Природоохранные аспекты оценки долговременных тенденций в изменении орнитофауны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЭКОЛОГИЯ И ОХРАНА ПРИРОДЫ
УДК 598. 2:574. 34 (470. 26)
Г. В. Гришанов
ПРИРОДООХРАННЫЕ АСПЕКТЫ ОЦЕНКИ ДОЛГОВРЕМЕННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ В ИЗМЕНЕНИИ ОРНИТОФАУНЫ
Проанализированы долговременные тенденции в изменении фауны гнездящихся птиц Калининградской области. Обсуждается возможность использования такого анализа для выявления наиболее уязвимых видов.
The long-term changes of nesting bird fauna of the Kaliningrad region were analyzed. The possibility of implementation of such analysis to identify the most threatened species is discussed.
Введение
55
В условиях современного кризиса биологического разнообразия и ограниченности ресурсов для его преодоления особое значение и актуальность приобретает прогнозирование отдаленных последствий наиболее вероятных и значимых негативных изменений в составе различных таксонов животных. Такой подход даст возможность грамотно строить работу по сохранению наиболее уязвимых компонентов биологического разнообразия, акцентируя основные усилия не только на поддержании видов, уже находящихся в критическом состоянии, но и принимая превентивные меры, позволяющие заблаговременно минимизировать негативные изменения в будущем.
Одним из возможных путей исследований в данном направлении может стать комплексный анализ долговременных тенденций в изменении фауны и населения гнездящихся птиц отдельных территорий при наличии достаточно подробных сведений за длительные периоды времени.
В конце XIX — начале XX в. в германской провинции Восточная Пруссия (юго-восточное побережье Балтийского моря) происходили значительные изменения границ ареалов и численности большой группы видов птиц, причинами которых считались климатические изменения и различные воздействия, обусловленные деятельностью человека. Для отдельных видов причины изменений оставались невыясненными, для других — оценка состояния и реальные тенденции маскировались недостаточной их изученностью. Тем не менее к началу 40-х гг. XX в. был определен весьма обширный список гнездящихся птиц (более 60 видов), для которых констатированы выраженные позитивные или негативные тенденции в изменении характера их пребывание на данной территории [1]. Материалы эколого-фаунистических исследований гнездящихся птиц на территории нынешней Калининградской области в последние десятилетия XX и в начале XXI в. дают возможность сопоставления и анализа обнаруженных ранее и совре-
Вестник РГУ им. И. Канта. 2008. Вып. 7. Естественные науки. С. 55 — 59.
56
менных тенденций с целью определения их устойчивости, длительности и отдаленных последствий для орнитофауны региона.
Нами была сделана попытка найти ответы на следующие вопросы:
1. Насколько стабильными и продолжительными могут быть тенденции в характере пребывания видов, выявленные 70 — 90 лет назад?
2. Следуют ли за длительной глубокой негативной тенденцией локальные вымирания? Насколько вероятен прогноз локальных вымираний на основе анализа таких тенденций?
3. Можно ли заблаговременно выявлять наиболее уязвимые виды птиц на основе современных трендов?
4. Целесообразно ли формировать региональные стратегии сохранения наиболее уязвимых компонентов биоразнообразия, включая списки видов для Красной книги, на основе оценки долговременных локальных трендов?
Результаты и обсуждение
Долговременные тенденции в изменении состояния гнездящихся птиц были выявлены на основе литературных данных за первые десятилетия XX в. [1] и материалов собственных наблюдений за период с середины 70-х гг. прошлого века по настоящее время [2 — 9]. Основные тенденции были классифицированы, и полученные по результатам их анализа показатели сведены в нижеследующую таблицу.
Таблица
Характеристика направлений долговременных изменений в состоянии гнездящихся птиц на территории Калининградской области
Оценка тенденции за длительный период Изначальные тенденции
позитивные негативные
Абсолютное число % Абсолютное число %
Всего видов 23 100 37 100
Сохранившие изначальную позитивную тенденцию 5 21,7
Сохранившие изначальную негативную тенденцию 4 10,8
Виды с инверсией тренда 6 26,1 12 32,4
Стабилизация численности 7 30,4 4 10,8
Депрессия или стагнация численности 1 4,4 7 19,0
Доминируют флуктуации численности 4 17,4 4 10,8
Локальное вымирание 0 0 6 16,2
В довоенный период (первые десятилетия ХХ в.) изначально выраженные позитивные тенденции (большой рост численности) были определены у 23 видов птиц, негативные (значительное снижение численности) — у 37, при этом специально оговаривалось, что тенденции выделены без учета влияния аномального похолодания конца 30-х гг. [1].
В течение последующего почти векового периода изначально обнаруженную тенденцию сохранили всего 9 видов, из них 5 (21,7%) — по-
зитивную (лебедь-шипун Cygnus olor, черный стриж Apus apus, ворон Corvus corax, соловьиный сверчок Locustella luscinioides, тростниковая камышевка Acrocephalus scirpaceus) и 4 (10,8%) — негативную (удод Upupa epops, желтая трясогузка Motacilla flava, коноплянка Acanthis cannabina, садовая овсянка Emberiza hortulana). Для этих видов, по имеющимся у нас данным, не выявлено существенных периодов прерывания доминирующей тенденции и за исследуемый отрезок времени ее можно со значительной долей вероятности охарактеризовать как непрерывную.
Немногим менее трети видов в каждой из групп с разнонаправленными тенденциями претерпели инверсию тренда, сменив позитивную тенденцию на негативную (6 видов, или 26,1%: черношейная поганка Podiceps nigricollis, черный коршун Milvus migrans, травник Tringa tetanus, большой веретенник Limosa limosa и др.), и наоборот (12 видов- 32,4%- орлан-белохвост Haliaeetus albicilla, перепелятник Accipiter nisus, обыкновенный жулан Lanius collurio, серая ворона Corvus cornix, рябинник Turdus pilaris и др.).
Для видов с изначальной позитивной тенденцией весьма характерной оказалась последующая относительная стабилизация численности на достаточно высоком (оптимальном) уровне (7 видов, или 30,4%: черный дрозд Turdus merula, речной сверчок Locustella fluviatilis, горихвостка-чернушка Phoenicurus ochruros, европейский вьюрок Serinus serinus и др.), тогда как среди видов с изначальной негативной тенденцией таковых обнаружено всего 4, при этом их численность может быть охарактеризована как стабильно низкая, временами слабо флуктуирующая (тетерев Lyrurus tetrix, рябчик Tetrastes bonasia, обыкновенная горлица Streptopelia turtur, обыкновенная каменка Oenanthe oenanthe).
Глубокая депрессия численности с последующей ее стагнацией на критически низком уровне (вплоть до нерегулярного гнездования единичных пар) выявлена у 7 видов с изначальной негативной тенденцией (красный коршун Milvus milvus, турухтан Philomachus pugnax, малая чайка Larus minutus, клинтух Columba oenas, филин Bubo bubo и др.) и только у 1 вида с изначальной позитивной (черношейная поганка Podiceps nigricollis).
Как достаточно неопределенная, скрытая широким размахом флуктуаций определена конечная фаза тенденции долговременных изменений для 8 видов, по 4 из каждой анализируемых групп.
Вероятно, критически важным элементом анализа должно быть выявление случаев исчезновения видов в качестве гнездящихся (локального вымирания) как завершающей фазы длительной негативной тенденции. Виды с изначально позитивной тенденцией не дали случаев локального вымирания, тогда как для видов с негативной тенденцией таковых оказалось 6 (16,2%) — глухарь Tetrao urogallus, дупель Gallinago media, сизоворонка Coracias garrulus, чернолобый сорокопут Lanius minor, хохлатый жаворонок Galerida cristata, просянка Emberiza calandra. Практически у всех перечисленных видов отмечались также длительные негативные тенденции общеевропейского масштаба [10].
Анализ долговременных тенденций в состоянии гнездящихся птиц региона показал, что позитивные тенденции длительное время могут поддерживать виды различных экологических групп, как относительно слабо зависящие от антропогенных преобразований ландшафта (черный стриж) и эвритопные (ворон), так и достаточно стенотопные (соловьиный свер-
57
58
чок, тростниковая камышевка), естественные процессы расселения которых совпали с позитивной динамикой биотопических и климатических изменений, а также виды с прочными адаптациями к трансформированным местообитаниям (лебедь-шипун). В указанную схему в целом хорошо вписываются и виды, для которых выявлена последующая относительная стабилизация численности на достаточно высоком уровне (речной сверчок, черный дрозд, горихвостка-чернушка, европейский вьюрок и др.).
Вероятность локального вымирания видов как конечной или промежуточной фазы длительной и глубокой негативной тенденции достаточно велика. Приведенные выше примеры подтверждают, что во фрагментированных остатках природного ландшафта вымирают самые разнообразные виды — различных размеров, трофических и таксономических групп [11, с. 158], и при этом локальные вымирания, как правило, находятся в русле общеевропейских тенденций [10].
По-видимому, продолжительное локальное снижение численности, совпадающее с более общей тенденцией, является достаточно универсальным и надежным показателем такого ухудшения состояния вида, когда становится реальной угроза его последующего локального вымирания на конкретной территории. В фауне гнездящихся птиц Калининградской области подобным критериям соответствуют находящиеся в наиболее критическом состоянии красный коршун, турухтан, филин, черношейная поганка. Для последнего вида гнездование в регионе уже носит нерегулярный характер. С другой стороны, для отдельных видов, практически исчезнувших как регулярно гнездящиеся с исследуемой территории, зарегистрированы единичные случаи нерегулярного гнездования (сизоворонка, просянка). Таким образом, совпадение локальных, региональных и более широких тенденций даже на их начальных стадиях может быть объективным и информативным сигналом ухудшения состояния вида, выходящего за рамки определенной фазы флуктуаций численности как нормы его существования в орнитоценозе, и должно становиться объектом детального рассмотрения и анализа с целью принятия решения о внесении в список угрожаемых, а также для выбора превентивных профилактических мер.
Включение таких видов в приоритетные списки особо охраняемых, в том числе в региональные красные книги, программы мониторинга и специальные программы по сохранению особо уязвимых компонентов биологического разнообразия («планы действий» и т. п.), вполне оправдано. Даже для видов, негативный тренд или депрессия в состоянии которых обусловлены не локальным ухудшением условий существования, а более общими процессами, выходящими за пределы конкретного региона, целесообразно разрабатывать и применять системы мер (прежде всего биотехнических и т. п.), препятствующих локальному вымиранию.
В любом случае грамотная природоохранная стратегия и прогнозирование вероятных изменений в составе локальных и региональных фаун должны основываться не только на определении и оценке современного состояния видов, но и обязательно на выявлении и анализе долговременных и только намечающихся тенденций в динамике их численности. Как показано выше, обнаруженные на ранних стадиях отрицательные тренды с достаточно высокой вероятностью приводят к депрессии и стагнации численности или к локальному вымиранию видов.
В ситуации, когда у целой группы видов продолжается фрагментация европейской части ареала [10], очень важно понять, какие из изменений обусловлены глобальными процессами и происходят в русле достаточно широких европейских тенденций, а какие являются ответной реакцией видов на конкретные локальные антропогенные воздействия и изменения среды обитания. Однако значение тех или иных изменений условий существования птиц в детерминации и пролонгации отдельных тенденций далеко не всегда очевидно и во многих случаях затушевано многофакторностью возможных воздействий, неочевидным характером ответных реакций птиц, а также недостаточной изученностью ряда видов.
Список литературы
1. Tischler F. Die Vogel OstpreuPens und seiner Nachbargebiete. Konigsberg- Berlin, 1941. Vol. 1−2.
2. Гришанов Г. В. Фауна редких хищных птиц Калининградской области и ее изменение за последние 100 лет / / Животный мир лесной зоны Европейской части СССР, его охрана и использование: Межвуз. темат. сб. науч. тр. Калинин, 1986. С. 44−47.
3. Он же. Изменение фауны гнездящихся птиц на территории Калининградской области за последние 100 лет / / Изучение птиц СССР, их охрана и рациональное использование: Тез. докл. I съезда Всесоюз. орнитол. общества и IX Всесоюз. орнитол. конф. Л., 1986. Ч. 1. С. 174.
4. Он же. Антропогенная трансформация фауны гнездящихся птиц на территории Калининградской области: Тез. докл. XII Прибалт. орнитол. конф. Вильнюс, 1988. С. 60 — 61.
5. Idem. Dynamics and monitoring of rare bird populations in the Kaliningrad region / / Baltic Birds-7: Conference of the Study and Conservation of Birds of the Baltic Region. Vilnius, 1993. P. 26.
6. Он же. Гнездящиеся птицы Калининградской области: территориальное размещение и динамика численности в XIX—XX вв. I. Non-Passeriformes / / Русский орнитологический журнал. 1994. Т. 3(1). С. 83−116.
7. Он же. Изменения фауны гнездящихся птиц на территории Калининградской области в ходе ХХ столетия / / Юбилейная междунар. науч. конф., посв. 450-летию основания Кенигсбергского университета Альбертина. Калининград, 1994. С. 13 — 14.
8. Он же. Долговременные изменения в распространении и численности куликов в Калининградской области и их причины / / Кулики Восточной Европы и Северной Азии: изучение и охрана: Матер. VI совещ. Екатеринбург, 2004. С. 72 — 76.
9. Он же. Динамика орнитофауны на юго-востоке Балтийского региона: основные тенденции на рубеже веков / / Орнитологические исследования в Северной Евразии: Тез. XII Междунар. орнитол. конф. Сев. Евразии. Ставрополь, 2006. С. 161−163.
10. Атлас гнездящихся птиц Европы Европейского совета по учетам птиц (Ред. В. Дж. М. Хагемайер, М. Дж. Блейер, 1997): Сокращенная версия текстовой части на русском языке / Ред. Э. В. Рогачева, Е. Е. Сыроечковский- ИПЭЭ РАН. М., 2003.
11. Тербор Дж., Уинтер Б. Некоторые причины вымирания / / Биология охраны природы / Пер. с англ. М., 1983. С. 141−159.
Об авторе
Г. В. Гришанов — канд. биол. наук, доц., РГУ им. И. Канта, grishanov@albertina. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой