Онтологические основания социальной реальности в концепции трансцендентального реализма Р. Бхаскара

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОСОФИЯ
Вестн. Ом. ун-та. 2012. № 1. С. 35−39.
УДК 165. 82 А. О. Фигура
ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ В КОНЦЕПЦИИ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНОГО РЕАЛИЗМА Р. БХАСКАРА
Представлен обзор основных постулатов, принципов и идей трансцендентального реализма (Р. Бхаскар, У. Аутвейт), новой метатеоретической концепции социальных наук. Дано обоснование онтологии социальной реальности в категориях трансцендентального реализма, а также рассмотрены причины кризиса западной и российской социологии.
Ключевые слова: трансцендентальный реализм, критический натурализм, социальная реальность, онтология, философия наук.
Особенность развития социально-философской мысли в России Х Х в. определили идеологические запреты и господство догматического марксизма в советский период. Это заставило социологию в качестве онтологии социального принять тот факт, что в основе социальных процессов лежат принципы, разработанные в рамках советского исторического материализма. О выборе же между разными концепциями не могло быть и речи. Однако, приняв официально в качестве онтологии исторический материализм, российские социологи негласно и неофициально, не обозначая этого в своих исследованиях, придерживались концепций эмпирического реализма, в особенности функционализма, хотя и доработанной и расширенной его версии. Повлиял на это, по всей видимости, и факт участия российских социологов в III Международном конгрессе социологов (Голландия), где они познакомились с практическими исследованиями в рамках популярного тогда системного функционализма Т. Парсонса. В качестве особой черты социально-философской и социологической мысли 1960−1970-х гг. А. Г. Здравомыслов назвал «отвращение от философской риторики об обществе в целом» [1].
Сегодня ведется постоянная дискуссия о применимости западных теоретических конструкций к изучению российской действительности. Примерно такая же дискуссия проходила и в США во второй половине Х1Х в., когда распространение идей позитивной социологии О. Конта наткнулось на сопротивление протестантской ортодоксии. Позиция невозможности использования «западной социологии» в России ХХ1 столетия также имеет своим источником ортодоксию, опирающуюся на представление о самодостаточности российского социума, и смыкается с традициями славянофильства.
В этом месте российской социологии необходимо как раз сослаться на социальную философию, онтологию социального, выйти на более высокий уровень обобщения. Однако в российской социальной науке это направление очень молодо, не имеет под собой никакой концепции или традиций, марксистская традиция практически полностью отвергнута, переосмысление западного же опыта идет медленно. Вместо разработки социальной философии, появляется «социология социологии» или «социология знания», фактически цель которых -перевод работ западных социологов и адаптация их к российской действительности под лозунгом мультипарадигмальности социальных наук,
© А. О. Фигура, 2012
что, по сути, означает конвенциональную позицию, опасность которой подчеркивал еще А. У. Гоулднер на примере кризиса западной социологии [2].
В результате онтологическое, эпистемологическое и методологическое направления оказываются разобщенными и противоречащими друг другу. Официальная позиция касательно онтологии в социальных науках, особенно в социологии, размыта: существуют или не существуют нетранзитивные объекты социальной реальности, да и сама социальная реальность? На этот вопрос нет четкого ответа. Другие концепции и подходы исследования, особенно со стороны трансцендентального идеализма (феноменологии, этнометодо-логии, социального конструктивизма), фактически рассматриваются как побочная альтернатива, представленная в западной социально-философской мысли, но неприменимая в большинстве случаев к российской действительности.
У. Аутвейт, опираясь на работы Р. Бха-скара, дает характеристику ситуации, сложившейся в теории науки, и утверждает существование трех фундаментальных позиций исследователя [3]:
1. Классический эмпиризм: последними предметами научного познания являются элементарные события.
2. Трансцендентальный идеализм: являются предметами познания модели, идеальные формы естественного порядка и т. п. Мир природы становится конструкцией человеческого разума, или в современной интерпретации — инструкцией научного сообщества.
3. Трансцендентальный реализм: считает предметами научного познания структуры и механизмы, которые порождают явления, и знание произведено внутри социальной практики науки. Предметы познания не являются ни просто феноменами (эмпиризм), ни конструкциями, которые навязаны явлениями (идеализм), но они есть реальные структуры нашего опыта и условий, обеспечивших к ним доступ.
Разделяя человеческое действие, берущее начало в соображениях людей, и управляющие деятельностью социальные структуры, трансцендентальный реализм утверждает наличие «онтологической пропасти» между обществом и индивидами. Больше нельзя говорить, что структуру создают люди как агенты: если общество исторически предшествует индивидам, то возможны только процессы воспроизводства и трансформации. Так, структура власти воспроизводится без применения
власти, а власть применяется в отсутствие какого бы то ни было конфликта.
Сам Р. Бхаскар дает следующие основания своей философии: «Шла очень энергичная теоретическая дискуссия, связанная с концепциями Куна, Фейера-бенда, Лакатоса и т. д. Я нашел это очень интересным. Эти теоретики ставили под сомнение стандартные ортодоксии эмпирики и разрабатывали сторону, которую я называю транзитивным или эпистемологическим аспектом науки. Однако им практически нечего было сказать, разве что косвенно об онтологии, т. е. теории бытия. Они в основном оставили онтологию эмпирического направления нетронутой… Я нашел некоторые подсказки о возможной альтернативной онтологии в работах таких людей, как Ром Харр (Rom Harre), которые двигались в реалистском направлении. Они могли немного рассказать о транзитивных измерениях, но у них были критически-дедуктивные, номо-логические модели объяснения. Неявно они ставили под сомнение достаточность оснований концепций Юма, Гемпеля, Поппера. То, что я сделал в & quot-Реалистической теории науки& quot- и других работах, так это поставил под сомнение необходимость этих теорий, которые доминировали в эмпиризме и анти-эмпиризме. В частности, я сделал это повторно через акцентирование внимания на онтологии и придание ей определенного нового содержания и формы» [4].
Трансцендентальный реализм рассматривается Бхаскаром как особая форма реализма. Этот философский подход, который отстаивает освободительный потенциал рациональных (научных и философских) исследований в отношении как позитивистской в широком смысле, так и «постмодернистской» проблемы. Его манифест — это осознание реальности естественного порядка, событий и дискурсов социального мира. Это означает, что «мы сможем лишь понять — а значит, и изменить — социальный мир, если мы определим структуры, которые порождают эти события и дискурсы. Эти структуры не являются очевидными в обозримой модели событий- их можно распознать только в практических и теоретических исследованиях социальных наук» [5]. Генеративные механизмы, действующие в области реального, существуют независимо от моделей событий, но способны порождать их. Отношения в социальном мире порождают поступки. Область фактического состоит из этих событий и поступков. Следовательно, фактическое —
это область, в которой происходят наблюдаемые события или их наблюдаемые модели. Область эмпирического состоит из того, что мы испытываем- следовательно, это область пережитых нами событий. Р. Бхаскар утверждает, что «реальные структуры существуют отдельно от фазы фактических моделей событий. В сущности, это происходит лишь потому, что в последнем необходимо проводить эксперименты, и только с помощью первых наши действия приобретают смысл. Подобным образом это может представлять собой состояние интеллигибельности восприятия, что события происходят независимо от опыта. И опыт часто (с эпистемологической точки зрения) находится & quot-вне фазы& quot- событий — например в случае, если они неверно определены. Отчасти вследствие этой вероятности ученому необходимо специальное образование и подготовка. Так, я утверждаю, что-то, что я называю областями реального, фактического и эмпирического, являются отдельными друг от друга областями» [6].
Трансцендентальный реализм, таким образом, утверждает, что реальный мир многослоен и неоднороден. Он состоит из многообразия структур (генеративных механизмов), которые порождают происходящие и непроисходящие события. Социальная реальность, в свою очередь, является реальностью особого рода, которая порождает события в обществе и общественной жизни. С позиции эпистемологии, реалистический подход является непозитивистским, т. е. ценности и факты в нем тесно связаны, и эту связь сложно разорвать.
Р. Бхаскар при обосновании сути реализма начинает с вопроса «Какие свойства обществ могли бы сделать их для нас возможными объектами познания?» С этой точки отсчета началась и концепция Э. Дюркгейма. Вместо того чтобы применять социологические методы к изучению индивидов, социологи должны обследовать социальные факты — те аспекты социальной жизни, которые упорядочивают наши действия в качестве индивидов. Поэтому социальным фактам также свойственна принудительная власть [7]. Как и Дюркгейм, Бхаскар полагает, что общества обладают реальностью особого рода, т. е. общество представляет собой нечто большее, чем просто действия и интересы его отдельных членов. То есть общества не сводимы к людям, социальные формы являются необходимым условием любого ин-тенционального акта, их предсуществова-ние основывает их автономию как воз-
можных объектов научного исследования, их причиняющая сила основывает их реальность. Есть тут особое восприятие этой реальности, отличное от других форм познания, — то, что Ч. Райт Миллс назвал социологическим воображением, которое можно расширить и обозначить как социально-реалистическое воображение. Эта форма познания требует прежде всего «исключить себя» из рутины повседневной жизни для того, чтобы взглянуть на детали этой жизни по-новому.
Однако Р. Бхаскар не останавливается на постулировании реальности, и следующее его утверждение звучит так: «Это, в свою очередь, влечет за собой трансформационную модель социальной активности, общество есть и вездесущее условие (материальная причина), и непрерывно воспроизводимый результат человеческой деятельности» [8]. В свою очередь, это дальнейшее развитие мысли социальных конструктивистов и Гидден-са. «Изучать структурацию социальной системы, — пишет Гидденс, — значит изучать способы, которыми эта система через применение интегративных правил и средств, а также в контакте непредвиденных последствий, организуется и воспроизводится во взаимодействии» [9]. С точки зрения Э. Гидденса, структура — это не статичная система как некая кристаллическая решетка, а своеобразный набор правил или программ, определяющих трансформацию практик. Эти правила отличаются своей дуальностью, т. е. они одновременно являются и результатом, и условием действия индивидов. Социальная структура благодаря своему императивному характеру оказывается и вне субъекта, и внутри него- выступает и как возможность действия, и как его реальное воплощение.
Концепция реализма состоит в том, что люди в своей сознательной деятельности по большей части бессознательно воспроизводят (и попутно преобразуют) структуры, обусловливающие их самостоятельные «производства». Так, люди вступают в брак не для того, чтобы воспроизвести нуклеарную семью, и работают не для того, чтобы поддержать жизнь капиталистического хозяйства. Тем не менее семья и хозяйство являются непреднамеренным последствием (и неизбежным результатом, равно как и необходимым условием) их деятельности.
Подлинной философией общественных наук («философией для общественных наук») оказывается «умеренный натурализм» («qualified naturalism»). Суть этого
направления состоит в установлении «предельных» принципов объяснения всего существующего, где природа рассматривается в качестве единственного субстанциального начала. Учитывая эти моменты, Рой Бхаскар предлагает три «онтологических ограничения возможного натурализма»:
1) социальные структуры в отличие от природных структур не существуют независимо от видов деятельности, которые они регулируют-
2) социальные структуры в отличие от природных структур не существуют независимо от понимания (conceptions) деятелями того, что они совершают, осуществляя свою деятельность-
3) социальные структуры в отличие от природных структур могут быть лишь относительно устойчивыми.
Проводимое Бхаскаром различение между причинной взаимозависимостью (социальных структур и человеческих представлений о них), с одной стороны, и экзистенциальной нетранзитивностью, которая представляет собой априорное условие исследования и применяется равным образом как к природной, так и к социальной сфере — с другой. Оба эти принципа нужны реалистской социальной науке в противоположность позитивизму, отрицающему взаимозависимость, и герменевтическим теориям, отрицающим нетранзитивность. Герменевтика, однако, права, обращая внимание на преимущественную важность смыслов для социальных наук и то обстоятельство, что смыслы должны быть поняты, а не просто зарегистрированы и измерены. К этому следует добавить практические сложности измерения и эмпирической проверки в социальных науках: фактическую бесполезность проведения экспериментов и невозможность их завершения, а также необратимость большинства социальных процессов.
Согласно теории реализма, общество и институты внутри него не должны восприниматься как независимо существующие реалии, о которых мы порождаем символы. Скорее, они сами — символы, которые мы описываем при объяснении определенных проблемных ситуаций. Так, понятие тредюниона или университета следует трактовать как теоретическое понятие, оправдываемое его объяснительной силой, а не как описательное понятие, оправдываемое его соответствием независимой реальности. Считается, что формы социального и естественно-научного объяснений одинаковые, но их онто-
логические предпосылки и метафизические структуры совершенно разные. За символами действительности, которые придуманы в целях объяснения в естественных науках, кроется реальный мир действенных вещей, но за символами, придуманными для объяснения социальных взаимодействий посредством социальных действий, не лежит ничего, кроме самих действователей, их приспособительного поведения и идей. В этом фундаментальное отличие трансцендентального реализма от функционалистских направлений, и на этом же постулате, по сути, построено все социально-философское творчество Ж. Бодрийяра, особенно это касается идеи симулякров.
Притязания реализма не в том, чтобы любая конкретная наука в ее теперешнем виде действительно отразила бы объективные структуры природной или социальной реальности, но просто в том, что он осмысленно и прагматически полезно полагает существование таких структур, как возможных объектов научного описания. И еще раз: сходство реализма с прагматизмом и его сопротивление более предписывающим, нормативным философским теориям проявляется в отстаивании их положения, что выбирать между альтернативными описаниями -это в основном дело отдельных наук.
Данное положение выражает реалистическую позицию, равно отстоящую как от модернистского восхваления науки, так и от постмодернистского осуждения ее, позволяет предположить необходимую связь между «реализмом повседневности», точкой зрения «золотой середины» и определенным вариантом философского реализма, метатеоретической точкой зрения.
Основные положения в таком случае, резюмирующие отношение критического трансцендентального реализма к прочим направлениям социально-философской мысли, будут следующими:
1. Основные усилия реалистической критики позитивистской и неокантианской метатеории направлены против их тенденции сводить онтологию к гносеологии и обеих в конечном счете — к методологии.
2. Общественные науки требуют множественности методологических подходов не меньше, чем естественные. О достоинствах этих подходов можно судить только по практике наук и степени, в какой они обогащают понимание социального мира.
3. Оставляя за каждой теоретической точкой зрения свободу выбора онтологических установок и адекватных им методологических постулатов, утверждается,
что только реализм как метатеоретиче-ская позиция создает возможность рациональной дискуссии относительно конкурентных метатеорий, представленных прагматизмом и конвенционализмом.
Сам Аутвейт утверждает, что общественные науки переживают драматические изменения в течение последних 20 лет и затрагивают понимание собственной природы общественных наук и их методов. Он даже усиливает это утверждение: «Эта ситуация отражает распространение среди социологов и представителей других общественных наук ощущение, что общественная теория требует радикального переосмысления. В этом случае в качестве исходного остается вопрос: «Какие свойства обществ могли бы сделать их для нас возможными объектами познания?» [10].
В таком случае и плюралистическая установка современной российской академической социологии и социальной философии означают, что идет напряженный творческий процесс переопределения доминирующих теоретических направлений в социологии с тем, чтобы они приобретали значимость с точки зрения анализа российской социальной реальности в ее политическом, экономическом и культурном измерениях. Но несомненно и то, что тут необходим вектор и адекватность, для чего нужно проделать серьезную работу в рамках социальной философии, потому что терпимость конвенционализма грозит невозможностью выхода на
этот уровень обобщения и субъективным
релятивизмом.
ЛИТЕРАТУРА
[1] Здравомыслов А. Г. История российской социологии: к вопросу о периодизации социологии в России [Электронный ресурс]. URL: http: //ecsocman. edu. ru/data/2010/11/17/1 214 795 939/3aZdravomyslov. pdf (дата обращения: 24. 05. 11).
[2] Гоулднер А. У. Наступающий кризис западной социологии. СПб.: Наука, 2003. С. 542−545.
[3] Outhwaite W. Laws and Explanations in Sociology // Collier, A. (ed.) Critical Realism: An Introduction to Roy Bhaskar'-s Philosophy, L.: Verso, 1994. P. 467.
[4] Bhaskar R. Interview for & quot-The Philosophers'- Magazine& quot- [Электронный ресурс]. URL: http: // www. raggedclaws. com/criticalrealism/archive/rbh askar_rbi. html (дата обращения: 24. 05. 11).
[5] Carlsson S. Advancing Information Systems Evaluation (Research): A Critical Realist Approach [Электронный ресурс]. URL: http: // www. imamu. edu. sa/Scientific_selections/files/DocLib/is sue2-art3-carlsson. pdf (дата обращения: 24. 05. 11).
[6] Bhaskar R. A Realistic Theory of Science // Collier A. Critical Realism… P. 131.
[7] Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. C. 102.
[8] Bhaskar R. A Realistic Theory of Science // Collier A. Critical Realism. P. 131.
[9] Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории структурации. М.: Академ. проект, 2005. С. 27.
[10] Outhwaite W. Naturalisms and Antinaturalisms [Электронный ресурс]. URL: ecsocman. edu. ru/data/484/674/1217/outhwaite. doc (дата обращения: 24. 05. 11).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой