К истории создания живописного портрета митрополита Киевского и Галицкого Евгения (Болховитинова) из собрания Российской Академии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Искусство. Искусствоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник ПСТГУ
Серия V. Вопросы истории и теории христианского искусства
2013. Вып. 3(12). С. 91−115
К ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ ЖИВОПИСНОГО ПОРТРЕТА митрополита Киевского и Галицкого Евгения (Болховитинова) ИЗ СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ Е. В. Кочнева
В статье приводятся новые сведения, касающиеся истории создания хранящегося в Литературном музее Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН живописного портрета выдающегося церковного иерарха первой третиХ1Хв. — митрополита Киевского и Галицкого Евгения (Болховитинова, 1767−1837). Согласно музейным документам, он представляет собой посмертную копию, написанную в 1837 г. художником Калашниковым по заказу Императорской Российской академии с «оригинала, находившегося в архиерейском доме в Киеве».
Основанием для исследования послужило дело о написании портрета митрополита Евгения из архива Российской академии (Санкт-Петербургский филиал Архива РАН) и хранящиеся в Литературном музее Пушкинского Дома редкие изобразительные материалы из коллекции Б. Л. Модзалевского (1874−1928) — одного из первых исследователей портретного собрания Российской академии, переданного в середине XIX в. в Императорскую Академию наук. На основе сравнительного анализа портретов Болховитинова из собраний Национального Киево-Печерского историко-культурного музея-заповедника, Государственного исторического музея (Москва) и Пушкинского Дома, а также изучения ряда дореволюционных и современных источников и публикаций, было установлено, что копия для Российской академии была создана живописцем и литографом А. А. Калашниковым (1795−1852) с портрета, восходящего кутраченному оригиналу кисти академика живописи И. В. Бугаевского-Благодарного (1780−1860) из собрания Воронежского губернского музея.
В собрании Литературного музея Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН хранится живописный портрет крупного церковного деятеля первой трети XIX в., историка, археографа, библиографа, одного из основателей российской церковной археологии, митрополита Киевского и Галицкого Евгения, в миру Евфимия Алексеевича Болховитинова (1767−1837) (ил. I)1. Согласно учетным документам, портрет был передан в Пушкинский Дом из Правления Академии наук в 1923 г. В графе «Способ поступления и предыдущая история» инвентарной книги Литературного музея значится, что он является копией художника
'-Учетный номер: Инв. 2844.
Ил. 1. А. А. Калашников (1795−1852) Портрет митрополита Евгения (Болховитинова). 1837. Холст, масло. Литературный музей ИРЛ И РАН
Калашникова (без указания инициалов), написанной «по заказу Российской академии в 1837 г. с оригинала, находившегося в архиерейском доме в Киеве"2.
Портрет Болховитинова относится к числу так называемых «академических портретов» — изображений видных деятелей отечественной науки и культуры
XVIII — нач. XX вв., входивших в состав художественной коллекции Санкт-Петербургской Императорской Академии наук, включавшей в себя наряду с академическим портретным собранием портретную галерею Императорской Российской академии3.
Формирование портретной галереи Российской академии относится к нач.
XIX в. Инициатором ее создания был второй президент — А. А. Нартов4. Портреты предназначались для украшения зала заседаний здания Академии, построенного в 1802—1804 гг. на Васильевском острове по проекту архитектора А. А. Михайлова (нынешний адрес — 1-я линия Васильевского острова, дом 52)5.
Для портретного собрания приобретались как изображения действительных и почетных членов Академии, так и российских ученых и литераторов, внесших значительный вклад в развитие отечественной словесности до ее основания (М. В. Ломоносова, В. К. Тредиаковского и др.). Портреты передавались в дар самими членами Академии, приобретались у их родственников, а в особых случаях заказывались академическим советом6. Пополнение портретной галереи
2 Инвентарная книга № 3 Литературного музея ИРЛИ РАН. Л. 272.
'Императорская Российская академия (далее — Российская академия) — научный центр по изучению русского языка и словесности, учрежденный в 1783 г. императрицей Екатериной II по инициативе княгини Е. Р. Дашковой. Главным результатом его деятельности явилось издание в 1789—1794 гг. «Словаря Академии Российской» — первого толкового словаря русского языка. Второе издание Словаря вышло в свет в 1806—1822 гг. В 1841 г. Российская академия была преобразована во II Отделение Императорской Санкт-Петербургской Академии наук.
4 Нартов Андрей Андреевич (1737−1813) — государственный деятель, писатель и переводчик. Сын сподвижника Петра I, механика и изобретателя А. К. Нартова, президент Берг-коллегии (1796−1798), один из основателей, секретарь и президент Вольного экономического общества (с 1797). В 1801 г. назначен президентом Российской академии, которую возглавлял вплоть до своей смерти.
5 См. об этом подробнее: КоломиновВ. В., Файнштейн М. Ш. Храм муз словесных. Л., 1986. С. 33−34- Файнштейн М. Ш. «И славу Франции в России превзойти… «: Российская Академия и развитие культуры и гуманитарных наук. СПб., 2002. С. 43- Кочнева Е. В. Портретная галерея Российской академии в собрании Литературного музея ИРЛИ РАН (по материалам выставки, посвященной 225-летию учреждения Российской академии) // Материалы международной научной конференции «Российская академия (1783−1841). Язык и литература в России на рубеже XVIII—XIX вв.». СПб., 2009. С. 183−205- Она же. Коллекция портретов Российской академии в собрании Литературного музея Пушкинского Дома: к истории создания // Сборник материалов XVДашковских чтений. М., 2010. С. 302−314.
6 Большую часть портретного собрания Российской академии составляли копии известных оригиналов, но некоторые изображения выполнены такими известными мастерами, как
О. А. Кипренский (портрет А. С. Шишкова (1825), ныне в собрании ГТГ), А. Г. Венецианов (портрет Н. М. Карамзина (1829), ВМП), В. А. Тропинин (портрет И. И. Дмитриева (1835), ВМП), А. Г. Варнек (портрет А. X. Востокова (1804), Литературный музей ИРЛИ), Б. -Ш. Ми-туар (портрет Д. О. Баранова (конец 1820-х), Литературный музей ИРЛИ), К. -Я. Каниевский (портрет П. И. Соколова (1830), Литературный музей ИРЛИ), С. С. Щукин (портрет Д. И. Хвостова (1808), Литературный музей ИРЛИ), В. И. Демут-Малиновский (бюст М. И. Ломоно-
Российской академии продолжалось и в 1810—1830-х гг., когда ее президентом становится глава российских архаистов адмирал А. С. Шишков7.
В 1841 г., после смерти А. С. Шишкова, указом императора Николая I Российская академия была упразднена, а принадлежавшее ей собрание портретов (насчитывавшее к тому времени 47 изображений) по распоряжению министра народного просвещения графа С. С. Уварова было передано в здание министерства просвещения на Чернышевой площади8. В нач. 1862 г. по распоряжению нового министра просвещения А. В. Головнина портретная галерея Российской академии была объединена с художественным собранием Императорской Академии наук9. А в 1920—1930-х гг. бблыпая часть академических портретов поступила в Пушкинский Дом.
Портрет Болховитинова оказался в академической коллекции не случайно — с 1806 г. он состоял действительным членом Российской академии. Преосвященный Евгений пользовался исключительным авторитетом у современников, отмечавших его «разносторонний» ум, «многие и обширные сведения», «редкое добродушие"10.
В историю отечественной науки он вошел как выдающийся историк, заслуживший известность своими фундаментальными и с т о р и к о — к р, а е в ед ч е с к и м и. литературно- и с т о р и ч е с к и м и и церковно-археологическими трудами, среди которых: «Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии» (Воронеж, 1800), «Исторические разговоры о древностях Великого Новгорода» (М., 1808), «История княжества Псковского…» (Ч. 1−4. Киев, 1831), «Словарь исторический о бывших в России писателях духовного чина Ереко-российской церкви» (М., 1818), «Словарь русских светских писателей» (М., 1838) и многие другие11.
Он являлся почетным членом Императорской Академии наук (с 1826) и всех российских университетов, действительным членом многочисленных российских научных обществ12. С 1818 г. входил в Комиссию для составления законов
сова (1821), здание Президиума РАН в Москве) и А. А. Иванов (бюст А. С. Шишкова (1840), Литературный музей ИРЛИ).
I Шишков Александр Семенович (1754−1841) — государственный и военный деятель, пи-
сатель, переводчик, государственный секретарь Российской империи (1812−1814), адмирал
(с 1824), министр народного просвещения (1824−1828). Один из основателей литературного
общества «Беседа любителей русского слова» (1811−1815), действительный член (с 1796), тре-
тий и последний президент Императорской Российской академии (1813−1841).
8 Министерство народного просвещения располагалось в здании, построенном в 1828-
1834 гг. по проекту архитектора К. И. Росси (современный адрес — площадь Ломоносова,
д 1/3).
9Модзалевский Б. Л. Сорок семь литографированных портретов членов Российской Академии. С исторической справкой. СПб., 1911. С. 28.
10Вяземский П. А. Эстетика и литературная критика. М., 1984. С. 234. Цит. по: Зорин А. Л. Евгений Болховитинов // Русские писатели. 1800−1917. Биобиблиографический словарь. Т. (Г-К). М., 1992. С. 207.
II Всего известны 107 научных работ Болховитинова. См.: Евгений, митрополит Киевский и Галицкий // Православная энциклопедия. Т. XVII. М., 2008. С. 67.
12 Владыка Евгений был членом петербургского «Общества любителей наук, словесности и художеств» (1810), «Беседы любителей русского слова» (1811), московского «Общества любителей российской словесности» (1812), «Общества истории и древностей российских»
Российской империи. За свою научную и архипастырскую деятельность был пожалован орденами св. Анны 1-й степени (1805), св. Владимира 2-й степени (1814), св. Александра Невского (1823) и св. апостола Андрея Первозванного (1826)13.
На Киевскую кафедру владыка Евгений (до этого — архиепископ Псковский, Л и фл я ндс кий и Курляндский) был назначен 24 января 1822 г., а 16 марта того же года возведен в сан митрополита Киевского и Галицкого и становится членом Святейшего Синода.
Культурно-просветительская деятельность Болховитинова в Киевской епархии отличалась чрезвычайной интенсивностью: в первые годы своего архиерейского служения в Киеве он издает такие фундаментальные труды, как «Описание Киево-Софийского собора и Киевской иерархии…» (Киев, 1825) и «Описание Киево-Печерской лавры…» (Киев, 1826). Под его руководством Киевская духовная академия превращается в крупный научный центр, при котором действовало основанное владыкой Евгением в 1831 г. Церковно-археологическое общество, занимавшееся сбором, изучением и сохранением памятников старины. Благодаря ему в Киеве были организованы первые систематические археологические раскопки и осуществлен ряд реставраций в Киево-Печерской лавре и других монастырях.
Как уже было сказано, действительным членом Российской академии владыка Евгений был избран 24 ноября 1806 г. по рекомендации своего друга — поэта Г. Р. Державина. С кон. 1806 г. он периодически принимал участие в академических заседаниях, а в 1808 г. поспособствовал и пополнению портретной галереи Академии, передав в нее живописный портрет известного церковного деятеля петровского времени — архиепископа Новгородского Феофана (Прокоповича)14.
Среди материалов фонда Российской академии, хранящегося в Санкт-Петербургском филиале архива РАН, находится дело о написании портрета Болховитинова для залы академических собраний15.
Как следует из архивных документов, первоначально речь шла о награждении митрополита медалью Российской академии. Инициатором награждения был президент Академии — А. С. Шишков, предложивший на заседании 2 января 1837 г. «увенчать большою золотою медалью» «известные всем услуги, оказанные отечественной словесности Его Высокопреосвященством Евгением,
при Московском университете (1813), «Общества любителей отечественной словесности» при Казанском университете (с 1814), петербургского «Вольного общества любителей российской словесности» (1818), Королевского копенгагенского общества северных антиквариев (1834) и др. См.: Там же. С. 66−67.
в См.: Там же.
14 Ныне в собрании Литературного музея ИРЛИ РАН, учетный номер — Инв. 2833. См. об этом подробнее: Кочнева Е. В. Портретная галерея Российской Академии в собрании Литературного музея ИРЛИ РАН. С. 192.
15 СПБ ФА РАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д. 3: «О присуждении бывших золотых медалей митрополиту Евгению (Болховитинову) и В. А. Жуковскому и о замене затем медали митрополиту Евгению, по случаю смерти его, написанием портрета его для залы академических собраний».
митрополитом Киевским и Галицким"16. Одновременно с Болховитиновым подобной чести был удостоен и поэт В. А. Жуковский.
Однако получить медаль владыке Евгению не было суждено: 23 февраля 1837 г. он скоропостижно скончался в Киеве. По этой причине 1 марта 1837 г. на очередном заседании Академии было решено: «как между тем преосвященный Евгений скончался в феврале месяце сего года & lt-… >-, то & lt-… >- определено: 1) & lt-… >- вместо назначенной ему медали написать на счет Академии его портрет, который поставить в зале собрания. 2) непр& lt-еменному>- секр& lt-етарю>-17 снестись с киевским викарием и членом Академии Его Преосвященством Иннокентием18, не сможет ли он снять и дать & lt- 1 слово нрзб. — Е. К. >- в Академию портрет покойного"19.
ВэтомжеделехранитсяичерновикписьманепременногосекретаряД. И. Языкова, датированный 12 марта 1837 г., к епископу Иннокентию с просьбой переслать из Киева портрет митрополита Евгения, чтобы снять с него копию20.
В начале августа 1837 г. на общем собрании Академии было заслушано ответное письмо эконома Экономического правления Киевского архиерейского дома21 иерея Кирилла Ботвиновского:
«Его Превосходительству, Императорской Российской академии непременному секретарю действительному статскому советнику и кавалеру Дмитрию Ивановичу Языкову.
Вследствие отношения Вашего Превосходительства от 12-го сего мая (№ 60) к Его Преосвященству Иннокентию, епископу Чигиринскому, викарию митрополии киевской, предписано сему Правлению отправить в Российскую академию требуемый Вашим превосходительством портрет в Бозе почившего Высокопреосвященного митрополита киевского Евгения, для снятия с оного копии для Российской академии.
Во исполнение чего, Правление при сем Вашему Превосходительству препровождает оный, покорнейше просит по снятии с него копии возвратить паки в Киев, как принадлежащий архиерейскому дому, о чем отрапортовал Высоко-
16 СПБ ФА РАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д. 3. Л. 1.
17 Должность непременного секретаря Академии в это время занимал Дмитрий Иванович Языков (1773−1845) — историк, переводчик, директор департамента Министерства народного просвещения, действительный член (с 1833) и непременный секретарь Российской академии (1835−1840).
18 Имеется в виду святитель Иннокентий (в миру Иван Алексеевич Борисов, 1800−1857) — епископ Русской Православной Церкви- с 24 февраля 1848 г. архиепископ Херсонский и Таврический. Член Российской академии с 1836 г. Знаменитый проповедник. В 1997 г. причислен к лику местночтимых святых Одесской епархии Украинской православной церкви Московского Патриархата. В сане епископа Чигиринского, викария Киевской епархии, владыка находился с 3 октября 1836 г. по 1 марта 1840 г.
19 СПБ ФА РАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д. 3. Л. 3 — Зоб.
20СПБФАРАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д 3. Л. 5. Оригинал черновика написан плохо читаемой скорописью с многочисленными сокращениями, можно уловить лишь общий смысл послания, поэтому его текст не воспроизводится полностью в настоящей публикации.
21 Киевский архиерейский дом — резиденция киевских митрополитов (бывших также свя-щенноархимандритами Киево-Печерской лавры), на подворье Киево-Софийского собора.
преосвященнейшему митрополиту Киевскому и Галицкому Филарету22. Эконом, иерей Кирилл Ботвиновский"23.
К письму приложена выписка из журнала заседаний Российской академии от 4 августа 1837 г., из которой следует, что академическое «собрание положило: присланный из Киева портрет покойного преосв& lt-ященного>- митропол& lt-ита>- Евгения & lt-… >- отдать для снятия с него копии живописцу Калашникову"24.
Здесь необходимо сделать небольшое отступление, чтобы прояснить вопрос авторства портрета из Пушкинского Дома. В изданном в 1999 г. альбоме-каталоге «А. С. Пушкин и его современники в портретах» в качестве автора портрета Болховитинова был указан гравер Александр Михайлович Калашников (1776-?)25. Однако представляется более вероятным, что автором был живописец и литограф Алексей Афанасьевич Калашников (1795−1852). В отличие от А. М. Калашникова (о котором не сохранилось свидетельств, что он когда-либо занимался живописью), А. А. Калашников был профессиональным живописцем: в 1836 г. он окончил Императорскую Академию художеств, получив звание неклассного художника за картину «Клеопатра"26. Также известно, что А. А. Калашников занимался копированием картин, в частности, в конце 1830-х — начале 1840-х гг. сделал копии «Последнего дня Помпеи» К. П. Брюллова и картины-иконы «Св. князь Александр Невский» В. К. Шебуева27. Дополнительным аргументом в пользу авторства А. А. Калашникова служит то, что именно он является создателем изданного Российской академией в конце 1830-х гг. литографированного портрета Болховитинова (ил. 2)28.
22 Митрополит Филарет (в миру Федор Георгиевич Амфитеатров- 1779−1857 (1858?)) — епископ Русской Православной Церкви. С 18 апреля 1837 г. митрополит Киевский и Галицкий. Член Российской академии с 1837 г. Причислен к лику святых.
23 СПБ ФА РАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д. 3. JI. 6 — 6 об. Оригинал письма датируется приблизительно концом июля — началом августа 1837 г., по дате, когда оно было зачитано на собрании Российской академии.
24СПБ ФА РАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д. 3. Л. 9.
25 А. С. Пушкин и его современники в портретах. Музей Пушкинского Дома. Альбом-каталог. СПб., 1999. Кат. 44. С. 82, 326. По-видимому, основанием для подобной атрибуции послужила статья из биобиблиографического словаря «Художники народов СССР», где указано, что он был одним из создателей серии литографированных портретов членов Российской академии, изданных литографским заведением А. О. Мошарского в 1835—1841 гг. См.: Художники народов СССР. Биобиблиографический словарь. Т. 4. Кн. 2 (Каев-Кобозев). СПб., 1995. С. 64.
26 Кондаков С. Н. Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764- 1914. Пг., 1914. Т. 2. Список русских художников. С. 84- Художники народов СССР. Биобиблиографический словарь. Т. 4. Кн. 2. С. 65.
27Художники народов СССР. Т. 4. Кн. 2. С. 65.
28 Идея издания портретного собрания Российской академии принадлежала А. С. Шишкову. На заседании 31 августа 1835 г., посвященном 50-летнему юбилею Академии, он предложил «издать посредством литографии портреты всех членов Академии, со времени основания оной, с приложением краткого жизнеописания каждого из них». К изданию были привлечены художники-литографы — А. А. Калашников, М. А. Кашенцев и И. С. Щедровский. Печатались портреты в литографическом заведении А. О. Мошарского. Предполагалось издать серию из 56-ти портретов, но запланированный объем работ не был выполнен: не все члены Академии, которым было поручено написать биографии к портретам, справились с этой работой. В связи с этим решено было издавать портреты без биографий. Всего были изданы сорок семь портре-
Ил. 2. А. А. Калашников (1795−1852)
Портрет митрополита Евгения (Болховитинова). Конец 1830-х гг. Бумага, литография. Литературный музей ИРЛИРАН
тов. См.: Кочнева Е. В. Портретная галерея Российской академии в собрании Литературного музея ИРЛИ РАН. С. 198−200- Модзалевский Б. Л. Указ. соч. С. 1−5,14.
Поскольку на литографиях 1 -й пол. XIX в. инициалы художников-литографов указывались крайне редко, сведения об авторстве А. А. Калашникова были утрачены, и со временем создателем литографированного портрета Болховитинова стал считаться А. М. Калашников. Однако, как удалось доказать научному сотруднику фонда печатной графики Государственного Русского музея В. А. Наумову, автором литографированных портретов деятелей русской культуры 1-й пол. XIX в., подписанных «А. Калашников», является Алексей Афанасьевич Калашников, так как именно его подпись значится под документами в делах Общества поощрения художников, которому Российская академия заказала серию портретов своих членов. См.: Протокол атрибуционного совета ГРМ № 6 от 13. 12. 1961 г. Благодарю за предоставленные сведения старшего научного сотрудника Отдела гравюры Государственного Русского музея Г. В. Павлову.
Копирование портрета было окончено Калашниковым, по-видимому, в конце 1837 г., а в январе 1838 г. он представил на суд Академии оригинал и копию. Как следует из записи в журнале заседаний: «Непременный сек& lt-ретарь>- довел до сведения, что по желанию Академии был вытребован из экономического правления Киевского архиерейского дома портрет покойного члена Академии Евгения, митрополита Киевского и Галицкого & lt-… >- для снятия с оного копии, что поручено живописцу Калашникову за 300 руб. Г& lt-осподин>- Калашников & lt-1 слово нрзб. >- исполнил & lt-сделанное ?& gt- ему поручение и предоставил как оригинал, так и копию. По рассмотрении копии определено: следующие г& lt-осподи>-ну Калашникову деньги 300 руб. заплатить & lt-… >-, а портрет отослать обратно, куда следует. Непр& lt-еменный>- сек& lt-ретарь>- Языков"29.
17 февраля 1838 г. портрет был отправлен обратно в Киев вместе с уведомлением для экономического правления Киевского архиерейского дома: «Императорская Российская академия имеет честь препроводить обратно портрет в Бозе почившего митрополита Киевского Евгения, доставленный ей из экономического правления от 27 мая минувшего года за № 22 для снятия копии, и о получении просим уведомить. Непременный секретарь Д. Языков"30.
В ответном письме от 18 апреля 1838 г. эконом, о. Кирилл Ботвиновский, уведомил Академию о получении портрета митрополита Евгения: «При отношении оной Академии от 17 марта сего года № 26, посланный сим Правлением в прошлом году 27 мая портрет в Бозе почившего митрополита Евгения для снятия с оного для Российской академии копии. Экономическим правлением 16 сего апреля обратно получен. О чем Императорскую Российскую академию Правление сим имеет честь уведомить. Эконом, иерей Кирилл Ботвиновский"31.
Такова внешняя канва произошедших событий. Однако не менее важным, на наш взгляд, представляется вопрос о том, с какого «портрета, находившегося в архиерейском доме в Киеве», снимал копию А. А. Калашников.
Я. Э. Зеленина и Е. В. Лопухина указывают, что большинство живописных и графических изображений митрополита восходит к неизвестному оригиналу, созданному во время его пребывания на Киевской кафедре, который использовался в качестве образца художниками, выполнявшими как точные копии, так и упрощенные реплики'-2. На всех полотнах этого типа (как правило, поясных) владыка Евгений «представлен старцем с седой бородой средней величины, в рабочем кабинете возле стола, вполоборота вправо, в синей рясе и белом клобуке с крестом, с панагией, наперсным крестом и многочисленными наградами — орденами ап. Андрея Первозванного, св. Александра Невского, св. Владимира, св. Анны и орденскими звездами, в левой руке четки. В соответствии с академической портретной традицией он изображен на фоне колонны с зеленой дра-
29СПБ ФА РАН. Ф. 8. Оп. 3−1837. Д. 3. Л. 10.
, 0Тамже. Л. 11.
31 Там же. Л. 12.
32 Зеленина Я. Э., Лопухина Е. В. Иконография митрополита Евгения // Православная энциклопедия. Т. XVII. М., 2008. С. 67−68.
пировкой, в левом верхнем углу — пейзаже видом Киево-Печерской лавры со стороны Днепра, справа — полка с книгами, на которой стоит митра» (ил. З)33.
В настоящее время в художественных собраниях России и Украины находится несколько портретов этого иконографического типа. Наибольшее количество изображений — одиннадцать — хранится в собрании Национального Киево-Печерского историко-культурного музея-заповедника34, один — в Государственном историческом музее в Москве. Украинская исследовательница творческого наследия Болховитинова Е. В. Рукавицына-Гордзиевская упоминает еще три экземпляра, хранящиеся в собраниях Музея истории Киева, в Житомирском краеведческом музее и Пушкинском музее-заповеднике «Михайловское"35.
В своей монографии Е. В. Рукавицына-Гордзиевская приводит текст духовного завещания владыки Евгения, содержащий в том числе и его распоряжение по поводу портретов, хранившихся в Киевском архиерейском доме: «Портрет мой, который в кабинете, — отдать в Софийский собор. Портрет мой малой, что в гостиной, и два, что в спальне, — отдать наследникам"36. Следовательно, при жизни митрополита в его киевской
Ил. 3. Неизвестный художник с оригинала И. В. Бугаевского-Благодарного. Портрет митрополита Евгения (Болховитинова). Вторая половина 1830-х гг. Холст, масло. Национальный Киево-Печерский историкокультурный музей-заповедник
33 Зеленина Я. Э., Лопухина Е. В. Указ. соч. С. 68.
34Там же. Лопухина Е., Зеленина Я. Иконография митрополита Евгения (Болховитинова) в памятниках из музейных собраний Украины и России. Болховшновський щорічник — 2012. Киев, 2013. С. 144.
35 Рукавщина-Еордзізвська Є. В. Київський митрополит Євгений (Є. О. Болховтнов): Біобібліография. Бібліотека. Архів. Киев, 2010. С. 646. Изображение из собрания Государственного музея-заповедника «Михайловское» представляет собой «копию с копии», выполненную в конце 1960-х гг. художницей Н. П. Нератовой (1911−2000) с портрета работы
А. А. Калашникова из собрания Пушкинского Дома. Благодарю за предоставленные сведения главного хранителя ГМЗ «Михайловское» Д. С. Плотникову.
36Рукавіцина-Гордзізвська Є. В. Указ. соч. С. 36. В духовном завещании митрополита Евгения перечислены его воронежские наследники: племянник протоиерей Алексей Волховский,
резиденции находились четыре живописных изображения37. После смерти преосвященного три из них были переданы его родственникам в Воронеж. Передачу личного имущества осуществлял также эконом о. Кирилл Ботвиновский (впоследствии незаслуженно обвиненный наследниками в присвоении себе части личных вещей покойного)38.
В числе сохранившихся до нашего времени изображений Болховитинова Рукавицына-Гордзиевская упоминает и оригинальный живописный портрет работы академика живописи И. В. Бугаевского-Благодарного39 из собрания Воронежского художественного музея40. В 1912 г. портрет экспонировался на 5-й юбилейной выставке «Памяти митрополита Евгения Болховитинова», приуроченной к 75-летию со дня кончины преосвященного, как собственность Воронежского губернского музея41. Портрет был включен в каталог выстав-
племянник лекарь Никандр Волховский, племянница Глафира Устимова (Устиновская) и дети умершей племянницы Веры Пастиной (Постниковой). Там же. С. 36.
37 Как указывают в своем последнем исследовании, посвященном иконографии Болховитинова, Я. Э. Зеленина и Е. В. Лопухина: «В феврале — марте 1834 г. начальник лаврских иконописцев мастер монах Порфирий занимался написанием портрета Его Высокопреосвященства. В начале 1835 года им был выполнен еще один портрет митрополита Евгения для келий лаврского наместника» (Лопухина Е., Зеленина Я. Иконография митрополита Евгения (Болховитинова) в памятниках из музейных собраний Украины и России. С. 146).
, 8Там же. С. 35−42.
39Бугаевский-Благодарный (Богаевский-Благодарный) Е1ван Васильевич (ок. 1780 — 1860) — живописец, рисовальщик, миниатюрист, академик портретной живописи (1824). Биография художника мало изучена. «Несмотря на то что имя художника часто упоминается в научной литературе, сведения о его биографии и творчестве неточны и часто противоречивы», — отмечает Е. Д. Евсеева (Евсеева Е. Д. Автопортреты в творчестве И. В. Бугаевского-Благодарного //Третьяковские чтения 2010−2011. Материалы отчетных научных конференций. М., 2012. С. 406). В качестве примера исследовательница ссылается на вариативное указание годов жизни и отчества («Васильевич» и «Семенович». — Е. К.) живописца, связанное с тем, что в дореволюционной литературе произошло смешение биографий двух художников — Ивана Васильевича Бугаевского-Благодарного и «словорезного мастера» Ивана Семеновича Богаевского (1773 — ок. 1801), — в свою очередь обусловленное тем, что в источниках фамилия И. В. Бугаевского упоминается и как «Бугаевский», и как «Богаевский» — факт, на который впервые обратил внимание Г. В. Смирнов (См.: Михайлова К. В., Смирнов Е В. Портретная миниатюра из собрания Государственного Русского музея. XIX — начало XX века. В 2 т. Л., 1974. Т. 2. С. 356- Евсеева Е. Д. Указ. соч. С. 406). На основании изучения архивных материалов установлено, что отчество художника — Васильевич и родился он в Малороссии, близ Кременчуга (См.: Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. М., 2005. Т. 3. С. 65) в 1780 или 1782 г.
40Рукавщина-Еордзювсъка 6. В. Указ. соч. С. 646.
41 Выставка была открыта 23−26 февраля 1912 г. в здании воронежского Дворянского собрания (см.: Литвинов В. Воронежский губернский музей в 1909—1912 гг. // Вестник Воронежского губернского музея. 1914. № 2. С. 9). Кроме оригинала Бугаевского-Благодарного на выставке экспонировались еще три живописных портрета Болховитинова: из Воронежской духовной семинарии, из собрания члена Воронежской губернской ученой комиссии В. В. Эннатского и принадлежавший внучатой племяннице митрополита 3. Н. Устиновской. Сведения об экспонировавшихся портретах опубликованы в статье заведующего Воронежским губернским музеем священника С. Е. Зверева: «В зале Дворянского собрания 23 февраля 1912 г. была устроена церковная историко-археологическая выставка в день 75-летия со времени кончины митрополита Евгения. & lt-… >- Над всем этим (личными вещами преосвященного, портретами его родственников и видами мест, связанными с его биографией. — Е. К.) возвышались портреты чествуемого
к и и воспроизведен на его фронтисписе42 (ил. 4). В описании значится: «Портрет митроп& lt-олита>- Евгения, масл& lt-яными>- краск& lt-ами>-. Писан академиком Богаевски м- Благодарны м. С автографом м& lt-итрополита>- Евгения и художника на оборотной стороне портрета"43.
О том, что в Воронеже находился оригинальный портрет Болховитинова работы Бугаевского-Благодарного, было известно дореволюционным исследователям, в частности, старшему ученому хранителю Пушкинского Дома Б. Л. Модза-левскому44 (ил. 5) — одному из первых исследователей академического портретного собрания. Подтверждением этому служит обнаруженная среди иконографических материалов его личной коллекции, поступивших в Пушкинский Дом в 1928 г. после смерти ученого, цветная репродукция на отдельном листе двух портретов из Воронежского губернского музея, один из которых представляет собой воспроизведение портрета митрополита Евгения работы Бугаевского-Благодарного (ил. 6)45. На обороте сохранилась надпись рукой Б. Л. Модзалев-ского: «Копия с портрета академика Богаевского-Благодарного (Воронежский губернский музей / Евг& lt-ений & gt- Болховитинов» (ил. 7)46.
Модзалевский являлся сотрудником многих известных дореволюционных изданий, в частности, знаменитых «Русских портретов ХУ1П-XIX столетий», изданных в 1905—1909 гг. великим князем Николаем Михайловичем, для которого предоставил несколько изображений из академической коллекции, в том числе и портрет Болховитинова работы А. А. Калашникова47. В 1911 г. ученый опублико-
иерарха, собранные из Воронежской духовной семинарии, из квартиры Устиновской 3. И., от В. В. Эннатского, привезенные из Москвы А. И. Станкевичем и изданные к юбилею Воронежской ученой архивной комиссией» (Зверев С. Е. Болховитиновская выставка // Вестник Воронежского губернского музея. 1914. № 2. С. 14). По сообщению главного хранителя Воронежского областного краеведческого музея С. П. Толкачевой, живописный портрет митрополита Евгения из собрания В. В. Эннатского в конце 1912 г. также поступил в Воронежский губернский музей, о чем есть соответствующая запись в старой книге поступлений, но был утрачен во время фашистской оккупации. О судьбе двух других портретов преосвященного — из собрания Воронежской духовной семинарии и 3. Н. Устиновской — ничего не известно.
42 Памяти митрополита Евгения Болховитинова. Каталог V юбилейной очередной выставки. 1837−1912. Издание Воронежской ученой архивной комиссии. Воронеж, 1912. Выражаю свою искреннюю признательность ведущему научному сотруднику Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника Е. В. Лопухиной за сообщение сведений об этой публикации.
4! Памяти митрополита Евгения Болховитинова. С. 2.
44Модзалевский Борис Львович (1874−1928) — литературовед, генеалог, библиограф, публикатор и комментатор сочинений А. С. Пушкина, член-корреспондент РАН (1918). С 1907 по 1921 гг. заведующий Архивом ИАН. Один из основателей (1905) и старший ученый хранитель Пушкинского Дома (с 1919). Крупный знаток иконографии деятелей русской культуры XVIII — первой половины XIX вв.
45 Возможно, она является той самой цветной репродукцией, выпущенной Воронежской губернской типографией к пятой юбилейной выставке «Памяти митрополита Евгения», на которую ссылается в своей монографии Рукавицына-Гордзиевская (см.: Рукавщина-ЕордзЬвсъка 6. В. Указ. соч. С. 646). По мнению Я. Э. Зелениной, второй портрет представляет собой изображение святителя Тихона Задонского.
46 Литературный музей ИРЛИ. ПД КП-479.
47Русские портреты XVIII и XIX столетий / Изд-е великого князя Николая Михайловича. СПб., 1908. Вып. IV. № 71.
Ил. 4. И. В. Бугаевский-Благодарный (ок. 1780−1860). Портрет митрополита Евгения (Болховитинова). & lt-1826>-.
Репродукция на фронтисписе каталога выставки «Памяти митрополита Евгения Болховитинова (1767−1837)»
(Воронеж, 1912)
вал две работы, посвященные истории портретной галереи Российской академии: «Сорок шесть литографированных портретов членов Российской Академии» и «Сорок семь литографированных портретов членов Российской академии"48, —
48 См.: Модзалевский Б. Л. Сорок шесть литографированных портретов членов Российской Академии. С исторической справкой. СПб., 1911- Он же. Сорок семь литографированных портретов членов Российской академии. С исторической справкой. СПб., 1911. Ученый так объясняет разное количество портретов в сериях: «Конференция Имп& lt-ераторской>- Академии наук, по докладу непременного секретаря, академика С. Ф. Ольденбурга, постановила & lt-… >- выпустить в свет сборник всех имевшихся в наличности портретов, сопроводив его кратким вступительным текстом. При выяснении наличного количества экземпляров портретов, переданных в 1907 г. в архив Конференции Академии из книжного склада, выяснилось, что среди них не оказалось ни одного экземпляра портретов девяти лиц: 1) митрополита Евгения Болховитинова, 2) архиепископа Иринея Клементьевского, 3) Ивана Петровича Марто-са, 4) Адама Васильевича Олсуфьева, 5) Александра Сергеевича Пушкина, 6) митрополита Самуила Миславского, 7) Дмитрия Прокофьевича Тротцинского, 8) Дениса Ивановича Фонвизина и 9) Александра Семеновича Хвостова, а портреты: 10) Г. Р. Державина и 11) князя Г. А. Потемкина-Таврического имеются лишь в небольшом количестве экземпляров & lt-… >-. Поэтому из всей серии портретов Конференция постановила & lt-… & gt- составить и издать две серии: одну — в 47 портретов в количестве 50 экземпляров и другую — в 46 портретов в количестве 100 экземпляров» (Модзалевский Б. Л. Указ. соч. С. 23−24).
Ил. 5Борис Львович Модзалевский (1874−1928). Фотография К. К. Буллы. Петербург. 1901. Литературный музей ИРЛИРАН
Ил. 6. Портрет митрополита Евгения (Болховитинова)работы И. В. Бугаевского-Благодарного из собрания Воронежского губернского музея. Цветная репродукция на отдельном листе. Издание Воронежской губернской архивной комиссии. 1910-е гг. Из архива Б. Л. Модзалевского. Литературный музей ИРЛИРАН
10, путлищ* *А-
• I гР '-/ ____О
Ил. 7. Автограф Б. Л. Модзалевского на оборотной стороне цветной репродукции портрета митрополита Евгения (Болховитинова) из собрания Воронежского губернского музея. 1910-е гг. Литературный музей ИРЛИ РАН
в которых в списке портретов, переданных в 1862 г. из здания Министерства просвещения в Императорскую Академию наук, он упоминает и портрет «митрополита Евгения Болховитинова (копия Калашникова с портрета, находившегося в 1837 г. в Киевском архиерейском доме)"49.
Описывая изображение, Модзалевский указывает, что копия сделана с киевского портрета, но не называет его оригиналом и не упоминает имя создателя, вероятно, на тот момент эти факты ему еще не были известны. В том же 1911 г., занимаясь в качестве секретаря выставочного комитета выставки «Ломоносов и Елизаветинское время» подбором экспонатов для будущей экспозиции, Модзалевский состоял в переписке со многими столичными и провинциальными музеями, в том числе и с Воронежским губернским музеем (о чем сохранились упоминания в воронежской прессе того времени)50. Возможно, о том, что в Воронеже хранится оригинальный портрет Болховитинова работы И. В. Бугаевского-Благодарного, ученый узнал именно в процессе подготовки выставки.
К глубокому сожалению, судить о том, как выглядел оригинал, остается лишь по сохранившемуся цветному воспроизведению нач. XX в., поскольку сам он был утрачен во время фашистской оккупации Воронежа51.
Я. Э. Зеленина в своем исследовании, посвященном русской иконографии ХУ1П — нач. XX вв., относит изображения лиц духовного звания — архиереев, монашествующих, священников, праведников и др. — к типу так называемых «духовных портретов"52: «Духовный портрет как явление не только придворной культуры сформировался уже в петровскую эпоху & lt-… >- получив распространение главным образом в архиерейской среде. Быстро расширяются границы создания и бытования портретов, занявших свое место в архиерейских домах и возле усыпальниц знаменитых иерархов. & lt-… >- Такие портреты, выполненные с натуры или по памяти, иногда посмертно, имели целью максимально точно воспроиз-
49Модзалевский Б. Л. Указ. соч. С. 25.
50 См. об этом подробнее: Лаврухина И. А. Елизаветинская выставка: История создания и бытования // Петербургская Академия наук в истории Академий мира: К 275-летию Академии наук: материалы международной конференции. СПб., 1999. Т. 3. С. 17−26. В отчете о работе Воронежского губернского музея за 1909−1912 гг. его хранитель В. Литвинов по этому поводу сообщал: «Предметы музея & lt-… >- привлекают внимание как рядовой публики, так и людей науки & lt-… >-. С научными целями обращались в музей такие ученые учреждения, как Императорская Академия наук (предметы эпохи императрицы Елизаветы Петровны и Ломоносова)» (Литвинов В. Указ. соч. С. 10).
51 В 1933 г. Воронежский губернский музей был упразднен и на его основе были созданы Воронежский областной краеведческий музей и Воронежский областной художественный музей, в собрание которого в том же году поступил портрет Болховитинова работы Бугаевского-Благодарного. Во время Великой Отечественной войны значительная часть фондов обоих музеев была утрачена, в том числе оригинальный портрет митр. Евгения и копия с него, принадлежавшая В. В. Эннатскому и хранившаяся в краеведческом музее. Выражаю свою признательность за сообщение сведений о судьбе воронежских портретов Болховитинова директору Воронежского областного художественного музея им. И. Н. Крамского В. Д. Добромирову и главному хранителю Воронежского областного краеведческого музея С. П. Толкачёвой.
52 Зеленина Я. Э. От портрета к иконе. Очерки русской иконографии XVIII — начала XX века. М., 2009. С. 8.
вести индивидуальные особенности внешнего облика изображенного лица как земного человека, исторической и духовной ЛИЧНОСТИ"53.
Согласно классификации, предложенной Я. Э. Зелениной, портрет Болховитинова и все восходящие к нему изображения относятся к духовным портретам так называемого «кабинетного» типа, получившим распространение в 1-й пол. XIX в., когда «более привлекательным становится образ церковного ученого, аскета и интеллектуала, с введением в образ кабинетной обстановки и предметов литературных занятий. Однако этот представительский «кабинетный» вариант, более удобный для позирования, неизменно требовал указания всех регалий изображенного, орденов и наградных крестов & lt-… >-. Будучи менее официальными, чем богослужебные (портреты. — Е. К.), более камерными, как правило поясными образами, они давали художнику простор для раскрытия духовного и эмоционального мира личности"54.
Бугаевский изобразил митрополита в обстановке рабочего кабинета, сидящим возле стола в кресле с высокой резной спинкой. «В композиции присутствуют элементы как «кабинетного», так и парадного портрета (занавес с колонной, пейзаж). Архиерей, позируя художнику в обстановке своего рабочего кабинета, вкупе с атрибутами литературных занятий, представал перед зрителем в образе церковного ученого и интеллектуала"55. Крупная, несколько грузная фигура владыки заполняет собой почти все пространство картины. Ее значительность подчеркнута массивной гранитной колонной и темно-зеленой драпировкой на заднем плане. Большая, полная ладонь левой руки спокойно возлежит на подлокотнике кресла. Демонстративный жест обвитой четками правой руки, направленный в сторону разложенных на столе рукописей и книг, полуприкрытых рукавом темно-синей рясы, призван подчеркнуть важность научных занятий преосвященного (эту же функцию выполняет и полка с книгами на заднем плане), но лишен какой бы то ни было нарочитости. Стоящая на белом фарфоровом блюде на верхней полке книжного шкафа золоченая митра, с двумя свешивающимися с нее наперсными крестами, олицетворяет собой идею архиерейского служения. Необходимо отметить, что последняя деталь — два наперсных креста на митре (ил. 8) — отсутствует на большинстве известных списков портрета Бу-гаевского: по-видимому, первый копиист счел ее излишней, а последующие не были знакомы с оригиналом56. На место служения указывает открывающийся слева за спиной владыки вид на Киево-Печерскую лавру с четким силуэтом Софийского собора.
Общий темный колорит картины компенсируется яркими цветовыми акцентами, характерными для живописи Бугаевского, — белым архиерейским клобуком, голубыми и алыми орденскими лентами на груди преосвященного, красными корешками книг, золоченой митрой, узорной скатертью на столе и светлым пейзажем за окном.
53 Зеленина Я. Э. Указ. соч. С. 8−9.
54Там же. С. 59−60.
55Лопухина Е., Зеленина Я. Указ. соч. С. 144.
56 По мнению Я. Э. Зелениной и Е. В. Лопухиной, эта деталь является «свидетельством простоты владыки Евгения в обращении с регалиями». Там же. С. 145.
Портрет написан с искренней симпатией к модели. Выражение лица митрополита — спокойное и доброжелательное, одновременно исполнено глубокого внутреннего достоинства.
Внимательный взгляд небольших, близко посаженных голубых глаз направлен прямо на зрителя. Живописцу удалось добиться глубины и достоверности в передаче психологического образа, показать присущие владыке ум, открытость, доброжелательность и мудрость.
Представляется, что портрет Болховитинова был заказан И. В. Бугаевскому-Благодарному не случайно: известно, что живописец писал образа и картины для петербургских храмов и по частным заказам. В статье о художнике, опубликованной в Русском биографическом словаре, отмечается: «Его работы есть в соборе Смольного монастыря, в Кронштадтском соборе, в иконостасах петербургских военных церквей и в церкви обер-прокурора Св. Синода. & lt-… >- Работы его в церквях до сих пор поражают свежестью красок"57. Кроме того, он активно работал как портретист. По замечанию того же РБС, «Богаевскому принадлежит ряд превосходных портретов и семейных картин, которые отличаются верным рисунком, приятным колоритом, отчетливой выпиской деталей и яркой жизненной характеричностью (так! — Е. К.) лиц"58.
Сближению иерарха и живописца могло способствовать то, что последний был уроженцем Украины и, кроме того, высокопоставленным чиновником. По словам Е. Д. Евсеевой, судьба Бугаевского «являет собой пример почти уникального прецедента совмещения ролей чиновника и художника"59. Начав службу в 1807 г. в качестве чиновника Малороссийского почтамта, он продолжил ее в Хозяйственном департаменте Министерства внутренних дел в Санкт-Петербурге,
57Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т. 3 (Бетанкур-Бякстер). С. 128. Орабо-тах Бугаевского для церкви упоминается и в отчете конференц-секретаря Академии художеств
В. И. Григоровича: «Бугаевский-Благодарный написал внутренний вид Обуховской больницы, для тайного советника Стога- два образа, представляющие Трех святителей и Иоанна Богослова в церковь князя Кропоткина- в часовню Обуховской больницы 12 образов в виде иконостаса- в моленную Калинкинской больницы образ Спасителя в полную натуру- сверх того несколько портретов частных лиц» (Григорович В. И. Отчет Императорской Академии художеств, читанный конференц-секретарем в торжественном публичном собрании 30-го сентября 1833 года // Григорович В. И. Избранные труды. СПб., 2012. С. 451−452).
58Русский биографический словарь. Т. 3. С. 128.
59Евсеева Е. Д. Указ. соч. С. 411.
Ил. 8. Портрет митрополита Евгения (Болховитинова) работы И. В. Бугаевского-Благодарного из собрания Воронежского губернского музея. Фрагмент
куда переехал в 1813 г. Живописью занимался самостоятельно, не известно, где он получил начальное художественное образование, но в зрелые годы пользовался советами В. Л. Боровиковского и А. Г. Венецианова, с которыми находился в дружеских отношениях и произведения которых копировал. В 1822 г. за портрет с натуры гусарского офицера признан «назначенным» в академики. В 1824 г. за программу «Портрет профессора живописи А. И. Иванова» для зала Совета Академии художеств удостаивается звания академика портретной живописи. Однако, получив звание академика, Бугаеве кий не оставляет службу в Хозяйственном департаменте, уверенно поднимаясь по служебной лестнице (с 1831 г. — начальник архива)60. «Рисунки, портреты, копии с работ других мастеров, образа для церквей — все это создавалось им «при постоянных занятиях по службе""61. В сознании современников две ипостаси Бугаевского — чиновника и художника — «не всегда пересекались: не случайно в адрес-календарях значились две персоны — чиновник, дослужившийся до чина 6-го класса — коллежского советника, — И. В. Бугаевский и академик живописи Иван Бугаевский-Благодарный"62.
Перечисляя стилистические особенности произведений Бугаевского Е. Д. Евсеева отмечает, что в творчестве живописца черты академической портретной традиции — темный сдержанный колорит, классицистическая ясность композиции, строгость и изящество контуров, демонстративность поз, акцентирование атрибутов художественных или научных занятий — сочетались с передачей эмоционального состояния и индивидуальных особенностей внешности, характерных для искусства романтизма63. Исследовательница подчеркивает также «наблюдательность» и «протокольную тщательность», с которой художник стремился передать сходство своих моделей и запечатлеть «непосредственные впечатления от натуры"64. Все эти особенности авторского стиля присутствуют и на портрете Болховитинова.
В монографии Рукавицыной-Гордзиевской оригинальный портрет датирован без ссылки на источник 1826 г. 65 Однако в каталоге воронежской выставки 1912 г. нет указаний на конкретную дату создания. Возможно, основанием для датировки послужило изучение биографии преосвященного: весь 1826 г. он провел в Петербурге, принимая активное участие в заседаниях Святейшего Синода, а позже — в работе следственного комитета по делу декабристов и в коронационных торжествах66. На портрете владыка Евгений представлен со всеми регалиями, полученными в течение жизни, в том числе и с драгоценной панагией, которой он был награжден императором Николаем I за то, что 14 декабря 1825 г. вместе
60Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. М., 2005. Т. 3. С. 65- Евсеева Е. Д. Указ. соч. С. 406- Михайлова К. В., Смирнов Е В. Указ. соч. С. 356.
61 Евсеева Е. Д. Указ. соч. С. 410.
62 Там же. С. 411.
63 Евсеева Е. Д. Указ. соч. С. 407.
64Там же. С. 408,411.
65Рукавіцина-Гордзізвська Є. В. Указ. соч. С. 646.
«Там же. С. 31.
с петербургским митрополитом Серафимом67 обратился к восставшим войскам с призывом сложить оружие, а также орденом Св. апостола Андрея Первозванного — высшим орденом Российской империи, — дарованным императором во время коронационных торжеств в Москве 22 августа 1826 г. за выдающиеся заслуги иерарха68. В этом смысле 1826 год — пик его государственной карьеры: вероятно, по этому поводу и был заказан парадный портрет, призванный выполнять функцию официального изображения. По всей видимости, он был написан в Петербурге, что объясняет несколько «постановочный» характер композиции с видом Киево-Печерской лавры на заднем плане картины, основой для которого, по-видимому, послужил один из гравированных видов 1-й трети XIX в. 69
Однако копия для Российской академии была сделана не с оригинала Бу-гаевского, поскольку он, согласно завещанию митрополита, сразу после похорон был передан его наследникам в Воронеж. Следовательно, в Петербург был доставлен другой портрет, последний из четырех, хранившихся в Архиерейском доме, тот, который по воле владыки был передан в Софийский собор.
Д. А. Ровинский в «Подробном словаре русских гравированных портретов» упоминает два живописных портрета митрополита Евгения, хранившихся в Киеве — в ризнице Софийского собора (в Сретенском приделе которого был похоронен преосвященный) и в портретной галерее Киевской духовной академии70.
67 Серафим (в миру Стефан Васильевич Глаголевский- 1757−1843) — епископ Русской Православной Церкви- с 19 июня 1821 г. — митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский, первенствующий член Святейшего Синода.
68 Во время коронации владыка Евгений произнес поздравительную речь императору от лица российского духовенства, которая в том же году была опубликована отдельным изданием. См.: Евгений Болховитинов. Речь Его Императорскому Величеству Государю Императору Николаю Павловичу, самодержцу Всероссийскому, поздравительная речь от всего духовенства после Священнейшего венчания и миропомазания. М., 1826.
69 По мнению хранителя фонда видовой гравюры и литографии Государственного музея истории Санкт-Петербурга М. А. Кондрашовой и хранителя видовой гравюры и литографии Отдела эстампов Российской национальной библиотеки Н. И. Рудаковой, вид КиевоПечерской лавры на портрете Болховитинова композиционно схож с гравюрой А. Г. Афанасьева «Вид святой чудотворной великой Лавры Киево-Печерской из-за реки Днепра с восточной стороны», приложенный к третьему, посмертному изданию болховитиновского «Описания Киево-Печерской лавры» 1847 г. (См.: Евгений (Болховитинов). Описание Киево-Печерской лавры, с присовокуплением различных грамот и выписок, объясняющих оное, также планов лавры и обеих пещер. Киев, 1847. Таб. 6). Однако гравюра Афанасьева датируется 1839 г., из чего можно заключить, что вид на портрете восходит к более раннему изображению. По мнению Е. В. Лопухиной, вид Киево-Печерской лавры на картине близок по композиции к одному из рисунков историка Киева Н. В. Закревского (1805−1871), хранящемуся в собрании РНБ.
Афанасьев Александр Гаврилович (?-?) — гравер на меди, из московских мещан, работал в 1816—1862 гг. Наиболее значительными произведениями Афанасьева являются изображения русских монастырей — московских Андроникова (1825) и Симонова Нового (1823,1829,1841), Троице-Сергиевой лавры (1825), Киево-Печерской лавры (1839, 1840, 1845, 1847), Оптиной пустыни (1847), коломенского Старо-Голутвина монастыря (1844). См.: Собко Н. П. Словарь русских художников, зодчих, рисовальщиков, граверов, литографов, медальеров, мозаичистов, иконописцев, литейщиков, чеканщиков, сканщиков и проч. С древнейших времен до наших дней (XI-XIX вв.). СПб., 1893. Т. 1. Стб. 262−263.
70 Ровинский Д. А. Подробный словарь русских гравированных портретов. СПб., 1889. Т. IV. Стб. 293−294.
По сообщению Е. В. Лопухиной, в 1920-е гг. все портреты из ризницы были переданы в музей основанного в советское время Лаврского городка и в настоящее время входят в собрание Киево-Печерского музея-заповедника. Ныне в коллекции НКПИМЗ «имеется одиннадцать подобных вариантов, как близких копий, так и упрощенных реплик с одной только фигурой митрополита"71. Два портрета представляют собой точные копии оригинала. На одном из них имелась ныне не читаемая надпись: «С натуры писал И. Крас, но кутс к и й72 учитель К. Гимназии 1827 г. июня 10 дня», -зафиксированная в старой инвентарной карточке музея73. Как отмечает Е. В. Лопухина, художник «повторил композицию петербургского портрета, написав, вероятно с натуры, лицо владыки, на что и указал в надписи"74. Возможно, именно он является тем «портретом, находившимся в архиерейском доме в Киеве», с которого была снята копия-вариант для Российской академии. По мнению Е. В. Лопухиной, прижизненным изображением иерарха является и портрет из Голосеевской пустыни (ил. 3), предоставленный КиевоПечерским музеем-заповедником для воспроизведения в настоящей публикации. На его обороте сохранилась надпись: «1837-го года 23-го февраля в 9-тъ часов скончался», — добавленная, по-видимому, вскоре после кончины владыки7& quot-.
Представляется, что из хранящихся ныне в российских музейных собраниях живописных изображений митрополита Евгения наиболее близок оригиналу Бугаевского портрет из собрания Государственного исторического музея (ил. 9)76. Ранее он входил в состав картинной галереи Главного архива Министерства иностранных дел в Москве и в 1898 г. был опубликован в каталоге архива77. Датированный 1820-ми гг., он представляет собой, по-видимому, один из прижизненных списков, как и тот, что был передан для копирования в Российскую академию.
Реплика портрета Болховитинова из Пушкинского Дома имеет ряд отличий от других копий. Во-первых, за счет более высокого поясного среза фигуры
71 Лопухина Е., Зеленина Я. Указ. соч. С. 146.
72 Художник Е[ван Яковлевич Краснокутский в 1820—1840-х гг. был учителем рисования и каллиграфии в 1-й и 2-й киевских гимназиях (см.: Там же).
73 Там же.
74 Там же.
75Там же. Учетный номер: КПЛ-П-160. Портрет из Голосеевской пустыни является списком, созданным в иконописной мастерской Киево-Печерской лавры. Сухость рисунка, анатомические погрешности в изображении фигуры, использование локального цвета (в частности, ряса преосвященного написана ярко-синим цветом, в отличие от глубокого темно-синего оттенка на цветной репродукции оригинала Бугаевского-Благодарного и портрете из ГИМ- отличается и цвет драпировки — изумрудно-зеленый в отличие от темно-оливкового на оригинале и портрете из ГИМ), недостаточно проработанная светотеневая моделировка форм выдают руку непрофессионального живописца, не прошедшего академическую школу.
76 Учетный номер: 61 843/И1−136. Портрет поступил в ГИМ из Государственного музейного фонда в 1927 г. Выражаю свою искреннюю признательность за предоставленные сведения ведущему научному сотруднику Отдела изобразительного искусства XVIII—XIX вв. ГИМ
Н. А. Перверзенцевой.
77 В состав картинной галереи Главного архива МИД портрет Болховитинова поступил в дар от Е. А. Селивановской. См.: Московский главный архив Министерства иностранныхдел. Портреты и картины, хранящиеся в нем. Вып. 1. М., 1898. С. 45. Кат. 202.
Ил. 9. Неизвестный художник с оригинала И. В. Бугаевского-Благодарного. Портрет митрополита Евгения (Болховитинова). Вторая половина 1820-х гг. Холст, масло. Еосударственный исторический музей
уменьшен размер портрета78, а изображение вплотную приближено к краю полотна, благодаря чему возникает эффект более интимного контакта со зрителем. Представляется, однако, что этот прием был связан с пожеланиями заказчиков, поскольку средний размер большинства портретов, украшавших зал собраний Российской академии, колеблется в пределах 70×60 см79. Видимо, художник изменил композицию портрета в соответствии с пожеланиями академического совета, в противном случае это вызвало бы композиционный диссонанс.
По своим характеристикам портрет Болховитинова из академического собрания более камерный, интимный. Исчезает массивная гранитная колонна на заднем плане, а торжественная драпировка становится занавесом окна, за которым открывается прекрасно выписанный вид на утопающую в зелени КиевоПечерскую лавру с золотыми куполами Софийского собора и Днепром с плывущей по нему парусной лодкой. В отличие от более сдержанных красок оригинала и большинства восходящих к нему списков, пейзаж написан гораздо более живо: подчеркнуты голубизна воды и неба, сочная зелень деревьев и золото куполов.
Изменена и психологическая трактовка образа Болховитинова. Если на оригинале Бугаевского и восходящих к нему копиях он изображен как крупный церковный и государственный деятель, то на портрете Калашникова акцент сделан на научной деятельности преосвященного. Владыка представлен как ученый, сосредоточенно работающий в своем кабинете и на мгновение оторвавшийся от научных трудов. Он сидит вплотную за столом, на котором разложены рукописи. В правой руке, лежащей в оригинале Бугаевского на ручке кресла, держит перо. Левой, с которой исчезают четки, придерживает страницы полуоткрытой книги. При передаче психологического облика Болховитинова Калашников выделяет такие черты, как мягкость, интеллигентность, доброжелательность и мудрость, что входит в некоторое противоречие с воспоминаниями современников о митрополите Евгении как об одном из самых энергичных и деятельных церковных иерархов своего времени.
Вместе с тем, благодаря изменению цвета занавеса-драпировки с зеленого на красный, общей колористической гамме картины придано более торжественное звучание, усиливающее цветовые акценты, присутствовавшие и на оригинале — ярко-красные корешки книг, орденские ленты, золоченую митру — и одновременно придающие репрезентативность полотну.
В заключение хочется отметить, что копия Алексея Калашникова представляет несомненный художественный и исторический интерес как творчески переработанный вариант утраченного портрета И. В. Бугаевского-Благодарного, исследование истории создания которого помогло установить имя забытого автора оригинала.
78 Пушкинодомский портрет имеет размеры 76×66 см- размеры портретов Болховитинова из собрания ГИМ и Киево-Печерского музея-заповедника составляют соответственно: 97×76 и 106×82 см. Можно предположить, что подобные же размеры имел и оригинал Бугаевского-Благодарного.
79 Исключение составляли лишь написанные в полный рост портреты императоров и императриц, а также президентов Академии княгини Е. Р. Дашковой и А. С. Шишкова.
Ключевые слова: митрополит Евгений Болховитинов, художник и литограф
А. А. Калашников, академикживописи И. В. Б у га е в с к и й — Б л, а г од, а р н ы й, Институт русской литературы РАН, Пушкинский Дом, Литературный музей ИРЛИ РАН, Б. Л. Модзалевский, Российская академия, собрание портретов Императорской Академии наук, Киевский архиерейский дом, Воронежский губернский музей.
On the history of the portrait of Eugeny (Bolkhovitinov, 1767−1837), Metropolitan of Kiev and Galich FROM THE COLLECTION OF THE RUSSIAN ACADEMY
E. KOCHNEVA
(Literary museum of the Institute of Russian Literature (the Pushkin House) RAS)
The article presents some new fasts concerning the history of portrait of the outstanding Russian church hierarch of the first third of the 19-th century Metropolitan of Kiev and Galich Eugeny (Bolkhovitinov, 1767−1837) from the collection of the Pushkin House Literary Museum. According to the museum documents, the portrait is a posthumous copy, painted by the artist Kalashnikov in 1837, commissioned the Imperial Russian Academy from the «original kept was in the archpriests' house in Kiev».
The study was mostly based on the documents from the Russian Academy archive (the Archive of the Russian Academy of Sciences, St. Petersburg Branch) concerning the creation of the Metropolitan’s portrait, on some rare graphic materials from the collection one of the first researchers of the Russian Academy portrait gallery —
B. L. Modzalevsky (1874−1928), which are now kept in the Literary Museum.
On the basis of the comparative analysis of Bolkhovitinov’s portraits from the collections of the National Kiev-Pechersk Historical and Cultural Preserve (Kiev, Ukraine), the State Historical Museum (Moscow) and the Pushkin House Literary Museum and on the study of a number of current and pre-revolution sources and publications it has been found that the copy for the Russian Academy was painted by the painter and lithographer A. A. Kalashnikov (1795−1852) from the portrait, which goes back to the lost original by the Academician of Painting I. V. Bugaevskij-Blagodamy (1780−1860) from the collection of the Voronezh Province Museum.
Keywords: Metropolitan of Kiev and Galich Eugeny Bolkhovitinov, an academician of painting I. V. Bugaevskij-Blagodarny, painter and lithographer A. A. Kalashnikov, the Institute of Russian Literature RAS, the Pushkin House, the Literary Museum of the Pushkin House, B. L. Modzalevsky, the portrait gallery of the Russian Academy, the collection of portraits of the Russian Imperial Academy of Sciences, Kiev bishop'-s house, Voronezh Provincial Museum.
Список литературы
1. Богаевский-Благодарный Иван Степанович // Русский биографический словарь / Изд. под наблюдением председателя Императорского русского исторического общества А. А. Половцова. Санкт-Петербург, 1908. Т. 3. С. 127−128.
2. Вяземский П. А. Эстетика и литературная критика. Москва, 1984.
3. Григорович В. И. Отчет Императорской Академии художеств, читанный конференцсекретарем в торжественном публичном собрании 30-го сентября 1833 года // Григорович В. И. Избранные труды. Санкт-Петербург, 2012. С. 451−452.
4. Евсеева Е. Д. Автопортреты в творчестве И. В. Бугаевского-Благодарного // Третьяковские чтения 2010−2011: материалы отчетных научных конференций. Москва, 2012.
С. 406−412.
5. Зверев С. Е. Болховитиновская выставка // Вестник Воронежского губернского музея. 1914. № 2. С. 14.
6. Зеленина Я. Э. От портрета к иконе. Очерки русской иконографии XVIII — начала
XX века. Москва, 2009.
7. Зеленина Я. Э., Лопухина Е. В. Иконография митрополита Евгения // Православная энциклопедия. Т. XVII. Москва, 2008. С. 67−68.
8. Зорин А. Л. Евгений (Болховитинов) // Русские писатели: 1800−1917. Биобиблиографи-ческий словарь / Ред. П. А. Николаев. Москва, 1992. Т. 2. С. 207−209.
9. Калашников Алексей Афанасьевич // Художники народов СССР. Биобиблиографиче-ский словарь / Ред. Т. Н. Горина. Санкт-Петербург, 1995. Т. 4. Кн. 2. С. 65.
10. Коломинов В. В., Файнштейн М. ЕЛ. Храм муз словесных. Ленинград, 1986.
11. Комарова Т. А. Евгений (Болховитинов) // А. С. Пушкин и его современники в портретах. Музей Пушкинского Дома. Альбом-каталог. Санкт-Петербург, 1999. С. 82, 326.
12. Кондаков С. Е[. Юбилейный справочник императорской Академии художеств. 1764- 1914. Петроград, 1914. Т. II.
13. Кочнева Е. В. Коллекция портретов Российской академии в собрании Литературного музея Пушкинского Дома: к истории создания // Материалы XV Дашковских чтений. Москва, 2010. С. 302−314.
14. Кочнева Е. В. Портретная галерея Российской академии в собрании Литературного музея ИРЛИ РАН (по материалам выставки, посвященной 225-летию учреждения Российской академии) // Материалы международной научной конференции «Российская академия (1783−1841). Язык и литература в России на рубеже XVIII—XIX вв.». Санкт-Петербург, 2009. С. 183−205.
15. Лаврухина И. А. Елизаветинская выставка: История создания и бытования // Петербургская Академия наук в истории Академий мира: К 275-летию Академии наук: материалы международной конференции. Санкт-Петербург, 1999. Т. 3. С. 17−26.
16. Литвинов В. Воронежский губернский музей в 1909—1912 гг. // Вестник Воронежского губернского музея. 1914. № 2. С. 9−10.
17. Лопухина Е., Зеленина Я. Иконография митрополита Евгения (Болховитинова) в памятниках из музейных собраний Украины и России // Болховітіновський щорічник — 2012. Кіев, 2013. С. 144−148.
18. Михайлова К. В., Смирнов Г. В. Портретная миниатюра из собрания Государственного Русского музея. XIX — начало XX века: в 2 т. Ленинград, 1974. Т. 2.
19. Модзалевский Б. Л. Сорок семь литографированных портретов членов Российской Академии. Санкт-Петербург, 1911.
20. Модзалевский Б. Л. Список членов Императорской Академии наук. 1725−1907. Санкт-Петербург, 1908.
21. Московский главный архив Министерства иностранных дел. Портреты и картины, хранящиеся в нем: Каталог. Вып. I / Сост. А. А. Алябьев- под наблюдением С. А. Белокурова. Москва, 1898.
22. Памяти митрополита Евгения Болховитинова. 1837−1912. Каталог V юбилейной очередной выставки. Издание воронежской ученой архивной комиссии. Воронеж, 1912.
23. Погодина А. А. Бугаевский-Благодарный Иван Васильевич // Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Москва, 2005. Т. 3 (Живопись первой половины XIX века). С. 65.
24. Ровинский Д. А. Подробный словарь русских гравированных портретов. Санкт-Петербург, 1889. Т. IV. Стб. 111, 293−294.
25. Рукавіцина-Гордзізвська Є. В. Київський митрополит Євгений (Є. О. Болховітінов): Біобібліография. Бібліотека. Архів. Кіев, 2010.
26. Русские портреты XVIII и XIX столетий. Издание великого князя Николая Михайловича. СПб., 1908. Вып. IV. Кат. № 71.
27. Собко Н. П. Словарь русских художников, зодчих, рисовальщиков, граверов, литографов, медальеров, мозаичистов, иконописцев, литейщиков, чеканщиков, сканщиков и проч. С древнейших времен до наших дней (XI-XIX вв.). Санкт-Петербург, 1893. Т. 1. Стб. 262−263.
28. Файнштейн М. Ш. «И славу Франции в России превзойти… «: Российская Академия и развитие культуры и гуманитарных наук. Санкт-Петербург, 2002.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой