К истории городских публичных (общественных) библиотек Кубанской области

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94: 021(470. 62)"-18"- & quot-19"-
К ИСТОРИИ ГОРОДСКИХ ПУБЛИЧНЫХ (ОБЩЕСТВЕННЫХ) БИБЛИОТЕК КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ
А. В. Сулиева
TO HISTORY OF URBAN PUBLIC LIBRARIES OF THE KUBAN REGION
A. V. Sulieva
В статье рассматриваются проблемы функционирования публичных (общественных) библиотек Кубанской области в середине XIX — начале XX века. Автором обращено внимание на источники финансирования библиотек, принципы комплектования фондов, особенности взаимодействия с читателями- предпринята попытка выделить основные этапы развития и общие черты, присущие публичным библиотекам.
In the article the problems of functioning of public libraries of the Kuban region in the middle XIX — beginning of XX are examined. The author paid attention to sources of funding for libraries, principles of completing of funds, features of cooperation with readers. An attempt to distinguish the basic stages of development and general lines inherent to the public libraries is undertaken.
Ключевые слова:
каталог, библиотека, книжный фонд, абонемент, читатель.
Keywords:
a catalogue, a library, book collection, delivery desk, reader.
В XIX веке термин «общественная библиотека» имел множество смысловых значений. Употребляя его, могли подразумевать, что библиотека:
— учреждена и поддерживается отдельными представителями общества-
— использует для своего развития общественные средства-
— предназначена для членов городского или сельского общества-
— находится в ведении муниципальных властей (земств или городских дум).
Под публичными библиотеками дореволюционные исследователи чаще
понимали библиотеки платные, предназначенные для интеллигенции [1], только в конце XIX века расширившие читательскую аудиторию за счет привлечения других слоев населения.
В работе «Типичные черты в эволюции русской «общественной& quot- библиотеки» К. Н. Дерунов, не останавливаясь подробно на определениях различных типов библиотек, выделяет библиотеки губернские «казенные», общественные, возникшие по инициативе интеллигенции, и городские, подведомственные городским думам или земским учреждениям. К. Н. Дерунов говорил о близости, синонимичности терминов «общественная библиотека» и «публичная библиотека» [2].
Используя ряд выделенных И. Г. Матвеевой черт [3], можно дать следующее определение: публичная библиотека — это общедоступная библиотека с универсальным книжным фондом, работающая на коммерческой основе.
В конце XVIII — начале XIX века в крупных городах России публичные библиотеки открывались по инициативе частных лиц и назывались «кабинетами для чтения» [4]. Это название, корнями уходящее во французское & quot-cabinet de lecture& quot-, было закреплено и в законодательных актах [5]. Такие библиотеки формировались путем преобразования личных библиотек в частные, коммерческие, т. е. за плату предоставляющие право чтения книг и журналов в читальном зале («читальне») библиотеки или на дому. Возврат литературы обеспечивался внесением залога. Другим путем формирования «кабинетов для чтения» было выделение из книжного магазина части литературы для устройства библиотеки. Книги обновлялись путем продажи устаревших изданий. Необязательно библиотека образовывалась при книжном магазине — это мог быть и магазин галантерейных товаров, в помещении которого находились полки с книгами, а также место для чтения.
К концу первой половины XIX века коммерческие библиотеки и кабинеты для чтения имелись во многих губернских и уездных городах. В подавляющем большинстве, ввиду высокой стоимости абонемента, они были доступны только наиболее обеспеченным слоям населения [6].
Комплектование фондов частных библиотек находилось в зависимости от интересов читающей публики. «Погоня за публикой, с одной стороны, погоня за дешевыми книгами, с другой, — писал Н. А. Рубакин, — вот две причины, обусловливающие обыкновенно книжный состав частных библиотек» [7].
Формирование первых частных библиотек на Кубани можно попытаться проследить по сведениям, почерпнутым в основном в изданиях периодической печати.
В 1872 году по просьбе дочери подполковника М. В. Белой из бывшей Екатеринодарской окружной библиотеки было передано около 1 000 томов, «лежащих в войсковом складе без дела». Книги стали частью нового «кабинета для чтения», деятельность которого поначалу развивалась успешно: «Наэлектризованное общество, на первых порах, так сочувственно отнеслось к этому предприятию, что большего городу требовать было невозможно» [8]. Делались пожертвования книгами (около 400 томов) и деньгами. «Кубанские областные ведомости» сообщали, что «в подписчиках тоже не было недостатка, не смотря на не особенно низкую цену. Подписчики делились на три разряда: по первому разряду платили 12 рублей в год, по второму — 6 рублей и по третьему — 3 рубля- разница между разрядами состояла только во времени пользования периодическими изданиями (подписчикам первого разряда они предлагались в первую очередь) и праве чтения книг в библиотеке. Библиотека была открыта в сентябре 1872 года. В 1873 году абонентами являлись около 100 человек и дела библиотеки пошли очень хорошо- но это был последний год ее цветущего состояния. Обществу начало понемножку надоедать чтение, а тут дела библиотеки запутались- оставшиеся подписчики ждали книг по несколько недель, потому что их некому было выдавать, и в 1875 году пришлось ликвидировать дела. Итак, первая попытка окончилась неудачею» [9]. В 1876 году книги были возвращены в Управление Екатеринодарского отдела [10].
В 1877 году была сделана новая попытка открытия общественной библиотеки. Инициатива принадлежала учителю Екатеринодарского армянского приходского училища Д. Н. Калфаян. Был выкуплен остаток прежней библиотеки, приобретена небольшая частная библиотека у одного из учителей духовного училища, выписано
много газет и журналов (18 изданий на русском языке, 4 — на армянском и 3 — на французском), и библиотека открылась при армянском училище. Организаторы не преследовали цели получения дохода, собранные с подписчиков деньги расходовались на пополнение библиотеки. Библиотека размещалась в здании училища, поэтому не было необходимости платить за помещение. Работала ежедневно с 9 до 23 часов [11]. Открытие библиотеки прошло скромно. На страницах газеты отмечали, что «не было уже заметно в обществе тех горячих разговоров, которыми сопровождалось появление первой библиотеки, даже местная пресса не сочла нужным поговорить об этом предмете пообстоятельнее… Понятно, что при таком сочувствии общества библиотека не могла долго существовать, и она была закрыта в 1878 году» [12].
В 1878 году около 2 тыс. книг перевез из Нахичевани в Екатеринодар частный предприниматель армянин Г., «но, — отмечалось в прессе, — мы так уже отвыкли от чтения, что у него было всего только 15 подписчиков- пришлось библиотеку закрыть и заняться торговлею» [13]. Вероятно, здесь имеется в виду П. Ф. Галладжианц. В источниках не указывается, из каких книг состояла его библиотека.
Таким образом, «библиотеки у нас нет ни общественной, ни частной», -подытоживали ситуацию «Кубанские областные ведомости» [14].
В 1881 году была предпринята новая попытка создания публичной библиотеки. Среди архивных документов сохранилось прошение купца А. Н. Таманцева, поданное начальнику Кубанской области. Купец просил разрешения на открытие публичной библиотеки. Предполагалось составить ее из книг на русском, французском, немецком и армянском языках. Прошение было удовлетворено, но сведений о деятельности библиотеки не обнаружено [15].
В ведомости «книжным магазинам и библиотекам для чтения, находящимся в Кубанской области», за 1881 год указано пять книжных лавок: три — в Ейске, по одной — в Екатеринодаре и Армавире. При одной из ейских книжных лавок находился кабинет для чтения [16]. Других кабинетов для чтения на территории Кубанской области не показано.
В 1889 году частная библиотека с кабинетом для чтения была открыта в Майкопе. Она принадлежала бухгалтеру городской управы И. И. Петрожицкому [17]. Ко времени открытия книжный фонд составляли 350 наименований книг и несколько периодических изданий [18].
Более успешной стала деятельность частной библиотеки О. К. Мамврийской (открыта в 1894 году в Екатеринодаре) [19]. О серьезном подходе к делу организации библиотеки свидетельствует факт составления каталога Н. А. Рубакиным. Фонд библиотеки насчитывал около полутора тысяч томов, по большей части литературы художественной и исторической. Стоимость абонемента составляла 14, 10 или 6 рублей в год, плата за вход в читальню — 5 копеек, но для читателей двух первых разрядов — бесплатно. Применялась залоговая система [20]. При библиотеке была организована продажа книг, а также отделение народной библиотеки, по низкой цене, с особым выбором книг [21].
Библиотека работала ежедневно с 10 до 22 часов, с небольшим обеденным перерывом- в праздничные дни — с 11 до 19 часов [22].
И все же в 1899 году отмечалось, что «она слишком мала и может удовлетворять лишь самые заурядные требования» [23].
Таким образом, во второй половине XIX века наблюдалась устойчивая
тенденция к открытию частных коммерческих библиотек. Тенденция эта сохранялась до тех пор, пока частным библиотекам не начали составлять конкуренцию библиотеки общественные и народные. Но даже и при отсутствии серьезной конкуренции частные библиотеки не могли поддерживать свое существование, главным образом по взаимозависящим причинам: отсутствие средств на пополнение фонда новой литературой и отсутствие читателей. Частные библиотеки, успешно развивающие свою деятельность на протяжении нескольких лет, были явлением редким и более характерным для крупных городов, нежели для окраин, где потребность в книге не являлась еще устойчивой либо удовлетворялась путем частной подписки или обмена в своем, узком кругу общения. Кроме того, потребность в чтении удовлетворялась библиотеками при различных обществах и организациях, таких как Кубанский областной статистический комитет, Общество изучения любителей Кубанской области, а также войсковыми казачьими библиотеками.
В середине XIX века во многих губернских и некоторых уездных городах по инициативе губернаторов и при поддержке интеллигенции начали появляться общественные библиотеки. Основными источниками поступления средств в эти библиотеки являлись пожертвования и взнос абонентской платы. Пожертвования, как правило, составляли значительные суммы лишь при открытии библиотеки. Абонентская плата также не обеспечивала полноценную работу библиотеки. Как правило, подписчиков «высших», дорогих разрядов в течение года насчитывалось всего несколько человек, оплата дешевых разрядов тоже не давала необходимой суммы.
Публичные библиотеки ориентировались на создание универсального книжного фонда, отражающего все явления духовного и материального мира. Однако отсутствие системности в пополнении фонда новыми книгами не позволяло собрать в библиотеках полные курсы по отдельным наукам и полные собрания сочинений литераторов.
Учащиеся составляли до 70% посетителей, что в какой-то степени свидетельствовало о невыполнении задач, поставленных перед общественной библиотекой, преследовавшей цели по организации обслуживания преимущественно взрослого населения.
В целом число читателей по отношению к общему числу жителей губернских и уездных городов оставалось небольшим даже в начале XX века (от 1,5 до 8%). По подсчетам Н. А. Рубакина, среди представителей привилегированных классов в библиотеки в первой половине 90-х годов XIX века было записано не более одной пятой части [24]. Исследователи отмечают, что абоненты довольно быстро перечитывали все интересовавшие их книги и покидали библиотеку.
М. Ю. Матвеев выделяет причины, по которым публичные библиотеки не смогли привлечь к себе значительного числа читателей:
— случайный подбор книг-
— низкий уровень грамотности населения-
— наличие у обеспеченных слоев населения возможности пользоваться другими источниками информации (частная подписка, библиотеки отдельных обществ, комитетов и так далее) —
— высокая подписная плата-
— нерегулярность и неточность каталогов-
— невнимательное отношение к читателям работников библиотек [25].
Слабой стороной в деятельности большинства публичных библиотек
являлось отсутствие статистики. Развернутые статистические данные либо вообще не составлялись, либо составлялись каждый год по новым формам. Этот факт обращал на себя внимание и современников, и исследователей, отмечающих, что год от года меняющиеся группировки читателей исключают возможность статистического анализа [26].
В начале 90-х годов XIX века в развитии общественных библиотек начался новый этап, связанный с переходом инициативы в вопросах их организации и финансирования к органам местного самоуправления. Это явилось следствием возросшей среди городского населения потребности в общедоступных библиотеках, роста читательской аудитории. В смету городских расходов все чаще вносились пункты, связанные с содержанием библиотек. В этот период во многих городах общественные библиотеки переходили в ведение городских дум или основывались новые. так как они финансировались из средств городского бюджета, за ними закрепилось название «городские». При этом их по-прежнему называли как общественными, так и публичными библиотеками.
«Городские» библиотеки работали на более прочных основаниях, нежели общественные, учрежденные по инициативе представителей администрации или городской интеллигенции. Большей стабильности «городских» библиотек способствовали ежегодные субсидии из городского бюджета, рост читательской аудитории, накопление опыта в области библиотечного дела. Однако и «городские» библиотеки были вынуждены столкнуться с проблемами, присущими всем публичным библиотекам:
— слабо развитая у широких слоев населения потребность в чтении (в среднем в течение года подписчиками являлись около 300 человек) —
— ограниченность фондов-
— отсутствие собственных помещений, высокая арендная плата-
— неподготовленность библиотекарей.
Некоторые библиотеки по-прежнему ориентировались на лиц состоятельных, устанавливая высокую подписную плату и составляя книжный фонд соответственным образом (литература на иностранных языках и т. п.). Другие библиотеки ориентировались на массового читателя, доступность более широким слоям населения как по стоимости подписной платы, так и по составу фонда.
Здесь подробнее остановимся на деятельности Майкопской и Екатеринодарской, а также некоторых других общественных библиотек.
В сентябре 1894 года интеллигенция города Майкопа внесла на рассмотрение думы вопрос об открытии общественной библиотеки. Инициатива принадлежала П. С. Воробьевой — заведующей библиотекой при Александровском городском училище. Изначально ставилась цель сделать библиотеку доступной для всех граждан города, поэтому был создан отдел народной литературы с низкой подписной платой. Городская дума выделяла ежегодную субсидию в размере 500 рублей.
Библиотека открылась 18 июня 1895 года. Фонд состоял из 1 850 томов в фундаментальном отделе и 1 133 томов в народном отделе [27].
Подписка была платной и делилась на три разряда. Абонемент самого дешевого 3-го разряда стоил 5 копеек в месяц. Подписчики бесплатно пользовались кабинетом для чтения, который работал ежедневно.
В 1897 году абонентами являлись 197 человек, из них 82 — по 3-му, народному, разряду. Популярностью пользовались произведения Л. Н. Толстого, А. К. Шеллер-Михайлова, И. С. Тургенева, А. Ф. Писемского, Н. В. Гоголя и др. [28]. Из периодических изданий наибольший спрос имели «Русское богатство», «Русские ведомости», «Приазовский край», «Русская мысль» и др. [29].
К сожалению, в отчете нет отдельных статистических данных по третьему, дешевому разряду. Это отметил и автор публикации. Особенно интересно было бы иметь такие сведения по Майкопской публичной библиотеке, т. к. значительную часть подписчиков составляли жители менее обеспеченные, с низшим уровнем образования. В этой среде роль книги была особенно велика, и сам процесс чтения, особенности восприятия текста представляют большой интерес.
Успешной работе Майкопской библиотеки способствовала активная деятельность библиотечного совета, который не только организовывал традиционные подписку, сбор пожертвований деньгами и книгами, устраивал благотворительные спектакли, но и обращался к издателям, книготорговцам, в редакции газет и журналов, к авторам с просьбами о присылке книг [30].
В начале XX века плата за вход в читальный зал составляла 5 копеек в месяц — сумма небольшая и для бедняка, но все же «обстановка читального зала библиотеки стесняет любителей чтения из народа. теперь в зале уже встречаются рабочие, но все же только из тех что носят калоши», — сообщали «Кубанские областные ведомости» [31].
К 1900 году в фонде библиотеки насчитывалось около 8 тыс. экземпляров книг, в 1917 году — 23 тысячи, число абонентов — около 2 тыс. человек [32].
Приближение столетия со дня рождения А. С. Пушкина вызвало в разных уголках России постановления земских собраний и городских дум об открытии просветительных учреждений, связанных с именем великого поэта. Не остался в стороне и Екатеринодар. В городскую управу были представлены проекты, из которых наибольший интерес представляет проект Александро-Невского религиозно-просветительного братства. Братством было предложено построить на войсковой земле, при помощи предоставляемой городской думой субсидии, двухэтажное здание, в котором помещались бы библиотека, бесплатная читальня, аудитория для народных чтений и музей [33]. Но, не имея средств на осуществление этого проекта, братство просило городскую думу субсидировать постройку в течение 5−6 лет в размере 5 тыс. рублей ежегодно [34].
Проекты Общества любителей изучения Кубанской области и члена городской управы И. Г. Кочевского сводились к открытию публичной библиотеки [35].
Городская дума не сочла возможным выделить средства на постройку народного дома и ограничилась решением об открытии общественной библиотеки имени А. С. Пушкина. Библиотека начала работу в 1900 году [36].
Книги покупались по спискам, составленным членами комиссии по устройству библиотеки. Окончательный каталог составлялся совместно И. А. Кузнецовым, А. Н. Дьячковым-Тарасовым, В. М. Сысоевым, К. К. Федяевским и Л. М. Мельниковым [37]. В распоряжении комиссии имелась сумма в размере 3 тыс. рублей- кроме того, городской голова обратился к жителям города с просьбой о пожертвованиях деньгами и книгами [38]. Было приобретено 2 830 томов, а пожертвованных книг собралось 822 тома [39].
Библиотекой управляла комиссия в составе пяти человек. Председателем являлся В. В. Скидан, библиотекарем — И. А. Кузнецов. Велись хронологический, систематический и карточный каталоги [40].
Абонемент стоил от 2 до 10 рублей в год [41]. Для учащихся работал удешевленный абонемент [42]. Учителям книги выдавались бесплатно [43]. Для поддержания библиотеки городской думой выделялись ежегодные субсидии.
Современники так описывали обстановку в читальном зале: посредине находился широкий длинный стол, покрытый зеленой суконной скатертью, с двумя высокими лампами. Вдоль стен стояли кресла. За столом могло разместиться до 40 читателей. На стене висели портреты А. С. Пушкина и других писателей [44].
Библиотека была открыта ежедневно с 10 до 20 часов, в выходные с 11 до 18 часов [45].
Число подписчиков постепенно возрастало, однако обращает на себя внимание и большой процент ежегодно выписывающихся из библиотеки [46]. Это может являться свидетельством интереса к чтению в массах населения и одновременно неудовлетворительности фондов. Отсутствие подробных отчетов, содержащих сведения о проценте неудовлетворенных требований, не позволяет прийти к однозначным выводам. Среди исследователей публичных библиотек существует мнение, что абоненты «перечитывали» все, могущее интересовать, и покидали библиотеку, что «ни один читатель не получал ту книгу, за которой пришел» [47]. Характерным, как и в целом для всех общественных библиотек, был высокий процент подписчиков из среды учащихся.
К 1914 году фонд Екатеринодарской общественной библиотеки составляли 42 140 томов, включая периодические издания [48]. Абонентами являлись 2 459 человек [49]. В 1917 году в библиотеку было записано 6 350 человек [50]. В начале XX века в Екатеринодаре открылись еще три публичные библиотеки.
В конце XIX века публичные библиотеки существовали также в Новороссийске, Анапе, Ейске, темрюке, Сочи. Сведений о работе таковых очень мало, и это, вероятно, косвенным образом свидетельствует об их слабом развитии. Из заметки в «Кубанских областных ведомостях» следует, что в 1898 году была открыта общественная библиотека в Ейске [51]. Отрывочны сведения о деятельности Анапской городской общественной библиотеки. Известно, что последнюю учредили в 1896 году, разрешение на ее открытие было получено в 1897 году- в этом же году библиотека получила разрешение именоваться Николаевско-Александровской [52]. На рубеже XIX—XX вв.еков деятельность библиотеки субсидировалась городской управой [53].
Научная библиотека профессора Э. Э. Баллиона, пожертвованная им городу после переезда из Петербурга, а также пожертвования местных жителей составили основу Новороссийской общественной библиотеки. Библиотека начала работу в 1893 году, ее дальнейшее развитие было обеспечено субсидиями городской думы. Книг в библиотеке было около 3 000 томов, из них половина — на иностранных языках [54]. Абонемент стоил 6 рублей в год, а разовое посещение — 5 копеек. Обращает на себя внимание то, что создание дешевого отдела в библиотеке вызвало противодействие властей. так, в управлении Кавказского учебного округа нашли необходимым применить к отделениям библиотеки правила 15 мая 1890 года о бесплатных народных читальнях ввиду близкого сходства с народными читальнями.
Министерство внутренних дел, посчитав, что подчинение правилам 15 мая 1890 года одних отделений библиотеки «едва ли устранит возможность посещения самой библиотеки лицами из низших сословий», нашло более целесообразным подчинить публичную библиотеку этим правилам. В итоге новороссийская дума вынуждена была отказаться от своего намерения сделать библиотеку доступной возможно большей части населения и выработала новые правила, по которым была увеличена подписная плата и ликвидирован бесплатный кабинет для чтения [55].
Отсутствие удовлетворительных помещений, библиотечной техники (иногда даже каталогов), высокая подписная плата, финансовые трудности, неподготовленность библиотекарей, плохой подбор книг длительное время сопровождали существование публичных библиотек. Исключением не стали и многие из тех библиотек, которые поддерживались городскими думами. «Игнорирование библиотекаря, его приниженное и вообще двусмысленное положение — это общее почти явление для библиотек не только городских, а и общественных — писал К. Н. Дерунов. Выписку книг, составление каталогов, все брал на себя Комитет, а роль библиотекаря как-то сама собой сводилась к немудреной службе чуть ли не прибиблиотечного сторожа, которому разрешалось или вменялось в обязанность свыше заниматься между прочим выдачей книг.» [56].
Публичные библиотеки ориентировались на достаточно узкие, наиболее обеспеченные слои населения, составляющие небольшой процент от общего числа жителей, и часто не получали от них желаемой материальной поддержки- повсеместно основную группу читателей составляли учащиеся. «. Это полезное учреждение — писали о Ставропольской общественной библиотеке. -своим настоящим положением показывает, что вызвано оно к жизни не столько потребностями самого общества, сколько занесено извне» [57]. К. Н. Дерунов отмечал: «. Подъем настроения, будучи острым и широко распространенным, не был глубоко захватывающим и прочным- иногда он не покрывал собой даже длительного момента самого открытия библиотеки.» [58].
«Народные» отделы с низкой подписной платой и особым подбором книг существовали в библиотеках О. К. Мамврийской и Майкопской общественной, но возможности их работы были ограничены, а иногда попытки сделать библиотеку более доступной и вовсе грозили ликвидацией если не всей библиотеки, то наиболее ценной части фонда.
ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Гильмиянова Р. А. История библиотек Башкортостана: XVIII в. -1917 г. (по материалам Оренбургской и Уфимской губерний): дис. канд. ист. наук. Челябинск, 2003. С. 116.
2. Дерунов К. Н. Типичные черты в эволюции русской «общественной» библиотеки. М., 1916. 56 с.
3. Матвеева И. Г. Типология и терминология российских библиотек // История библиотек дореволюционной России: становление и развитие: тез. сообщ. науч. -практ. конф. 18−20 окт. 1994 г. СПб., 1994. С. 6−8.
4. Шестернева Е. В. Основные группы коммерческих публичных библиотек (XVIII — начало XX в.) // Библиотеки и информационные ресурсы: сб. тез. докл. науч. студ. конф. (14−15 мая 2003 г.). М., 2003. С. 154.
5. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2. Т. 40. СПб., 1867. Ст. 41 990.
6. Абрамов К. И. История библиотечного дела в России. М.: Либерея, 2000. Ч. 1.
С. 56.
7. Рубакин Н. А. Избранное: в 2 т. Т. 1. М.: Книга, 1975. С. 66.
8. ГАКК (Гос. арх. Краснодарского края). Ф. 396. Оп. 1. Д. 791. Л. 104- Кубанские областные ведомости. 1880. № 23.
9. Там же.
10. ГАКК. Ф. 396. Оп. 1. Д. 791. Л. 109.
11. Кубанские областные ведомости. 1877. № 10.
12. Там же. 1880. № 23.
13. Там же.
14. Там же.
15. ГАКК. Ф. 454. Оп. 7. Д. 1769. Л. 1−2.
16. Там же. Д. 1762. Л. 5−6.
17. Тешева Ф. А. Майкопская городская общественная библиотека в 1907 г. (историко-статистические аспекты деятельности) // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность: сб. ст. Вып. 2. Краснодар, 2004. С. 308.
18. ГАКК. Ф. 454. Оп. 2. Д. 2104. Л. 33−45.
19. Кубанские областные ведомости. 1894. № 15.
20. Там же. № 12.
21. Там же. № 8.
22. Там же. № 12.
23. Доклад Екатеринодарской городской управы № 5 // Екатеринодарская городская управа: сб. докладов с 1897 по 1900. Б. м., б. г. С. 8.
24. Рубакин Н. А. Этюды о русской читающей публике. СПб., 1895. С. 85.
25. Матвеев М. Ю. Общественные библиотеки России и их читатель: вторая половина XIX — начало XX в.: дис. … канд. пед. наук. СПб., 1998. С. 165.
26. Финогина Л. С. Отчеты екатеринодарских публичных библиотек как источник по истории кубанского читателя // Книжное дело на Северном Кавказе: история и современность: сб. ст. Вып. 2. Краснодар, 2004. С. 323.
27. Кубанские областные ведомости. 1896. № 173.
28. Там же. 1897. № 205.
29. Там же. 1896. № 173.
30. Там же. 1895. № 162.
31. Там же. 1904. № 47.
32. Коновалова Н. А., Божкова Е. Л. Библиотеки Южного федерального округа, носящие имя А. С. Пушкина // Библиотека в контексте истории: материалы VIII междунар. науч. конф. Москва, 5−6 окт. 2009 г. М., 2009. С. 32.
33. Доклад Екатеринодарской городской управы № 5. С. 4.
34. Ястребов М. Т. Первые три года существования Екатеринодарской городской публичной библиотеки им. А. С. Пушкина (1899−1902 гг.). Екатеринодар: Сотрудник, 1909. С. 3.
35. Доклад Екатеринодарской городской управы № 5. С. 1.
36. Кривкова Е. И. Одна из первых на юге страны // Библиотека. 1997. № 3.
С. 102.
37. Кубанские областные ведомости. 1899. № 211.
38. Там же. № 122.
39. Там же. № 240.
40. Кривкова Е. И. История Краснодарской краевой научной библиотеки
им. А. С. Пушкина (1899−1917 гг.) // История библиотек дореволюционной России: становление и развитие: конф. 18−20 окт. 1994 г.: тез. сообщ. СПб., 1994. С. 72.
41. Кубанские областные ведомости. 1900. № 25.
42. Михайлова Л. Слышится только шелест страниц. // Библиотека. 1999. № 4.
С. 48.
43. Ястребов М. Т. Указ. соч. С. 15.
44. Кубанские областные ведомости. 1900. № 25.
45. Там же. № 33.
46. Ястребов М. Т. Указ. соч. С. 7.
47. Дерунов К. Н. Типичные черты в эволюции русской «общественной» библиотеки // Дерунов К. Н. Избр. М., 1972. С. 114.
48. Кривкова Е. Одна из первых… С. 104.
49. Кривкова Е. И. История Краснодарской краевой. С. 73.
50. Коновалова Н. А., Божкова Е. Л. Указ. соч. С. 34.
51. Кубанские областные ведомости. 1899. № 114.
52. ГАКК. Ф. 454. Оп. 1. Д. 5980. Л. 7−8- Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3. Т. 17. СПб., 1900. Ст. 14 630.
53. Кубанские областные ведомости. 1899. № 24.
54. Там же. 1894. № 17.
55. Абрамов Я. Хроника народных библиотек // Рус. школа. 1899. № 2. С. 276−278.
56. Дерунов К. Н. Указ. соч. С. 102.
57. Старейшая на Северном Кавказе: сб. материалов. Ставрополь: Ставроп. кр. тип., 2002. С. 120−121.
58. Дерунов К. Н. Указ. соч. С. 114.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой