«Н такой легковерный. . . »: штрихи к портрету великого князя Михаила Александровича

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

6. Борьба за власть Советов в Молдавии (март 1917 — март 1918): сб. документов и материалов. -Кишинев: Госиздат Молдавии, 1957. — 366 с.
7. Известия Кишиневского Совета.
8. История Молдавской ССР. Т. 2. — Кишинев: Картя молдовеняскэ, 1965. — 660 с.
9. Истрати E.H. Демократическое движение за мир на Румынском фронте в 1917 году. — Кишинёв: Штиинца, 1973. — 148 с.
10. Левит И. Э. Молдавская республика (ноябрь 1917 — ноябрь 1918). — Кишинёв: Центральная типография, 2000. — 498 с.
11. Национальный архив Республики Молдова.
12. Нотович Ф. И. Бухарестский мир, 1918. -М.: Соцэкгиз, 1959. — 260 с.
13. Свободная Бессарабия.
14. Сфатул Цэрий.
15. AverescuA. Notite zilnice din razboi (u) (19 161 918). — Bucurecti: Cultura nationala, 1935. — 402 p.
16. BobeicaA. Sfatul Tarii — stindard al renacterii nationale. — Chicinau: Universitas, 1993. — 174 p.
17. Bogos D. La raspantie. Moldova de la Nistru in anii 1917−1918. — Chicinau: § tiinta, 1998.
18. Cazacu P. Moldova dintre Prut ci Nistru. 18 121 918. — Chicinau: § tiinta, 1992. — 446 p.
19. Cernovodeanu P. Basarabia. Drama unei provincii istorice romanecti in context politic international (1806−1920). — Bucurecti: Albatros,
1993. — 212 p.
20. Ciobanu § t. Unirea Basarabiei. Studii ci documente cu privire la miccarea nationala din Basarabia in anii 1917−1918. — Bucurecti: Cartea romaneasca, 1929. — 314 p.
21. Dezbaterile Adunarii deputatilor. Sesiunea ordinara. 1919−1920. — № 22- 1920−1921. — № 27.
22. Duca I.G. Memorii. — Vol. 3−4. Razboiul (1916−1919). — Bucurecti: Editura Machiavelli,
1994. — 304−328 p.
23. HitchinsK. Romania. 1866−1947. — Bucurecti: Humanitas, 1998. — 660 p.
24. Iorga N. Memorii. — Vol. 1. — Bucurecti: Editura «Nationala-Ciornei», 1939. — 370 p.
25. Meurs W.P. von. Chestiunea Basarabiei in istoriografia comunista. — Chicinau: Editura Arc, 1996. — 526 p.
26. Pantea Gh. Rolul organizatiilor militare moldovenecti in actul unirii Basarabiei. — Chicinau, 1991.
27. Stratan V., GorunA. Moc Ion Roata, Siguranta ci «Unirea». — Chicinau-Iaci, 2003. — 164 p.
28. Turcanu I. Unirea Basarabiei cu Romania. Preludii, premise, realizari. 1918. — Chicinau: Tipografia Centrala, 1998. — 260 p.
29. Unirea Basarabiei ci a Bucovinei de Nord cu Romania. 1917−1918. Documente. — Chicinau: Editura Hyperion, 1995. — 348 p.
УДК 94(470+571)
Перескоков Лев Валентинович
Пермская государственная академия искусств и культуры
voopikperm@yandex. ru
«ОН ТАКОЙ ЛЕГКОВЕРНЫЙ… «: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА
Статья посвящена судьбе Великого князь Михаила Александровича (1878−1918), младшего из трех сыновей российского императора Александра III, со смертью среднего брата Георгия (1899 г.) и в связи с болезнью цесаревича Алексея ставшего реальным наследником царского престола.
Ключевые слова: Великий князь Михаил Александрович, Россия 1900−1917 гг., Российский Императорский Дом, Романовы.
Великий князь Михаил Александрович был наследником царского престола по рождению. Однако, будучи по старшинству третьим сыном императора Александра III, казалось бы, не имел никаких реальных перспектив стать царём. Так, вероятно, думали все и внушали это самому Михаилу до того момента, когда скоропостижно 20 октября 1894 г. Александр III умер. Его старший сын Николай стал императором. Вскоре состоялась свадьба Николая и принцессы Гессен-Дармштадской Аликс, крещённой Александрой Фёдоровной. Разница в возрасте Николая и Михаила составляла 10 лет, поэтому у них не было общего детства. Их роли на будущее были распределены давно. Александра Фёдоровна, как женщина с сильным характером, не допускала и мыс-
ли о каких-либо претензиях на престол. Да и сам Михаил по своему характеру и склонностям никогда не стремился к государственным делам. Однако в 1899 году от туберкулёза умирает средний брат Георгий. У Николая к тому времени было две дочери, поэтому наследником престола стал Михаил.
На отдыхе в Крыму осенью 1902 года император Николай II тяжело заболел брюшным тифом. В какой-то момент врачи даже не были уверены, что он сможет поправиться. Министр Двора барон Фредерикс тогда спросил императора, не вызовет ли он своего брата для замещения его на время болезни, на что Николай ответил: «Нет-нет! Миша мне только напутает в делах — он такой легковерный…» [11, с. 188]. Болезнь заставила императора по-другому посмотреть на положение Михаила
60 Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова ¦ № 1, 2014
© Перескоков Л. В., 2014
в аппарате государственного управления державой. Великий князь был включен в состав Государственного Совета и назначен присутствовать в Комитете Министров. Однако Михаила всё же больше привлекала карьера гвардейского офицера, к чему его готовили с рождения.
30 июля 1904 г. в царской семье родился наследник. Теперь, как злословили в столичных великосветских салонах, «брат царя получил отставку» [13, с. 101]. Сам Михаил Александрович не только не грустил по этому поводу, но, даже наоборот, искренне радовался тому, что вопрос о престолонаследии благополучно разрешился. Высочайшим Манифестом от 14 августа Михаил перестал быть наследником [6], но получил звание «правителя государства», подразумевавшее регентство (как и императрицы) в случае преждевременной смерти императора Николая II до наступления совершеннолетия цесаревича Алексея.
«.. Витте видит в нём светлый ум, непоколебимую твёрдость убеждений и кристальную душевную чистоту. Миша сторонится от дел, — пишет великий князь Константин Константинович со слов Витте, — не высказывается и, быть может, даже прикрывается сложившимся о нём мнением как о весёлом незначительном мальчике» [9, с. 40−41].
Человек как личность формируется в детские и юношеские годы. Царские дети росли в обстановке требовательности и дисциплины. Первые восемь лет они получали домашнее образование на основе гимназического курса, а мальчики последующие четыре года — знания и навыки по военным дисциплинам. Большое внимание уделялось физической подготовке. Михаил был любимым ребёнком в семье. Его учёба проходила под общим руководством наставника генерал-адъютанта Г. Г. Даниловича, в прошлом начальника пехотного училища. В апреле 1901 года он окончил также Михай-ловское артиллерийское училище.
У юного великого князя не было возможности по-настоящему выбирать для себя будущее. Михаил, как и все Романовы, решил стать военным. Он предпочёл специальность артиллериста. На военную службу Михаил вступил девятнадцати лет -22 ноября 1897 г., в следующем году он был произведён в корнеты лейб-гвардии Кирасирского полка. А 6 мая 1899 г., в день рождения Николая II, Михаил Александрович был назначен флигель-адъютантом в Свиту императора. После короткого обучения в артиллерийском училище в 1901 г. великий князь поступил на службу в гвардейскую Кон-но-артиллерийскую бригаду, где оставался до того, как ему исполнилось двадцать три года, после чего перешёл в лейб-гвардии Кирасирский полк.
Михаила Александровича, великого князя, человека богатого, прекрасного телосложением и приятной наружности мужчину, женщины всегда баловали своим вниманием. Однако личная жизнь
у первого жениха в Европе не складывалась. Великому князю было самим рождением предназначено жениться на принцессе крови. Его первым серьёзным увлечением была хорошенькая английская принцесса Беатриса. Но, увы, она приходилась ему кузиной, а, по распространённой версии, такой брак не могла допустить Русская православная церковь. Второй серьёзный роман с фрейлиной Александрой Коссиковской был обречён с самого начала, так как она была дочерью юриста, то есть «простого смертного». Третья возможная партия закончилась не начавшись. Родственники посчитали, что вполне достойную пару Михаилу составила бы английская принцесса Патриция. Но Михаил Александрович на тот момент уже всем сердцем полюбил Наталью Сергеевну Вульферт, урождённую Шереметевскую.
«Стремясь давно и целомудренно к семейной жизни, к & quot-отдельному собственному очагу& quot-, — сообщает его флигель-адъютант Мордвинов, — он, как и большинство людей его возраста находил большое удовольствие в том, весьма ограниченном по числу, молодом женском обществе, с которым ему, хотя и крайне редко, но приходилось всё же встречаться.
По природе легко, платонически увлекающийся, но и легко меняющий свои быстрые увлечения, застенчивый, немного мечтательный, он подходил к этому обществу робко и неумело. Уже самый этот несмелый подход, наивность, молодость и чистосердечность ясно указывали тем, кто хотел к нему приблизиться, с какой лёгкостью можно было любое его случайное, мимолётное увлечение повергнуть на более продолжительное, а при известной женской настойчивости — довести до брака.» [3, Оп. 1. Д. 206. Л. 1 об., 2−2 об.].
Любовная драма Михаила Александровича с А. Коссиковской существенно изменила настроения членов Императорской фамилии. 20 июля 1906 г. Михаил написал пространное письмо брату [1, Оп. 1. Д. 1301. Л. 49−52 об., 53], пытаясь убедить его в правильности своего решения, требовал удовлетворить его просьбу, ссылаясь на то, что император своим указом имеет право сделать для него исключение. Николай же так не считал. В ответе брату государь, в частности, говорит: «. Но то, что я как брат с радостью желал бы видеть осуществлённым, я же, как глава семьи, к моему большому огорчению, разрешить не могу. Справедливость требует, чтобы я одинаково строго отнёсся к тебе, как и к остальным членам семьи, нарушившим фамильные законы. Если, тем не менее, ты ослушался бы моей воли, то я принуждён буду исключить тебя из списков армии и Свиты и отправить на жительство за границу.» [1, Оп. 1. Д. 1301. Л. 166−167]. Отметим, что вся эта любовная история проходила на фоне поражения России в русско-японской войне, непрерывных народных
возмущений, террористических актов и массовых убийств на волне революции 1905−1907 гг.
Казалось бы, личная жизнь великого князя не могла повлиять на политические процессы в стране. Однако это не так. Вопрос о престолонаследии является принципиально важным при монархическом управлении. Тем более что с рождением неизлечимо больного цесаревича Алексея эта проблема, как выяснилось позже, лишь только усугубилась.
Михаил Александрович оставался в тени бурной светской жизни до романа с Натальей Сергеевной Вульферт, последующим рождением сына Георгия в 1910 г. и морганатического брака в 1912 г. (с присвоением ей фамилии Брасова). Возможно, нарушать семейные традиции Михаил Александрович изначально и не предполагал. Но события складывались так, что, как порядочный человек, любящий муж и отец, он совершенно сознательно пошёл на этот шаг. Известие о его женитьбе повергло в шок весь Императорский Дом. Близкий круг людей решил, что Михаил погубил свою жизнь. А светское общество вынесло такой вердикт: великий князь совершил большую глупость. И дело не только в традиции. Действовал закон, изданный ещё Павлом I и ужесточённый Александром III, о престолонаследии, согласно которому трон передавался только по мужской линии. Учитывая неизлечимую болезнь цесаревича Алексея, вероятность передачи власти Михаилу была очень высока. Морганатический же брак практически исключал этот вариант, а сын Михаила Георгий вообще не мог ни на что претендовать. Николай II выставляет Михаилу ультиматум: или он разводится и сохраняет все известные привилегии, или же он лишается всего. Получив отказ, император реагирует мгновенно и жестко: лишение всех званий, опекунство над всем имуществом и запрет на въезд в Россию.
«…Посылаю тебе его письмо, — пишет затем Николай Марии Фёдоровне. — … Прочти его, и ты увидишь, может ли он после всего им написанного оставаться на службе и командовать твоими кавалергардами? Да, милая Мама, и я с тобою скажу: да простит ему Господь! К несчастью, между мною и им сейчас всё кончено, потому что он нарушил своё слово. & lt-… >- И в такое время, когда все говорят о войне, за несколько месяцев до юбилея Дома Романовых!!! Стыдно становится и тяжело.» [2, Оп. 1. Д. 2332. Л. 24−25 об.].
С началом Первой мировой войны Михаил Александрович просит брата разрешить ему вернуться в Россию и отправиться на фронт. Когда назначение было наконец получено, то оно стало неожиданностью для всей армии. Михаил был поставлен во главе новой кавалерийской дивизии (прозванной Дикой), которую было решено сформировать из северокавказских горцев «магометанского вероисповедания», никогда прежде не служивших в регулярной армии [8]. Михаилу было
присвоено звание генерал-майора. Многие видели в этом назначении малопочётное напоминание о том, что великий князь ещё не прощён за свой «проступок». Князь Вяземский ни разу не пожалел, что попал в Дикую дивизию. «Ты не можешь представить, — писал он племяннику, — как всё красочно: обычаи, весь дух. Офицеры по большей части — храбрые, бесшабашные души. У некоторых из них было бурное прошлое, но скучать с ними не приходится & lt-… >-. А рядовые всадники, похоже, думают, что война — это большое развлечение, и их исламский фатализм лишает их всякого страха смерти. Они обожают великого князя.» [9, с. 241]. На фронте Михаил Александрович проявил себя как прекрасный командир. В январе 1915 г он был представлен к ордену св. Георгия 4-й степени за отличия в боях на Карпатских перевалах [10].
В начале 1916 года Михаил Александрович был назначен командиром 2-го кавалерийского корпуса, а незадолго до революции утверждён в должности генерал-инспектора кавалерии. В июне 1916 г. великий князь Михаил Александрович был награждён Георгиевским оружием: красным эмалевым крестом Ордена св. Владимира 3-й степени с мечами.
В годы войны о подвигах Михаила Александровича говорили гораздо больше, чем о деяниях императора, а салон Наталии Сергеевны стал более популярен, чем двор Александры Фёдоровны.
Внутриполитическая обстановка в стране во второй половине 1916 г. начала катастрофически ухудшаться. Михаил Александрович, осознавая ответственность, также решился внести свою лепту в общее дело спасения Отечества и «раскрыть глаза царю». В письме Николаю II от 11 ноября 1916 г. он, в частности, писал из Гатчины следующее: «.Я глубоко встревожен и взволнован всем тем, что происходит вокруг нас. Перемена в настроении самых благонамеренных людей — поразительная- решительно со всех сторон я замечаю образ мыслей, внушающий мне самые серьёзные опасения не только за себя и за судьбу нашей семьи, но даже за целостность государственного строя.» [1, Оп. 1. Д. 1301. Л. 156−159 об., 160].
Наступил 1917 год. Политическая ситуация продолжала быстро ухудшаться.
В настоящее время существует множество исторических трудов, освещающих с разных позиций создавшуюся политическую ситуацию в России в конце 1916 — начале 1917 гг. Суть её выражается историком А. Я. Аврехом: «. Под давлением земских и городских организаций произошёл сдвиг влево.» — «теперь дело дошло до прямых переговоров земско-городской группы и лидеров думского блока о возможном составе власти, & quot-на всякий случай& quot-«. Впрочем, представления об этом & quot-случае"- не шли дальше дворцового переворота, которым в связи с Распутиным открыто грозили некоторые
великие князья и связанные с ними круги», Предлагалось, что царём будет провозглашён малолетний Алексей, регентом — Михаил, министром-председателем — князь Львов, а министром иностранных дел — Милюков. «Единодушно все сходились на том, чтобы устранить Родзянко от всякой активной роли» [4, с. 135].
С 1 января 1917 г. Николай II ввёл в Государственный Совет сразу 16 крайне правых и назначил его председателем И. Г. Щегловитова, новым премьер-министром стал Н. Д. Голицын. Однако эти меры не только не снизили напряжённость, а, напротив, лишь усилили конфронтацию.
Михаил Александрович не был готов к сложной и тонкой политической игре. Член IV Государственной Думы Я. В. Глинка вспоминает: «В 5 ч. дня 3 января (1917 г.) Родзянко посетил великий князь Михаил Александрович, который спросил Родзянко, как он полагает, будет ли революция, на что он (Родзянко) ответил, что её не будет, но что положение серьёзно и что необходимо принять меры к замене правительства лицами общественного доверия… На вопрос, кто может быть во главе, Родзянко ответил, что указывают на него, Род-зянко, и что он не сочтёт возможным отказаться, если условия, указанные выше, будут выполнены…» [7, с. 174].
Фёдоров (беспартийный либерал, член Государственной Думы) сообщает, что «на вопрос, готов ли он стать наследником трона, Михаил Александрович ответил: & quot-Да минует меня чаша (сия)! Конечно, если бы к несчастью, это свершилось, я сочувствую английским порядкам. Не понимаю, почему царь не хочет быть спокоен& quot-» [9, с. 323].
Неудачи и большие потери на фронте, тревожная политическая ситуация в стране, осложнения в личной жизни изменили настроение и самого Михаила Александровича. Он не участвовал в интригах и заговорах против Николая II, а, наоборот, всячески пытался помочь ему в январские и февральские дни 1917 г. В дневниках царя и царицы имеются пометки о шести его посещениях Александровского дворца. Имя младшего брата царя всё чаще упоминается в комбинациях политического пасьянса различных партий и придворных группировок. В этой связи всё чаще говорят и о «политической роли» салона Н. С. Брасовой.
А. А. Брусилов вспоминает свою последнюю встречу с Михаилом Александровичем: «В начале января 1917 года Вел. Кн. Михаил Александрович, служивший у меня на фронте в должности командира кавалерийского корпуса, получил назначение генерал-инспектора кавалерии и по сему случаю приехал ко мне проститься. Я очень его любил, как человека, безусловно, честного и чистого сердцем, непричастного ни к какой стороне, ни к каким интригам и стремившегося лишь к тому, чтобы жить честным человеком, не пользуясь прерогативами
императорской фамилии. Ему, брату Государя, я очень резко и твёрдо выяснил положение России и необходимость тех реформ, немедленных и быстрых, которых современная жизнь неумолимо требует… Он мне ответил, что он со мной совершенно согласен и как только увидит царя, он постарается выполнить это поручение. & quot-Но, — добавил он, -я влиянием никаким не пользуюсь и значения никакого не имею. "-. На этом мы с ним и расстались» [5, с. 203].
Февральская революция застала Михаила Александровича в Гатчине. Он прилагал все усилия, чтобы спасти монархию. 27 февраля Михаил ведет телефонные переговоры с Николаем II (в тот момент он был в Ставке, в Могилеве) и настаивает на уступках оппозиции, на создании «правительства доверия». Однако император отказался последовать этому совету. Михаил подписывает «Манифест великих князей», предполагавший поручить председателю Государственной думы сформировать временный кабинет министров, который мог бы заняться созывом Учредительного собрания. Но революционные события развивались стремительно, — манифест запоздал. Уже 2 марта 1917 года М. В. Родзянко, председатель Государственной думы, ставит вопрос об отречении Николая II в пользу наследника Алексея, при регентстве Михаила. Отречение же Николая II от престола за себя и за своего несовершеннолетнего сына-наследника в пользу брата Михаила явилось для всех полной неожиданностью. К тому же это было нарушением закона о престолонаследии. Николай II посылает Михаилу телеграмму, в которой обращается: «Его Императорскому Величеству Михаилу Второму.» [9, с. 453].
На следующий день, 3-го марта, открылось совещание по обсуждению вопроса о возложении императорских обязанностей на Михаила. Среди участников совещания были А. Ф. Керенский, П. Н. Милюков, А. И. Гучков и др. После мучительных размышлений Михаил Александрович подписывает манифест, согласно которому решение о государственном устройстве он относит на усмотрение Учредительного собрания. Манифесты Николая II и Михаила Романова, названные «отречениями», были обнародованы одновременно 5 марта 1917 г. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов постановил арестовать царскую семью, в том числе и Михаила. Тем временем ураган революции распространялся со страшной силой. Манифест Михаила Александровича лишь на время отсрочил наступление Гражданской войны. Романовы же были фактически сразу исключены из дальнейшей политической борьбы. С весны 1917 г. Михаил Романов продолжал жить сравнительно неприметно под домашним арестом в Гатчине. Царскую семью отправили в Тобольск. Начались аресты других великих князей.
С 1 сентября 1917 г. в России была введена республиканская форма государственного правления. Идея созыва Учредительного собрания вроде бы потеряла свою актуальность, но в действительности решение Временного правительства не было легитимно. В этом смысле какая-то призрачная надежда на возвращение Романовых в большую политику, прежде всего в лице Михаила Александровича, сохранялась.
После Октябрьского переворота, 13 ноября 1917 г. Петроградский военно-революционный комитет рассмотрел вопрос об аресте Михаила Александровича. Сам же великий князь обращается к управляющему делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевичу с просьбой узаконить его положение и разрешить «свободное проживание» как рядовому гражданину республики под фамилией Брасов. В. И. Ленин отказался рассматривать его просьбу [13, с. 458]. В феврале 1918 г. в связи с германским наступлением на Петроград Совнарком принимает решение о высылке М. А. Романова в Пермскую губернию. 17 марта он прибыл в Пермь.
Тем временем пламя Гражданской войны уже начинало разгораться. «Михаил II может стать знаменем, программой для всех контрреволюционных сил. Его имя сплотит все силы, мобилизует эти силы, подчиняя своему авторитету… «, — рассуждал об опасности, которую представлял великий князь делу революции, главный идеолог операции по уничтожению Михаила Александровича Романова Гавриил Мясников [12, с. 48].
В ночь с 12 на 13 июня 1918 г. великий князь Михаил Александрович был расстрелян на окраине поселения Мотовилихинского завода. Место
погребения до сегодняшнего дня доподлинно не известно.
Библиографический список
1. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 601 — Николай II, император.
2. Там же. Ф. 642 — Мария Фёдоровна, императрица.
3. Там же. Ф. 6501 — Союз ревнителей чистоты русского языка в Югославии.
4. Аврех А. Я. Масоны и революция. — М.: Политиздат, 1990. — 352 с.
5. Брусилов А. А. Мои воспоминания. — М.: РОССПЭН, 2001. — 464 с.
6. Высочайший Манифест о рождении Цесаревича от 31 июля 1904 г.
7. Глинка Я. В. Одиннадцать лет в Государственной думе. 1906−1917: Дневник и воспоминания. -М.: Нов. лит. обозрение, 2001. — 394 с.
8. Графиня Воронцова-Дашкова Л. Н. Человек, отрёкшийся от трона // Сегодня. — 1937. — № 194. -19 июля.
9. Кроуфорд Розмари и Дональд. Михаил и Наталья. Жизнь и любовь / пер. с англ. А. Микоян. -М.: Захаров, 2008. — 656 с.
10. Летопись войны 1914−1915 гг. — 1915. -28 марта. — № 32. — 64 с.
11. Мосолов А. А. При дворе последнего императора: Записки начальника канцелярии Министерства Императорского Двора. — М.: Анкор, 1993. — 286 с.
12. Мясников Г. И. Философия убийства, или Почему и как я убил Михаила Романова // Минувшее: Истор. альманах. — М.- СПб., 1995. — Вып. 18. — 191 с.
13. Хрусталёв В. М. Великий князь Михаил Александрович. — М.: Вече, 2008. — 544 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой