Оперативная деятельность истребительных батальонов Центрально-Черноземного региона в обеспечении безопасности тыла во время Курской битвы в 1943 году

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94 (470. 32). 084. 8
ОПЕРАТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ИСТРЕБИТЕЛЬНЫХ БАТАЛЬОНОВ ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОГО РЕГИОНА В ОБЕСПЕЧЕНИИ БЕЗОПАСНОСТИ ТЫЛА ВО ВРЕМЯ КУРСКОЙ БИТВЫ В 1943 ГОДУ*
© 2010 Г. Д. Пилишвли1, В. Н. Замулин2, А. Р. Бормотова3, В. С. Птицын4
1канд. ист. наук, доцент каф. социологии и политологии 2канд. ист. наук, методист управления НИР канд. ист. наук, лаборант каф. истории России 4студент исторического факультета
e-mail: historuss@mail. ru Курский государственный университет
В статье с привлечением обширного архивного материала показаны роль истребительных батальонов, входивших в состав НКВД на территории Центрального Черноземья, и их вклад в охрану советского тыла накануне и в период проведения Курской битвы в 1943 году- проблемы взаимодействия органов НКВД и истребительных батальонов по пресечению подрывной деятельности не только вражеских диверсионных подразделений, но и уголовного и преступного элемента, борьба с дезертирством. Сделаны выводы о результативности оперативно-служебной деятельности истребительных батальонов.
Ключевые слова: Центрально-Черноземный регион, истребительные батальоны, органы НКВД, Курская битва, диверсионная и подрывная деятельность.
Одной из наиболее ярких страниц в летописи Великой Отечественной войны считается Курская битва. Именно она окончательно похоронила надежды гитлеровцев вернуть утраченную ими стратегическую инициативу, тем самым ознаменовала собой завершение коренного перелома в ходе всей войны. Это сражение стоит в одном ряду с такими ярчайшими событиями в нашей истории, как Куликовская битва, Полтавская баталия и Бородино.
Воссоздание истребительных батальонов на освобожденной территории Центрального Черноземья являлось своевременной мерой, поскольку обстановка в регионе весной — летом 1943 года была сложной. Противник пытался внести дезорганизацию в работу тыла Красной армии, накануне решающих боев на Курской дуге добыть максимум информации о ней. Однако органы НКВД и истребительные батальоны мешали этим планам [Яценко 1995].
Перед началом сражения на Курской дуге часть бойцов истребительных батальонов была мобилизована в действующую армию, а некоторые подразделения переданы войскам для охраны тыла фронтов. В архиве Воронежской области хранится документ, датированный 1 июля 1943 года, в котором указываются истребительные батальоны по районам, их численный состав и командиры (они же начальники райотделов НКВД): Воробьевский — 99 человек (Фролов В.С.) — Грязинский — 175 (Щелоков Ф.А.) — Добринский — 81 (Михно В.Л.) — Дрязгинский — 98 (Мананников И.И.) — Боринский — 89 (Терин М.Г.) — Липецкий — 246 (Набоков А.П.) — Усманский — 185 (Уткин М.А.) — Хворостянский — 80 (Никитин А.М.) — Хлевенский — 82 (Зубицкий В.С.) —
Настоящая работа выполнена при поддержке государственных контрактов № 16. 740. 11. 0105, № 14. 740. 11. 0208 и № 16. 740. 11. 0282 в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009−2013 годы.
Подгорненский — 63 (Ефименко Ф.Н.) — Полянский — 58 (Попов М.Е.) — Таловский — 58 (Кудинов В.Е.) [Истребительные батальоны… 2005: 8.].
Курская битва проходила с 5 июля по 2 августа 1943 года на территории Курской, Орловской, Харьковской и частично Сумской областей. Наступление немецко-фашистских войск началось в 5 часов 30 минут утра 5 июля. Немецкие войска перешли в наступление на Курск с Севера, из района Орла, и с юга, из района Белгорода. Однако вражеское продвижение продолжалось недолго. Натолкнувшись на героическое сопротивление советских войск, противник, неся огромные потери, смог продвинуться лишь на 10−12 км в полосе обороны Центрального фронта и на 35 км. на Воронежском фронте. Бои были упорными и кровопролитными с применением большого количества танков, артиллерии, авиации. Красная армия не только выдержала удар врага, но и сама перешла в наступление. 16 июля армии Воронежского, а с 19 июля и Степного фронта перешли к преследованию врага и 23 июля вышли на рубеж, который наши войска занимали до 5 июля. В оборону гитлеровцев с 12 июля вклинились силы Брянского фронта и левого крыла Западного фронта. Танковые и стрелковые соединения пробивались на запад, к Орлу, в опустошенные села и города.
5 августа 1943 года впервые в истории Великой Отечественной войны Москва салютовала воинам — освободителям двух древних русских городов — Орла и Белгорода [История второй мировой войны 1976: 178].
«Здесь, — писал маршал Г. К. Жуков, — были не только разгромлены отборные и самые мощные группировки немцев, но и безвозвратно подорвана в немецкой армии и народе вера в гитлеровское фашистское руководство и способность Германии противостоять все возрастающему могуществу Советского Союза» [Жуков 1990: 58].
Одержав победу в Курской битве, Советские вооруженные силы развернули большое летне-осеннее наступление на южном и центральном участках советско -германского фронта [Гришков 1998: 83].
Победа под Курском была выкована совместными усилиями фронта и тыла. Свой весомый вклад в охрану тыла внесли и истребительные батальоны области. Руководители германских секретных служб старались организовать широкую разведывательную и диверсионную деятельность в советском тылу. Для этого в феврале 1942 года в системе Главного управления имперской безопасности был создан специальный орган «Цеппелин» (Z-VI), на который возлагалась организация акций по «политическому разложению советского тыла, убийству видных деятелей коммунистической партии и правительства, совершению диверсий на оборонных и промышленных объектах, железнодорожном транспорте» и т. п. Значительно активизировал свою деятельность «Цеппелин» с весны 1943 года [Бондарева 2004: 78]. Например, Абвер в операции «Цеппелин» ввел в действие за первые шесть месяцев 1943 года почти вдвое больше шпионов и диверсантов, чем за весь предыдущий год- только одно из его подразделений — «абверкоманда-104» — с 1 октября 1942 года по сентябрь 1943 г. забросило в тыл Красной Армии 150 разведывательно-диверсионных групп [Сергеев 1991: 254 — 255].
Контрразведчики Центрального фронта в июне 1943 года обезвредили 15 таких групп (причем некоторые из них были предназначены для нападения на штаб фронта и совершения террористического акта в отношении командующего фронта К. К. Рокоссовского) [Теплицын 2000: 43]. Но тщетны были усилия врага. Позже Гитлер отметит, что «основную задачу — провести в большом масштабе диверсионную и подрывную работу „Ц-УЕ“ выполнил, несомненно, плохо»
13 июля 1943 года, когда реальным был прорыв фронта противником, Воронежский обком требовал восстановить и привести в боевое состояние истребительные батальоны, отряды, организовать активную военную подготовку населения. Органам внутренних дел предлагалось усилить охрану всех важнейших объектов: железнодорожных станций, линий связи, нефтебаз, складов, предприятий, хозяйственных построек, МТС, колхозов, установив дежурство ответственных лиц во всех организациях и учреждениях [Истребительные батальоны. 2005: 8].
Большую опасность представляли вражеские парашютисты-диверсанты. После специальной подготовки они группами и в одиночку засылались на нашу территорию. Нередко они оказывались в руках сотрудников «Смерша», НКВД, бойцов истребительных батальонов.
Факты заброски на территорию региона парашютистов противника фиксировались в документах неоднократно. Например, в Ястребовском регионе Курской области 28 — 30 июля с самолетов было сброшено шесть парашютистов, которые имели задание совершить диверсионные акты и вывести из строя только что построенную железнодорожную линию Старый Оскол — Ржава1. В ночь с 15 на 16 августа 1943 года был сброшен десант в Черемисиновском районе в количестве 6 человек диверсионной группы, из которой один 16 августа в 2 часа ночи явился в райвоенкомат, откуда был направлен в РК ВКП (б). Срочно на место высадки выехали начальник РО НКГБ Мазуров, секретарь РК ВКП (б) И. Д. Казаков и зам. начальника РО НКВД Приклонский в сопровождении истребительного батальона. На месте выброски были обнаружены парашюты и взрывчатые вещества для подрыва мостов и полотна железной дороги. Истребительный батальон был направлен на прочесывание леса, но безрезультатно. Информация была сообщена в Советский район, в Орловскую область железнодорожному батальону по охране мостов и полотна. 17 августа в колхоз им. Крупской, Ново-Савинского сельсовета явился второй диверсант, который тоже был доставлен в органы РО НКВД. Во время налетов немецких бомбардировщиков неприятельские агенты предпринимали попытки наведения их на цели подачей световых сигналов с помощью ракетниц [Яценко 2002: 152]. Нередки были случаи приземления на советскую территорию экипажей подбитых советской истребительной авиацией и зенитной артиллерией самолетов противника3.
Все эти обстоятельства предъявили повышенные требования к истребительным батальонам — их организации, комплектованию, боевой подготовке бойцов и командиров. Растет их количество, увеличивается численность личного состава. В Курской области к началу июня 1943 года действовало уже 53 батальона, объединявших в своих рядах 3 590 бойцов. Через месяц эта цифра выросла до 3 9684. Вооружены они были в основном оружием, найденным на местах боев или изъятым у населения, частично полученным со складов НКВД. Оружия на всех не хватало. Так, например, на 1 июля на вооружении курских истребителей имелось 2 982 единицы стрелкового оружия, как отечественного, так и трофейного, в том числе 123 пулемета и автомата, а также 569 гранат5. Воронежские истребительные батальоны на то же время при численности личного состава 7 695 человек имели на вооружении 3 934 винтовки, 11 автоматов, 8 станковых и 38 ручных пулеметов, 36 пистолетов и револьверов, 200 бутылок с горючей смесью и 2 966 гранат [Яценко 2006: 189]. В помощь батальонам,
1 Государственный архив общественно-политической истории Курской области (ГАОПИ КО). Ф. П. 1. Оп. 1. Д. 2851. Л. 59−60
2 Там же. Л. 57−57
3 Исследовательский центр УВД Курской области (ИЦ УВД КО). Ф. 38. Оп. 1. Д. 9. Л. 9
4 Там же. Д. 7. Л. 26 об
5 Там же. Л. 41 об.
как и в предыдущий период, создавались группы содействия. В частности, упомянутый выше приказ УНКВД по Курской области от 19 марта 1943 года предписывал сформировать их во всех населенных пунктах, прежде всего в прилегающих к
о. о. 6
железнодорожным линиям, мостам, шоссейным и грейдерным дорогам.
Анализируя картину оперативно-служебной деятельности истребительных батальонов, следует помнить, что она включала в себя решение целого комплекса задач. В рамках второго периода войны, с учетом специфики региона и своеобразия момента, они уточняются и конкретизируются в целом ряде документов. В задачи бойцов истребительных батальонов входит борьба с уголовным и преступным элементом, выявление и задержание дезертиров и пособников врага и т. д.
Какова же была результативность оперативно-служебной деятельности истребительных батальонов? Хорошие показатели имелись там, где по-настоящему поняли задачи истребительных батальонов и правильно организовали их работу исходя из конкретной оперативной обстановки в районе. Так, по Курской области за период с апреля по декабрь 1943 года наибольшее количество задержаний было проведено Щигровским истребительным батальоном — 385, Пристенским — 305, Льговским — 289, Великомихайловским — 222, Волоконовским — 206, Поныровским — 199. В целом же по области за этот период в ходе проведения мероприятий с участием бойцов истребительных батальонов было задержано 7 928 человек, в том числе 7 вражеских парашютистов, 17 летчиков с подбитых немецких самолетов, 32 бандита и их пособника, 91 пособник немцев, 182 бежавших из лагерей военнопленных, 210 уголовников, 678 нарушителей режима военного времени, 758 спекулянтов, 1 470 дезертиров из Красной армии и уклонившихся от военной службы, 596 дезертиров с оборонных работ, 3 873 не имевших установленных документов и подозрительных8.
В Воронежской области только по данным на 7 августа 1943 года истребительными батальонами было задержано 8 шпионов-парашютистов, 2 125 дезертиров из РККА, 5 125 не имевших документов и подозрительных [Яценко 2006: 197]. Наиболее эффективными видами несения службы здесь оказались разведывательно-поисковые группы, патрулирование и отряды заграждения, на долю которых приходилось наибольшее количество задержаний [Яценко 2001: 79].
По мере продвижения советских войск на запад штабы истребительных батальонов передавались в отделы по борьбе с бандитизмом, личный состав переводился в войска НКВД. Обычно последней операцией был сбор, учет и хранение документальных материалов о зверствах, разрушениях, грабежах и насилиях германских, финских, итальянских, румынских войск и властей на оккупированной территории. Позже эти сведения будут переданы в чрезвычайную государственную комиссию по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР.
Подводя итоги, следует подчеркнуть важность той роли, которую внесли истребительные батальоны Центрального Черноземья в укрепление и охрану тыла Красной армии в 1943 году, что было немаловажно в период сражений, предопределивших победный исход войны всей Великой Отечественной войны.
6 Там же. Л. 30
7 ИЦ УВД КО. Ф. 38. Оп. 1. Д. 7. Л. 32 об.
8 ИЦ УВД КО. Ф. 38. Оп. 1. Д. 7. Л. 32
Библиографический список
Бондарева А. В. Органы государственной безопасности советской провинции в годы Великой Отечественной войны (на примере Курской области): дис. … канд. ист. наук. Курск, 2004.
Гришков И. Г. Курская область в годы Великой Отечественной войны. Курск,
1998.
Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. Т. З. М., 1990.
Истребительные батальоны Липецкого края в годы Великой Отечественной войны. Липецк, 2005.
История второй мировой войны. 1939−1945 гг. Т. 7. М., 1976.
Сергеев Ф. Тайные операции нацистской разведки, 1933−1945. М., 1991.
Теплицын В. Л. «СМЕРШ»: операции и исполнители. Смоленск, 2000.
Шамаев В. Г. Партийное руководство военно-патриотическим воспитанием населения Центрального Черноземья в годы Великой Отечественной войны. Воронеж, 1988.
Яценко К. В. В борьбе за коренной перелом: Военно-организаторская деятельность органов власти Центрального Черноземья во второй период Великой Отечественной войны (ноябрь 1942 г. — декабрь 1943 г.). Курск, 2001.
Яценко К. В. Деятельность структур НКВД и истребительных батальонов Курской области в 1943—1945 гг. // На страже порядка: из истории органов внутренних дел Курского края. Курск, 2002.
Яценко К. В. Помощь курян в период подготовки и проведения Курской битвы // История Великой Отечественной войны в документах и судьбах (по материалам Курской области) / отв. ред. и сост. А. Ю. Друговская. Курск, 1995. С. 114.
Яценко К. В. Фронтовой регион: Центральное Черноземье России в системе военно-организаторской деятельности местных властных структур в годы Великой Отечественной войны. Курск, 2006.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой