К истории сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

К ИСТОРИИ СОТРУДНИЧЕСТВА ГОСУДАРСТВ В БОРЬБЕ С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ
Р.В. Нигматуллин
Кафедра государственно-правовых дисциплин Уфимский юридический институт МВД России
Ул. Муксинова, 2, 450 091 Уфа, Россия
В статье рассматривается процесс становления сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом. Показаны причины, препятствующие выработке его универсального определения. Дается анализ международных конвенций, посвященных борьбе с международным терроризмом, и деятельности ООН в этом направлении.
В современных условиях проблема терроризма занимает особое место среди явлений криминальной действительности и угрожает подорвать основы стабильности и мирового правопорядка. Особую обеспокоенность мирового сообщества вызывает потенциальная угроза использования террористами для достижения своих целей ядерных, химических, биологических и других материалов [16, с. 336]. Данное обстоятельство настоятельно требует от мирового сообщества принятия действенных мер по противостоянию и предупреждению террористической деятельности, укрепляющей культ насилия и способствующей усилению чувства неуверенности граждан в собственной безопасности.
В современном международном праве до настоящего времени нет единого подхода к определению терроризма, что вызывает непреодолимые трудности в объединении усилий государств в борьбе с терроризмом, так как нет единого понимания, против кого и в защиту чего должны быть направлены совместные усилия государств1.
По определению И. И. Карпеца, терроризм — это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный (т.е. охватывающая два государства и более) характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т. д.- терроризм может сопровождаться разрушением и разграблением зданий, жилых помещений и иных объектов [18, с. 98].
По мнению Л. А. Моджорян, «терроризм — это акты насилия, совершаемые отдельными лицами, организациями или правительственными организациями, направленные на устранение нежелательных государственных и политических деятелей и дестабилизацию государственного правопорядка в целях достижения определенных политических результатов» [23, с. 239].
Терроризм может быть внутригосударственным или международным. Профессор Л. А. Моджорян рассматривает терроризм как международное преступление, когда:
— террористический акт совершен за пределами государства, выходцами которого являются террористы-
— террористический акт направлен против иностранцев, пользующихся международной защитой, их имущества и средств передвижения-
— подготовка террористического акта ведется в одном государстве, а осуществляется он в другом-
— совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом и встает вопрос о его выдаче [22, с. 122].
Ю. М. Колосов и Дж.М. Левитг предлагают несколько иные критерии международного терроризма:
— в результате террористического акта ущерб причиняется иностранцу-
— в результате террористического акта причиняется ущерб имуществу иностранца-
— акт терроризма совершается гражданами одного государства на территории другого или за пределами национальной юрисдикции какого-либо государства-
— лицо, совершившее террористический акт, укрывается на территории иностранного государства-
— подготовка террористического акта осуществляется на территории иностранного государства-
— террористический акт совершается при попустительстве или при содействии органов иностранного государства [19, с. 156].
Дипломатический словарь трактует международный терроризм как общественно опасное в международном масштабе деяние, влекущее бессмысленную гибель людей, нарушающее нормальную дипломатическую деятельность государств и их представителей и затрудняющее осуществление международных контактов, встреч, а также транспортных связей между государствами [5, с. 461].
В борьбе с терроризмом у разных стран свои подходы. Это во многом связано с различной трактовкой понятия «международный терроризм», которая многие десятилетия зависела от поддержки или противодействия национально-освободительному движению. В связи с этим политико-юридические подходы государств порой не только не совпадают, а прямо противоречат друг другу [20, с. 43]. Как отмечал И. И. Карпец, зарубежные авторы, сформулировавшие в тот период понятие терроризма, стремились не к тому, чтобы выявить действительно опасные для международного общения формы этого преступления и тем самым способствовать укреплению международного сотрудничества в области борьбы с опасными преступлениями, а формулировали состав преступления так, чтобы любые формы национально-освободительной борьбы объявить терроризмом [18, с. 66].
В последние годы произошло сближение позиций государств Запада и бывших социалистических государств по отношению к терроризму. Причины этого кроются, как нам кажется, не столько во внутренних изменениях в постсоциалистических государствах, сколько в том, что международный терроризм приобрел небывалый размах, стал неизбирательным, а направленным против как можно большего числа людей и создал реальную угрозу для нормальной жизнедеятельности человечества".
Этапным в становлении международного сотрудничества в борьбе с терроризмом стал период существования Лиги Наций. В 1937 году в Женеве была принята Конвенция о предупреждении и пресечении терроризма. В силу она не вступила, но оказала важное значение на последующую деятельность государств в этой сфере.
Такое усиленное внимание к проблеме терроризма было связано с тем, что, начиная с конца 60-х годов, увеличилось количество террористических актов против официальных представителей государств и международных организаций. Имели место захваты заложников, убийства крупных политических деятелей. Все это способствовало складыванию обоснованного общественного мнения об эскалации терроризма в мире. Террористические акты стали совершаться и против обычных граждан. Это потребовало от мирового сообщества усиления сотрудничества по борьбе с этими преступлениями.
В качестве конкретных видов преступлений терроризма исследователи выделяют:
— авиационный терроризм-
— преступления против лиц, пользующихся международной защитой-
— захват заложников [19, с. 163−166].
Международное сообщество по каждому из этих видом заключило соответствующие конвенции. Так, борьбе с авиационным терроризмом посвящены три конвенции и один протокол: Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 года, Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года, Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации 1971 года и Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию 1988 года, дополняющий конвенцию 1971 года.
К сожалению, невозможно говорить о прочном заслоне для террористов в гражданской авиации. В юридической литературе, с подачи швейцарского журнала «Интервиа», выделяют три группы преступников, совершающих угоны самолетов [21, с. 149−150]. Первая — это преступники, угрожающие при угоне самолета экипажу и пассажирам, заставляющие пилотов менять курс, спасаясь от властей, преследующих их за совершение других преступлений, либо спасающиеся от других преступников. Сюда же относятся лица, пытающиеся незаконно покинуть страну. Вторая — это преступники, совершающие угон самолета с целью получения выкупа. Его могут требовать от какого-либо пассажира либо от государства, организации или учреждения, то есть налицо «обычное» вымогательство. Третья ¦- это преступники, совершающие угон самолета с целью спровоцировать международный конфликт или создать межгосударственное осложнение.
Начало XXI века ознаменовалось тем, что появилась четвертая группа — это преступники, угоняющие самолеты для совершения террористического акта, заключающегося в уничтожении крупных военно-политических объектов или объектов городской инфраструктуры, сопровождающегося гибелью пассажиров и своей собственной, как это произошло в США 11 сентября 2001 года.
70−80-е годы XX века стали десятилетием активной деятельности всякого рода левацких, ультраправых и националистических группировок, которые средством достижения своих целей избрали захват заложников.
Так, были похищены послы США в Гватемале и Бразилии, послы ФРГ в Гватемале, Гаити и Бразилии, захвачена, а затем уничтожена сборная Израиля на Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене, в 1975 году группой «Карлоса» в Вене были захвачены 70 человек, в том числе 11 министров стран ОПЕК, в 1978 году в Италии был похищен, а затем убит известный политик Альдо Моро.
При ООН в 1973 г. был создан Специальный комитет по международному терроризму, была принята Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов.
17 декабря 1979 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную конвенцию о борьбе с захватом заложников. Преступлением является захват или удержание лиц, сопровождаемые угрозой убийства, нанесения повреждений или дальнейшего удержания таких лиц (заложников) для того, чтобы заставить третью сторону совершить любой акт или воздержаться от такового.
По инициативе специального комитета Генеральная Ассамблея ООН в 1984 году приняла специальную Резолюцию «О недопустимости политики государственного терроризма и любых действий государств, направленных на подрыв общественно-политического строя в других суверенных государствах». Эта резолюция отвергла все концепции, оправдывающие факты международного терроризма.
Усилилась борьба и на региональном уровне. Значительный опыт борьбы с терроризмом был накоплен в европейском регионе. В 1976 году 12 западноевропейских государств (Бельгия, Великобритания, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, ФРГ и Франция) договорились о создании рабочей группы и проведении регулярных совещаний на уровне министров внутренних дел (юстиции), руководителей полиции и органов безопасности для
координации борьбы с терроризмом, радикализмом, экстремизмом и насилием, что и легло в основу аббревиатуры ее названия — группа ТРЕВИ. В последние годы взаимодействие полицейских служб в рамках этой субрегиональной структуры существенно расширилось. Оно распространено также на сферы борьбы с незаконным оборотом наркотиков и насильственными действиями футбольных болельщиков. Был подготовлен «черный список» примерно на 200 человек, подозреваемых в том, что они являются опасными террористами (с целью организации постоянного наблюдения за ними) [15, с. 17]. В 1977 году была принята Европейская конвенция по борьбе с терроризмом, в 1987 году — аналогичная Региональная конвенция, заключенная государствами Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК), которая вступила в силу в 1988 году [4, с. 29].
Существенными признаками терроризма, характеризующими его как создающее постоянную угрозу миру и безопасности во всем мире, являются: систематический характер и неизбирательное действие [23, с. 117−120]. В связи с этим государства разрабатывают различные способы, помогающие предотвратить террористические акты или ослабить их последствия. Так, в США разработана программа, суть которой сводится к тому, что до сведения широкой общественности доводится информация о крупном финансовом вознаграждении за сообщение о готовящемся терракте или скрывающихся террористах. Теоретически эта сумма может достигать 4 млн. долларов. По этим вопросам предлагается обращаться к властям, в дипломатические и консульские учреждения США за рубежом, писать по специальному адресу или позвонить по круглосуточному бесплатному телефону [3]. А за информацию о террористе номер один Усаме бен Ладене американскими властями обещано 50 млн. долларов.
Американские и голландские специалисты разработали антиосколочную накидку, которая будет храниться в местах массового скопления людей (вокзалы, аэропорты, универмаги и т. д.) вместе с противопожарными средствами, и которой до прибытия специальных служб можно будет накрыть предметы, вызывающие подозрения, как возможное взрывное устройство [17, с. 146]. Аналогичные системы разработаны и в Российской Федерации.
Последние десятилетия XX века дали новые примеры терроризма. В ответ на это в 1980 году была принята Конвенция о физической защите ядерного материала, актуальность которой усилилась с распадом СССР и увеличением опасности использования ядерных компонентов в террористических целях. По информации главы Госатомнадзора России Ю. Вишневского, за последние 10 лет зафиксировано несколько случаев утечки ядерных материалов с атомных электростанций, расположенных на постсоветской территории, а, по мнению бывшего министра по атомной энергетике, в последствии директора Института стратегической стабильности В. Михайлова, они могли попасть в руки террористов [2, с. 342].
В целях предотвращения захвата морских судов, совершения актов насилия против экипажей пассажиров, или разрушения судна в 1988 году была заключена Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства. Статья 4 Конвенции закрепляла такое положение, что преступник находился под юрисдикцией участников конвенции практически повсеместно. Также был принят Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.
Vin конгресс ООН по предупреждению преступности, состоявшийся в 1990 году в Гаване, обратил особое внимание, среди прочих проблем, на террористическую деятельность, имеющую транснациональный характер. Таким образом, было обращено внимание на устойчивый международный характер террористической преступности.
Террористическая уголовная деятельность представляет собой действия, направленные как против жизни конкретного лица, так и против жизни неопределенного количества людей, которое выражается в насилии либо угрозе его применения [1, с. 112]. В этих целях может осуществляться и разрушение каких-либо объектов. События по-
следних лет дают основания для вывода, что все чаще в целях устрашения террористы совершают свои преступные деяния в отношения обычных граждан. Для террористических группировок, действующих на Ближнем Востоке, характерны случаи, когда преступления совершаются против туристов. В целях предотвращения использования взрывчатых веществ в преступных целях в 1991 году была заключена Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения.
Действительность потребовала выработки как можно более широкого подхода к борьбе с этим видом преступности. 16 декабря 1997 года Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную конвенцию по борьбе с бомбовым терроризмом [9]. В соответствии с Конвенцией любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно доставляет, помещает, приводит в действие или взрывает взрывное или иное смертоносное устройство в пределах общественного пользования, государственного или правительственного объекта, объекта системы общественного транспорта или объекта инфраструктуры или таким образом, что это направлено против них с намерением причинить смерть или серьезное увечье- или с намерением произвести значительное разрушение таких мест, объекта или системы, когда такое разрушение влечет или может повлечь причинение крупного экономического ущерба [9, с. 23]. В качестве виновных определяются также соучастники и организаторы.
Научно-технический прогресс, развитие высоких технологий расширили спектр террористических угроз. Имеется в виду разрушение атомных электростанций в результате террористических акций. Относительная доступность исходных материалов и технологий изготовления в сочетании с простотой применения делают химическое и биологическое оружие особенно притягательным для экстремистских групп, не считающих себя связанными ни какими политическими или моральными ограничениями [2, с. 346−349].
Важность проблемы, предполагающей затрагивание вопросов существования государства, в том числе его экономическая безопасность, право собственности, банковская тайна, в целом экономическая политика потребовали серьезной работы со стороны государств мира. Результатом работы стало принятие в декабре 1999 года Генеральной ассамблеей ООН Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма. Это было необходимо для перекрытия финансовых потоков, подпитывающих терроризм.
Согласно ст. 8 Конвенции каждое государство принимает в соответствии с принципами своего внутреннего права необходимые меры для того, чтобы определить, обнаружить, заблокировать или арестовать любые средства, используемые или выделенные в целях совершения преступлений, входящих в сферу действия Конвенции, а также средства, полученные в результате таких преступлений, для целей возможной конфискации [6].
Международный терроризм и транснациональная организованная преступность тесно взаимосвязаны через торговлю оружием, наркотиками и отмывание денег, полученных преступным путем. Неслучайно в повестку X Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, который состоялся в апреле 2000 года в Вене, в качестве основного был включен вопрос о международном сотрудничестве в борьбе с транснациональной преступностью [10, с. 13]. Главным итоговым документом Конгресса стала «Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века». Она содержала призыв о скорейшем завершении Конвенции против транснациональной организованной преступности- о разработке международноправового акта по борьбе с коррупцией- об активизации борьбы против отмывания денег, полученных преступных путем.
В декабре 2000 года в Палермо на политической конференции высокого уровня представители 130 государств подписали Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности и два протокола к ней: Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми и нака-
занием за нее и Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху. В мае 2001 годы Генеральная Ассамблея ООН утвердила своей резолюцией 55/225 Протокол против незаконного изготовления и оборота огнестрельного оружия, его составных частей и компонентов, а также боеприпасов к нему, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности.
После трагических событий в США Совет Безопасности ООН 28 сентября 2001 года принял резолюцию 1373 о комплексе мер по борьбе с терроризмом, особенно по пресечению финансовой поддержки террористической деятельности. Резолюция обязывает государства-члены принять меры против террористов в рамках ранее принятых многосторонних и двусторонних механизмов и соглашений.
В частности, резолюция требует от государств ввести уголовную ответственность за умышленное представление или сбор средств для совершения террористических актов, заморозить финансовые средства и активы террористов и их сторонников, запретить другим лицам представлять финансовые средства террористам, не представлять им убежище, оказывать друг другу всемерное содействие в связи с уголовными расследованиями или уголовным преследованием [11].
Этой резолюцией был учрежден Комитет Совета Безопасности ООН по борьбе с терроризмом (Контртеррористический комитет — КТК), который должен взять на себя роль координирующего механизма, механизма мониторинга, а также роль стимулятора и катализатора более активных действий стран-участников ООН в борьбе с терроризмом. Комитет был сформирован из представителей 15 стран, входящих в Совет Безопасности ООН на данный момент: пять постоянных членов и 10 непостоянных: Колумбия, Ирландия, Маврикий, Норвегия, Сингапур, Болгария, Камерун, Гвинея, Мексика и Сирия. Комитет разделен на три подкомитета.
12 ноября 2001 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 1377 о глобальных усилиях по борьбе с терроризмом. Она призывает все государства предпринять срочные шаги для полного осуществления резолюции 1373 и оказывать друг другу содействие в этом. Контртеррористическому комитету предлагается изучить возможные пути оказания государствам помощи [12].
В числе первоочередных задач ООН определила укрепление существующей нормативно-правовой базы, в частности, через присоединение всех государств-членов к существующим 12 контртеррористическим международно-правовым документам и к Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года с тремя Протоколами к ней, а также создание механизма контроля их выполнения [7].
После печально известных событий 11 сентября 2001 года отношения государств и граждан к террористам стало более жестким. Предупреждая в этой связи возможные нарушения прав человека, Генеральный секретарь Совета Европы в докладе «Совет Европы и международные действия против терроризма после 11 сентября 2001 года» заявил: «Борьба с терроризмом во всех его формах не должна игнорировать требований демократии, прав человека и верховенства права. Эти основные ценности находятся в центре любых попыток по установлению равновесия между свободой и безопасностью, и мы обязаны убежденно и решительно стоять на их защите» [14, с. 10]. Такой же позиции придерживается ООН.
В октябре 2004 года Советом Безопасности ООН была принята Резолюция 1566, которая вновь осудила все акты терроризма и призвала все государства безотлагательно стать участниками соответствующих международных конвенций и протоколов. Перед государствами-членами ООН была поставлена задача сотрудничества по принятию консенсусом проектов всеобъемлющей конвенции о международном терроризме и международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма [13].
Генеральный секретарь ООН, выступая на Генеральной ассамблее в сентябре 2003 года, объявил о намерении созвать Группу высокого уровня в составе видных деятелей, которая представила бы всеобъемлющее мнение относительно перспектив решения проблем обеспечения более безопасного мира в XXI веке.
Группу высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам возглавил Анану Паньярачуну, бывший премьер-министр Таиланда, в ее состав вошли следующие видные деятели, представляющие различные регионы мира и обладающие разнообразным опытом и знаниями: Робер Бадэнтер (Франция), Жуан Баэна Суарис (Бразилия), Гру Харлем Брундтланд (Норвегия), Мэри Шинери-Хессе (Гана), Гарет Эванс (Австралия), Дэвид Ханней (Великобритания), Энрике Иг-лесиас (Уругвай), Амр Мусса (Египет), Сатиш Намбьяр (Индия), Садако Огата (Япония), Евгений Примаков (Российская Федерация), Цянь Цичэнь (Китай), Салим Салим (Объединенная Республика Танзания), Нафис Садик (Пакистан) и Брент Скоукрофт (США).
Группой высокого уровня были оценены угрозы международному миру и безопасности и внесены рекомендации по укреплению ООН с тем, чтобы она могла обеспечить коллективную безопасность для всех в XXI веке. Ею был подготовлен доклад.
Касаясь проблем терроризма, была вновь отмечена необходимость выработки всеобъемлющей конвенции о терроризме, включая его четкое определение.
По мнению разработчиков доклада, определение терроризма должно включать следующие элементы:
«а) признание — в преамбуле — того, что применение силы государством против мирных жителей регулируется Женевскими конвенциями и другими документами и, если она применяется в достаточно широком масштабе, представляет собой военное преступление со стороны соответствующих лиц или преступление против человечности-
b) подтверждение того, что акты, подпадающие под 12 предшествующих анти-террористических конвенций, представляют собой терроризм, и заявление о том, что они являются преступлением согласно международному праву- и подтверждение того, что терроризм в период вооруженного конфликта запрещен Женевскими конвенциями и Протоколами-
c) ссылка на определения, содержащиеся в Международной конвенции 1999 года о борьбе с финансированием терроризма и в резолюции 1566 (2004) Совета Безопасности-
d) описание терроризма как „любого деяния, в дополнение к деяниям, уже указанным в существующих конвенциях по различным аспектам терроризма, Женевских конвенциях и резолюции 1566 (2004) Совета Безопасности, которое имеет целью вызвать смерть мирных жителей или некомбатантов или причинить им тяжкие телесные повреждения, когда цель такого деяния, в силу его характера или контекста, заключается в том, чтобы запугать население или заставить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения“» [8, п. 164].
Оценивая в целом тенденции развития международно-правового сотрудничества в борьбе с терроризмом, можно отметить, что оно шло в направлении фиксации новых террористических вызовов и определении ответственности за них.
Ныне мировое сообщество пришло к пониманию внеклассовое™ терроризма, его опасности для всего человечества, к пониманию необходимости искоренения условий и возможностей террористической деятельности.
ПРИМЕЧАНИЯ
1. Как отмечает A.B. Змеевский, «не удается найти общеприемлемого определения терроризма, однако все понимают, что подразумевается под этим феноменом» [16, с. 340].
2. В конце 70-х гг. И. И. Карпец сделал вывод, что терроризм, «впитавший» в себя опасные черты многих международных преступлений, необходимо рассматривать не просто как преступление международного характера, но и как международное преступление [18, с. 86].
ЛИТЕРАТУРА
1. Блищенко И. П. и др. Международное уголовное право. — М., 1995.
2. Быков О. Н. Международные отношения: Трансформация глобальной структуры. — М., 2003.
3. Версия. — 1993. 15−21 ноября.
4. Горбунов Ю. С. Международно-правовое регулирование борьбы с захватом заложников // Московский журнал международного права. — 1993. — № 3.
5. Дипломатический словарь. Т. 3. — М., 1986.
6. Док. ООН. А/54/615.
7. Док. ООН. А/57/150.
8. Док. ООН. А/59/565.
9. Док. ООН. A/RES/ 52/164.
10. Док. ООН. E/CN. 4/Sub. 2/1996/24.
11. Док. ООН. S/RES/1373 (2001).
12. Док. ООН. S/RES/1377(2001).
13. Док. ООН. S/RES/1566(2004).
14. Доклад Генерального секретаря Совета Европы, 5 ноября 2001 г. — Страсбург, 2002.
15. Зимин В. П. Международное сотрудничество правоохранительных органов.
— М., 1990.
16. Змеевский A.B. Предотвращение международного терроризма и контроль над ним // Международное право и международная безопасность: военная и политическая области. Диалог советских и американских экспертов. — М., 1991.
17. Мегполиция. — 1993. № 2.
18. Карпец И. И. Преступления международного характера. — М., 1979.
19. Колосов Ю. М., Левитт Дж.М. Международное сотрудничество в борьбе с терроризмом // Вне конфронтации. Международное право в период после холодной войны: Сборник статей. — М., 1996.
20. Международная борьба с терроризмом (правовые аспекты) // Научноаналитический обзор. — М., 1988.
21. Международное уголовное право. — М., 1999.
22. Моджорян Л. А. К вопросу о сотрудничестве государств в борьбе с международным терроризмом // Советское государство и право. — 1990. — № 3.
23. Моджорян Л. А. Терроризм: правда и вымысел. — М., 1986.
TO THE HISTORY OF STATES' COOPERATION IN COMBATING GLOBAL TERRORISM
R.V. Nigmatullin
Department of State and Law,
Ufa Law Institute of the Interior Ministry of the Russian Federation
Muksinov str., 2, 450 091 Ufa, Russia
The article deals with the establishing process of states' cooperation in combating Global terrorism. The reasons that prevent the work out of its general definition and the analysis of international conventions dedicated to the combating Global terrorism, as well as the UN activity in the above mentioned problem are shown in the article.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой