорита, передачи восточного уклада, сильно отличающегося от русского. Они также указывают на социальный статус героев, выявляя их ранг в ситуациях их взаимоотношений.
Из этого можно сделать вывод, что собственные имена выполняют в очерках А. С. Пушкина вполне свойственную им номинативную функцию. Но она не является единственной. Иноязычное слово (бек, мирза, хан), фамилии, образованные от слов ориентального происхождения, имеющее непривычный облик и звучание, не могут не участвовать в создании художественного образа, в данном случае человека. В широком контексте антропонимы-ориентализмы вносят свой вклад в повествование и определяют его бытописательный характер.
Вполне определенную функцию выполняют и топонимы, употребленные А. С. Пушкиным в повести.
Примечания
1. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1937−1959.
С. 457.
2. Словарь-справочник мусульманских имён / авт. -сост. Ибн Мирзакарим аль-Карнаки. СПб.: Изд-во «ДИЛЯ», 2010. 448 с.
3. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8… С. 478.
4. Шипова Е. Н. Словарь тюркизмов в русском языке. Алма-Ата: Наука, 1976. 444 с.
5. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 479.
6. Словарь-справочник мусульманских имён.
7. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 447.
8. Там же. С. 445.
9. Словарь-справочник мусульманских имён.
10. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 480.
11. Там же. С. 445.
12. Там же. С. 475.
13. Розенфелъд А. З. Персидский поэт XIX в. Фазил-хан Шайда: (К встрече Пушкина с миссией Хосров-мирзы и к русско-иранским культурным отношениям) // Средневековый Восток: История, культура, источниковедение. М., 1980. С. 226−230, 313−318.
14. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 454.
15. Розенфелъд А. З. Указ. соч.
16. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. М.- Л.: Изд-во АН СССР, 1937−1959.
С. 445.
17. Шипова Е. Н. Указ. соч.
18. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 457.
19. Там же. С. 457.
20. Там же. С. 454.
21. Поспелов Е. М. Географические названия мира: Топонимический словарь. М: АСТ., 2001. 512 с.
22. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 472.
23. Там же. С. 463.
24. Поспелов Е. М. Указ. соч.
25. Полное собрание сочинений А. С. Пушкина: в 17 т. Т 8. С. 477.
26. Там же. С. 463.
27. Там же. С. 480.
28. Там же. С. 447.
29. Там же. С. 472.
30. Там же. С. 460−462.
Notes
1. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina [Complete Works of Pushkin A. S.]. T 8. Moscow. Leningrad: Publishing House of the Academy of Sciences of the USSR, 1937−1959. P. 457.
2. Slovar'--spravochnik musul'-manskih imen [Dictionary Directory Muslim names] / authors. comp. Ibn al Mirzakarim Karnak. SPb.: Publishing of «Dilya». 2010. 448 p.
3. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. P. 478.
4. Shipova E. N. Slovar'- tyurkizmov v russkom yazyke [Turkisms Dictionary in Russian]. Alma Ata: Nauka. 1976. 444 p.
5. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. P. 479.
6. Slovar'--spravochnik musul'-manskih imen.
7. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. P. 447.
8. Ibid. P. 445.
9. Slovar'--spravochnik musul'-manskih imen.
10. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. T. 8. P. 480.
11. Ibid. P. 445.
12. Ibid. P. 475.
13. Rosenfeld A. Z. Persidskii poet XIX v. Fazil-han Shaida: (K vstreche Pushkina s missiei Hosrov-mirzy i k russko-iranskim kul'-turnym otnosheniyam) [Persian poet of the XIX century. Fazil Khan Shaida (for a meeting with the mission of Pushkin Khosrow Mirza Russian and Iranian cultural relations)] // Srednevekovyi Vostok: Istoriya, kul'-tura, istochnikovedenie [Medieval East: History, culture, source]. Moscow. 1980. P. 226−230, 313−318.
14. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. T. 8. P. 454.
15. Rosenfeld A. Z. Op. cit.
16. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. T. 8. 445.
17. Shipova E. N. Op. cit.
18. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina… T. 8. P. 457.
19. Ibid. P. 457.
20. Ibid. P. 454.
21. Pospelov E. M. Geograficheskie nazvaniya mira: Toponimicheskii slovar'- [Geographical names of the world: The toponymic dictionary]. Moscow: AST. 2001. 512 pp.
22. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. T. 8. P. 472.
23. Ibid. P. 463.
24. Pospelov E. M. Op. cit.
25. Polnoe sobranie sochinenii A. S. Pushkina. T. 8. P. 477.
26. Ibid. P. 463.
27. Ibid. P. 480.
28. Ibid. P. 447.
29. Ibid. P. 472.
30. Ibid. Pp 460−462.
УДК 821. 161. 1
Д. Н. Черниговский
Об изучении личности А. С. Пушкина в советской психиатрии 1920-х гг.
Статья посвящена рассмотрению опыта по изучению личности великого русского писателя А. С. Пушкина в жанре патографии советскими психиатрами Е. Каменевой и Я. Минцем в 1920-е гг. Данные работы, стоящие на стыке литературоведения и психологической науки и опубликованные в специальных медицинских изданиях, прежде не учитывались в пушкиноведении. Задача автора публикуемой работы заключается в том, чтобы проанализировать патографии Каменевой и Минца в ряду подобных работ, созданных в дореволюционной России, а также ввести их в контекст биографического пушкиноведения. В статье также предпринята попытка дать рассматриваемым исследованиям оценку с точки зрения литературоведения и определить возможности некогда забытого, а ныне возрожденного патографического жанра для изучения биографии писателя.
This article is devoted to consideration of experience on studying the person of great Russian writer
A. S. Pushkin in a genre of patography by Soviet psychiatrists E. Kameneva and J. Mints in 1920th years. The given works worth on a joint of literary criticism and a psychological science, and published in special medical editions, before were not taken into account in Pushkin studies. The task of the author of published work consists in analyzing of Kameneva and Mints patographies in a number of the similar works created in pre-revolutionary Russia, and also to enter them into a context of Pushkin'-s biographic studies. In the article attempt to state considered researches an estimation also is undertaken from the point of view of literary criticism and to determine opportunities there is no time forgotten, and nowadays revived a genre of patography for studying the biography of the writer.
Ключевые слова: А. С. Пушкин, Е. Н. Каменева, Я. В. Минц, патография, биография писателя.
Keywords: A. S. Pushkin, E. N. Kameneva, J. V. Mints, patography, biography of the writer.
Изучение личности А. С. Пушкина в жанре патографии [1], начатое на рубеже XIX—XX вв. профессиональными психологами и психиатрами [2], было продолжено в первые годы советской власти.
В рамках этого жанра психиатрической литературы были созданы две большие статьи, принадлежавшие московским врачам Е. Н. Каменевой и Я. В. Минцу. Обе эти работы были лишены традиционного для дооктябрьского периода благоговения перед личностью поэта. Непочтительный тон этих статей объяснялся тем, что они были написаны в тот момент, когда дореволюционный культ Пушкина активно разрушался, а новый, советский, еще не сформировался.
Характерными примерами разрушения этого культа в литературоведении были работы
B. В. Вересаева («Пушкин в жизни») и П. К. Губера («Дон-Жуанский список А. С. Пушкина»), раскры-
© Черниговский Д. Н., 2015 90

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой