О новых и наиболее редких видах Тамбовской флоры.
Сообщение второе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 581. 524. 44(471. 326)
О НОВЫХ И НАИБОЛЕЕ РЕДКИХ ВИДАХ ТАМБОВСКОЙ ФЛОРЫ. СООБЩЕНИЕ ВТОРОЕ
© А. С. Соколов, Л.А. Соколова
Sokolov A.S., Sokolova L.A. New and the most rare species of the flora of the Tambov Province. Report two. The article informs about the new (Glaucium corniculatum) and the most rare (Stipa borysthenica, Stipa zalesskii, Agropyron deserto-rum, Carex supine, Lychnis chalcedonica, Gypsophila altissima, Paeonia tenuifolia, Clematis integrifolia, Clematis recta, Dentaria quinquefolia, Anthyllis macrocephala, Euphorbia rossica, Euphorbia sareptana, Viola ambigua, Trinia multicau-lis, Cephalaria litvinovii, Cirsium pannonicum, Scorzonera humilis, Senecio grandidentatus, Senecio schwetzovii, Lactuca chaixii, Lactuca saligna) species of aboriginal plants, collected by the authors in the south half of the Tambov Province in 1990−2004. The issue of distribution of the examined species within the province and on neighbouring territories is discussed on the basis of the analysis of publishing data and the original investigations conducted by the authors.
Данное сообщение содержит сведения о флористических находках, собранных авторами статьи (за исключением Paeonia tenuifolia) во время полевых исследований, проведенных в 1990—2004 годах в ряде районов области. Для ориентации на местности, кроме указываемых ниже Карт-схем лесонасаждений, использовалась общегеографическая карта «Тамбовская область» [1]. Названия ряда урочищ, приводимых в тексте и отсутствующих на карте, устанавливались путем опроса местного населения. Материалы о распространении отдельных видов растений, приводимых ниже, были использованы в ряде очерков региональной Красной книги [2] без детального описания пунктов обнаружения. Весь коллекционный материал хранится в Тамбовском государственном университете имени Г. Р. Державина.
Stipa borysthenica Кіок — Ковыль днепровский: 1. Знаменский район, западная околица с. Царёвка (между селом и опушкой леса), спорадически небольшими группами. 7. 07. 2001 г.- 2. Знаменский район, правый склон долины р. Цна, примерно в 2 км выше по течению пгт Знаменка, изолированная группа, насчитывающая 50−70 особей. 20. 05. 2001 г.- 3. Рассказовский район, в 1,5 км к юго-востоку от д. Хитрово, правый склон долины р. Нару-Тамбов (левый исток), ур. Зим-ница, в изолированно произрастающей группе примерно 70−100 особей. 5. 05. 2001 г.- 4. Рассказовский район, Рассказовское лесничество, кв. № 65 [3], северная обочина железной дороги Москва — Астрахань, изредка одиночными особями и небольшими группами.
4. 06. 2003 г. Все образцы определил Н. Н. Цвелев.
На наш взгляд, вид распространен в области значительно шире, но из-за морфологического сходства с S. pennata вероятно часто просматривается.
Из соседних регионов S. borysthenica указывается для Пензенской [4], Белгородской, Курской и Воронежской областей [5], где встречается редко.
Stipa zalesskii Wilensky (& amp- glabrata Р. 8шігп. ех Т/уеі.) — Ковыль Залесского: Тамбовский район, в 3 км к юго-западу от д. Юматово, балка Осиновый Овраг, левый склон второго (считая от вершины) правого отвершка вблизи устья. 15. 06. 2003 г. Определил Н. Н.
Цвелев. Исследования 2004 года позволили выявить еще одну точку его произрастания в данном урочище -на левом склоне третьего правого (самого большого) отвершка. В указанных местах встречается изредка небольшими группами.
В литературе S. zalesskii для Тамбовской области приводится только Н. С. Камышевым [5]. Говоря о его встречаемости здесь, автор характеризует это растение как «неуловимое», или «редкое» на юге области, не называя пунктов обнаружения такого редкого вида.
Кроме этого, Н. С. Камышев [5] приводит S. zalesskii как редкий вид для юга Воронежской и Белгородской областей. Сведения о произрастании его в Курской области в настоящее время считаются ошибочными [6]. В Липецкой области, по мнению К. И. Александровой с соавторами [7], S. zalesskii — крайне редкий вид, известный только из одного пункта. Другие исследователи [8] ставят под сомнение эти данные, мотивируя свои выводы ошибочным определением исходных образцов, и считают, что вид в Липецкой области отсутствует. В Пензенской области S. zalesskii встречается очень редко [9]. В Рязанской области и Мордовии отмечено по одному пункту его произрастания [10]. Для Правобережья Саратовской области данный ковыль не указывается [11].
S. zalesskii был включен в Красную книгу РСФСР [12], что безусловно делает необходимым внесение его во второе издание региональной Красной книги.
Agropyron desertorum (Fisch. ex Link) Schult -Житняк пустынный: Уваровский район, в 1 км к югу от южной оконечности с. Павлодар, левый склон балки «Гнилая», нередко. 11. 07. 2002 г. Определил Н. Н. Цвелев.
Впервые указывается для области А.П. Сухоруко-вым [13], обнаружившим растение в окрестностях станции Кирсанов.
Н. С. Камышев [5], описывая флору Центрального Черноземья, приводил A. desertorum как редкий вид только для Воронежской области. В Пензенской области одни исследователи включают его в состав региональной флоры [9, 14], а другие [4] - нет. В Саратовской области этот злак нередок [11].
Carex supina Willd. ex Wahlenb. — Осока приземистая: 1. Жердевский район, правый склон долины р. Савала, между д. Осиновка и д. Чикаревка, ур. Торфяное Болото, изредка. 31. 05. 2003 г.- 2. Ржаксинский район, правый склон балки Фёдоровская, изредка.
3. 05. 2004 г. Определила Т. В. Егорова.
Вид включен в региональную Красную книгу [2] со статусом 3 категория. На картосхеме, приводимой в очерке [15], показаны только два района (Тамбовский и Умётский), где растение собиралось. Кроме этого,
C. supina указывалась Д. И. Литвиновым [16] в двух пунктах — «Тамб. у. с. Ивановка» и «Борис. у. с. Бур-нак». При современном административном делении это соответствует Сампурскому и Жердевскому районам. Для нынешнего Моршанского района вид приводился НА. Прозоровским [17].
По данным Н. С. Камышева [5], C. supina часто встречается в Воронежской и Белгородской областях, а в Курской и Тамбовской областях это растение «нередкое». В Липецкой области встречается часто на большей её территории [7]. В Пензенской области встречается не часто [4]. На Правобережье Саратовской области вид обычен [11].
Lychnis chalcedonica L. — Зорька, или Татарское мыло: Моршанский район, Серповской лесхоз, Раев-ское лесничество, южный край кв. № 165 [18] у пересечения с дополнительной западной просекой, 5 особей, произрастающих компактной группой. 2. 07. 2000 г.
Д. И. Литвинов [16] приводит его для территорий нынешних Мичуринского, Тамбовского, Рассказовского и Кирсановского районов. По его словам, южнее указанных мест «это растение нередко попадается в долинах рек». НА. Прозоровский [17] отметил L. chal-cedonica для северо-запада нынешнего Моршанского района.
В Липецкой области [7] рассматриваемый вид встречается редко, а в Пензенской и Саратовской областях включен в Красные книги [19, 20].
За все время наших исследований встретить произрастание L. chalcedonica в естественной среде удалось только один раз, в вышеназванном пункте. Возможно, низкая встречаемость в современных условиях обусловлена постоянным изъятием красиво цветущего растения из природы с целью введения в культуру.
Gypsophila altissima L. — Качим высочайший: Мучкапский район, правый склон балки Овраг Лихачёв вблизи вершины, одна группа, примерно из 200 особей. 13. 07. 2002 г.
G. altissima указывался Д. И. Литвиновым [16] для территории нынешних Тамбовского, Мордовского, Уваровского и Жердевского районов. Краеведческие сведения об этом виде в других известных нам работах [17, 21−34] отсутствуют.
По данным Н. С. Камышева [5], G. altissima известен во всех областях Центрального Черноземья и в большинстве является растением обычным или часто встречающимся, за исключением Тамбовской области, где встречается редко и только по её югу. Этот же автор подчеркивает, что на севере Воронежской области вид отсутствует. В Липецкой области это растение произрастает во всех ботанико-географических районах, расположенных к западу от р. Воронеж [7]. В Пензенской области G. altissima включен в Красную книгу [19]. На картосхеме, приводимой в очерке [35],
точки обнаружения поставлены в центральной и восточной частях области. В Саратовском Правобережье вид изредка встречается только в Центральном природно-административном регионе [11].
Если исходить из этих данных, то следует констатировать, что на территории Тамбовской области
G. altissima произрастает на значительном удалении от границ основного ареала.
Paeonia tenuifolia L. — Пион тонколистный: Ин-жавинский район, п. Филатовский, частный приусадебный участок, два экземпляра. 11. 05. 20 004 г. Гербарный образец передан нам Ю. Н. Гущиной, проживающей в этом поселке.
К сожалению, точных сведений о том, откуда было пересажено растение, не сохранилось (тот, кто осуществил интродукцию, давно сменил место жительства). Известно только, что «цветок принесли с поля» примерно 30 лет назад.
Д. И. Литвинов [16], ссылаясь на СА. Мейера [36], приводит P. tenuifolia для бывшего Борисоглебского уезда, где растение было найдено «на степи близ с. Ольшанки». В современных условиях это Уваров-ский район, с. Красное Знамя. От п. Филатовский до с. Красное Знамя по прямой линии примерно 15 км. Вероятно, можно утверждать, что в этой части Тамбовской области P. tenuifolia произрастал в естественных растительных сообществах почти до конца XX столетия. Необходимо активизировать флористические исследования в названных районах с целью возможного обнаружения этого растения. Следует также предпринять соответствующие меры для сохранения генофонда остатка местной популяции в условиях культуры с последующей реинтродукцией вида в естественную среду.
В Липецкой области вид известен из одного пункта [7], в Курской из двух пунктов [37], в Воронежской области «встречается не везде» в её южной части [38]. На Правобережье Саратовской области изредка встречается в Северо-Восточном, Центральном и Западном природно-административных регионах [11].
Clematis integrifolia L. — Ломонос цельнолистный: Сампурский район, южная опушка осинового куста (Грачёв куст), расположенного в 0,5 км к югу от п. Марьевка, в изолированной группе 22 особи.
23. 05. 1999 г. В 2002 г. на южной опушке соседнего осинового куста, расположенного примерно в 1 км к северо-западу, на самом краю проходящей здесь дороги было обнаружено еще три особи.
Для территории, ныне занимаемой Тамбовской областью, это растение впервые указывается В. Я Цинге-ром [39], и только для одного пункта — «Тамбовский у. бл. с. Волхонщины» (ныне Ржаксинский район, с. Вол-хонщино). Долгое время (более 100 лет) других мест произрастания известно не было. Во второй половине XX века цельнолистный ломонос обнаружила МА. Бухало [32] и почему-то отнесла его к новым видам флоры, найденным ею на Тамбовской равнине. Сведения о пункте обнаружения вида в работе не приводятся. Недоразумение, вероятно, связано с тем, что C. integrifolia не указывался для Тамбовской области П. Ф. Маевским [14]. В другой публикации, в которой характеризуются редкие растения области, МА. Бухало с соавторами [33] указывают, что цельнолистный ломонос обнаружен «только в Токарёвском районе в окрестностях сел Полетаево и Сергиевка (опушки осиновых кустов, по
известковатым склонам)». Следует подчеркнуть, что ближайшие к этим селам осиновые кусты находятся в 4−5 км, что довольно трудно назвать «окрестностями». О каких «известковатых склонах» идет речь в работе, также остается неясным. МА. Бухало не была известна и работа Н. С. Камышева [5] о флоре Центрального Черноземья, в которой C. integrifolia характеризовался как «нередкое» растение для всего региона. Необходимо отметить, что МА. Бухало активно изучала флору Тамбовской области более десяти лет, совершая многочисленные экскурсии в разные районы. На наш взгляд, она вряд ли могла «просматривать» цельнолистный ломонос, если растение было бы «нередким». В настоящее время указанный выше пункт является единственным достоверно известным местом произрастания C. integrifolia в области.
По мнению различных исследователей [7, 40−42], во всех областях Центрального Черноземья C. integrifo-lia считается редким видом.
Clematis recta L. — Ломонос прямой: 1. Соснов-ский район, Перкинский лесхоз, Отъясское лесничество, восточная часть кв. № 16 [43], одна особь. 12. 07. 1994 г.- 2. Гавриловский район, вершина правого (ближнего к дороге Тамбов — Пенза) отвершка балки, открывающейся устьем у с. Гавриловка 1-я, опушка байрачной дубравы, примерно 100 особей. 24. 07. 2000 г. -
3. Пичаевский район, Пичаевский лесхоз, Гагаринское лесничество, кв. № 75 [44], левый берег р. Кёрша, ур. Стеклянный омут, одна особь. 14. 06. 2004 г.
Впервые для Тамбовской области его указывает П. Ф. Маевский [45]. В известной нам краеведческой литературе [16, 17, 21−34, 39, 46−50 и ряде других], посвященной флоре данного региона, сведения об этом виде отсутствуют.
На большей части территории Липецкой области прямой ломонос встречается нередко, а в некоторых местах даже часто, и только в Воронежском и Усман-ско-Матырском ботанико-географических районах -редко [7]. В Воронежской области вид редок на юго-востоке, а на остальной территории характеризуется как растение, «встречающееся не везде» [38]. В более поздней работе Н. С. Камышев [5] характеризует
C. recta в Воронежской, а также во всех остальных областях Центрального Черноземья как «нередкое» растение. В Пензенской и Саратовской областях ломонос прямой собирался последний раз в первой половине XX века [9, 11].
Glaucium corniculatum (L.) Curtis — Мачок рогатый: Уваровский район, в 1,5 км к западу от д. Aлек-сандровка 1-я (Татьяновка), двухлетняя залежь, примыкающая к левому склону оврага Жданкин, очень редко. 30. 05. 2004 г.
Новый для области вид.
В Липецкой области известен по единственной находке в середине прошедшего столетия [7]. В Воронежской области «встречается не везде» в её южной части [38]. В Пензенской области включен в региональную Красную книгу [19]. На Правобережье Саратовской области изредка встречается в Южном и Северовосточном природно-административных регионах [11].
Dentaria quinquefolia M. B. — Зубянка пятилистная: 1. Моршанский район, Пичаевский лесхоз, Вьюн-ское лесничество, кв. № 55 [44], ур. к. Коровий Брод, в компактно растущей группе около 15 особей.
22. 04. 1990 г.- 2. Пичаевский район, Пичаевский лесхоз, Гагаринское лесничество, южная часть кв. № 27 [44], северная обочина дороги п. Прокудские Мосты -п. Затон, в компактно растущей группе 15−20 особей. 18. 04. 1992 г.- 3. Моршанский район, Пичаевский лесхоз, Вьюнское лесничество, кв. № 49 [44], левый берег р. Кёрша, ур. «Крутой берег», в компактно растущей группе примерно 250−300 растений. 22. 04. 1998 г. -
4. Сосновский район, Перкинский лесхоз, Семикинское лесничество, южная часть кв. № 111 [43], в этом пункте D. quinquefolia образует крупные куртины, площадь которых достигает десятков и сотен квадратных метров. 23. 04. 2004 г. Это самая многочисленная популяция в области, известная на сегодняшний день.
Нельзя согласиться с А. П. Сухоруковым [51], включившим D. quinquefolia в Красную книгу Тамбовской области со статусом 2 категория («Сокращающийся в численности вид»), так как краеведческие литературные сведения об этом растении (и тем более, касающиеся динамики его численности) отсутствуют.
Впервые D. quinquefolia указывается для Тамбовской области П. Ф. Маевским [52]. Основанием для этого послужили данные В. В. Алёхина [22], который привел три пункта обнаружения вида, находившихся на территории Шацкого, Спасского и Моршанского уездов Тамбовской губернии. Но все указываемые
В. В. Алёхиным пункты, включая и «Моршанск. у. -бл. ст. Морсово», находятся за пределами современных границ Тамбовской области. Н. С. Камышев [5] отнес
D. quinquefolia к редким растениям северной части Тамбовской области, не указывая пунктов обнаружения. Этот вид упоминается в работе М. А. Бухало с соавторами [33], но сообщаемые ими сведения предельно скупы — «Растет по лесам северо-западных районов области».
D. quinquefolia считается редким растением не только в Центральном Черноземье [7, 38, 40, 53], но и во всей Восточной Европе [54].
Наши современные знания о распространении и численности D. quinquefolia позволяют характеризовать его как «редкий вид, имеющий в области низкую численность и распространенный на ограниченной территории», что соответствует статусу — 3 категория.
Anthyllis macrocephala Wend. s. l. [A. polyphylla (DC.) Kit.] - Язвенник крупноголовый, или многолистный: Моршанский район, Серповской лесхоз, Раевское лесничество, южный край кв. № 165 [18] у пересечения с дополнительной западной просекой, в компактно растущей группе 5−7 растений. 2. 07. 2000 г.
Впервые указывается для Тамбовской губернии П. П. Семеновым [55] без точных сведений о пункте обнаружения. Приводя эти данные в своей работе, Д. И. Литвинов [48] предположил, что растение было собрано П. П. Семеновым «в юго-западных уездах губернии, так как в соседних частях Тульской и Орловской это растение очень обыкновенно. В остальных уездах нашей губернии, если и встречается, то редко». В. В. Алехин [22] встретил A. macrocephala в пределах рассматриваемого региона только один раз, на территории современного Пичаевского района, подчеркнув, что вид «несомненно, в губернии встречается редко».
Сведения о распространении этого растения в Средней России довольно противоречивы. П.Ф. Маев-
ский [14] отмечает его «во всех областях, кроме Чув. ACCР, Тат. ACCР, Морд. ACCР». По данным Н. С. Камышева [5], в Липецкой области крупноголовый язвенник встречается часто, в Тамбовской «очень редко (у г. Моршанска)», а в Курской «встречается не везде». Другие авторы [7] несколько иначе описывают его раснро-странение в Липецкой области, отмечая, что A. macrocephala «довольно часто» встречается по Дону и к западу от него, в Доно-Воронежском и Воронежском ботанико-географических районах встречается единично, а в Усманско-Матырском ботаникогеографическом районе не отмечен. На большей части Воронежской области язвенник редок, а на её северо-занаде «встречается не везде» [38]. В Пензенской области известен, но сборам начала XX века [4]. На Правобережье Саратовской области не отмечен [11]. ИА. Губанова с соавторами [56], рассматривая вопрос о распространении A. macrocephala в центре европейской России, отмечают, что он встречается «Во всех областях, чаще на юге». В другой работе [57], носвя-щенной флоре Средней России, эти же авторы констатируют: «Встречается во всех областях & lt-… >-, но заметно чаще в черноземной полосе».
Euphorbia rossica P. Smirn. — Молочай русский: 1. Мордовский район, в 4 км к югу от с. Лаврово, левый склон балки, открывающейся устьем в долину р. Плоскуша, редко. 18. 05. 2004 г.- 2. Уваровский район, в 1 км к югу от южной оконечности с. Павлодар, левый склон балки «Гнилая», обычен. 30. 05. 2004 г.- 3. Ува-ровский район, балка, открывающаяся устьем в средней части д. Aлександровка (Татьяновка), изредка.
30. 05. 2004 г. Определил Д. В. Гельтман.
Нам хочется вернуться к истории включения E. ros-sica в список флоры Тамбовской области. A. R Сухору-ков Александрова и др., 2000) [58], обнаружив этот молочай 3. 05. 1999 г. в окрестностях пгт. Токарёвка, отнес его к видам, ранее не собиравшимся в области. На наш взгляд, это не соответствует действительности. Одним из синонимов E. rossica является E. esula L. Именно это название использовал Д. И. Литвинов [49], указав его для территории современных Мордовского и Сампурского районов.
В Красную книгу Тамбовской области [2] E. rossica был включен со статусом 4 категория («Вид неопределенного статуса, достаточной информации о котором в настоящее время нет») [59]. Приводимые выше сведения и материалы, опубликованные нами ранее [60], дают основание изменить статус редкости данного вида во 2-м издании Красной книги с 4 на 3 категорию.
Euphorbia sareptana Beck. — Молочай сарептский:
1. Мордовский район, правый склон балки (между двумя разрушенными плотинами), открывающейся устьем в долину р. Чамлык в 3-х км ниже д. Васильевка, небольшую группу (из 30−50 особей) удалось обнаружить только в одном месте. 4. 07. 2003 г.- 2. Мордовский район, в 4 км к югу от с. Лаврово, левый склон балки, открывающейся устьем в долину р. Плоскуша, редко.
18. 05. 2004 г. Определение подтверждено Д. В. Гельтманом.
Впервые для Тамбовской губернии вид указывался ПА. Смирновым [28], обнаружившим растение на территории нынешнего Сампурского района. Исходя из литературных данных, повторный сбор осуществлен
почти через 80 лет, что, безусловно, говорит о его редкости в регионе.
По Н. С. Камышеву [5], в Воронежской и Белгородской областях E. sareptana встречается нередко, а в остальных областях Центрального Черноземья — редко. Эти данные входят в противоречие со сведениями других исследователей о встречаемости сарептского молочая в большинстве областей Черноземья. Н. Н. Чаадаева [61] относит этот молочай к редким видам Белгородской области. В Липецкой области он известен только из одного пункта [7]. На наш взгляд, из шкалы, характеризующей встречаемость растений, приводимой
Н. С. Камышевым [5] для описания встречаемости E. sarep-tana в Липецкой и Тамбовской областях, в большей степени подходит последняя ступень градации — «неуловимое» растение. На Правобережье Саратовской области E. sarep-tana встречается очень редко [11], а в Пензенской области до настоящего времени не отмечен [4].
В Красную книгу Тамбовской области [2] E. sarep-tana был включен со статусом 4 категория [62]. Наши флористические исследования дают основание изменить его статус редкости во 2-м издании Красной книги с 4 на 3 категорию.
Viola ambigua Waldst. et Kit. (V. campestris Bieb.) -Фиалка сомнительная: Рассказовский район, в 1,5 км к юго-востоку от д. Хитрово, правый склон долины р. Нару-Тамбов (левый исток), ур. Зимница, нередко. 5. 05. 2001 г. Определил Н. Н. Цвелев.
Впервые указывается для области В.В. Aлехиным [22], но делает он это предположительно: «по-
видимому, встречается на всех осмотренных нами степных участках южной части губернии». Некоторую неуверенность в констатации факта присутствия вида в губернии В.В. Aлехин объясняет сложностью онреде-ления растения после его цветения, а именно в этот нериод он исследовал степи губернии. A. R Сухоруков [63], обнаружив это растение 15. 06. 2000 г. в окрестностях пос. Хоботово, почему-то отнес его к новым видам флоры Тамбовской области.
По утверждению Н. С. Камышева [5], V. ambigua встречается редко на юге Тамбовской области, в Воронежской, Белгородской, Курской, Липецкой областях растение нередкое (в Липецкой области вид не обнаружен в её восточной части). На территории Саратовского правобережья редко встречается только в Северо-восточном природно-административном регионе [11]. В Пензенской области, по одним данным, вид отсутствует [4], но другим [9] - обнаружен в 2001 году.
Trinia multicaulis (Poiret) Schischkin — Триния многостебельная: 1. Тамбовский район, балка Осиновый Овраг, нередко. 10. 05. 1999 г. 2. Знаменский район, в 2 км к северо-западу от д. Ильинка, правый склон долины р. Большая Липовица (правый приток р. Сухая Липовица), редко. 21. 05. 2003 г.
Указанными пунктами, один из которых приводился нами ранее [64], пока ограничивается список мест, где удалось обнаружить этот вид, проведя исследования на значительной территории области.
Д. И. Литвинов [47] считал этот вид нередким в юго-восточных частях губернии. В.В. Aлехин [24] отметил его на всех обследованных степях, располагавшихся на территории, вошедшей в состав нынешней Тамбовской области. A. П. Сухоруков на картосхеме, приводимой в очерке [65], почему-то отметил нахож-
дение тринии в прошлом на территории десяти современных районов, тогда как в работах, на которые он ссылается, речь может идти только о шести районах.
По данным Н. С. Камышева [5], T. multicaulis встречается часто в Белгородской, Воронежской и Липецкой областях, в Тамбовской области вид нередок и только в Курской он редок. Эти сведения несколько отличаются от приводимых рядом других авторов. Так, К. А. Александрова с соавторами [7] отмечают, что в Олымо-Донском и Доно-Воронежском ботанико-географических районах Липецкой области T. multicaulis встречается изредка, а в Воронежском и Усманско-Матырском районах не обнаружена. В Курской области вид исключен из списка особо охраняемых растений, как не требующий охраны [6]. На Правобережье Саратовской области он встречается изредка только в Северо-восточном и Южном природно-административных регионах [11]. В Пензенской области встречается нечасто [4].
Сephalaria Шпшт БоЪг. — Головчатка Литвинова: Жердевский район, правый склон долины р. Савала, в 0,5 км западнее д. Калиновка, юго-западный край опушки байрачной дубравы, примерно 70 особей (из них около 30 особей генеративного возраста).
15. 08. 1999 г.
Для современных границ Тамбовской области вид впервые указывался Д. И. Литвиновым [49], обнаружившим его «близ с. Бурнак». Повторно головчатка была собрана А. Сухоруковым и В. Захаровым [58]. К сожалению, приводя сведения о пункте сбора («в 1 км севернее г. Жердевка, левый берег р. Савала, поляна в широколиственной роще»), авторы допускают ошибку, которая затрудняет поиск популяции другими исследователями для проведения мониторинга состояния редкого вида. Единственный лесной массив («Лес Липяг»), расположенный к северу от г. Жердевка, находится от этого населенного пункта в 3 км и произрастает он на правом берегу р. Савала.
П. Ф. Маевский [14] и Н. С. Камышев [5] указывают С. litvinovii для Белгородской, Воронежской и Тамбовской областей. В Пензенской области вид известен по двум пунктам [4]. На Правобережье Саратовской области, исходя из данных современных исследований, головчатка Литвинова не обнаружена [11].
С. litvinovii внесена в Красные книги СССР [66], РСФСР [12] и Тамбовской области [2]. Крайняя редкость этого эндемика европейской части России обуславливает необходимость придания статуса одной из форм особо охраняемых природных территорий урочищам, где он обнаружен.
Cirsium pannonicum (Ь. йі.) Ьіпс — Бодяк венгерский: Токарёвский район, примерно в 1 км к юго-востоку от д. Большая Лозовка (восточный край солонцеватого луга, к югу от проселка д. Большая Лозовка -п. Красный), одна особь. 7. 08. 2004 г.
C. pannonicum впервые приводится для Тамбовской губернии П. П. Семёновым [55] без указания пунктов обнаружения. Повторно вид был собран П. А. Смирновым [28] в начале XX века по склонам логов в Ямской степи (территория нынешнего Тамбовского района).
По Н. С. Камышеву [5], этот бодяк редок во всех областях Черноземья. В Липецкой области последняя находка датируется серединой ХХ века [7]. На Правобережье Саратовской области рассматриваемый вид
собирался один раз [11]. В Пензенской области не отмечен [4].
Scorzonera humiUs Ь. — Козелец приземистый:
1. Тамбовский район, Горельский лесхоз, Хомутляев-ское лесничество, кв. № 100 [67], 1 особь. 20. 09. 1998 г. Определил А. П. Сухоруков- 2. Первомайский район, Хоботовский лесхоз, Ранинское лесничество, просека между кв. №№ 167 и 181 [68], в компактно произрастающей группе 4 особи. 26. 06. 2002 г.
Д. И. Литвинов [49] приводил для территории современной Тамбовской области два пункта произрастания вида: Козловский уезд — с. Хоботово и с. Аннино (вероятно, в последнем случае имеет место опечатка, вместо Аннино должно быть написано Ранино). П. Ф. Маевский [14] указывает Тамбовскую область как территорию, входящую в ареал вида, но с вопросительным знаком. М. А. Бухало [32] включает S. humШs в список растений, которые она впервые обнаружила на Тамбовской равнине, и относит его к довольно обычным видам. В другой работе М. А. Бухало с соавторами [33] характеризуют его уже как редкое и «характерное растение остепненных лугов», обнаруженное ими в Тамбовском районе (более детальные указания о пункте обнаружения отсутствуют).
Н. С. Камышев [5] считает, что S. humШs встречается во всех областях Черноземья, за исключением Белгородской, и везде нередок (в Воронежской области нередок только на севере). Такая характеристика встречаемости вида в Тамбовской области, по нашим данным, не соответствует действительности. В Липецкой области это растение встречается довольно часто почти на всей территории [7]. В Пензенской и на Правобережье Саратовской областей не отмечен [4, 11].
Senecio grandidentatus ЬеиеЪ. — Крестовник крупнозубчатый: 1. Жердевский район, правый склон долины р. Савала у с. Вязовое (с восточной стороны дороги Пановы Кусты — Жердевка), очень редко. 8. 08. 1999 г. Определил А. П. Сухоруков- 2. Токарёвский район, солонец к западу от д. Малая Зверяевка (к востоку от первого куста), очень редко. 29. 08. 1999 г.- 3. Токарёвский район, солонец между д. Фёдоровская и д. Розановка (с восточной стороны дороги), очень редко. 04. 08. 2004 г.
Приводимые пункты уточняют и добавляют сведения о распространении вида, опубликованные ранее [58].
Н. С. Камышев [5] характеризует этот крестовник в Центральном Черноземье как растение, «встречающееся не везде» только на юго-востоке Белгородской и юге Воронежской областей. В Пензенской области S. grandidentatus известен по сборам первой половины ХХ столетия [9]. На Правобережье Саратовской области отмечен как редкий вид в Центральном и Северо-восточном природно-административных регионах [11].
Senecio schwetzovii КогзЬ. — Крестовник Швецова: 1. Токарёвский район, в 2 км к югу от д. Рассвет, восточная опушка осинового куста, в компактно произрастающей группе 8 особей. 16. 08. 1999 г.- 2. Тока-рёвский район, в 1 км к северу от д. Фёдоровские Выселки, с западной стороны небольшого копаного водоема, в компактно произрастающей группе 100−120 особей. 04. 08. 2004 г.
Для области впервые указан А. П. Сухоруковым [69], обнаружившим растение в Умётском районе.
S. schwetzovii включен в Красную книгу Тамбовской области [2] со статусом 1 категория.
Крестовник Швецова включен также в Красные книги Пензенской, Саратовской и Курской областей [19, 20, 70]. В Липецкой области он известен из трех пунктов [7]. По данным Камышева [5], в Воронежской и Белгородской областях относится к нередким растениям.
Lactuca chaixii Vill. — Латук Ше: Бондарский район, байрачная дубрава между с. Коровино и автодорогой Бондари — Пичаево, отмечена одна группа примерно из 150 особей. 16. 07. 2000 г. Определил A. R Сухо-руков.
Исходя из литературных данных, можно констатировать, что у этого растения нет устоявшегося научного названия. П. Ф. Маевский [14] приводит синонимы: L. sagittata Waldst. et Kit. и L. altissima M. B. A. R Еле-невский с соавторами [11] в конспект флоры Саратовского Правобережья включают L. quercina L. — молокан дубравный — и указывают его синонимы — L. chaixii Vill. и L. sagittata Waldst. et Kit. ИА. Губанов с соавторами в двух своих работах [56, 71] указывают для Липецкой, Курской и Воронежской областей L. quercina L., а в качестве другого названия приводят L. chaixii Vill. В то же время, В. Н. Тихомиров (один из авторов этих работ), в своей статье [72], опубликованной в 1995 г., подчеркивает, что «этот вид не следует объединять с европейско-средиземноморско-кавказским L. quercina L., который также достигает Средней России». В этой же статье В. Н. Тихомиров, отмечая нахождение L. chaixii Vill. в 1994 г. в Умётском районе, предполагает, что это, «по-видимому, новость для флоры Тамбовской области».
Д. И. Литвинов [46], для Тамбовской губернии нри-водит Lactuca sagittata Waldst. et Kit. как характерное растение «лесов нагорных берегов рек Вороны и Савалы». В.В. Aлехин [21] также включил в список характерных растений байрачных лесов, растущих по берегам р. Ворона, L. sagittata.
Следует отметить, что у П. Ф. Маевского [14] L. sagit-tata для Тамбовской области не указан и, вероятно, этим можно частично объяснить его второе «открытие».
Как редкий вид, L. chaixii отмечен в Липецкой области [73]. В Воронежской области «встречается не везде» [38], а на Правобережье Саратовской области он не редок [11]. В Пензенской области не найден [4].
Lactuca saligna L. — Латук солончаковый:
1. Жердевский район, в 2 км к югу от с. Новорусаново, правый склон долины р. Савала, редко. 15. 08. 1999 г. Определил A. П. Сухоруков- 2. Токарёвский район, солонец у южной оконечности д. Николаевка, изредка.
14. 08. 2004 г.
Литературные сведения о распространении и встречаемости вида довольно противоречивы. П.Ф. Ма-евский [14] указывает произрастание L. saligna в пяти областях — Белгородской, Воронежской, Тамбовской, Саратовской и Волгоградской. Судя по тому, что в этой работе приводятся и административные районы, растение следует считать относительно редким. ИА. Губанов с соавторами [71] для Средней России приводят L. saligna как очень редко встречающийся вид только для Тамбовской и Воронежской областей. A. R Сухоруков и МА. Березуцкий [74], говоря о распространении вида в Саратовской и южных районах
Тамбовской областей, отмечают, что здесь он «не является редким». A. R Еленевский с соавторами [11] считают его редким на Правобережье Саратовской области.
Изучение аборигенной флоры такой обширной территории, как наша область, дело длительное. С одной стороны, это обусловливается значительным разнообразием естественных растительных сообществ, имеющим место на стыке двух природных зон, а с другой стороны, расчленением в результате хозяйственной деятельности человека некогда огромных по площади фитоценозов на небольшие фрагменты, рассеянные на просторах антропогенезированного ландшафта. Собрать воедино сведения о видовом разнообразии этих фрагментов, на наш взгляд, одна из основных современных флористических задач. Решение этой задачи позволит уточнить и дополнить сведения о флоре рассматриваемого региона, накопленные предшествующими поколениями исследователей. Кроме этого, современные материалы о флоре дадут возможность выявить изменения, происшедшие с растительностью территории, ныне занимаемой Тамбовской областью, за последние сто с лишним лет.
ЛИTЕРATУРA
1. Общегеографическая карта «Тамбовская область». Масштаб 1: 200 000. Роскартография. М., 1995.
2. Красная книга Тамбовской области: Растения, лишайники, грибы / отв. ред. A. H Еленевский. Тамбов, 2002. 348 с.
3. Схема Тамбовского лесхоза Тамбовской области. Устройство 1980 г. Масштаб 1: 100 000. Юго-Восточное лесоустроительное предприятие. В-О «ЛЕСПРОЕКТ».
4. Солянов А. А. Флора Пензенской области. Пенза, 2001. 310 с.
5. Камышев Н. С. Флора Центрального Черноземья и её анализ. Воронеж, 1978. 11б с.
6. Золотухин Н. И., Полуянов А. В. Введение // Сосудистые растения. Красная книга Курской области. Т. 2: Редкие и исчезающие виды растений и грибов / отв. ред. Н. И. Золотухин. Тула, 2001. С. 49−52.
7. Александрова К. И., Казакова М. В., Новиков В. С., Ржевуская Н. А., Тихомиров В. Н. Флора Липецкой области. М., 1996. 376 с.
8. Скользнев Н. Я., Скользнева Л. Н. Среднерусские луговые степи на северном пределе распространения // Биоразнообразие и экологические особенности природы Русской лесостепи: сб. науч. ст., по-свящ. 75-летию гос. заповедника «Галичья гора». Воронеж, 2000. С. 95−110.
9. Васюков В. М. Растения Пензенской области (конспект флоры). Пенза, 2004. 184 с.
10. Казакова М. В., Щербаков А. В. Флористические находки в Рязанской области // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 2002. Т. 107. Вып. 2. С. 49−53.
11. Еленевский А. Г., Радыгина В. И., Буланый Ю. И. Растения Саратовского Правобережья (конспект флоры). Саратов, 2000. 102 с.
12. Красная книга РСФСР (растения) / отв. ред. A.n. Тахтаджян. М., 1988. 590 с.
13. Сухоруков А. П. Дополнение к флоре Тамбовской области // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 2001. Т. 10б. Вып. 2. С. б5-бб.
14. Маевский П. Ф. Флора средней полосы европейской части СССР / ред. Б. К. Шишкин. 9-е изд. Л., 1964. 880 с.
15. Куликова Г. Г., Александровна К. И. Осока приземистая // Красная книга Тамбовской области: Растения, лишайники, грибы / отв. ред. A.T. Еленевский. Тамбов, 2002. С. 69.
16. Литвинов Д. И. Список растений дикорастущих в Тамбовской губернии // Bull. Soc. Nat. Mosc. 1888. Nouv. Ser. T. 2. № 2. P. 220−260.
17. Прозоровский Н. А. На северном пределе степей. I. Aлгасовские степи. Рязань, 1930. 77 с.
18. Карта-схема лесонасаждений Серповского мехлесхоза Тамбовской области. Лесоустройство 1990 г. Масштаб 1: 100 000. ЮгоВосточное лесоустроительное предприятие. В-О «ЛЕСПРОЕКТ».
19. Красная книга Пензенской области. Том 1: Растения и грибы / науч. ред. A.H. Иванов. Пенза, 2002. 160 с.
20. Красная книга Саратовской области: Растений и животные. Саратов, 1996. Ч. 1: Растения грибы, лишайники / науч. ред. В. Г. Мичурин. С. 9−165.
21. Алехин В. В. Введение во флору Тамбовской губернии: (Ботан. очерк). М.: Тамбов. Губерн. земство, 1915. 96 с.
22. Алехин В. В. Последние 30 лет в исследовании тамбовской флоры // Сб. ст., посвящ. К. А. Тимирязеву его учениками. М., 1916. С. 283−306.
23. Алехин В. В. Растительность лугов р. Цны и нижнего течения р. Мокши. (Предварительный отчет ботанического исследования лугов Тамбовской губернии). Тамбов: Изд-во Губ. земства, 1916. 36 с.
24. Алехин В. В. Тамбовские степи и их варианты // Матер. к познанию фауны и флоры России. Отд-ние ботан. М., 1918. Вып. 8. С. 1−71.
25. Алехин В. В. Растительность лугов р. Вороны // Ж. Моск. отд-ния Рус. Ботан. о-ва. М.- Пг., 1922. Т. 1. С. 28−57.
26. Алехин В. В. Новейшие материалы по флоре Тамбовской губернии // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 1925. Т. 33. Вып. 3−4. С. 270−302.
27. Смирнов П. А. Ямская степь под Тамбовом // Дневник I Всерос. Съезда русских ботаников в Петрограде в 1921 г. Пг., 1921. № 5. С. 43.
28. Смирнов П. А. Исследования флоры Тамбовской губернии в 191 721 гг. // Ж. Рус. ботан. о-ва. 1924. Т. 8 (1923 г.). С. 217−225.
29. Прозоровский Н. А. Очерк растительного покрова центральночерноземных областей // Вопр. географии. 1949. Сборник 13. С. 107−166.
30. Линд А. Э. Растительность Тамбовской области // Природа Тамбовской области. Тамбов, 1955. С. 95−121.
31. Горелов Б. Б. Растительность бассейна реки Цны // Уч. зап. ТГПИ. Тамбов, 1958. Вып. 16. С. 90−131.
32. Бухало М. А. О дикорастущей флоре Тамбовской равнины // Ботан. ж. 1980. Т. 65. № 1. С. 121−129.
33. Бухало М. А., Петручук Р. А., Кузнецова М. Я. Редкие растения, требующие индивидуальной охраны // Памятники природы Тамбовской области. Воронеж, 1983. С. 66−82.
34. Рубцова И. Д., Торопова Н. А. Список редких и исчезающих растений Тамбовской флоры. Тамбов: Пролетарский светоч, 1982. 25 с.
35. Новикова Л. А. Качим высочайший // Красная книга Пензенской области. Т. 1: Растения и грибы / науч. ред. А. И. Иванов. Пенза,
2002. С. 65−66.
36. Meyer C.A. Zweiter Nachtrag zu der Florula von Tambov // Beitrage Pflanzenkunde Russ. Reiches. St. -Petersb., 1854. Lfg. 9. S. 117−133.
37. Золотухина И. Б., Филатова Т. Д. Пион тонколистный — Paeonia tenuifolia L. // Красная книга Курской области. Т. 2: Редкие и исчезающие виды растений и грибов / отв. ред. Н. И. Золотухин. Тула, 2001. С. 129.
38. Камышев Н. С., Хмелёв К. Ф. Растительный покров Воронежской области и его охрана. Воронеж, 1976. 184 с.
39. Цингер В. Я. Сборник сведений о флоре Средней России. М., 1885. 520 с. (Учен. зап. Моск. ун-та. Отд-ние естественноист. 1886. Вып. 6).
40. Радыгина В. И., Чаадаева Н. Н. О предлагаемых к охране участках и урочищах Правобережья Белгородской области // Изучение и охрана биологического разнообразия природных ландшафтов Русской равнины: матер. Междунар. науч. конф. Пенза, 1999. С. 131−133.
41. Золотухин Н. И. Золотухина И.Б., Полуянов А. В. Ломонос цельнолистный — Clematis integrifolia L. // Красная книга Курской области. Т. 2: Редкие и исчезающие виды растений и грибов / отв. ред. Н. И. Золотухин. Тула, 2001. С. 136.
42. Агафонов В. А., Микулин Е. В. Материалы к созданию степного памятника природы в Среднем Подонье // Состояние и проблемы экосистем Среднего Подонья: тр. биол. учеб. -науч. базы ВГУ. Воронеж, 1995. Вып. 6. С. 145−147.
43. Схема Перкинского леспромхоза Тамбовской области. Устройство 1968 г. Масштаб 1: 100 000. Юго-Восточное лесоустроительное предприятие. В-О «ЛЕСПРОЕКТ».
44. Схема Пичаевского мехлесхоза Тамбовской области. Устройство 1980 г. Масштаб 1: 100 000. Юго-Восточное лесоустроительное предприятие. В-О «ЛЕСПРОЕКТ».
45. Маевский П. Ф. Флора средней полосы европейской части СССР / ред. В. Л. Комаров. 7-е изд. М.- Л., 1940. 824 с.
46. Литвинов Д. И. Очерк растительных формаций степной юговосточной части Тамбовской губернии // Тр. С. -Пб. о-ва естество-испыт. 1884. Т. 14. Вып. 2. С. 243−284.
47. Литвинов Д. И. Список растений дикорастущих в Тамбовской губернии // Bull. Soc. Nat. Mosc. 1886. T. 61 (1885 г.). № 3. P. 1−49.
48. Литвинов Д. И. Список растений дикорастущих в Тамбовской губернии // Bull. Soc. Nat. Mosc. 1887. T. 62 (1886 г.), № 4. P. 277 295.
49. Литвинов Д. И. Список растений дикорастущих в Тамбовской губернии // Bull. Soc. Nat. Mosc. 1887. Nouv. Ser. T. 1. № 3. P. 789−812.
50. Литвинов Д. И. Список растений дикорастущих в Тамбовской губернии // Bull. Soc. Nat. Mosc. 1888. Nouv. Ser. T. 2. № 1. P. 96 118.
51. Сухоруков А. П. Зубянка пятилистная // Красная книга Тамбовской области: Растения, лишайники, грибы / отв. ред. AH. Еленевский. Тамбов, 2002. С. 146.
52. Маевский П. Ф. Флора Средней России: Иллюстрированное руководство к определению среднерусских семенных и сосудистых споровых растений / ред. Д. И. Литвинов. 5-е изд. М., 1917. 910 с.
53. Золотухин Н. И., Полуянов А. В. Зубянка пятилистная — Dentaria quinquefolia M. B. // Красная книга Курской области. Т. 2: Редкие и исчезающие виды растений и грибов / отв. ред. Н. И. Золотухин. Тула, 2001. С. 109.
54. Казакова М. В., Ламзов Д. С., Терехин В. Д., Шелоумов И. В. Характеристика зубянки пятилистной в связи с вопросами её охраны // Охрана растительного и животного мира Поволжья и сопредельных территорий: матер. Всерос. науч. конф. Пенза, 2003. С. 24−26.
55. Семёнов П. П. Придонская флора в её отношениях с географическим распределением растений в Европейской России. СПб., 1851. 148 с.
56. Губанов И. А., Киселёва К. В., Новиков В. С., Тихомиров В. Н. Определитель сосудистых растений центра европейской России. М., 1995. 5б0 с.
57. Губанов И. А., Киселёва К. В., Новиков В. С., Тихомиров В. Н. Иллюстрированный определитель растений Средней России. Т. 2. М. ,
2003. 665 с.
58. Александрова К. И., Соколов А. С., Сухоруков А. П., Усова Г. С., Хлызова Н. Ю. О новых и наиболее редких видах Тамбовской флоры // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 2000. Т. 105. Вып. 2. С. б4-бб.
59. Соколов А. С., Соколова Л. А. Молочай русский // Красная книга Тамбовской области: Растения, лишайники, грибы / отв. ред. A.T. Еленевский. Тамбов, 2002. С. 174.
60. Соколов А. С., Соколова Л. А. О новых и наиболее редких видах Тамбовской флоры // Вестн. Тамб. ун-та. Сер. Естеств. и техн. науки. Тамбов, 2003. Т. 8. Вып. 5. С. 855−859.
61. Чаадаева Н. Н. Редкие и охраняемые виды флоры Белгородской области // Охрана растительного и животного мира Поволжья и сопредельных территорий: матер. Всерос. науч. конф. Пенза, 2003. С. 50−52.
62. Соколов А. С., Соколова Л. А. Молочай сарептский // Красная книга Тамбовской области: Растения, лишайники, грибы / отв. ред. A.T. Еленевский. Тамбов, 2002. С. 175.
63. Сухоруков А. П. Новые виды для флоры Тамбовской области // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 2002. Т. 107. Вып. 2. С. 55−5б.
64. Соколов А. С., Соколова Л. А. Балка Осиновый Овраг — «осколок» луговых степей, пристанище редких видов растений // Вестн. Тамб. ун-та. Сер. Естеств. и техн. науки. Тамбов, 2000. Т. 5. Вып. 5. С. 597−602.
65. Сухоруков А. П. Триния многостебельная // Красная книга Тамбовской области: Растения, лишайники, грибы / отв. ред. AX. Еленевский. Тамбов, 2002. С. 184.
66. Красная книга СССР: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных и растений / гл. редкол. A^. Бородин и др. Т. 2. Изд. 2-е. М., 1984. 480 с.
67. Схема Горельского лесокомбината Тамбовской области. Лесоустройство 1980 г. Масштаб 1: 100 000. Юго-Восточное лесоустроительное предприятие. В-О «ЛЕСПРОЕКТ».
68. Карта-схема лесонасаждений Хоботовского лесокомбината Тамбовской области. Лесоустройство 1990 г. Масштаб 1: 100 000. ЮгоВосточное лесоустроительное предприятие. В-О «ЛЕСПРОЕКТ».
69. ^-ухо^-уков А. П. Новинки Тамбовской флоры (Prov. Tambov) // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 1997. Т. 102. Вып. 3. С. 65.
70. Красная книга Курской области. Т. 2: Редкие и исчезающие виды растений и грибов / отв. ред. Н. И. Золотухин. Тула, 2001. 165 с.
71. Губанов И. А., Киселёва К. В., Новиков В. С., Тихомиров В. Н. Иллюстрированный определитель растений Средней России. Т. 3. М. ,
2004. 520 с.
72. Тихомиров В. Н. Новые флористические находки в Центральной полосе Европейской России // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 1995. Т. 100. Вып. 2. С. 100−104.
73. ^-ухо^-уков А. П. Новые флористические находки в Центральном Черноземье // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 1998. Т. 103. Вып. 3. С. 60.
74. ^-ухо^-уков А.П., Березуцкий М. А. Материалы к познанию флоры Средней России // Бюл. МОИП. Отд-ние биол. 2000. Т. 105. Вып. 6. С. 53−58.
БЛAГОДAРНОCTИ: Aвторы глубоко признательны
Н. Н. Цвелеву, Т. В. Егоровой, Д. В. Гельтману (БИН РAН, г. Санкт-Петербург) и A. R Сухорукову (МГУ, г. Москва) за определение и подтверждение нашего определения ряда видов растений, упоминаемых в настоящем сообщении.
Поступила в редакцию 19 декабря 2005 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой