Проблема детерминации делинквентного поведения в отечественных исследованиях

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
Так как список важных качеств переговорщика и ситуаций его деятельности принципиально неполон, то и содержание модели носит открытый характер. В свою очередь, творческая познавательная и творчески-коммуникативная деятельность переговорщика сами по себе являются одними из самых сложных, трудно поддающихся процессу алгоритмизации. Поэтому основным условием завершенности и полноты настоящей модели является поиск закономерностей трансформации личностных и профессиональных качеств сотрудника в месте их встречи — в релевантной ситуации переговоров.
Список литературы
1. Андреев, Н. В. Психологическое обеспечение оперативно-служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел: метод. пособие / сост. В. В. Вахнина / Н. В. Андреев. — М., 2004. — 75с.
2. Аробышев, А. Т., Кручинин, В. Н., Зубков, А- И. Психологические особенности ведения переговоров сотрудниками органов внутренних дел с лицами, захватившими заложников: учеб. пособие. — Воронеж, 1997. — 35 с.
3. Иванов, Е. А. Психологические особенности ведения переговоров офицерами внутренних войск МВД России при выполнении служебно-боевых задач: дис. … канд. психол. наук: 19. 00. 05. — Москва, 2002. — 226 с.
4. Илларионов. В. П. Переговоры с преступниками (правовые, организационные, оперативнотактические основы). — М., 1994. — 60 с.
Literature
1. Andreev, N. V Psychological Support of the Operative-Official Activity of Law Enforcement Officials: Teacher Edition / ed. by VV Vakhnina/N.V Andreev — Moscow, 2004. — 75 p.
2. Drobyshev, A. T.- Kruchinin, V. N.- Zubkov, D. I. Psychological Features of Conducting Negotiations by Law Enforcement Officials with Hostage-Takers: Training Manual. — Voronezh, 1997. — 35 p.
3. Ivanov, E. A. Psychological Features of Conducting Negotiations by the Internal Troops Officers of the Ministry of the Interior of Russia upon the Performance of Official Combat Duties: Dissertation for the degree of the Candidate (PhD) of Psychological Sciences: 19. 00. 05: Moscow, 2002 — 226 p.
4. Ilbrionov, V. P. Negotiations with Criminals (Legal, Organizational, Operational-Tactical Fundamentals).
— Moscow, 1994. — 60 p.
УДК 343. 973
Я.С. Васильева*, Е.В. Змановская**
Проблема детерминации делинквентного поведения в отечественных исследованиях
В данной публикации представлен обзор наиболее значимых концепций и теорий детерминации делинквентного поведения, разработанных в отечественной науке. Основной акцент сделан на определении теоретико-методологических проблем, существующих в современных исследованиях противоправного поведения. На основе проведенного анализа предложен комплекс факторов наиболее значимых для психологической диагностики и социальной превенции делинквентного поведения.
Ключевые слова: делинквентное поведение, детерминация, детерминанты, преступность, факторы преступности.
Y.S. Vasitieva*, E.V. Zmanovskaya**. Delinquent behavior determination problem in national research. There is a review of the most important conception and theories of delinquent behavior determination in this publication, worked out in national science. The main accent is made on theoretic-methodological problem determining, existing in modern research of offending behavior. On the ground of realized analysis, a set of factors was proposed, that are more significant for psychological diagnosis and social prevention of delinquent behavior.
Keywords: delinquent behavior, determination, determinant, criminality, criminality factors.
* Васильева, Яна Сергеевна, старший преподаватель кафедры юридической психологии Санкт-Петербургского университета МВД России- соискатель Северо-Западной академии государственной службы. Адрес: 198 515, Санкт-Петербург, Стрельна, Петергофское шоссе, д. 17. Тел. 730−16−53. E-mail: vasiljeva. jana @yandex. ru.
** Змановская, Елена Валерьевна, профессор кафедры юридической психологии Санкт-Петербургского университета МВД России, доктор психологических наук. Адрес: 198 515, Санкт-Петербург, Стрельна, Петергофское шоссе, д. 17, тел. 730−16−53, ezmanovskay@mail. ru.
* Vasilieva Yana Sergeevna, senior professor of the Legal Psychology subdepartment of Saint Petersburg University MIA of Russia- degree-seeking student of northwest academy of public administration. Adress: 198 515, Saint-Petersburg, Strelna, Petergof highway, 17. Tel. 730−16−53. E-mail: vasiljeva. jana @yandex. ru.
** Zmanovskay Elena Valerievna, professor of the Legal Psychology subdepartment of Saint Petersburg University MVD of Russia, doctor of the psychological sciences. Adress: 198 515, Saint Petersburg, Strelna, Petergof highway 17, tel. 730−16−53, ezmanovskay@mail. ru.
Статья поступила в редакцию 20 января 2011 года.
Проблема делинквентного (противоправного) поведения остается актуальной для современного российского общества: при сохранении высокого уровня преступности отмечается низкий уровень эффективности социального контроля противоправный действий [5]. В настоящее время утвердилась точка зрения, в соответствии с которой преступное поведение рассматривается как сложный феномен, детерминированный комплексом биологических, психологических и социальный факторов [8, 19]. Сложность изучаемой реальности определяет противоречивость взглядов по вопросам дефиниции и сущности делинквентности. Успешное решение проблемы преступности в значительной мере зависит от степени научной разработанности вопроса о детерминации и механизмах делинквентного поведения личности. В данной статье предпринята попыггка систематизации теоретико-методологических проблем современный исследований в области делинквентного поведения. Первую проблему можно обозначить как понятийная неопределенность, которая проявляется в отсутствии единого научного подхода к дефиниции к ряду ключевыгх понятий, в том числе понятию делинквентности. Термин «делинквентность» произошел от латинского слова «ёе1^иеп8»? «проступок, провинность». Семантическое значение данного понятия трактуется в зависимости от языжовой системы, в которую оно включено [15, с. 74]. Во французском языке «делинквентность» обозначает преступность, преступление как деяние, нарушающее уголовно-правовые запреты. В английском языже это понятие имеет более широкое толкование. Основные его значения: невыполнение обязанностей- нарушение договора (закона) — правонарушение- проступок- упущение- провинность.
Необходимо отметить, что рассматриваемый концепт широко распространен в международном праве, в криминологии и законодательстве государств европейских стран. В правовом поле Российской Федерации термин «делинквентность» не является общеупотребительным, но имеет соответствующие понятийные эквиваленты (противоправное, антиобщественное, асоциальное, аморальное поведение). В работах отечественных исследователей делинквентное поведение в ряде случаев отождествляется с преступностью несовершеннолетних в ее широком криминологическом понимании [13].
Данное обстоятельство отчасти объясняется тем, что понятие «делинквентность» быгло введено в область подростковой психиатрии А. Е. Личко в значении «цепь проступков, провинностей, мелких правонарушений, отличающихся от серьезных правонарушений и преступлений, наказуемых согласно Уголовному кодексу» [13, с. 51]. В рамках настоящей работы под делинквентным поведением понимаются любые «действия конкретной личности, отклоняющееся от установленных в данном обществе и в данное время законов, угрожающие благополучию других людей или социальному порядку и уголовно наказуемые в своих проявлениях. Исходя из определения, делинквент — это личность, проявляющая противозаконное поведение, а сами противозаконные действия обозначаются деликтами» [8, с. 77].
К другой теоретико-методологической проблеме в изучении делинквентности можно отнести отсутствие общей теоретической платформы в объяснении детерминант противоправного поведения.
Начало исследований преступности в русской науке относят к периоду конца XIX — начала XX в.в. Этот этап быгл связан с научной и практической деятельностью И. С. Баршева, Л. Е. Владимирова, С. К. Еегеля, М. Н. Еернета, Д. А. Дриля, ЛИ. Петражицкого, С. В. Познышева, Е. Н. Тарновского, Н. С. Таганцева, И. Я. Фойницкого, А. У. Фрезе, В. Ф. Чижа, Н. М. Ядринцева, и др. Примерно с середины 30-х до начала 60х гг. XX в. криминологические исследования в России практически не проводились по ряду причин, и основная быгла связана с тем, что в социалистическом обществе «отсутствовали» объективные причины преступности, а политическая установка быгла направлена на ее искоренение репрессивными мерами.
В начале 60-х годов начали появляться первые публикации, большая часть которых относилась к криминологии. Особую роль при этом сыграли такие ученые-юристы как А. А. Еерцензон, И. И. Карпец, В. Н. Кудрявцев, С. С. Остроумов, А. Б. Сахаров, Б. С. Утевский и др. В их работах феномен преступности рассматривался с точки зрения социального явления, имеющего объективные причины.
В частности, известный криминолог И. Я. Фойницкий в 1873 г. опубликовал работу «Влияние времени года на распределение преступлений». В статье быгл сформулирован основополагающий постулат теории объективных факторов преступности: «Преступление определяется совместным действием условий физических, общественных и индивидуальных» [17, с. 136]. Общественные факторы, по мнению исследователя, включают развитие торговли, уровень цен, трудовую деятельность- физические факторы — это пол, возраст, среда обитания. В свою очередь, к личностным предпосылкам деликтов относится психическая деятельность личности: воля, разум, психика. Некоторые из выводов И. Я. Фойницкого выглядят упрощенными. Например, рост преступлений против собственности зимой исследователь объяснял увеличением трудности борьбы за существование и рекомендовал как средство борьбы с преступностью организацию труда, которая избавила бы рабочий люд от вреда влияний холодный месяцев [17, с. 365].
С этой же позиции подходил к анализу статистических данных преступности Е. Н. Тарновский. В предисловии к одной из своих работ «Итоги русской уголовной статистики за 20 лет (1874−1894 гг.)», автор сделал следующее замечание: «Значительным препятствием к детальной разработке данных о личности преступников является у нас отсутствие соответственных данных в общей статистике Империи, как например, о распределении населения в России по возрасту, занятиям, образованию и т. д. Все эти сведения, безусловно, необходимы для обоснования правильных выводов уголовной статистики, но они могут быть получены только по окончании разработки переписи 1897 г.» [9, с. 2]. Таким образом, была сформулирована проблема влияния социально-демографических данных на анализ особенностей преступности и преступного поведения.
В русле социологического направления проводили исследования такие известные ученые, как М. Н. Еернет, С. К. Еогель, М. М. Исаев. А. Ф. Кони, П. И. Люблинский, С. В. Познышев, Н. Н. Полянский, Х. М. Чарыхов и др. Безусловной заслугой представителей социологического направления, считаются
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 9 1 (49) 2011
выводы о взаимосвязи социальных (в т.ч. и экономических) процессов и преступности, а также тезис о необходимости улучшения условий жизни для превенции преступности.
Наибольшую известность приобрела работа М. Н. Гернета «Общественные факторы преступности» [3]. Автор проводит анализ развития идеи о влиянии социальной среды на преступность, а также результаты исследований социальных факторов детерминации преступлений. В качестве социальных детерминант выделяются следующие: возраст, семейное положение, социальный статус, материальное состояние.
Вопросы изучения преступности разрабатывал и известный русский ученый С. В. Познышев, опубликовавший еще до революции целый ряд работ, посвященных уголовному праву, особенностям применения карательных мер, перевоспитанию и исправлению осужденных, факторам преступности, тюремному реформированию и т. д. Научную позицию С. В. Познышева можно определить как синтез классического, антропологического и социологического направления в уголовном праве. Это подтверждается следующим его высказыванием: «Преступление всегда имеет два корня: один лежит в личности преступника и сплетается из особенностей его конституции, а другой состоит из внешних для данной личности фактов, своим влиянием толкнувших ее на преступный путь» [14, с. 7]. Исследователь выделял две группы факторов: экзогенные (внешние события) и эндогенные (внутренние), которые вместе участвуют в происхождении преступления при ведущей роли какого-либо одного из них.
В рассматриваемой работе С. В. Познышев неоднократно акцентирует внимание на необходимости всестороннего изучения личности преступника и условий его жизни. Для объективного определения причины отдельного преступления важно изучить историю жизни преступника с детства и до настоящего момента, условия в которых формировалась эта личность, его психологические особенности, физическое состояние, имущественное, семейное и социальное положение и т. д. Немаловажное значение имеет анализ психического состояния преступника перед совершением преступления, во время и после. Только такой подход позволяет сделать обоснованные выводы относительно факторов, оказавших влияние на совершение преступления.
Д. А. Дриль также может быть отнесен к синтетическому направлению в криминологии. В отличие от представителей западной антропологической школы, он уделял особое внимание индивидуальным факторам преступности, которые подчинял социальным. В первой своей работе «Преступный человек» (1882), перекликающейся с некоторыми идеями Ч. Ломброзо, Д. А. Дриль раскрывает влияние «порочности психофизиологической организации» на совершение преступлений и утверждает возможность ее передачи путем унаследования. Помимо болезненной порочности, автор уделяет большое внимание алкоголизации как одному из самых распространенных факторов преступности.
Далее автор делает акцент на социально-экономических причинах, выделяя следующие факторы: классовую принадлежность- своеобразную жизнь больших городских торгово-промышленных центров, а точнее, наличие в ней множества соблазнов- бедность. В психологическом русле Д. А. Дриль выделяет такой фактор, как «одиночество и беспомощность множества человеческих личностей, также они представляют себя и в собственном сознании… их оно ведет со ступеньки на ступеньки, вплоть до нищенства, бродяжничества и преступления включительно» [7, с. 429]. Примечательно, что помимо изучения причин преступности, исследователь описывает подробный перечень мер по борьбе с ней.
С. К. Гогель в своей монографии «Курс уголовного права в связи с уголовной социологией» (1910) подробно осветил вопрос о факторах преступности, разделив эти факторы на внешние (социальные и экономические) и индивидуальные. Основная мысль его учения звучит следующим образом: «Все факторы, как индивидуальные, так и внешние, действуют одновременно, они находятся в неразрывной связи и взаимодействии друг с другом, они действуют то в качестве непосредственных, то в качестве производящих непосредственные факторы, то просто преступность оказывается в зависимости от нескольких факторов, среди них имеются и такие которые науке пока не известны, или мало известны (например, генетические, биологические, различные мутации и так далее)» [6, с. 161].
Актуальным до сегодняшнего дня является выделение Х. М. Чарыховым такой причины преступности, как проблема неприспособленности индивида, т. е. уровень его социальной дезадаптации. Автор отмечает: «Чем лучше и обеспеченнее благосостояние индивида, тем лучше он организован для борьбы за существование и, следовательно, приспособлен к социальной жизни» [18, с. 116]. Поэтому, при столкновении интересов общества с интересами неприспособленного субъекта возникают уголовно-правовые отношения.
Как отмечалось выше, период с 1930 г. до конца 1950 г. характеризуются приостановлением в России исследований по изучению причин преступности, связанным с политической ситуацией в стране и господствовавшей в то время идеологией. Возобновление данного направления в науке и практике связывают с созданием Всесоюзного института по изучению и разработке мер предупреждения преступности. В этот период были опубликованы монографии А. Б. Сахарова «О личности преступника и причинах преступности в СССР» (1961), А. А. Герцензона «Введение в советскую криминологию» (1965), В. Н. Кудрявцева «Причинность в криминологии» (1968), А. М. Яковлева «Преступность и социальная психология» (1970) и др. Данные авторы рассматривали детерминацию преступности как социального явления. Например, А. А. Герцензон отмечал: «Далеко не все индивидуальные конкретно-личные обстоятельства совершения преступлений, даже взятые в большом числе, в состоянии объяснить причины преступности как социального явления» [4, с. 130].
Говоря о причинах преступности как о сложном комплексе социальных факторов, определяемых историческими условиями жизни данной страны, В. Н. Кудрявцев в комплекс индивидуального преступного поведения включает следующие группы явлений: «антиобщественные взгляды- внешние
обстоятельства, сформировавшие эти взгляды, и различные жизненные ситуации, которые во взаимодействии с позицией личности вызывают преступные действия» [11, с. 72].
Важно отметить, что в криминологической литературе данного периода прослеживаются рассуждения о преступности, как об остатках мелкобуржуазной психологии, которые существуют не только в общественном сознании, но и в общественном бытие. А. Б. Сахаров прямо говорит, что «преступление в социалистическом обществе есть проявление индивидуалистической установки личности» [16, с. 61].
Анализируя труды исследователей по проблемам детерминации преступности, можно сделать вышод, что только после 80-х гг. XX в. данное направление освободилось от влияния идеологии правящего политического режима. В эти годы начинается интенсивное изучение не только проблем причин преступности, но и механизмов преступного поведения, особенностей личности преступников по видам преступлений, преступности несовершеннолетних, гендерных особенностей, рецидивной преступности, роли акцентуаций и психических аномалий в генезисе преступлений, и т. д. Результаты научных поисков находят свое отражение в работах известных криминологов, социологов, юристов, психологов. Наиболее значительный вклад рассматриваемую проблематику вносят Н. С. Алексеев, Ю. М. Антонян, Я.И. Г илинский, В. В. Гульдан, А. И. Долгова, В. Л. Васильев, М. И. Еникеев, Г. М. Миньковский, В. Н. Кудрявцев, В. В. Лунеев, В. Ф. Пирожков, А. Р. Ратинов, О. Д. Ситковская, Ю. В. Чуфаровский, В. Э. Эминов, А. М. Яковлев и др.
Среди современных представителей социологического подхода по вопросу детерминации делинквентного поведения наиболее известна позиция Я.И. Г илинского. Во-первых, он считает преступность закономерным явлением в любом обществе, поскольку данное явление выполняет ряд важных функций. Во-вторых, нельзя говорить о причинах преступности как таковой, ведь преступность зависит от конкретного законодательства, то есть носит условный, конвенциональный характер (одно и тоже деяние в различный нормативный системах может быть преступлением, обычным поступком или героическим актом). В-третьих, существует множество факторов, так или иначе влияющих на уровень и динамику преступности: экономические, политические, этнические, но определяющим является фактор социально-экономического неравенства, что подтверждается следующим выгсказышанием Я. И. Гилинского: «Важным криминогенным и девиантогенным фактором служит противоречие между потребностями людей и реальными возможностями их удовлетворения, зависящими от места индивида или группы в социальной структуре общества, степени социально-экономической дифференциации и неравенства» [5, с. 162].
В 2003 г. была опубликована монография Т. В. Шипуновой, в которой она рассматривает концепцию социальной несправедливости как общей причины преступности и девиантности. По ее мнению, в основе преступности лежит два вида социальной несправедливости: несправедливость, творимая в отношении конкретного человека и творимая самим человеком в отношении других или самого себя. Определяющей является первый вид несправедливости. Она имеет место, когда человека «принуждают подчиняться социально-неадекватным нормам и законам, игнорирующим или ущемляющим его интересы. Если человек не подчиняется им, то на него навешивают ярлык девианта или преступника и подвергают разного рода репрессиям, еще больше умножая социальную несправедливость» [19, с. 136]. При этом основными формами проявления социальной несправедливости являются социальное исключение, отчуждение, насилие и агрессия.
В 1980-е гг. после длительного перерыва начался новый виток исследований роли психических аномалий в генезисе преступного поведения. Эта тема рассматривается в работах Ю. М. Антоняна, В. В. Гульдана, Н. Ф. Кузнецовой, Г. М Миньковского, Н. К. Шубина, Ф. С. Сафуанова, Е. В. Макушкина, Б. В. Шостаковича и др. Основным в их исследованиях стал вопрос о значении психических нарушений в детерминации преступлений. Большую часть обследованных лиц составляли лица с остаточными явлениями черепно-мозговых травм, олигофренией в стадии дебильности, психопатией, шизофренией и органическими заболеваниями центральной нервной системы. Это доказывают следующие эмпирические данные, полученные Н. Ф. Кузнецовой [12, с. 163]: «У преступников по сравнению с контрольной группой имеет место сдвиг в сторону увеличения доли лиц с невротическими и психопатическими нарушениями- преобладающая часть аномалий связана с психопатическими чертами и остаточными явлениями после травмы».
Ю. М. Антонян и В. В. Гульдан в работе «Криминальная психология» свою позицию трактуют следующим образом: «Не психические аномалии сами по себе активно способствуют преступному поведению, а те психологические особенности личности, которые формируются под их влиянием» [1, с. 38]. Исходя именно из этого мнения, они настаивают на необходимости проведения углубленного патопсихологического исследования личности преступника.
Отечественные криминологи рассматривают детерминацию делинквентного поведения, как правило, с позиции взаимобусловливания психологических особенностей, психических состояний и внешних факторов. А. И. Долгова, изучая феномен преступности, приходит к выводу, что «существует тройной механизм ее социальной детерминации: во-первых, путем определенного социального формирования личности- во-вторых, путем дачи ей предписаний противоправного либо противоречивого характера- в-третьих, путем постановки личности в ситуации, вынуждающие и облегчающие выбор преступного варианта поведения» [10, с. 242].
Наибольшее распространение в юридической психологии получил так называемый комплексный подход, в соответствии с которым делинквентное поведение рассматривается как полидетерминированное, имеющее комплекс взаимосвязанных причин. В рамках структурнодинамической концепции Е. В. Змановской предложена интегрированная модель детерминации девиантного поведения, представленная в табл. 1.
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 9 1 (49) 2011
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
Накопленные клинические и экспериментальные данные позволяют утверждать, что не существует линейной зависимости между девиантными действиями и каким-либо одним конкретным фактором и механизмом. Детерминация девиантности и девиантного поведения представляет собой стихийное взаимодействие (конвергенцию) внешних условий и внутренних свойств индивида [8, с. 69−75].
Специалисты в области юридической психологии считают, что существуют определенные психологические характеристики личности, оказышающие влияние на вероятность совершение преступных деяний. Наиболее часто обсуждаемым особенностям относят: импульсивность,
агрессивность, социальную
отчужденность, склонность к риску, тревожность в сочетании с негативным содержанием
негативной сферы.
В работе «Психология преступника и расследования преступлений» Ю. М. Антонян предлагает рассматривать
преступное поведение как частную проблему отчуждения [2, с. 66]. В социальной психологии
отчуждение — это
самопротивопоставление индивида окружающей его действительности, отвержение индивидом базовых социальных ценностей. В целом, как показывают исследования, психологическое отчуждение личности существенно влияет на совершение многих преступлений. Исследователи выделяют
следующие аспекты отчуждения личности для понимания преступного поведения:
— отчуждение затрудняет
усвоение человеком социальных норм, регулирующих
межличностные отношения, поведение-
— возникнув на раннем этапе развития человека, отчуждение может закрепиться в человеке и стать причиной его социальнопсихологической изоляции от социума-
— отчуждение может
приводить к формированию ее негативного отношения к среде, ощущение враждебности
окружающих-
— изоляция субъекта от нормальных контактов в микросреде часто приводит к тому,
Таблица 1
Интергированная модель детерминациидевиантного поведения (Е.В. Змановская, 2005)
Уровень
Факторы девиантности и девиантного поведения
Дезинтегративные процессы в обществе: ценностно-идеологическая
дезинтеграция- ослабление групповых связей- неравномерность распределения общественных ресурсов- расслоение общества- социальноэкономическое и статусное неравенство- этнические, конфессиональные, групповые различия- системные конфликты и противоречия
Несоответствие нормативно-правовых механизмов общественным и индивидуальным реалиям: противоречивость социальных норм-
несовершенство нормативно-правовой базы- ограниченность социальноправового контроля девиантного поведения- неадекватная общественная оценка социальной девиации- стигматизация
Низкий социальный статус: дефицит социальных ресурсов- символическая дифференциация- маргинальность- негативное групповое влияние: принуждение- обучение в группе через идентификацию и усвоение групповых норм- ритуализация- мода- негативные стереотипы- конфликты- дефицит групповой поддержки: отсутствие поддерживающей референтной группы- отсутствие удовлетворяющих межличностных отношений- низкий внутри груп повой статус
Неразвитая или фру стриро ванная потребность в самореализации и сублимации: дефицит образования и культуры- социальная
невостребованность- незанятость- несформированность позитивных
интересов- хроническая неуспешность- профессиональное «выгорание» и профессионально-личностная деформация
Недостаточная или нарушенная роль семьи в социализации личности: потеря одного или обоих родителей- девиантное поведение в семье- семейное насилие- деструктивные конфликты в семье- развод- личностные нарушения у родителей- нарушения родительских функций (нежной заботы, близости, поддержки, требований, авторитета) — отсутствие собственной семьи- трансформация отношений нормальной зависимости и стабильной привязанности
Дезадаптивные свойства личности: нарушения нормативно-правового
сознания- оппозиционная направленность- девиантные ценности- эгоцентрическая фиксация- негативный или дефицитарный жизненный опыт- несформированность коммуникативных навыков- эмоциональные нарушения- неэффективная саморегуляция- нарушения идентичности и поляризация самооценки- когнитивные искажения- отчуждение от культурной среды- одиночество
Конституционально-биологическая уязвимость (сниженные адаптивные возможности): низкая выносливость и работоспособность- ограниченные физические возможности- чрезмерная/недостаточная активность- сниженная/повышенная потребность в общении- повышенная/сниженная сензитивностъ- стрессонеустойчивостъ- ригидность- возбудимость- импульсивность- пониженный-повышенный интеллект, органические и функциональные нарушения ЦНС- психические расстройства
& amp-
я
и
Провокация (угроза жизни и безопасности- соблазнение), вынужденные обстоятельства- дезадаптивные состояния: возрастной кризис- утрата
близкого человека (значимого лица) — потеря жизненно важных ресурсов- фрустрация- конфликт- травма- физический стресс и переутомление- социально-психологическая дезадаптация
Самоподкрепляющая специфика девиации и ее объекта: доступность объекта- яркие (пиковые) переживания в момент девиации- стойкий поведенческий стереотип при длительном сохранении девиации- положительное личное отношение к девиации- скрытая психологическая выгода- отрицание негативных последствий девиации и собственной ответственности за нее
что он ищет признания среди подобных себе.
Авторы выделяют две группы характеристик личности, обуславливающих девиантное поведение: общие интегральные свойства и содержательнодинамические характеристики. К первой группе относятся:
1) социальнопсихологическая дезадап-тация-
2) оппозиционная предиспозиция личности-
3) поляризация индивидуальных свойств-
4) высокое напряжение в межличност-ных отношениях-
5) эмоциональнорегуляционная дестаби-лизация-
6) нарушение отношений нормальной привязанности.
Вторая группа включает:
1) недовольство жизнью-
2) анормативные ценности и установки-
3) поляризацию свойств темперамента и активности, поляризацию самооценки, оценок, аффектов-
4) недоверие, враждебность, интолерантность, конфликтность-
5) доминирование негативных аффектов (тревога, агрессия, депрессия) и высокая активность архаичных защит- низкая эффективность совладания со стрессом-
6) симбиотическую зависимость, объектный голод, отчуждение, враждебность.
Анализ литературных данных позволил, в свою очередь, выделить ряд факторов преступного поведения, наиболее значимых, на наш взгляд, для социальной и психологической практики (табл. 2).
Перечисленные концепции и взгляды представителей отечественной науки подтверждают значимость проблематики детерминации делинквентного поведения. Несмотря на разнообразие мнений, исследователи приходят к единодушному мнению о том, что делинкветное поведение является сложным многофакторным феноменом, сущность которого состоит в рассогласовании отношений личности с окружающей социальной действительностью и собой.
Список литературы
1. Антонян, Ю. М., Гульдан, В. В. Криминальная патопсихология. — М.: Наука, 1991. — 248 с.
2. Антонян, Ю. М., Еникеев, М. И., Эминов, В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. — М.: Юрист, 1996. — 336 с.
3. Гернет, М. И. Социальные факторы преступности. — М., 1905. — 203 с.
4. Герцензон, А. А. Введение в советскую криминологию. — Москва: Юрид. литература, 1965. — 227 с.
5. Гилинский, Я. И. Криминология: Курс лекций. — СПб.: Питер, 2002. — 384 с.
6. Гогель, С. К Курс уголовной политики в связи с уголовной социологией. — СПб.: Типография А. Г. Розена, 1910. — С. 83−160.
7. Ариль, А. А. Учение о преступности и мерах борьбы с ней. — М.: Шиповник, 1912. — 568 с.
8. Змановская, Е. В. Психология девиантного поведения: структурно-динамический подход. — СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2005. — 274 с.
9. Итоги русской уголовной статистики за 20 лет (1874 — 1894 гг.) / сост.: Е. Н. Тарновский. — СПб.: Тип. Правит. Сената, 1899. — С. 4−67.
10. Криминология: учебник для вузов / под общей ред. А. И. Долговой. — М.: Норма, 2009.
11. Кудрявцев, В. Н. Причинность в криминологии. — М.: Т К Велби, Изд-во «Проспект», 2007.
12. Кузнецова, Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации. — М.: Изд-во МГУ, 1984. 13. Аичко, А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. — Л.: Медицина, 1983. — 260 с.
14. Познышев, С. В. Криминальная психология: Преступные типы / сост. и предисл. В. С. Овчинского, А. В. Федорова. — М. Инфра-М, 2007. — 302 с.
15. Пристанская, О. В. Делинквентность: правовое и криминологическое понятие // Журнал российского права. — 1999. — № 5/6. — С. 73−80.
16. Сахаров, А. Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. — М.: Госюриздат, 1961. — 279 с.
17. Фойницкий, И. Я. Влияние времени года на распределение преступлений // Судебный журнал.
— 1873. — № 1−2
Таблица 2
Комплекс факторов, наиболее значимых для психологической диагностики и социальной работы
Социальные и демографические детерминаты Возраст от 18 до 35 лет, низкий уровень образования- низкий социальный статус, низкое или неустойчивое материальное положение, плохие жилищные условия, отсутствие трудовой занятости, нестабильные заработки, отсутствие семьи- наличие трех и более детей
Социально- психологические детерминанты -высокий уровень социальной фрустрации личности- -отсутствие семейной поддержки/ родственных связей — нарушенная или недостаточная социализация
Психологические детерминаты Склонность к риску- склонность ко лжи. тревожность- агрессивность- несформированность смысложизненных ориентаций- импульсивность- склонность к нарушению норм и правил- высокий уровень отчуждения личности-
Криминологи- ческие детерминанты Криминальный опыт, наличие судимости- общение в асоциальной среде, криминальной-
Медицинские — психопатизация — органические и функциональные поражения ЦНС — наличие аддикций (алкогольная, наркотическая, игровая и тд) — неблагоприятная наследственность
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 9 1 (49) 2011
Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 1 (49) 2011
18. Чарыхов, X. М. Учение о факторах преступности. — М., 1910. — С. 116.
19. Шипунова, Т. В. Введение в синтетическую теорию преступности и девиантности. — СПб.: Изд-во С. -Петерб. ун-та, 2003. — 180 с.
Literature
1. Antonian, Y. М., Guldan, V. V. Criminal psychopathology. — Moscow, 1991. — 248 p.
2. Antonian, Y. М., Enikev, М. I., Eminov, В. E. Criminal psychology and Crime investigation. — Moscow, 1996. — 336 p.
3. Gernet, М. I. Social crime factors. — Moscow, 1905. — 203 P.
4. Getsenzon, A. A. Introduction in soviet criminology. — Moscow, 1965. — 227 p.
5. Gilinsky, Y. I. Criminology: Course of lectures. — St. -Petersburg, 2002. — 384 p.
6. Gogel, S. K. Course of criminal policy in connection with criminal sociology. — St. -Petersburg: Typography of A.G. Rosen, 1910 — Page 83−160.
7. Drill, D. A. Theory of criminality and its control. — Moscow, 1912. — 568 p.
8. Zmanovskaya, E. V. Psychology of deviant behavior: structural-dynamic approach. — St. -Petersburg, 2005. — 274 p.
9. Summary of Russian criminal statistics for 20 years (1874 — 1894) / composed by: E.N. Tarnovsky. — St. -Petersburg: Typography of Senate Government, 1899. — 4−67p.
10. Criminology: Textbook for university / ed. A.I. Dolgov. — Moscow, 2009. — 241−246p.
11. Kudryavtsev, V. N. Causativity in criminology. — Moscow, 2007. — 176 p.
12. Kuznetsova, N.F. Problem of criminological commitment. — Moscow, 1984. — 208 p.
13. Lichko, A. E. Psychopaths and character accentuation of teenagers. — Leningrad, 1983. — 260 p.
14. Poznyshev, S. V. Criminal psychology: Criminal types/ composed by: V.S. Ovchinsky, A. VFedorov.
— Moscow, 2007. — 302 p.
15. Pristanskaya, O. V. Delinquency: legalistic and criminological conception // Magazine of the Russian right. — 1999. — № 5/6. — P 73−80.
16. Sakharov, A. V. About the criminal identity and the reasons for criminality in the USSR. — Moscow, 1961. — 279 p.
17. Foinitsky, I. Y. Influence of a season on distribution of crimes // Law magazine. — 1873. — № 1−2
18. Charykhov, H.M. The theory of factors of criminality. — Moscow, 1910. — 116 p.
19. Shipunova, T. V. Introduction to the synthetic theory of criminality and deviant activities. — St. -Petersburg, 2003. — 180 p.
УДК 612. 821: 616−092. 12
А.В. Лобачев*, К.К. Конюшенко**, Т.М. Ятманова***, Г. П. Костюк****
Стрессоустойчивость курсантов военных образовательных учреждений с разными психофизиологическими особенностями
Анализируются результаты психофизиологических исследований стрессоустойчивости и психической адаптации курсантов разных военных образовательных учреждений с использованием традиционных опросников и стресс-тестирования. Показано, что стресс-тестирование позволяет с высокой достоверностью выявить нарушения психической адаптации курсантов в начальном периоде обучения, и может использоваться для прогноза успешности адаптации при проведении мероприятий профессионального психологического отбора, служить для составления индивидуальных программ психокоррекционных мероприятий.
Ключевые слова: нервно-психическая устойчивость, психическая адаптация, профессиональная пригодность, стресс-тестирование, стрессоустойчивость.
A.V. Lobachev*, K.K. Konjushenko**, T.M. Yatmanova***, G.P. Kostyuk****. Resistance to stress of cadets of military educational institutions with different psychophysiological features
Results of psychophysiological researches of a resistance to stress and mental adaptation of cadets of different military educational institutions with use of traditional questionnaires and stress-testing are analyzed. It is shown that the stress-testing allows to reveal with high reliability infringements of mental adaptation of cadets in a training initial stage, and can be used for the forecast of success of adaptation at carrying out of

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой