Проблема денежного обеспечения научных работников советского государства в 19201930-х гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 23 2011
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 23 2011
УДК 94
ПРОБЛЕМА ДЕНЕЖНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА В 1920 1930-х гг.
© Е. В. ШАЛЬНЕВ
Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского,
кафедра истории и права e-mail: evgenshalnev@mail. ru
Шальнев Е. В. — Проблема денежного обеспечения научных работников Советского государства в 19 201 930-х гг. // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2011. № 23. С. 617−621. — Статья посвящена деятельности Центральной Комиссии по улучшению быта ученых в области денежного обеспечения советских научных работников. Показано, что для предотвращения социального взрыва была усилена идеологическая работа через Секцию научных работников. Сделан вывод, что советская власть с помощью нормирования оплаты труда добилась разделения ученых на отдельные группы по уровню их обеспечения.
Ключевые слова: научный работник, советская власть, Центральная Комиссия по улучшению быта ученых, денежное обеспечение.
Shalnev E. V. — Cash security problem of Soviet scientists in 1920−1930 // Izv. Penz. gos. pedagog. univ.
im.i V. G. Belinskogo. 2011. № 23. P. 617−621. — The article is dedicated to the activities of the Central Committee of life improvement of scientists in the field of cash security of soviet scientists. The author shows that the ideological work has been strengthened to prevent a social explosion through the Unit of scientists. The author comes to the conclusion that the Soviet power has made the division into separate groups of scientists according to their level security using the valuation wage. Keywords: scientist, Soviet power, the Central Committee of life improvement of scientists, cash security.
Период 1920—1930-х гг. был одним из сложнейших в жизни российского общества. В стране происходила структурная перестройка экономики, применялись новые методы хозяйствования, возникали новые органы управления. Эти изменения обусловливались не только провозглашенными задачами строительства нового, социалистического общества. Они были продиктованы сложными реалиями тех лет. Последствиями революции 1917 г., гражданской войны стали голод, разруха, разрушение прежних экономических структур и связей, стремительное снижение уровня жизни населения [13].
Новой власти важно было сохранить научный потенциал страны в том объеме, который был необходим стране в рамках строительства социалистического общества. Созданная 10 ноября 1921 г. Центральная Комиссия по улучшению быта ученых (ЦеКУБУ) предлагает выделить научных работников в особую категорию в отношении снабжения по их научной квалификации. Следует отметить, что, начиная с августа 1919 г., декретом Совнаркома был введен так называемый классовый паек. Все население было поделено на три категории. Главным критерием, по которому граждане распределялись на категории, было их отношение к физическому труду. Все представители бывших со-
стоятельных сословий были определены к третьей категории [11, с. 121].
Комиссия признала необходимым установить длянаучныхработниковособоедополнительноеакаде-мическое обеспечение — продовольственное, денежное и предметами одежды, белья и обуви, независимо и дополнительно к вознаграждению по занимаемой должности и общим тарифным ставкам [14, с. 10]. Предложения Комиссии были сформулированы в виде проекта СНК, 6 декабря 1921 г. проект был рассмотрен и утвержден. В постановлении СНК отмечается, что «в целяхнаилучшегоиспользованиянаучныхсил стра-ны, длявосстановлениясельскогохозяйства, атакжеобе-спечения научным работникам возможности спокойной и планомерной работы, СНК постановляет утвердить в дополнение к существующим видам вознаграж-денияособоедополнительное обеспечение» [14,с. 11]. Академическое обеспечение состояло из академиче-скоюпайка, получаемоговсеми зарегистрированными ЦеКУБУ научными работниками, и увеличиваемого на полпайка на каждого нетрудоспособного члена семьи, из денежной части, размер которой находился в зависимости от квалификационного разряда данного научного работника. Третью часть академического обеспечения составляли предметы широкого потре-
бления, одежды, белья и обуви. Приблизительное соотношение этих частей академического обеспечения в переводе их на реальную стоимость устанавливалось как 50%, 20% и 30%. Ввести академическое обеспечение предполагалось с 1 января 1922 г.
Постановлением от 6 декабря дополнительное академическое обеспечение вводилось для 7000 научных работников [12, с. 44]. Для этой цели ЦеКУБУ бронировала сумму в два миллиона девятьсот пять тысяч довоенных золотых рублей. ЦК было предложено определитьразмеракадемическогопайкаиустановить основания для распределения научных работников по категориям, в зависимости от их квалификации. Это постановление СНК и было основной директивой, в порядке выполнения которой, главным образом, и строилась работа ЦеКУБУ в начальный период своего существования.
На заседании ЦеКУБУ от 13 декабря было утверждено постановление о распределении научных работников на категории, в зависимости от их квалификации, всего определялось 5 основных категорий. К первой категории были отнесены молодые ученые, имеющие научный стаж и хотя бы одну самостоятельную научную работу. Преподаватели и научные работники высших научных заведений и научных учреждений, имеющие научные и научно-учебные труды, принадлежали ко второй категории. В третью категорию вошли крупные ученые с большим научным и научноучебным стажем, со значительным количеством оригинальных научных работ, которые были способны руководить подготовкой научных специалистов. Четвертую категорию ученых представляли выдающиеся ученые, являющиеся инициаторами или выдающимися представителями в России крупных научных направлений и школ. И, наконец, пятую категорию ученых составляли выдающиеся ученые, работа которых имела мировое значение [7]. Т акое разделение ученых на категории не было случайным. Еще в 1918 г. нарком просвещения М. М. Покровский подписал декрет «О некоторых изменениях в составе и устройстве государственных учебных и высших учебных заведений Российской Республики», по которому отменялись существующие ученые степени доктора и магистра, звания адъюнкта и приват-доцента. Все лица, ведшие преподавание в вузе, получили единое звание профессора, а приват-доценты, не имевшие трехлетнего стажа, были объявлены «преподавателями"[1,с. 151]. В 1919 г. был объявлен конкурс на подтверждение права на занятие профессорской кафедры. Однако довольно скоро выяснилось, что проведенная унификация научных званий не отвечает университетским реалиям. „Положение о высших учебных заведениях“ СНК РСФСР от 19 сентября 1921 г. ввело новую педагогическую иерархию: отныне профессорско-преподавательский состав делился на профессоров, ведшихосновныелекционныекурсы-преподавателей, ведших вспомогательные курсы- и научных сотрудников, помогавших профессорам и преподавателям обеспечивать учебный процесс» [1, с. 151].
Интересно отметить, что, разделяя научную интеллигенцию, новые органы власти еще в 1919 г. стали проводить политику выдвижения «красной профессуры». Впервые представители красной профессуры заявили о себе на Всероссийской конференции представителей высших школ, было заявлено, что диктатура пролетариата, осуществляемая в советскойРоссии, впервые в истории создает условия для свободного развития науки и широкого использования ее достижений в интересах всего общества [1, с. 45]. Весьма нелестные характеристики в своих воспоминаниях дает им Е. К. Завойский: «Вошли к Баранову и услышали нецензурную брань. Кстати, Баранов был так называемый красный профессор, т. е. человек, заявивший в 1919 г., что желает быть профессором университета, хотя он работал лаборантом. В то время такое желание -закон» [1, с. 45].
Для оценки преподавательского труда и обеспечения ученых появилось 5 категорий (разрядов) научных работников. Их дифференцировали по принципу наличия и значения их трудов. Сама работа по распределению на категории научных работников была возложенанаЭкспертнуюкомиссию, организованную при ЦеКУБУ. При этом вся подготовительная работа и деление ученых на разряды должна была быть проделана местными комиссиями по улучшению быта ученых.
Для включения в состав клиентов и получения академического обеспечения КУБУ, преподавателю предлагалось заполнить анкету, так называемый опросный лист, в котором необходимо было, кроме основных анкетных данных (фамилия, имя, отчество, место идатарождения, образование), представитьинформа-цию о месте работы и занимаемой должности, информацию о своей научной деятельности, напечатанные книги и учебники, направления основных научных исследований.
Материальное положение ученыхбыло действительно тяжелейшим, это можно заметить, просматривая многочисленные заявления, поступавшие от ученых. Так, профессор А. Красневский просит помощи ввидутого, чтоегонадняхобокрали: «Отсутствиесвое-временной помощи лишит меня возможности исполнять мои обязанности профессора высшей школы, так как не в чем будет выйти на лекции» [6].
Вполне понятно, что о положении ученых знали и в центре. Так, в отчетах ЦеКУБУ за полгода обращается внимание на снабжение научных работников голодающих губерний. В первую очередь голодающих решено было обеспечить натуральными продуктами, что, кстати, наблюдалось не только в отношении научных кадров страны. Практически все население в 1920-х гг. в стране переводилось на натуроплату труда. Снабжениебылоорганизованонепосредственночерез Наркомпрод. По соглашению с Наркомпродом в адрес местных КУБУ, а где их не было, в адрес высших учеб-ныхзаведений, быловыделенопродовольствиенавсех научных работников голодающих губерний, получающих академический паек. В число голодающих были
включены научные работники следующих республик и областей: Крымской Республики, Татреспублики, Юго-Восточной, Кубано-Черноморской и других областей [14, с. 15].
Постановление ЦеКУБУ от 23 июня 1922 г. определялоследующиенормыакадемическогообеспе-чения, согласно принятым разрядам: для первого разряда эта норма составляла от 5 до 20 довоенных рублей, для второго разряда от 7 руб. 50 коп. до 30 рублей, для третьего — от 12 руб. 50 коп. до 50 рублей, для четвертого — от 25 руб. до 100 рублей и для пятого разряда от 50 руб. до 150 рублей [7]. Определить уровень жизни населения в 1920-е гг. довольно сложно, так как в стране проходила денежная реформа, наблюдался постоянный рост цен. Поэтому для сравнения необходимо привести пример по уровню цен на основные продукты питания в 1924 г.: фунт масла стоил 69 коп., фунт сахара — 28, 5 коп., мясо — 13 руб., рыба — 15 коп., пуд ржаной муки — 1 руб. 15 коп [12, с. 49].
Властные структуры боялись любых проявлений элементов автономии, организовывая строжайший контроль над жизнью ученых. Собственно, и распределение денежной части академического пайка строго контролировалось центром. В своем выступлении на Всероссийском совещании представителей местных КУБУ председатель ЦеКУБУ А. Б. Халатов заявил, что «получать академический паек имеют право лишь зарегистрированные и внесенные в списки КУБУ научные работники, притом, окончательные списки утверждались самой Экспертной Комиссией при ЦеКУБУ» [2]. Общий размер выплат также был оговорен.
Оставляя за местными Комиссиями по улучшению быта ученых в основном функции распределения, ЦеКУБУ своим постановлением об организации местных КУБУ позволяла последним иметь свой фонд. В частности, средства местных КУБУ могли складываться из а) ассигнований из государственных и общественных учреждений- б) всякогорода пожертвований от учреждений и частных лиц- в) обязательных взносов со стороны ученых, зарегистрированных в КУБУ- г) доходов от изданий, лекций и всякого рода предприятий.
С октября 1924 г. академическое обеспечение было оставлено только для 300 наиболее квалифици-рованныхученых, причемразмерденежногообеспече-ния для них был значительно увеличен: для четвертой категории — до 60 руб. в месяц, а для пятой категории -до 85 руб. в месяц, что было даже выше, чем в среднем в промышленности. Необходимость в распределении ученых на категории с этого момента полностью отпала. «Ввиду прекращения в текущем году выдачи академического обеспечения всем категориям, кроме высших двух, — прекратить квалификацию научных работников по категориям» [14, с. 45]. Первая, вторая и третья категории были вообще упразднены в силу своей нецелесообразности.
В начале 1930-х гг. государство продолжало путь к дальнейшей централизации, процесс дифференцированного обеспечения ученых все более углублялся.
Созданная Комиссия содействия ученым обеспечивала интеллектуальную элиту общества. Остальная часть научных работников стала снабжаться по общим нормам, дополнительное денежное обеспечение для них было полностью ликвидировано. Так, шаг за шагом новая власть осуществляла выборочный, классово-ориентированный подход к защите определенных категорий научных работников.
Другойважнойпроблемой, которуюнеобходимо было разрешить в 1920-е гг., стала проблема невыплаты заработной платы ученым. Практически с момента создания ЦеКУБУ была установлена сумма денежной задолженности научным работникам, которая по Москве и Петрограду в ноябре 1921 г. составляла 1 млн руб. [14, с. 35]. Уже 21 февраля 1921 г. эта сумма была ликвидирована. В отчетах ЦеКУБУ указывается на плачевное состояние провинции, «где органы местной власти при искреннем желании полностью провести в жизнь указания Комиссии встречали непреодолимое препятствие в виде общего недостатка продовольствия и денежных знаков» [14, с. 39].
Сложность ситуации заключалась в том, что научные работники оказались не подготовленными к той уравнительной системе, которая складывалась при новой власти, такая политика в научных кругах вызывала лишь удивление и раздражение. Начиная с 1919 г., СНК, особая комиссия во главе с В. И. Лениным работала над определением основ тарифной политики и оплаты труда специалистов. Весной 1922 г. был разработан и утвержден тариф для научных работников по выплате заработной платы. За основу тарифа для ученых была взята 17-ти разрядная тарификация рабочих, утвержденная в 1921 г. Все научные работники были разбиты на три большие группы: ученые-специалисты научных учреждений и преподаватели вузов оплачивались по 17−15 разрядам, это около 150 руб., втораягруппа- научные работники (15−14раз-ряд) и научно-технические сотрудники и высококвалифицированные техники (по 12−10 разрядам). В свою очередь, разряды разбивались на более мелкие группы, что приводило к большей дифференциации работников по уровню их квалификации [12, с. 51].
Несмотря на ликвидацию долгов по заработной плате, сравнительноневысокие зарплаты, постоянный рост цен на свободном рынке не могли не сказаться на материальном положении научных работников. Незначительность получаемого научными работниками содержания вместе с хронической задолженностью государства по заработной плате привели ЦеКУБУ к необходимости поставить вопрос о выработке специального повышенного тарифа для научных работников [12, с. 39]. Такой тариф был разработан, и на заседании Наркомпроса от 28 сентября 1923 г. вынесен на обсуждение. Выступавшая заместитель наркома и заведующая Главпрофобром В. Н. Яковлева заявила о повышении заработной платы в сентябре для научных работников и невозможности в условиях тяжелого фи-нансовогоположениястраныувеличитьфондзаработ-ной платы на 1923−1924 гг. Вместо увеличения денежного обеспечения центр идет на применение ряда мер
идеологическогохарактера. Ведетсяразъяснительная работа, вчастности, рекомендуется"сплочениекомму-нистической части научных работников в целях усиления ее политической работы среди беспартийного состава научных работников" [5, с. 193].
На заседании Центрального бюро Секции научных работников (СНР) в 1924 г. были сделаны выводы: «В области заработной платыположение характеризу -ется на основании имеющихся в Главпрофобре данных: 1. крайне невысокие заработные платы- 2. различие уровня заработных плат по отдельным вузам» [8]. Тогда же делегация от СНР ходила к А. Д. Цюрупе с докладом о тяжелом материальном положении ученых, в итоге ученым было обещано повышение заработной платы в связи с проводимой денежной реформой. В 1924 г. была завершена денежная реформа, исчисление заработной платы было переведено на червонные рубли, но обещанного улучшения материального положения ученых не произошло. В протоколе заседания Центрального бюро СНР появилась запись: «Констатировать, что материальное положение научных работников остается чрезвычайно тяжелым, и что никаких улучшений в этом вопросе до настоящего времени нет» [14, с. 41]
Положениеосложнялосьсуществующей тариф -ной сеткой, где разбивка на категории и группы научных работников постоянно увеличивались, что в конечном итоге приводило к уменьшению ставок оплаты труда. Разделение ученых происходило не только с помощью тарифной сетки. Уровень оплаты зависел и от организации, в которой трудился научный работник. Вот как представил оплату труда профсоюз в ноябре 1922 г. по учреждениям Наркомпроса (в зол. руб.): Опытно-показательные учреждения Главсоц-воса — 4,9
ЦентральныеучрежденияГлавполитпросвета-5,2 Учреждения Пролеткульта — 4,2 Вузы и другие учреждения Главпрофобра — 6 Коммунистические университеты — 11,2 Институт Красной профессуры — 33 Научные учреждения Акцентра — 6,5 [5, с. 189]. В первую очередь предпочтение в оплате труда было отдано научным работникам, которые работали во вновь созданных учреждениях просвещения.
В целом положение научных работников не только не улучшилось, но и ухудшилось. На заседании бюро СНР было признано недопустимым дальнейшее увеличение количества групп, ввиду того, что в ряде вузов произошло снижение заработной платы. В докладе Н. П. Лободы на Всесоюзном совещании научных работников прозвучали слова о невозможности повышения заработной платы, в связи с чем предлага-лосьсохранитьденежноеакадемическоеобеспечение. «Признать, что отмена академического обеспечения при недостаточном повышении фонда заработной платы неизбежно приведет к фактическому снижению заработка научных работников» [4]. Попытки улучшить ситуацию с выплатой денег не имели успеха. Известно, что в 1924 г. денежное академическое обеспечение было сохранено только для ограниченной группы уче-
ных. К 1926 г. заработная плата ученых, тем не менее, несколько повысилась. В это время страна находилась в более или менее благополучном экономическом положении, это был период расцвета НЭПа.
Однако не стоит забывать об инфляционных процессах. Члены Центрального бюро СНР отмечали в то время: «Следует констатировать тяжелое материальное положение научных работников РСФСР, получивших в среднем 10% прибавку по сравнению с прошлым годом, что не дает фактически никакого увеличения ввиду возросшей стоимости бюджетного набора» [2].
С 1927 г. для определения уровня оплаты труда ученых была введена штатная система. 24 марта ЦБ СНР установило минимальные оклады: «Считать необходимым проведение твердых штатов в вузах. Считать проведение штатов 1-м шагом к введению окладной системы оплаты труда. Для профессора, зав. кафедрой — 300 руб., профессору — 200 за основные 6 часов и 130 за дополнительные, доценту — 150 руб., ст. ассистенту — 130 руб., мл. ассистенту — 120 руб.» [3].
С введением штатной оплаты труда ученый должен был иметь определенную почасовую нагрузку, часто часов просто не хватало, соответственно, зарплата быланижеоклада. Профессоруприходилосьдобирать количество часов до фиксированного оклада.
Штатно-окладная система оплаты труда была окончательно утверждена положением СНК СССР от 22 августа 1930 г. В начале 1930-х гг. профессор в среднем получал 225 руб., доцент — около 200 руб., ассистент — 175 руб. [11, с. 77]. Это сравнительно неплохая оплата труда, самая высокая заработная плата рабочего в то время составляла около 180 руб. В 1930-е гг. на рынке можно было приобрести пуд муки за 2030 руб., 1 кг. мяса за 3−4 руб., 1 л молока за 1 руб., пуд картофеля за 9 руб. [11, с. 90]. Для ученых, которые занимали высокие должности, были введены персональные оклады. В 1933 г. ректор университета получал 1200 руб., проректор — 1000 руб. [11, с. 96].
На IV Всесоюзном Съезде научных работников в 1933 г. был отмечен факт улучшения материального положения ученых. Ученые же не были столь оптимистичны относительно своего существования. «Штатно-окладная система — удар по борьбе за качество продукции. Научный работник — поденный работник, который будет захватывать побольше этой поденной работы», — такие слова звучали 15 февраля 1933 г. на совещании вузов Казани по вопросу о заработной плате [10].
С 1934 г. власти идут на дальнейшую дифференциацию в оплате труда. Оплата труда ученых стала зависеть не только от должности, ученой степени, количества часов, но и от характера занятий (лекции, семинары и т. д.). В постановлении ЦИК СССР о высшей школе говорилось, что в связи с изменением ме-тодовобучения, режимаучебныхзаведенийнеобходи-мо перестроить систему оплаты труда профессорско-преподавательского состава в сторону ее дифференциации. Отмечалась громадная роль развернувшегося в учебных заведениях социалистического соревнова-
ния, содействующего поднятию качества обучения. Собственно, основная миссия властей по разделению и привлечению научной интеллигенции на свою сторону с помощью денежных выплат была выполнена. Штатно-окладная система оплаты труда существует и по нынешний день.
В начальный период становления советской власти в стране стала устанавливаться особая система обеспечения, разделившая население на категории. Особая система выплат была установлена и для научных работников. Особенность ее заключалась не только в том, что ученых обеспечивали как отдельную категорию граждан, но и в том, что внутри этой категории также существовала дифференциация. С момента образования ЦеКУБУ самой важной ее задачей стало материальное и денежное обеспечение ученых. Важной проблемой для ЦеКУБУ стала работа по разделению ученых на категории. Позднее, несмотря на сложную экономическую ситуацию, которая сложилась в стране, всеобщее обнищание населения, власти идут не на расширение оказания помощи ученым, а наоборот, оставляют на академическом обеспечении лишь самых заслуженных ученых. В это же время прекращается прием ученых в число клиентов Комиссии по улучшению быта ученых. Это автоматически исключало ученого из списка на получение дополнительных льгот. Недовольство ученых, не попавших в разряд льготников, власти понимали. Для предотвращения социального взрыва была усилена идеологическая работа, создана профессиональная организация — Секция научных работников. Власти во всеуслышание заявляли о повышении заработной платы научным работникам, что на практике, однако, обернулось не повышением, а, наоборот, понижением в связи с установлением должностей и твердых окладов для ученых. Новая штатно-окладная система оплаты труда позво-
лила не только установить нормирование, но и контроль над деятельностью ученых. Вместе с тем были введены так называемые персональные оклады для ученых, занимавших высокие должности. Советская власть с помощью нормирования оплаты труда добилась разделения ученых на отдельные группы по уровню их обеспечения, не только денежного, но и продовольственного, и материального.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Вишленкова Э. А. Т егга Universitatis: два века университетской культуры. Казань: КГУ, 2005. 500 с.
2. ГосударственныйархивРоссийскойФедерации (ГАРФ) Ф. Р. 4737. Оп. 1. Д. 123. Л. 4.
3. ГАРФ Ф. Р. 4737. Оп. 1. Д. 34. Л. 19.
4. ГАРФ Ф. Р. 4737. Оп. 1. Д. 45. Л. 12.
5. Иванова Л. И. Формирование научной интеллигенции (1917−1927). М.: Наука, 1980. 340 с.
6. Национальный архив Республики Татарстан (НАРТ) Ф. Р. 644. Оп. 1 д. 135. Л. 60.
7. НАРТ. Ф. Р. 644. Оп. 1. Д. 99. Л. 109.
8. НАРТ. Ф. Р. 644. Оп. 1. Д. 132. Л. 10.
9. НАРТ. Ф. Р. 644. Оп. 1. Д. 99. Л. 2.
10. НАРТ. Ф. Р. 644. Оп. 1. Д. 909. Л. 94.
11. Осокина Е. А. За фасадом «сталинского изобилия». Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927−1941. М., 1999. 291 с.
12. Хабибрахманова О. А. Властные стратегии и тактики по улучшению качества жизни научной интеллигенции 1920−1930х годов. Казань, 2008. 116 с.
13. Шальнев Е. В. Организация Комиссии по улучшению быта ученых // Научный вестник / Под ред. Л. Ю. Федосеевой. Пенза: ГУМНИЦ, 2010.
14. Шесть месяцев работы Центральной Комиссии по улучшению быта ученых при Совете Народных Комиссаров (ЦеКУБУ). Краткий отчет. М., 1921.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой