К истории изучения тибетской медицины сотрудниками кафедры фармакологии Иркутского государственного медицинского университета

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ НАУКИ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ__________
© ЛЕВЕНТА А.И. — 2008
К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНЫ СОТРУДНИКАМИ КАФЕДРЫ ФАРМАКОЛОГИИ ИРКУТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕДИЦИНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
А.И. Левента
(Иркутский государственный медицинский университет, ректор — д.м.н., проф. И. В. Малов, кафедра фармакологии,
зав. — д.м.н., проф. Г. з. Суфианова)
Резюме. Рассматривается роль сотрудников кафедры фармакологии Иркутского государственного медицинского ут верситета в изучении наследия тибетской медицины. Сотрудники кафедры фармакологии ИГМУИ.А. Обергард, Мл Варлаков, С. И. Верхозин показали самобытность и индивидуальность тибетской медицинской системы. Ими доказс
униГ-Н.
Варлаков, С. И. Верхозин показали самобытность и индивидуальность тибетской медицинской системы. Ими доказана необходимость изучения тибетской медицины, проведена огромная работа по систематизации средств и методов лечения на фактическом материале. Собранные сведения о лекарственных растениях и их применении, данные экспериментального фармакологического исследования образцов лекарственного растительного сырья позволили часть растений внедрить в медицинский научный оборот.
Ключевые слова: Иркутский государственный медицинский университет, кафедра фармакологии, история, И.А. Овер-гард, М. Н. Варлаков, С. И. Верхозин, тибетская медицина. ______________________________________
В течение последнего времени Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) проводит активную политику по изучению и интеграции опыта традиционных медицинских систем. Еще в 1991 г. в докладе Генерального директора ВОЗ «О традиционной медицине и современном здравоохранении» на 44-й Всемирной Ассамблее по здравоохранению была предпринята попытка наметить концепцию развития политики ВОЗ в данном направлении [1,17].
Это вылилось в рекомендации государствам-участникам ВОЗ о пересмотре национальных программ, законодательства и решения по характеру и объему использования традиционной медицины в их системе здравоохранения [17].
Традиционные медицинские системы стоят на более высокой ступени развития по сравнению с традиционной народной медициной. Еще на заре цивилизации врачебный опыт народов некоторых регионов был систематизирован в крупные своды, в которых можно выделить и теоретические основы, и практические рекомендации (в том числе рецептурные справочники и описание растений). Эти основы на столетия определили развитие медицины не только у себя на родине, но и в соседних и даже более отдаленных странах, связанных с ними политическими, культурными, торговыми отношениями [2,3,4,5,6].
В настоящее время, в России исторически существуют несколько самобытных медицинских систем, в том числе ряд так называемых «восточных», истоки которых уходят в прошлое. Одна из них — тибетская или индо-тибетская. С начала прошлого века эта медицинская система неустанно привлекает внимание различных специалистов: востоковедов, историков, филологов, врачей, фармацевтических специалистов.
Действительно, синтез знаний народов и культур в Тибете, находившимся на своеобразном пересечении древних мировых культур — буддийской Индии, Китая, дому-сульманских (зороастрийских) Ирана, мусульманских стран Передней Азии, позволил возникнуть высокоразвитой врачебной системе. Данная система, в том числе, большое внимание уделяла профилактике заболеваний, повышению физической выносливости, увеличению адаптационных возможностей организма и восстановлению сил после утомления.
В 12−13 веке тибетская медицина проникает в Монголию и далее в Бурятию, позднее Туву и Калмыкию, вместе с буддизмом, который был принят в качестве официальной религии империи Юань. О силе влияния буддизма и неразрывно связанных с ним медицинских воззрений говорит тот факт, что основатель императорской династии Юань — внук Чингисхана и пятый по счету великий монгольский хан Хубилай (1260−1294 гг.) провозгласил одного
из тибетских патриархов школы Сакья-па по имени Дро-гон Чогьял Пхагпа (в некоторых источниках Пагпа-лама) своим духовным учителем. Естественно, что знания, почерпнутые монголами, передавались и другим народам, в том числе населяющих территорию нынешней России, но, не оставив существенных письменных памятников, впоследствии забылись [2,5].
Являясь неотъемлемой частью культуры обширной части Центральной Азии и Дальнего Востока, накопив огромный опыт, имея признаки сложившейся медицинской системы (классификацию болезней и их причин, выработанные методы лечения и манипуляций, основополагающие медицинские трактаты, средства для лечения заболеваний и способы их приготовления, рецептурные справочники), индо-тибетская медицина стала объектом изучения не только как этнокультурный феномен, но и как предмет, научное изучение которого способно обогатить европейское естествознание.
Несомненный приоритет в изучении тибетской медицины принадлежит российским ученым и исследователям. Они имели возможность не только непосредственно общаться с носителями традиций на территории России, но и доступ к фактическому материалу (медицинским практикам и лекарствам). В то же время, европейские ученые были лишены такой возможности, вследствие географических и природно-климатических условий трудностей достижения Тибета, а также политики тибетских властей, направленной на ограничение доступа иностранцев. История пестрит неудачными попытками путешественников попасть в Тибет. Многие из этих попыток окончились трагически, так, погибли английский путешественник, доктор Муркрофт (1826), Крик и Бури (1854), француз Дюйт-рель де Ренс (1894), голландец П. Ринхард (1898) [16].
17 июля 1687 в г. Иркутск прибыло посольство А. Ф. Головина в Китай. В составе посольства находился врач
О. О. Реман (J. Rehmann) (1779−1831), который не только приобрел тибетскую аптечку, но и попытался ее подробно описать и изучить. В 1811 г. в Санкт-Петербурге он издал ее описание с половиной определенных средств на немецком языке под названием «Описание тибетской аптечки» («Beschreibung eines tibetanischen Handapotheke. Ein Beitrag fur Arzneikunde des Orients», St. -Petetsburg. 1811). Это было одно из первых исследований европейскими учеными средств тибетской медицины и их рецептуры [1,2].
Иркутский архиепископ Нил (Николай Федорович Исаакович) представил широкой общественности свои труды «О буддизме» (1858 е) и «Врачебное искусство забайкальских лам» (1857 г.). Обе работы стали первыми шагами в изучении теоретических основ тибетской медицины [1,20].
С основанием 26 августа 1919 года медицинского отделения при Иркутском государственном университете, изучение средств тибетской медицины для внедрения их в научную медицинскую практику приобретает новый импульс. Огромную роль в этом сыграли сотрудники кафедры фармакологии.
Работавший в 1919—1923 гг. заведующим кабинетом фармакологии медицинского факультета ИГУ Обергард Исидор Александрович (1888−1937) исследовал растения, применяемые в народной и тибетской медицине, произрастающие на территории Иркутской области (в настоящее время работа хранится в фондах библиотеки В. И. Ленина в Москве).
Академик И. А. Обергард родился в г. Львове в семье потомственных аптекарей. Фармацевтическое образование (магистр фармации) получил в Львовском университете. С 1923 г. заведовал Химической лабораторией Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ), впоследствии кафедрой фармацевтической химии Московского фармацевтического института (1936−1937), являлся председателем Фармацевтического комитета Наркомздра-ва. Автор первого советского учебника в области фармации «Технология лекарственных форм». При его активном участии в 1919 г. создан первый журнал «Фармацевтический вестник». Находясь в Иркутске, И. А. Обергард вел большую организаторскую и педагогическую работу. Совместно с заведующим кафедрой фармакологии Н.П. Шав-ровым и И. А. Нестеровым он пытался организовать первую советскую фармацевтическую школу при медицинском факультете ИГУ в Иркутске (архив ИГУ).
Находясь в Ленинграде на должности заведующего химической лабораторией ВИЭМ в 1932 г. И. А. Обергард был привлечен в качестве эксперта по проекту изучения тибетской медицины в СССР по записке известного ее знатока Н. Н. Бадмаева, направленной в Совнарком [15].
В своем заключении Обергард отметил, что предложения по изучению тибетской медицины «…нужно приветствовать, как открывающее перспективу подчинить медицинскую практику по этой системе общественному и научному контролю». Он также отметил, что научным методом изучения средств тибетской медицины является экстрагирование из них действующего начала. Кроме того, Обергардом предлагались к изучению только растения из арсенала тибетской медицины, произрастающие в нашей стране, что имело различие с позицией Н. Н. Бадмаева [15]. Заключение И. А. Обергарда послужило отправной точкой для организации планомерного изучения средств тибетской медицины в СССР в 30 гг., в том числе для организации экспедиций в Забайкалье и Тункинскую долину.
Руководство этими экспедициями осуществлял другой сотрудник кафедры фармакологии ИГМУ, ученик профессора
Н. П. Шаврова — М. Н. Варлаков (1906−1945) [7].
Михаил Николаевич Варлаков — родился в 1906 г. в селе Воскресенском Челябинского уезда Оренбургской губернии. В 1928 г. он окончил Иркутский государственный университет. Будучи студентом, он проявил интерес к научноисследовательской работе и был оставлен при кафедре фармакологии. В 1930 году М. Н. Варлаков был назначен врачом на Забайкальскую железную дорогу. Работая врачом, он обратил внимание на средства и методы тибетской медицины, популярные в то время среди местного и коренного населения. Варлаков сумел, насколько это было возможно, ознакомиться с ее историей, принципами и лекарственными средствами. Одним из первых он понял, что отождествление тибетской медицины с народной медициной или китайской медициной неправомерно, так индотибетская медицина представляет индивидуальную медицинскую систему [7,15]. Желая привлечь внимание к данному вопросу, М. Н. Варлаков в 1931 г. выступил с докладом на заседании Новосибирского медицинского общества. В 1931 г. он был назначен заведовать фармакологической лабораторией в Новосибирском филиале научноисследовательского химико-фармацевтического института (НИХФИ). За короткий срок М. Н. Варлаковым была проделана огромная работа по различным аспектам тибетской медицины. Он побывал в Агинском, Цугольском, Халун-Норском дацанах, узнал биографии крупнейших бурятских и монгольских представителей тибетской школы врачевания, собрал и систематизировал многочисленные
письменные источники. В короткий срок им опубликовано множество научных работ [8−14].
Под руководством М. Н. Варлакова осуществлялись экспедиции, среди которых Забайкальская экспедиция, работавшая в 1931 г. в Агинской степи, и Нижнесаянская экспедиция, работавшая в 1932 г. в Тункинской долине [21]. В результате этих экспедиций было собрано множество растений, применяемых тибетскими лекарями, для каждого записано название на тибетском, бурятском, монгольском и русском языке [2,8−14]. В экспедициях принимал участие выдающийся ученый-ботаник член-корреспондент АН СССР Н. П. Крылов. Это событие описано его ученицей Л. П. Сергиевской: «…В 1931 г. Н. П. Крылов был приглашен консультантом в экспедицию Новосибирского филиала Химико-Фармацевтического института по изучению лекарственных и эфироносных растений Забайкалья. Он с радостью принял это предложение и пригласил с собой меня. Экспедицию возглавлял врач-фармаколог М. Н. Варлаков, большой энтузиаст своего дела. Он изучал в Забайкалье, в Агинском округе тибетскую медицину, искусно выведывая сведения о лекарственных растениях у бурятских лекарей. В тибетской медицине употребляются сотни видов растений. Наиболее интересные из них заготовлялись для биохимического и фармакологического исследования. Везде на стоянках нас окружала толпа бурят разных возрастов. Многие приходили лечиться к М.Н. Вар-лакову, сильно задерживая наше движение. По дороге же встречные буряты останавливали нас, расспрашивая, куда и зачем мы едем, после чего поворачивали своих коней и сопровождали нас иногда на десятки километров…».
Огромны заслуги М. Н. Варлакова и как методиста-ис-следователя. Им предложен целый ряд методов для исследования лекарственных растений в полевых и лабораторных условиях. М. Н. Варлаковым разработаны способы исследования кровоостанавливающих, а также вяжущих растений, которые весьма доступны [18,19].
За свою непродолжительную жизнь он опубликовал сорок восемь научных статей в различных журналах. Последний труд, посвященный разработке методов биологической оценке лекарственных растений, остался незаконченным. В 1963 опубликованы избранные труды М. Н. Варлакова.
М. Н. Варлаков (1930−1933) впервые экспериментально изучил фармакологические свойства термопсиса (Thermopsis lanceolata R. BR) на лабораторных животных и предложил ввести его в клиническую практику в качестве заменителя ипекакуаны [18,19,22,23,24].
Термопсис в виде отвара (5: 400) издавна применялся тибетскими лекарями и в народной медицине Забайкалья в качестве отхаркивающего средства при пневмониях различного генеза, кожных заболеваниях, а также при головной боли и головокружении. М. Н. Варлаковым опубликованы работы по термопсису:
1. К вопросу о замене импортной ипекакуаны // Сов. Фармация. — 1933. — № 5.
2. Thermopsis lanceolate R. Вт. // Хим. Фармацевт. пром-сть. — 1933. — № 4.
В Новосибирской государственной областной научной библиотеке, хранится библиофильская коллекция М. Н. Варлакова, состоящая из 42 ксилографов (оттисков с гравюр на дереве) конца 19 века на тибетском, старомонгольском, меньчжурском языках, требующая дополнительного исследования.
Несомненным толчком для работы кафедры фармакологии по изучению тибетской медицины была работа в Иркутском государственном университете выдающегося востоковеда Г. Ц. Цыбикова в 1928 г. на педагогическом факультете.
Г. Ц. Цыбиков (1873−1930) — путешественник, первым посетивший столицу Тибета — Лхасу. Путешествие в Тибет, предпринятое на средства Русского Географического Общества, продолжалось 888 дней. Автор около 30 научных трудов. Главный труд «Буддист-паломник у святынь Тибета» принес ему мировую известность, а публикация 11 уникальных фотографий Лхасы спасла в 1905 г. журнал «National Geographic» от банкротства. Был удостоен высшей награды Русского Географического Общества — премии имени Н. М. Пржевальского и золотой медали «За блестящие результаты путешествия в Лхасу», итогом которого были фундаментальные труды по истории и культуре
Тибета, грамматике монгольских и тибетского языков.
ГЦ. Цыбиков, имея незаконченное медицинское образование (обучался в 1892—1893 гг. на медицинском факуль-
Рис. 1. Коллектив кафедры фармакологии в 1928 году. В центре профессор Н.П. I Мавров за ним стоит М.Н.
тете Томского университета), интересовался теоретическими основами тибетской медицины и привез из Лхасы несколько тибетских медицинских трактатов [16].
Именно после появления Цыбикова в ИГУ ассистент кафедры фармакологии и фармхимии Верхозин Сергей
Исаакович предпринимает попытку экспедиции с целью изучения растений тибетской медицины и внедрения их в научную медицинскую практику. К сожалению, эта экспедиция закончилась трагически, а С. И. Верхозин — погиб.
Несомненно, что в изучение наследия тибетской медицины весомый вклад внесли российские ученые. Они показали самобытность и индивидуальность тибетской медицинской системы, включавшей как теорию, так и практику лечения с соответствующими лекарственными средствами. В их числе сотрудники кафедры фармакологии ИГМУ И. А. Обергард, М. Н. Варлаков, С.И. Верхозин
Ими доказана необходимость изучения тибетской медицины, проведена огромная работа по систематизации средств и методов лечения на фактическом материале (медицинским трактатам, рецептурным справочникам, практикам и лекарственном растительном сырье), собранном во
время экспедиций в период 20−30 гг. Собранные сведения о лекарственных растениях и их применении, данные экспериментального фармакологического исследования образцов лекарственного растительного сырья позволили часть растений внедрить в медицинский научный оборот.
сидит заведующий кафедрой, Варлаков.
THE HISTORY OF STUDYING THE TIBETAN MEDICINE BY THE EMPLOYEES OF FACULTY OF PHARMACOLOGY OF IRKURTSK STATE MEDICAL UNIVERSITY
A.I. Leventa (Irkurtsk State Medical University)
The role of employees of faculty of pharmacology IGMU in studying a heritage of the Tibetan medicine is considered. Employees of faculty of pharmacology ISMU of I.A. Obergard, M.N. Varlakov, S.I. Verhozin have shown originality and individuality of the Tibetan medical system. They proved necessity of studying of the Tibetan medicine, huge work on ordering means and methods of treatment on an actual material. The collected data on herbs and their application, data of experimental pharmacological research of samples of medicinal vegetative raw material have allowed to introduce a part of plants in a medical scientific turn.
ЛИТЕРАТУРА
1.
Аюшева Л. В. Роль тибетского врачевания в отечественной медицине (УП-ХХ век): Автореф. дис. … канд. мед-. наук. — М., 2007. — 24 с.
Асеева Т. А., Блинова К. Ф., Яковлев Г. П. Лекарственные растения тибетской медицины. — Новосибирск, 1985.
— 154 с.
Асеева Т. А., Дашиев Д. Б., Кудрин С. М. и др. Лекарствоведение тибетской медицины. — Новосибирск, 1989. -
Асеева Т. А., Найдакова Ц. А. Пищевые растения в тибетской медицине. — Новосибирск: Наука, 1991. — 129 с. Бадмаева Л. Д. Монгольская терминология медицинского трактата «Чжудши». — Улан-Удэ, 1994. — 153 с. Баторова С. М., Яковлев Г. П. «Дзейцхар Мигчжан» памятник тибетской медицины". — Новосибирск, 1985.
— 87 с.
Ботанико-фармакогностический словарь: Справ. пособие. / КФ. Шинова, Н. А. Борисова, Г. Б. Гортинский и др. Под ред. К. Ф. Блиновой, Г. П. Яковлева. — М.: Высшая школа, 1990. — 272 с.
Варлаков М. Н. Очерк истории тибетской медицины и письменные ее источники // Жизнь Бурятии. — 1930. — Т 56. — С. 133−138.
Варлаков М. Н. Пути изучения тибетской медицины // Сибирский медицинский журнал. — 1931. — № 3. — С. 17−25.
10. Варлаков М. Н. Фармация и рецептура тибетской медицины // Советская фармация. — 1931. — № 21−22. — С. 32−33.
11. Варлаков М. Н. Краткий очерк истории тибетской медицины // Советская клиника. — 1932. — Т. 17, № 1(93).
— С. 3−11.
12. Варлаков М. Н. Частная патология и терапия тибетской
2.
3.
7.
8.
9.
медицины // Советская клиника. — 1932. — Г 17, № 1.
— С. 12−38.
13. Варлаков М. Н. Лекарственные растения Восточного Забайкалья. Из материалов экспедиции — НИХФИ. 1931 // Химическая промышленность. — 1932. — № 2−3. — С. 84−91.
14. Варлаков М. Н. Лекарственные растения Восточного Забайкалья // Химическая промышленность. — 1932. — № 2−3. — С. 154−156.
15. Грекова Т. И. Тибетская медицина в России. — СПб.: Атон, 1998. — 400 с.
16. Доржиев Ж. Д., Кондратов А. М. Гомбожаб Цыбиков. — Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1990. — 240 с.
17. Законодательство по препаратам на основе лекарственных растений // Провизор. — 2002. — № 16. — С. 32.
18. Казаринова Н. В., Ломоносова М. Н., Триль В. М. и др. Лекарственные растения Сибири для лечения сердечнососудистых заболеваний. — Новосибирск: Наука, Сиб. Отд-ние, 1991. — 240 с.
19. Минаева В. Г. Лекарственные растения Сибири. — Новосибирск: Наука, 1991. — 431 с.
20. Нил (архиепископ). Врачебное искусство у Забайкальских лам // Вестник рГо. — 1857. — 420. Разд.5. — С. 28−33.
21. Орехов А. П. Химия алкалоидов растений СССР. — М., 1965. — С.8.
22. Телятьев В. В. Полезные растения Центральной Сибири. — Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1987. — 400 с.
23. Телятьев В. В. Целебные клады. — Иркутск: ВосточноСибирское книжное издательство, 1991. — 400 с.
24. Чекман И. С, Липкан Г. Н. Растительные лекарственные средства. — Киев: Колос, 1993. — 384 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой