Проблема интерференции при обучении грамматике русского и немецкого языков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1'-36:811. 112. 2'-36 ББК 81. 411. 2−2+81. 432. 4−2
Каплун Ольга Александровна аспирант г. Орел Kaplun Olga Alexandrovna
Post-graduate Orel
Проблема интерференции при обучении грамматике русского и немецкого
языков
The Problem of Interference While Studying Russian and German Grammar
Статья Каплун О. А. «Проблема интерференции при обучении грамматике русского и немецкого языков» посвящена явлению интерференции родного языка при обучении иностранному языку. В статье дается определение интерференции, приводятся разные ее виды, выделяются критерии интерферированности речи обучаемых, а также рассматривается сравнительная характеристика грамматики русского и немецкого языков.
O.A. Kaplun'-s article & quot-The Problem of Interference While Studying Russian and German Grammar& quot- is devoted to the phenomenon of mother-tongue interference while studying a foreign language. The author gives the definition of interference, distinguishes its types, points out the criteria of speech interference and examines comparative characteristics of Russian and German Grammar.
Ключевые слова: билингвизм, интерференция, перенос, трудность в обучении, межъязыковая интерференция, внутриязыковая интерференция, грамматическое явление, навык, умение, критерии интерферированности речи.
Key words: bilingualism, interference, transfer, difficulty in teaching, interlingual interference, intralingual interference, grammatical phenomenon, skill, ability, criteria of speech interference.
Овладение русским языком и развитие билингвизма, то есть двуязычия, существенным образом влияет на процесс изучения иностранного языка, облегчая его. Это вызвано следующими причинами: 1) владение вторым языком дает возможность выразить одно понятие разными словесными
средствами- 2) положительное влияние русского языка на изучение второго языка связано с процессом переноса речевых навыков.
Обучение иностранному языку требует не только приобретения знаний, но и развитие умений и навыков. Усвоение знаний и овладение умениями включает умение применять эти знания и умения на практике в других условиях. Это означает, что с самого начала обучения иностранному языку должна решаться проблема переноса знаний и умений. Перенос навыка означает способность обучающихся определить, какие уже известные им операции они могут использовать в новой ситуации. Перенос возможен, если в обоих явлениях выявлено что-то общее [2, с. 35−36].
Овладеть элементарными действиями с языковым материалом можно благодаря определенной системе мыслительных операций. Так, зная грамматическую форму одного слова, обучающиеся могут образовать такие же формы от других, сходных с ним по значению слов. Положительной особенностью переноса является конкретность и опора на речедвигательные, слуховые и зрительные ощущения и представления. Но возможности переноса ограничены, так как при овладении грамматическим навыком с помощью переноса нет нужного осознания выполняемых действий, особенно когда грамматический навык должен образоваться вопреки привычкам родного языка. Эта трудность в обучении иностранному языку диктует необходимость особого внимания к расхождению в системе родного и иностранного языков. Умение соотносить сходные явления внутри иностранного языка связано с умением производить подобные действия на родном языке.
Таким образом, любой преподаватель иностранного языка сталкивается с проблемой интерференции или переноса. Г. М. Вишневская под интерференцией понимает «процесс и результат взаимодействия языковых систем в речи билингва, из которых одна система является доминирующей, порождающей эффект воздействия во вторичной, приобретенной языковой системе» [5, с. 24].
В. А. Виноградов определяет интерференцию как «отклонения от нормы одного или каждого из контактирующих языков, что проявляется в речи билингвалов в результате из знакомства более чем с одним языком» [4, с. 16].
В. В. Алимов дает следующее определение лингвистической интерференции: это «взаимовлияние контактирующих языков, которое может быть как отрицательным, так и положительным и выражается в отклонениях от нормы в одном языке под влиянием другого (при отрицательной интерференции) и приобретении, закреплении и усилении навыков в одном языке под влиянием другого (при положительной интерференции)» [1, с. 25].
В интерференции выделяют четыре аспекта изучения: психологический, социологический, лингвистический и методический [5, с. 29]. С психологической точки зрения интерференция рассматривается как влияние ранее приобретенных умений и навыков родного языка на формирование новых умений и навыков при обучении другому языку. С социальной точки зрения интерференция изучается как результат этнических контактов. С лингвистической точки зрения интерференция рассматривается как процесс и результат языкового взаимодействия. С методической точки зрения интерференция изучается как причина языковых ошибок в речи говорящего на иностранном языке.
Г. М. Вишневская выделяет следующие виды интерференции:
• по происхождению: внешняя и внутренняя интерференция-
• по характеру переноса навыков родного языка: прямая и косвенная интерференция-
• по характеру проявления: явная и скрытая интерференция-
• по лингвистической природе: фонетическая, лексическая, грамматическая интерференция [5, с. 27].
Чаще всего в литературе встречается деление интерференции на межъязыковую и внутриязыковую. Изучение родного и иностранного языков приводит к межъязыковой интерференции, когда правила из одного языка механически переносятся на другой язык, что приводит к появлению ошибок.
Н. Д. Гальскова и Н. И. Гез под межъязыковой интерференцией понимают «замену системы грамматических признаков изучаемого языка другой, построенной под влиянием системы грамматических признаков родного языка» [6, с. 309]. Интерференция считается неизбежным явлением при изучении неродного языка. Чаще всего она оценивается в методике негативно, но на наш взгляд это утверждение не совсем верно.
Межъязыковая интерференция — это сложное явление. В отношении определенных уровней языка, как, например лексики, и в процессе обогащения контактирующих языков она может рассматриваться, как отмечает С. Г. Николаев, как положительный феномен, а на уровне фонетики, словообразования, словоизменения, морфологии и синтаксиса интерференция может быть нежелательна и может порождать речевые ошибки [7, с. 86].
Грамматические явления иностранного языка, подверженные интерференции русского языка, А. Н. Бычева делит на две группы [3, с. 123 124]. К первой группе грамматических явлений относятся грамматические явления, которые в русском языке не имеют соответствующих немецкому языку грамматических понятий (например, аналитические временные формы глагола), а ко второй группе явлений относятся грамматические явления, которые в родном и иностранном языке имеют грамматические понятия, но выражаются разными способами (например, образование вопросительной конструкции). Поэтому А. Н. Бычева говорит о содержательно-смысловой и формальной интерференции.
Содержательно-смысловая интерференция наблюдается, если в родном языке отсутствует соответствующее немецкому языку грамматическое понятие. Но это не означает, что данные грамматические явления не имеют в русском языке соответствующих эквивалентов. Они могут выражаться в русском языке лексическими средствами или вызывать употребление того или иного грамматического явления ситуативно.
Формальная интерференция проявляется, если и в русском, и в немецком языках существуют грамматические понятия, но выражаются они разными
грамматическими средствами. Выделяются три подтипа формальной интерференции: 1) интерференция, нарушающая порядок слов немецкого предложения, 2) интерференция, при которой опускается отсутствующее в родном языке служебное слово, и 3) интерференция, при которой наблюдаются ошибки в порядке слов и опускается служебное слово.
А. Н. Бычева выделяет два вида интерференции иностранного языка: имманентную и внешнюю [3, с. 127]. Имманентной интерференции подвергаются грамматические формы внутри одного грамматического явления, например, ошибки в личных окончаниях глаголов или употребление неправильной глагольной формы. Внешняя же интерференция проявляется между разными грамматическими явлениями иностранного языка, например ошибки в употреблении определенного и неопределенного артикля.
Внутриязыковая интерференция представляет собой «замену системы грамматических признаков изучаемого языка другой системой, построенной под воздействием дифференциальных признаков изучаемого языка» [6, с. 310]. Внутриязыковая интерференция имеет место в обучении иностранному языку, так как в изучаемом языке существует большое количество грамматических явлений, которые обучающиеся могут перепутать, особенно если эти явления отсутствуют в родном языке.
Методисты выделяют три группы навыков: 1) навыки речи на родном языке, которые должны быть перенесены на новый языковой материал- 2) навыки, которые ранее были сформированы на родном языке и при овладении иностранным языком должны быть скорректированы- 3) навыки, которые должны быть заново сформированы. Отсюда, как отмечает С. Г. Николаев, можно сделать вывод о существовании трех подходов в обучении иностранному языку с учетом особенностей родного языка: 1) сравнение фактов двух языков и установление сходства, усвоение по аналогии- 2) сравнение фактов двух языков и установление смежности, усвоение по подобию и различию- 3) сравнение фактов двух языков и установление несовпадений, усвоение по контрасту [7, с. 88].
Если с этой точки зрения рассматривать русский как родной язык и немецкий как иностранный, то можно утверждать, что при усвоении немецкого языка будут представлены все три группы навыков и могут быть реализованы все три подхода. Оба языка относятся к одной языковой семье, это обуславливает наличие в них ряда общих черт. Но они принадлежат к разным ветвям индоевропейской семьи языков — германской и славянской, имеют разный грамматический строй, это является основой существования в них ряда несовпадений. Наибольшую трудность представляют не совпадающие или противоположные грамматические явления, а смежные. Поэтому при усвоении таких явлений требуется продуманная коррекция.
Т. В. Попова видит два пути предупреждения интерференции: опора на родной язык и сознательное сопоставление лексико-грамматических структур двух языков путем прямого погружения в язык, основанный на имитации, догадке, аналогии [8, с. 97]. Она же выделила три группы критериев интерферированности речи обучаемых: лингвистические, психологические и психолингвистические [8, с. 97].
К лингвистическим критериям относятся степень соответствия языковой системе, норме и узусу иностранного языка используемых в речи обучаемых иноязычных средств, а также степень операционально-семантической адекватности речи. Под языковой системой понимают совокупность морфем и моделей их группировки, под языковой нормой — наиболее регулярные реализации языковой системы, а языковой узус — это реализация языковой системы в конкретной ситуации. Интерференция, обусловленная расхождением языковых систем, приводит, как отмечает Г. М. Вишневская, к смысловым ошибкам, интерференция на уровне нормы создает ощущение неправильности речи, нарушение узуса приводит к ситуативной неадекватности речи [5, с. 28].
К психологическим критериям относятся психологическое состояние в момент порождения речи, наличие установки на порождение речи и обратной связи.
К психолингвистическим критериям можно отнести особенности адекватного переключения с одной языковой системы на другую и владение навыком перекодирования.
Степень интерференции зависит от уровня владения и стадии овладения иноязычным материалом. Чем больше лексических и грамматических единиц иноязычной речи автоматизировано, тем меньше интерференция родного языка.
Так как наше исследование посвящено проблеме интерференции при обучении грамматике, то нас будет интересовать выделение схожих грамматических явлений в русском и немецком языках, особенности этих языков, которые могут вызвать трудности при изучении немецкого языка русскоязычными обучающимися, и явления интерференции.
Рассмотрим подробнее сравнительную характеристику русского и немецкого языков. Немецкий язык обладает не только рядом общих черт с русским языком, но и серьезными отличиями. Общность проявляется в наличии сходных грамматических категорий. Части речи состоят из знаменательных и служебных, они имеют общие грамматические категории. Имя существительное характеризуется наличием рода, числа, падежа, прилагательные обладают степенями сравнения, глаголу свойственны категории лица, числа, времени, наклонения, залога. Черты сходства обнаруживаются и в синтаксисе. Подлежащее стоит в именительном падеже, сказуемое может быть глагольным и именным, дополнение — прямым и косвенным. Члены предложения связаны между собой одинаковыми средствами синтаксической связи: управлением, согласованием, порядком слов и интонацией. Наличие сходных явлений облегчает обучение иностранному языку, так как позволяет использовать знания обучающихся по грамматике русского языка.
Грамматические категории имеют и ряд особенностей. К ним можно отнести наличие в иностранном языке грамматических явлений, которые не
присущи русскому языку, а также наличие сходных явлений, которые отличаются по функциям и значениям.
Анализ немецкой грамматической системы позволяет выделить ряд особенностей, объясняющих трудности усвоения грамматики немецкого языка русскими обучающимися.
1. Многие грамматические явления немецкого языка имеют уникально-нормативный характер. Грамматические явления иностранного языка воспринимаются легче, если они нормативны, то есть если их особенности можно объяснить с помощью правила. Если же эти особенности связаны с уникальностью форм, не соответствующих норме, то такие грамматические явления усвоить сложнее. Например, склонение немецких существительных характеризуется нормативным изменением существительных по падежам, но осложняется уникальностью категории рода и типа склонения существительных. Род существительных в немецком и русском языках часто не совпадают. Уникальность рода немецких существительных влияет на образование и употребление в речи прилагательных, указательных и притяжательных местоимений, порядковых числительных, которые согласуются с существительным в роде, числе и падеже. Таким образом, нормативные особенности немецких грамматических явлений нужно усваивать с помощью правила, а уникальные характеристики необходимо запоминать как готовый материал.
2. Грамматические явления немецкого языка характеризуются высокой степенью морфологической дифференцированности. В немецкой грамматике нормативное изменение морфологических форм грамматических явлений представляет для обучаемых трудность, так как число этих форм для каждого грамматического явления значительно. Например, при склонении существительных нужно знать об изменении форм существительных в четырех падежах, о четырех типах склонения существительных в единственном числе и об изменении форм определенного и неопределенного артиклей. Для усвоения
морфологических форм немецкого языка необходимо многократное употребление их в речи.
3. Для немецкой грамматики характерно сочетание морфологического и синтаксического. Например, от формы существительного зависят формы прилагательных, притяжательных и указательных местоимений, от формы подлежащего — форма сказуемого. Поэтому при построении высказываний на немецком языке необходимо соотносить формы одного грамматического явления с формами другого.
4. Усвоение немецкого языка затрудняет наличие в нем грамматических явлений, вмещающих в одной словоформе морфологически и синтаксически релевантные компоненты, к которым относятся глаголы с отделяемыми приставками и возвратные глаголы. Эти глаголы широко употребляются в разговорной речи, от них зависит большое количество лексических единиц.
5. Еще одной особенностью немецкой грамматики является наличие глагольной рамочной конструкции в простом повествовательном предложении между частями временных форм сказуемого, модальным и основным глаголами, частями составного именного сказуемого, глаголом и его отделяемой приставкой, основным глаголом и глаголом в инфинитиве, а также в придаточном предложении между союзом и сказуемым. Наибольшую трудность рамочная конструкция представляет из-за необходимости сочетать глагол-сказуемое с грамматическими явлениями, наполняющими содержание глагольной рамки.
6. Следующей особенностью немецкой грамматики является наличие в ней аналитических форм грамматических явлений, например временные формы глагола в активе и пассиве, возвратные глаголы, существительные с артиклями. Поэтому при грамматическом оформлении высказывания необходимо помнить об образовании форм и о размещении в предложении слов, относящихся к какому-либо члену предложения.
7. Для немецкого предложения характерна двусоставность, наличие подлежащего и сказуемого. В русском же языке употребляются как
двусоставные, так и односоставные предложения. Для русскоязычных обучающихся сложно строить предложения на немецком языке с глаголом-связкой «sein& quot-, так как в русском языке в настоящем времени глагол-связка «быть» отсутствует. В немецком языке безличные предложения имеют двусоставную структуру и формально ничем не отличаются от личных, в русском же языке безличные предложения имеют односоставную структуру.
8. Особенностью немецкого предложения является также его инвертированность. Инверсия, то есть обратный порядок слов, употребляется в немецком языке в простых повествовательных, вопросительных, сложносочиненных предложениях, в главном предложении, если оно стоит после придаточного предложения в сложноподчиненном предложении. Инверсия основана на устойчивом порядке слов в немецком языке, это не типично для русской грамматики.
9. Порядок слов в немецком языке выполняет функцию различителя предложений по целям высказывания и оформителя частей сложного предложения, он строго фиксирован, характеризуется наличием разного рода рамок. Вопросительные предложения в русском языке оформляются с помощью интонации, а в немецком языке, как с помощью интонации, так и порядка слов.
Главной характерной чертой немецкой грамматической системы можно считать сочетание нескольких трудных грамматических явлений в одном синтаксическом целом.
Сопоставление иностранного языка с родным языком должно играть ведущую роль при подготовке к учебному процессу, при отборе материала, составлении учебных пособий и тестов. Изучение отрицательной и положительной роли интерференции родного языка в процессе обучения иностранному языку дает возможность предугадать и предотвратить типичные ошибки, которые могут возникнуть при изучении иностранного языка, поможет более рационально построить учебный процесс, выбрать наиболее эффективные пути ознакомления обучающихся с новым материалом,
объяснения и закрепления его с целью формирования соответствующих грамматических навыков и развития речевых умений.
Библиографический список
1. Алимов, В. В. Специальный перевод и лингвистическая интерференция [Текст] / В. В. Алимов. — М.: МОСУ, 2003. — 134 с.
2. Барсук, Р. Ю. Основы обучения иностранным языкам в условиях двуязычия [Текст] / Р. Ю. Барсук. — М., «Высш. школа», 1970. — 176 с.
3. Бычева, А. Н. Интерференция родного языка и внутриязыковая интерференция при формировании грамматического навыка с помощью переводных упражнений [Текст] / А. Н. Бычева // Проблемы обучения грамматическому и лексическому аспектам иноязычной речи. — Владимир, 1980. — 160 с.
4. Виноградов, В. А. Лингвистические аспекты обучения языку [Текст] / В. А. Виноградов. Выпуск 1. — М., изд-во Московского ун-та, 1972. — 60 с.
5. Вишневская, Г. М. Билингвизм и его аспекты [Текст] / Г. М. Вишневская. — Иваново, 1997. — 100 с.
6. Гальскова, Н.Д., Гез, Н. И. Теория обучения иностранным языкам: Лингводидактика и методика [Текст] / Н. Д. Гальскова, Н. И. Гез. — М.: Издательск. центр «Академия», 2005. — 336 с.
7. Николаев, С.Г. К вопросу о грамматической интерференции и путях ее преодоления в рамках курса интенсивного обучения [Текст] / С. Г. Николаев // Интенсивное обучение иностранным языкам. — М.: Изд-во МГУ, 1990. — 132 с.
8. Попова, Т. В. Критерии интерферированности иноязычного высказывания на начальном этапе овладения иностранным языком [Текст] / Т. В. Попова // Методика обучения иностранным языкам в системе непрерывного образования. — Минск, «Вышэйшая школа», 1991. — 148 с.
Bibliography
1. Alimov, V.V. Special Translation and Linguistic Interference [Text] / V.V. Alimov. -MPSU, 2003. — 134 p.
2. Barsuk, R.J. Fundamentals of Teaching Foreign Languages under Bilingual Conditions [Text] / R.J. Barsuk. — M., & quot-Higher school& quot-, 1970. — 176 p.
3. Bycheva, A.N. Mother-Tongue and Intralingual Interference While Forming Grammar Skills with the Help of Translation Exercises [Text] / A.N. Bycheva // Problems of Teaching Grammatical and Lexical Aspects of Foreign Speech. — Vladimir, 1980. — 160 p.
4. Vinogradov, V.A. Linguistic Aspects of Teaching a Language [Text] / V.A. Vinogradov. Issue 1. — M., Publishing Centre of Moscow University, 1972. — 60 p.
5. Vishnevskaya, G.M. Bilingualism and Its Aspects [Text] / G.M. Vishnevskaya. -Ivanovo, 1997. — 100 p.
6. Galskova, N.D., Gez, N.I. The Theory of Foreign Languages Teaching: Linguadidactics and Methodology [Text] / N.D. Galskova, N.I. Gez. — M. Publishing Centre & quot-Academy"-, 2005. — 336 p.
7. Nikolaev, S.G. On Grammar Interference and the Ways of its Overcoming in the Course of Intensive Teaching [Text] / S.G. Nikolaev // Intensive Teaching of Foreign Languages. -M.: Publishing Centre of MSU, 1990. — 132 p.
8. Popova, T.V. Criteria of Foreign Speech Interference at the Initial Stage of Studying a Language [Text] / T.V. Popova // Methods of Foreign Languages Teaching in the System of Continuous Education. — Minsk, & quot-Higher school& quot-, 1991. — 148 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой