Онтологические основы триединства человека и три уровня его существования

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

в процессе самодеятельности, социального творчества, предприимчивости, осуществления инновационных проектов, программ при активной поддержке государственных и общественных институтов.
Таким образом, эффективная организация работы с молодежью позволит преодолеть духовно-нравственный кризис в обществе, достигнуть гражданского согласия и создать предпосылки для процветания сильной, демократической России.
Примечания
1. Лисовский В. Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России. СПб.: СПбГУП, 2000. 519 с.
2. Фролова М. И. Формирование и реализация региональной молодежной политики в условиях трансформирующегося российского общества (на материалах Приморского края): дис. … канд. социол. наук: 22. 00. 08 / М. И. Фролова. Владивосток, 2004. С. 47.
3. Раковская О. А. Социальные ориентиры молодежи: тенденции, проблемы, перспективы. М.: Наука, 2004. С. 43.
4. Скробов А. П. О некоторых новых подходах к молодежной политике в условиях реформ // Социальная политика. 1998. № 3. С. 111−112.
5. Прудник А. В. Молодежь и общество // Стенограмма заседания «Нижегородского эксперт-клуба». 2009. С. 19.
Notes
1. Lisowski V. T. Duhovnyiy mir i tsennostnyie orientatsii molodezhi Rossii [Spiritual world and values of young people in Russia]. St. Petersburg.: SPbGUP. 2000. 519 p.
2. Frolova M. I. Formirovanie i realizatsiya regionalnoy molodezhnoy politiki v usloviyah transformiru-yuschegosya rossiyskogo obschestva (na materialah Primorskogo kraya): dis. Kand. sotsiol. nauk: 22. 00. 08 [Formation and implementation of regional youth policy in a transformed Russian society (on materials of Primorsky Krai)]: dis. Cand. socl. sci.: 22. 00. 08 / M.I. Frolov. Vladivostok, 2004. P. 47.
3. Rakovskaya O. A. Sotsialnyie orientiryi molodezhi: tendentsii, problemyi, perspektivyi [Social landmarks youth: trends, problems and prospects]. Moscow: Nauka. 2004. P. 43.
4. Skrobov A. P. O nekotoryih novyih podhodah k molodezhnoy politike v usloviyah reform [On some new approaches to youth policy in terms of reform] / / Sotsialnaya politika — Social Policy. 2008. № 3. Pp. 111−112.
5. Prudnyk A. V. Molodezh i obschestvo [Youth and Society] / / Stenogramma zasedaniya «Nizhe-gorodskogo ekspert-kluba» — Transcript of the meeting & quot-Nizhny Novgorod expert club. "- 2009. Pp. 19.
УДК 111. 1:130. 123:271. 2
Е. Г. Башук.
Онтологические основы триединства человека и три уровня его существования
В статье продемонстрирован онтологический подход к пониманию человека как целостности трех ее составляющих «дух-душа-тело». Обосновывается их всеединство и неделимость в осуществлении человеком своих жизненных функций. Такое триединство позволяет человеку существовать и действовать на трех уровнях бытия, расширяет его возможности по сравнению с другими видами сущего. Однако чрезмерное увлечение одним уровнем существования может ощутимо вредить целостности и полноте жизнедеятельности человека и человечества в целом, что и попытается продемонстрировать автор статьи в сжатой схематической форме.
Demonstrated an ontological approach to the understanding of man as the integrity of its three components as a concept & quot-spirit-soul-body. "- Explains their unity and indivisibility of the implementation of its human vital functions. This trinity allows a person to exist and operate on three levels of existence, expands its capabilities in comparison with other kinds of things. However, overreliance on one level of existence may significantly harm the integrity and completeness of human life and of humanity as a whole. The author of the article tries to demonstrate all of this in a concise schematic form.
© БашукЕ. Г., 2014
Ключевые слова: онтология, дух, душа, тело, личность, опыт, я — ты.
Keywords: ontology, spirit, soul, body, personality, experience, I-thou.
Человек является существом чрезвычайно сложным по своей организации, из-за чего в его исследованиях сложилось такое многообразие теорий, точек зрения и подходов, что в свою очередь определяет различие между собой отраслевых наук по изучению человека и их предметов. Автора этого исследования интересует не просто философский подход, а онтологический, взгляд на человека из-за необходимости всестороннего схватывания и учета всех, казалось бы, несочетаемых, однако присущих человеку, сторон и моментов. В сегодняшней нелегкой ситуации развития европейской науки на этапе поиска новых горизонтов и расширения человеческих возможностей познания и понимания, на этапе проявления возможности, а еще лучше необходимости основательного глубокого подхода открывается перспектива существенно влиять на большинство отраслевых исследований, а также и на развитие науки и философии в целом. Кроме этого онтологическое раскрытие содержания тех или иных понятий ставит перед собой не только вопрос выявления фундаментальных основ этих понятий, но и истоков их формирования и даже этимологических корней этих терминов, позволяя глубже проникнуть в их смысловые нагрузки.
Поднятый нами вопрос триединства человеческого существования абсолютно не нов. Однако с каждым витком развития науки давно, казалось бы, решенные вопросы поднимаются с новой силой в новом свете и требуют нового решения с учетом предыдущих достижений, текущих потребностей и будущих перспектив. Уже философия античности понимала проблематичность непростой структуры человека, его причастность к различным уровням бытия и внутренние противоречия. Так, например, Платон четко разделял три составляющие: тело, душу и ум. При этом тело полностью относилось к земному миру, разум был при-частен к космическому, то есть высшему, Разуму, а душа имела смешанную природу, что позволяло ей выполнять объединяющую роль двух абсолютно несовместимых начал — материального и идеального.
Душа, по Платону, — это важнейшая внутренняя часть человека, поэтому требует большего к себе внимания и заботы, чем тело. Такой философский поворот становится переломным моментом в развитии античной мысли, для которой более привычным было понимание всего в мире с точки зрения единства, внутренней неделимости материально-чувственного восприятие Космоса. Хотя, с другой стороны, это внимание на душе постепенно начинает обострять в размышлениях некоторых поздних философов тезис, что «плоть — наша могила». Однако, по мнению автора, такая позиция искажает понимание истинного положения вещей не только в платонизме, но и в восприятии личности (или человека) как духовно-телесного нераздельного единства. Без телесности нет личности, без тела даже «человек» Платона не способен был бы на все свершения и путь, которым античный философ вел своих учеников и последователей.
Подобно античности, в христианской философии понимание богословами неразрывности души и телесности содержательно превосходило стереотипы распространенной пропаганды простых служителей о ничтожности и необходимости «умерщвления» тела. Св. Григорий Палама говорит об этом, что «подобные вещи пристало говорить еретикам, которые называют тело злом и изваянием лукавого, а мы злом считаем только пребывание ума в телесных помыслах, в теле же — никак не злом, раз само тело не зло» [1], аргументируя это утверждение словами апостолов из Священного Писания, что «наши тела — храм Святого Духа, живущего в нас» (1 Кор 6,19) и что «мы — дом Бога» (Евр 3, 6).
А вот чтобы понять, почему возникает такое негативное отношение к телесности, следует принять для себя, по мнению Св. Паламы, только одну простую исходную истину как свойство любой проявленной сущности в природе этого мира. А именно: как и большинство вещей и понятий в этом мире, сами по себе они не имеют причастности ни к добру, ни к злу. Все зависит от человеческой деятельности, ее духовного направления, так как личность, уже начиная от собственных мыслей и намерений, определяет вектор всего вокруг и себя саму к добру или ко злу и именно этим их обозначает. Так, Св. Г. Палама описывает, откуда вырастает зло по отношению к телу: «…осуждается не плоть, а привходящее от преступления греховное желание: & quot-Я"-, говорит он (Апостол. — Примеч. автора), & quot-продан греху& quot-, но ведь проданный не по естеству раб- и еще: & quot-Знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе& quot-… [Другими словами] он называет злом не плоть, а живущее в ней. То, что не ум (дух. — Примеч.
Паламы), а & quot-сущий в наших членах и противоборствующий закону ума закон& quot- живет в нашем теле (Рим, 7, 14−24), это вот зло» [2].
Более того, можно сказать, что каждый мыслитель, который так или иначе касался онтологического уровня существования человека, задаваясь вопросом о его телесности и духовной сущности, так или иначе приходил к утверждению необходимости, целесообразности и рациональности существования и деятельности человека в его целостности «тело-душа-дух» (или «тело-душа-ум»). На примере Св. Г. Паламы, желая подытожить размышления автора по этому вопросу, можно увидеть общие для многих отцов церкви рассуждения: «Ведь если не заключать внутри тела, то как еще иначе вместить в себе ум, который облачается в тело и, уподобляя себе природный вид тела, размещается по всей его оформленной материи? Внешность и раздельность этой материи не могут вместить сущности ума, если эта материя не будет жить, причем таким образом жизни, который соответствует слиянию ума и тела. Иными словами, поскольку ум, т. е. сотворенный дух, соединен с телом не случайно и бессмысленно, а с божественной мудростью и это соединение не дано всегда само собой, а может быть разным и даже прекращаться в смерти, то человек, возможно, никогда не поймет, как совершается связь духа с телом, но он тем более должен в таком случае всегда хранить и укреплять ее в себе, по мере сил ведя образ жизни, не разрывающий ум и тело» [3].
И как бы то ни было, но уже Платон в своих произведениях подчеркивал важность того момента, что не за телесными желаниями надо следовать и не ими должно определяться собственное поведение и приниматься решения в жизни каждого (что, к сожалению, встречалось гораздо чаще как в древних Афинах или средневековом обществе, так и остается неизменным в современном мире), а приоритет высшей сущности в себе, что руководствуется прежде всего умом и волей. Не отрицание телесности провозглашается платонизмом, а приоритет разума и высших человеческих ценностей над естественными потребностями и чувственными аффектами. Не отрицание телесности провозглашается христианскими богословами, а приоритет духа и духовной жизни над удовлетворением телесных желаний и ежедневных потребностей. Как бы то ни было, у того или иного автора, понятие «человек» и понятие «личность» во все эпохи с необходимостью требуют признания своими неотъемлемыми частями все три составляющие дух-душа-тело, иначе они теряют свой смысл и перерастают в другие понятия (как это нередко происходит в построении конкретной философской системы и в освещении конкретного обособленного свойства человеческой природы).
Не стоит забывать, что все делимо в нашем мире, поэтому душа также делится на части и, по мнению Платона, самая главная из них — вместилище познания и понимания, добродетели и всего божественного, сама возможность общения с высшим миром сущностей всех вещей — идеями, или, как сейчас бы мы это назвали, — с самим бытием. Второй частью души является вместилище желаний, что приводит к неразборчивости, разнузданности, ненадежности и ненасытной жадности. Если дать этой части право властвовать над человеком, то путь к сущностям и бытию для человека будет просто недоступным, а открытым останется только мир единичных вещей и явлений.
Такая организация души не случайна, именно благодаря этому обеспечивается взаимосвязь и скрепления духа и тела в единое целое. Однако другой стороной медали становится то, что, по Платону, в человеке порождается хорошее или плохое, потому что источник всему — его собственная душа, хотя сама по себе она причастна к собственно прекрасному: «Похоже, что любовь, дружба и вожделение оказываются чем-то внутренне нам присущим» (Платон, Лисид, 221е). Во-вторых, душа стремится к совершенствованию сама по себе, только этим и обеспечивает притяжение к себе других прекрасных душ (Платон, Алкивиад I, 13М). В-третьих, родство душ, которое и вызывает влечение, любовь и дружбу, является стремлением владеть своим. А поскольку «благое и родственное тождественны» (Платон, Лисид, 222d), то стремление обладать в дружбе «своим — это обладать благом, любовь — это всегда любовь к благу». И главное: «Взлелеяв в твоей душе легкокрылого Эроса, она [душа] теперь будет пользоваться его заботой» (Платон, Алкивиад I, 135е). Таковы были взгляды древнего философа и как бы в дальнейшем ни верифицировались признаки, свойства и внутренняя организация человека, сущность его в основных моментах для мыслителей остается и поныне неизменной даже в католической традиции, где предпочитают дуальность во взглядах на человека: «душа-тело».
Как уже можно было заметить, именно благодаря диалогу с неоплатонизмом троичная структура активно развивается в грекоязычных богословских поисках раннего христианства,
прочно закрепившись и сегодня в его восточной традиции как триединство «дух-душа-тело». Однако христианская философия, воспринимая человека прежде всего в его онтологическом ракурсе, для понимания понятия «личность» применяет более подходящий здесь и обоснованный термин «ипостась». В древнегреческом мире быть личностью означало, что человек придает что-то к своему бытию, «лицо не является истинной & quot-ипостасью"- человека. Ипостась сейчас имеет значение & quot-природы"- и & quot-сущности"-. Должно было пройти много веков, пока греческое мышление смогло достичь исторического отождествление & quot-ипостаси"- с & quot-лицом"-» [4], то есть Личностью. Проблематика и развитие понятия «ипостаси» — это отдельный интересный вопрос исследования. Ведь зародившись так же, как и «личность», еще в древнегреческой философии для обозначения единичности оформления материи на фоне множественности вещей, а также сущности для реального бытия, это понятие всегда несло в себе бытейность, а не вещность, из-за чего и отождествилось в ранней христианской мысли именно с понятием «смысла».
Термин «ипостась» в своем становлении претерпел множество смысловых толкований, богословских и философских споров, догматического влияния и дохристианских корней формирования. Сегодня наблюдается активный интерес к этому понятию, однако все больше религиозно-философского направления. В этом аспекте сегодня можно говорить о триаде категорий ипостаси (личности), сущности (общего) и энергии (действия как проявления личного и общего). Современный исследователь Ю. Черноморец считает, что «основным вкладом восточной патристики в теорию бытия было учение об ипостаси. Оно сделало возможным появление принципиально новой онтологии, главное место в которой занимает понятие личности» [5].
Все это чрезвычайно интересные разработки и исследования, которые заслуживают пристального внимания более широкого круга исследователей и не только онтологического направления, но чаще встречается пренебрежение из-за причастности к религиозной философии. Современная наука, исследуя главным образом Человека, в своей широте взглядов и детализации отстраняется от основных исходных положений, где Человек — это подобие Божие, какими бы словами это ни выражалось, и его главная глубинная сущность всегда будет оставаться божественной, как бы глубоко ему ни пришлось проникать в материю. И как небезосновательно полагали античные философы, начиная еще с Пифагора, что в основе всего лежит треугольник, поэтому и человек в своем существовании также остается триединой сущностью.
Поданная ниже таблица является попыткой развести существующие философские понятия по выбранной и вышеупомянутой структуризации человеческого существования. Целью такой работы стала необходимость акцентирования на свойствах и деятельности Человека на том или ином уровне, на понимании понятий в их причастности к определенному уровню и попытки избежать перепрыгивания с уровня на уровень и замещения одних понятий другими, что нередко вносит недоразумения среди ученых и некорректное толкование философских текстов. Так, например, когда речь идет об объекте, то всем понятно по контексту наличие субъекта и возможность отношений между ними. Однако возникают вопросы и недоразумения в случаях, когда, например, речь идет о действительной свободе личности и мудрости наряду с такими понятиями, как удовольствие или чувствования. Поэтому не всегда наблюдается адекватность понимания того, что они несут в себе характер далеко не физиологических ощущений и желаний, хотя термины и применяются по аналогии. И если одни термины возможно переносить из одной сферы в силу подобности процессов на сходные явления в другой, особенно качественно высшей, сфере при отсутствии разработанных соответствующих слов для различных уровней проявлений и смыслов, то существуют некоторые термины, приобретающие понятийный оттенок на протяжении веков в теориях различных философских течений и направлений. На самом деле, все эти слова отнюдь не входят в противоречие между собой из-за разнообразия в действительности существующих смыслов, а иногда даже существенных оттенков проявления одного явления, если только попробовать придать им стройную систематизацию и упорядочить для облегчения понимания и философствования.
Все это мы пытались учесть и изложить, представив для наглядности определенную схематизацию, что смогло бы в дальнейшем привлечь должное внимание, стать опорой для многих исследований и разработок, а возможно, и возражений и доработок. Стоит отметить для придирчивого критика, что мы изложили лишь краткие обоснования выбранных понятий на основании более широкого исследовательского материала, изложенного в других работах. А также хотелось бы акцентировать внимание на том, что, поднимаясь на более высо-
кий уровень организации человеческой природы, нельзя отбрасывать свойства предшествующего уровня. Необходимо избегать таких известных парадоксов и нелепостей, когда мудрецом считают человека, который не уделяет своему телу должного внимания и ничего не имеет в качестве материальной ценности. Автор убежден, что настоящий мудрец — это с первого взгляда простой человек, который пользуется необходимыми вещами в быту, как и каждый из нас: «Правда, человеческие дела не заслуживают особых забот, но все же необходимо о них заботиться, хотя счастья в этом нет. Но раз уж мы очутились в таком положении, было бы, пожалуй, целесообразно выполнить нашу задачу подобающим образом» (Платон. Законы. Кн. VII. 803b). Мудрец — это также и человек, вполне разбирающийся в современной науке и многим интересующийся. Познавая мир, как и каждый из нас, он, однако, не забывает, что есть нечто высшее и более важное, что наука не дает истину в последней инстанции. «Хоть занятия эти (изучения языков, истории, математики, геометрии и т. д. — Примеч. автора) хороши для упражнения остроты душевного ока, но упорствовать в них до старости дурно. Хорошо, если, по мере поупражнявшись, человек направляет старания на величайшие и непреходящие предметы» [6].
Отметим, что некоторые указанные понятия в достаточной мере разработаны в различных философских концепциях и нуждаются лишь в некоторых сведениях и уточнениях в заданном контексте. Другие же термины еще только подлежат разработке. Также проблематика Любви содержит наиболее дискуссионный момент и является центральным вопросом исследовательской работы автора этой статьи. Поэтому, учитывая все вышесказанное, в результате проведенной исследовательской и научной работы автор предлагает общему вниманию структурированную таблицу тесно связанных философских понятий. Хотелось бы привлечь внимание к существующим терминологическим и смысловым проблемам и призвать к диалогу ученых для приведения в порядок основных моментов философствования не только на терминологическом и понятийном уровне, но и с целью достижения сущностного понимания и дальнейшей разработки всех предложенных в этой схеме идей разным направлениям и отраслям знаний. Представленная таблица предусматривает возможность своего расширения и уточнения, а также последовательной детализации, разработки и обоснования.
Онтологическое триединство человека в его проявлениях
^^… «^ Человек
ОсновнЫе--^^ Личность Индивидуальность Индивид
понятия
Уровни существования Дух Душа Тело
Деятельность сознания Понимание Рефлексия Информирование
Уровень познания Онтологический Гносеологический Эмпирический
Результат познавате- Мудрость Знание Мнение
льной деятельности
Опыт Личностный, мистический Внутренний Внешний, чувственный
Инаковость Ты Объект Вещи, явления
Связь с другим Нераздельная неслиян-ность, Взаимосвязь Отношение Взаимодействие
Свобода Свобода в ее действительности Возможность (Свобода выбора) Случайность
Система знаний «Первая философия» (метафизика) Наука Умение
Социальный статус Мудрец, лидер Интеллектуал, ученый Рядовой гражданин
Способ бытия Жить, Быть Знать, Уметь Иметь
Модус человеческого Сын Работник, наемник Раб
бытия
Уровни Любви Эрос, Агапе, Каритас Филе, Сторге, Прагма -рассудочная любовь Влечение (Людус), Страсть (Мания)

Обратим внимание на то, что человек не делится четко на три предложенных компонента, поэтому невозможно по определению выделить в нем любой из уровней, четко их разграничить и проанализировать. Все они существуют в столь тесном переплетении, что
37
никто не способен показать, что вот здесь кончается одно, а начинается другое. Это абсолютно неразделимое триединство по своей природе трех отличных сущностей.
Жизнь проявляется неожиданным образом и способом, каждая личность неповторима, в каждой личности склонности, предпочтения и возможности разные, иногда до крайности. Однако, как бы мы в силу необходимости абстрагирования для исследования не акцентировали на присущих тому или иному уровню свойствах, человек всегда живет и должен жить всем этим богатством, дарованным ему от природы. Поэтому крайне глупо концентрироваться в реальной жизни на чем-то одном, какими бы полезными и привлекательными ни выглядели перспективы. Ведь только в своей целостности и гармоничном сочетании свойств человека ему открыт весь спектр возможностей и само бытие в своем всеединстве. Поэтому одинаково неразумным является как пренебрежение высшим уровнем — духовностью, так и неуважение к нижележащему — телесности.
Утопическими всегда оказывались попытки мыслителей сосредоточить внимание и бросить все силы только на развитие одного из уровней. Секрет в том, что все должно развиваться равномерно, каждый сегмент вносит свою лепту в развитие и на благо целого. Ущемить что-то одно — значит лишить целое поступления достаточного количества пищи, необходимой ему для развития и полноты жизни. Никогда отдельно взятый человек не сможет жить исключительно одним уровнем, да и не нужно этого. Если бы Творцом нам была предписана двухуровневость или, скажем, пятиуровневость, тогда бы мы жили ими, ничего не дополняя и не ограничивая. Хотя трудно не согласиться, что в нашем многообразном мире все же людям свойственно находиться большую часть времени в одном, выбранном ими, состоянии, или им труднодоступен определенный бытийный уровень, или в силу тех или иных причин они предпочитают не вспоминать о существовании других планов собственного бытия и сущности. Однако автор убежден, что даже в своих крайних проявлениях человек, по какой-то причине существующий только на одном уровне, все же не способен совершенно отключить другие уровни до наступления смерти. Потому оно и триединство уровней, потому что они продолжают взаимодействовать и даже развиваться в своей целостности и единстве друг с другом, вот только в некоторых случаях в неосознанном, замедленном и даже анабиозном состоянии, ощутимо уменьшая при этом результативность жизни и проявление прекрасной, гармоничной и зрелой личности.
Как уже отмечалось, западноевропейская философия переняла дуальность человека «душа-тело», начиная от разделения христианской церкви, последовав латиноязычной традиции, из-за чего уровень духа и сегодня зачастую остается вне ее философствования. Поэтому закономерно, как можно проследить, приоритетным здесь становится уровень науки, знания, субъект-объектного отношения, интеллектуальных сил, другими словами — познания как господствующей философской теории, эталона и ориентира для всех других философских отраслей. «Мнение это особенно укрепилось в истории философии после Канта, так что не раз высказывалась мысль, что где нет теории познания, там нет и философии. Конечно, никто не станет ныне отрицать первостепенное значение теории познания для философии, — и действительно вся новая философия на Западе движется под этим знаком. Однако придавать теории познания такое решающее значение для установления того, что входит и что не входит в область философии, никак нельзя. Достаточно напомнить о двух гениях, стоящих на пороге новой философии на Западе — Дж. Бруно и Я. Беме, — чтобы признать, что не одной наличностью теории познания удостоверяется философский характер мысли. Иногда, на место теории познания выдвигается метафизика, как необходимая и обязательная часть философии — и все же и ей нельзя приписать такого решающего значения. У философии не один, а несколько корней, и все ее своеобразие именно этим и определяется. Философия есть там, где есть искание единства духовной жизни на путях ее рационализации» [7]. Насколько точно проиллюстрирован и прописан В. Зеньковским характер, отраженный в таблице, сравнение западной и восточной философии, а также замечание о том, что ошибочным будет желание абстрагироваться и ограничиться одним каким-то уровнем.
Ощутимые тенденции пренебрежения метафизикой в западной философии ограничивают для этого типа философствования возможность подняться до уровня слияния субъекта и объекта во внешнем личностном опыте, до преодоления их расчленения, к Единству, онтологически предшествующему субъект-объектной категоризации. Такое единство обусловливает наиболее достоверный способ познания, непосредственность схватывания сущностей и от-
крытость перед личностью истины. Это все тот же известный древним грекам дельфийский принцип «познай самого себя» — и ты познаешь Вселенную, это принцип подобия и единства микро- и макрокосма. Единство это таково, что определенные теории как точки зрения не могут развести знание и опыт, а другие пытаются их развести до полного отрицания опыта, как такового. Однако знания, воплощенные или касающиеся жизни, — это и есть живой опыт с одной стороны, а с другой — опыт есть осмысленное поведение и деятельность всех бытийных уровней человека, пропущенные через сознание, тем самым внутренне обогащающие человека. Поэтому можно сказать, что опыт всегда индивидуален, личностен, но тем не менее определенным образом в процессе своего накопления обогащающий знание целого, того Единого, частью чего всегда остается Человек. Более того, если у Канта в субъект-объектном пространстве опыт совпадает со знанием, то в онтологическом измерении, когда для человека «быть» значит «жить», личностный опыт совпадает с самой жизнью. Потому что на онтологическом уровне для личности в ее постижении истины важно не «знать», а единственным бытийным статусом, в полной мере позволяющим реализовать себя и познать истинный мир и себя в нем, — есть именно это трудноопределимое, но всем понятное слово «жить».
Стоит заметить, что в представленную структуру не вписано такое неотъемлемое от темы понятие, как Сознание человека. Это сделано намеренно по той причине, что указать ему четкое место невозможно, поскольку сознание единственное, неделимое и подвижное, и именно благодаря этому оно обеспечивает активацию того или иного уровня, связь между ними и взаимообмен. Особенность в том, что сознание не может находиться на двух уровнях одновременно, а его переход нередко отнимает время и много усилий. Однако углубление в понимание причин этого процесса подключит еще ряд важных философских понятий — таких, как свобода, благо, истина, интуиция и т. д. Стоит только помнить, что изложенные в таблице понятия триединства человека создают неделимую кружевную целостность, каждое понятие непосредственно связано одно с другим, влияя друг на друга и перетекая друг в друга, обеспечивая тем самым взаимодействие с целостностью внешнего мира как подобие своего внутреннего мира. А благодаря неповторимым свойствам сознания на определенных этапах или в определенные моменты один уровень так или иначе начинает доминировать или просто активируется, предоставляя тем самым пищу для других уровней, а определенное явление действительности, взаимодействуя с человеком, возвращается к нам определенным понятием внутренней действительности и, вращаясь, влияет на целое. Следовательно, учитывая возможность расширения предложенной таблицы понятиями, начиная от фундаментальных философских и до специфических отраслевых наук, считаем необходимым в предлагаемой работе ограничиться изложенным перечнем приведенной таблицы, оставляя место творческим идеям читателей этой работы.
Подводя итоги, хотелось бы отметить, что со второй половины ХХ в. необходимость всесторонних объединяющих исследований человека и фундаментальных теоретических разработок, учитывающих достижения различных отраслей знаний, заставляет начать таким образом для решения актуальных проблем современности вырабатывать качественно новое видение, новые подходы, искать новые возможности и расширять горизонты на сферы, которые до этого не учитывались, а иногда и сознательно отвергались. Таким образом, онтологическое видение человека в его целостности, а также единстве с миром, в возможности сочетания в себе противоположностей и антагонизмов, становится актуальным и необходимым для решения не только философских вопросов, но и практических проблем различных сфер жизни (правовой, медицинской, социальной и т. д.).
Примечания
1. Цит. по: Св. Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих / пер., послесл. и коммент. В. В. Бибизина. СПб.: Наука, 2004. С. 44.
2. Там же. С. 45.
3. Там же. С. 50.
4. Цит. по: Зiзiлуас Йоан. Буття як сшлкування. Дослщження особиспсност i Церкви / пер. з англ.- Передмова Йоана Меендорфа. Киев: Дух i лггера, 2005. С. 33.
5. Цит. по: Чорноморець Ю. П. Основш категорн патристично! метафiзики // Мультиверсум. Фыософський альманах. Киев: Центр духовно! культури. 2004. № 42. С. 36−47.
6. Цит. по: Св. Григорий Палама. Указ. соч. С. 14.
7. Цит. по: Зеньковский В. В. История русской философии: в 2 т. Т. 1. Париж, 1989. С. 15.
Notes
1. Quoted by: St. Gregory Palama. Triadyi v zaschitu svyaschenno-bezmolvstvuyuschih [Triads in defense of sacred-silent] / transl., afterword and comments. V.V. Bibizina. St. Petersburg: Nauka. 2004. P. 44.
2. Ibid. P. 45.
3. Ibid. P. 50.
4. Quoted by: 3i3Myac Йоан. Буття як сшлкування. Дослщження особисткност i Церкви / transl. from English: Peredmova loan Meendorfa. Kiev: Дух i л^ера. 2005. P. 33. (in Ukr.)
5. Quoted by: Чорноморець Ю. П. Основш категорп патристично! метафiзики // Мультиверсум. Фшософський альманах. Киев: Центр духовно! культури. 2004. № 42. Pp. 36−47. (In Ukr.)
6. Quoted by: St. Gregory Palama. Op. cit. P. 14.
7. Quoted by: Zenkovsky V. V. Istoriya russkoy filosofii [History of Russian Philosophy]: in 2 vol. Vol 1. Paris. 1989. P. 15.
УДК 111. 7:1(091)
А. П. Корякина.
Проблема подлинности: от экзистенциализма к медиафилософии
Статья посвящена изучению проблемы подлинности во временных рамках с периода расцвета экзистенциализма до появления медиафилософии. К нашему времени проблема подлинности превратилась в ведущую проблему медиаэпохи, так как она тесно связана с феноменом виртуализации. В итоге к изучению данной проблемы подключилась медиафилософия, предметом которой является медиареальность. Проблеме подлинности посвящено огромное количество исследований, но она все еще далека от окончательного разрешения. Данная проблема постоянно развивается и ставит перед нами новые вопросы, на которые нельзя не отвечать: разрешение проблемы подлинности — важное условие бытия человека.
The article is devoted to the studying the problem of authenticityin time frame from the period of prosperity of existentialism to the emergence of media-philosophy. By today, the problem of authenticity has turned into the leading problem of media-epoch, because it is closely connected with the phenomenon of virtualization. As a result, media-philosophy (the subject of which is media-reality) has joined the studying the given problem. An enormous number of investigations are devoted to the problem of authenticity, but it is still far from the final solution. This problem constantly develops and raises new questions before us, and we can'-t help answering them: the solution of the problem of authenticity is the important condition of Man'-s Being.
Ключевые слова: виртуализация, медиареальность, медиафилософия, медиаэпоха, подлинность, постмодернизм, проблема субъекта, симуляция, экзистенциализм.
Keywords: virtualization, media-reality, media-philosophy, media-epoch, authenticity, postmodernism, the problem of the subject, simulation, existentialism.
«Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними» — говорится в известной пословице. Действительно, на протяжении веков человек постоянно менялся, но его проблемы не исчезали полностью, а трансформировались в соответствии с этими изменениями. Одним из самых важных вопросов, над которыми человек размышлял с самых древних времен, был и остается вопрос, связанный с подлинностью, которую необходимо понимать в самом широком смысле: это и подлинность мира, как такового, и подлинность личности, и подлинность знания, в этот ряд можно также отнести проблему разграничения патологического и непатологического сознания, ставшую особенно актуальной в XX в. И как бы человек ни менялся, он всегда пытался понять, что в его бытии является истинным, а что ложным, что действительно существует, а что есть лишь иллюзия. Именно поэтому проблема подлинности была актуальна всегда, причем не только в рамках западной философии. Но даже если ограничить сферу рассмотрения данного вопроса именно западной философией, то будет заметно, что эта проблема вызывала огромный интерес еще со времен Античности.
В наши дни проблема подлинности не просто не утратила своей остроты, но и стала ведущей проблемой медиаэпохи, зараженной вирусом симуляции. Особое внимание нужно
© Корякина А. П., 2014 40

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой