О перспективных направлениях повышения уровня жизни и сокращения территориальной социально-экономической дифференциации в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Щ.С. (Новожилова
О ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ ЖИЗНИ И СОКРАЩЕНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ В РОССИИ
Одной из стержневых проблем развития в условиях глобализации становится все более возрастающий масштаб межрегиональной социально-экономической дифференциации, увеличивающийся разрыв в уровне развития и благосостоянии населения между ограниченным числом наиболее богатых и постоянно растущей по доле населения группы беднейших регионов.
Поэтому вопросы, связанные с повышением уровня жизни населения России становятся сегодня все более актуальными. Добиться устойчивого экономического развития страны и обеспечения в полном объеме общегосударственных социальных гарантий всему населению, как свидетельствует зарубежный опыт, прежде всего государств Западной Европы, невозможно без эффективно функционирующей системы государственной поддержки регионов, отстающих в экономическом развитии. Такая поддержка должна не только обеспечивать в определенной степени необходимое выравнивание бюджетных расходов территорий на решение текущих задач их социально-экономического развития, но и создавать соответствующие предпосылки, активизировать внутренние резервы и стимулы устойчивого экономического роста.
Анализ показателей, характеризующих уровень жизни, выявление тенденций социально-экономического развития населения в России- изучение современного характера межрегиональной социально-экономической дифференциации в России, перспективы повышения жизненного уровня населения — те цели, которые предопределили необходимость решения следующих задач:
• характеристика социально-экономического благосостояния населения-
• оценка степени социально-экономической дифференциации общества, степени различий в уровне благосостояния отдельных социальных, демографических и иных групп населения-
• анализ влияния различных социально-экономических факторов на уровень жизни, изучение их состава и динамики-
• исследование основных направлений улучшения уровня жизни населения, важнейшим показателем которого является показатель уровня реальных доходов населения.
К индикаторам социально-экономического регионального развития, характеризующим его в наибольшей степени, относятся показатели:
• общего уровня экономического развития (среднедушевые объемы валового регионального продукта, накопленного основного капитала, оборота розничной торговли и платных услуг населению- плотности автомобильных дорог с твердым покрытием, скорректированной с учетом фактической плотности населения- уровень обеспеченности городского населения телефонной связью, среднедушевой уровень производства продукции малыми предприятиями, средняя продолжительность жизни населения) —
• состояния важнейших отраслей материального производства (среднедушевые объемы производства продукции отдельно промышленности и сельского хозяйства, промышленных товаров потребительского назначения, строительных подрядных работ) —
• финансового положения (результаты финансовой деятельности предприятий отраслей экономики, учитывающие совокупные размеры их прибыли и убытков, уровень задолженности по заработной плате, среднедушевые собственные доходы территориальных бюджетов, степень бюджетной самостоятельности регионов по доле их собственных бюджетных доходов) —
• инвестиционной активности (среднедушевые объемы инвестиций в основной капитал отдельно из бюджетных и внебюджетных источников, масштабы жилищного строительства, размеры накопленных иностранных инвестиций) —
• уровня и дифференциации доходов населения (среднедушевые денежные доходы населения, соотношение средних размеров заработной платы и пенсии к размерам прожиточного минимума соответственно трудоспособного населении и пенсионеров, доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума) —
• занятости населения и состояния рынка труда (уровни зарегистрированной и общей безработицы, характеристики степени напряженности рынка труда, учитывающие численность незанятого экономически активного населения, количество свободных рабочих мест (вакансий), общая численность занятых в экономике) —
• состояния важнейших отраслей социальной сферы (уровни обеспеченности местами детей в дошкольных учреждениях, выпуск специалистов высшими и средними специальными учебными заведениями, обеспеченность населения больницами и амбулаторно-поликлиническими учреждениями) —
• экологической ситуации (удельные выбросы веществ, загрязняющих атмосферный воздух от мобильных и стационарных источников- среднедушевые объемы образования токсичных отходов производства и потребления- степень улавливания веществ, загрязняющих атмосферный воздух в результате выбросов от стационарных источников) —
• международной экономической активности (среднедушевые объемы отдельно прямых и портфельных накопленных иностранных инвестиций, экспорта продукции, производства продукции предприятиями с участием иностранного капитала).
На рубеже веков в процессе перехода к рыночной модели экономики уровень заработной платы в России является самым низким среди экономически развитых стран мира. В ходе проведения реформ произошло удешевление труда не только по отношению к стоимости товаров народного потребления и услуг, но и по сравнению с другими производственными ресурсами. Снижение доли заработной платы в свою очередь уменьшило налоговую базу, что привело к сокращению финансовых поступлений во внебюджетные фонды и сделало невозможным решение многих социальных проблем.
По оценкам Росстата, удельный вес «теневой» зарплаты в целом по стране в 2004 г. составил 44,3%, в 2005 г. — 43,6%. Именно поэтому ФНС России инициировала создание комиссий по легализации «теневой» зарплаты. В свою очередь различия в заработной плате порождаются межотраслевым и внутриотраслевым неравенством в оплате труда. Наиболее высокие заработки концентрируются в топливно-энергетическом комплексе, цветной металлургии, сфере финансов, кредитования и страхования, а минимальные характерны для бюджетной сферы, легкой промышленности и сельского хозяйства.
Однако еще выше внутриотраслевые различия в оплате труда. Высока внутриотраслевая дифференциация оплаты труда в сельском хозяйстве, в науке и культуре. В то же время электроэнергетика, относящаяся к высокооплачиваемым отраслям, отличается самым низким уровнем различий в оплате труда работников.
Низкооплачиваемые сектора экономики можно объединить в две основные группы. Первая группа — организации и учреждения бюджетного сектора экономики — здравоохранение, физкультура, соци-
альное обеспечение, образование, культура и искусство. Ко второй группе относятся отрасли с низким уровнем конкурентоспособности продукции. Это, прежде всего, сельское и лесное хозяйства, легкая промышленность. Таким образом, хронические очаги бедности сформировались в бюджетной сфере и в ряде стагнирующих отраслей экономики и промышленности. Низкий уровень оплаты труда работников этих секторов экономики стал главной причиной бедности работающего населения.
Одной из проблем продолжает оставаться несвоевременная выплата заработной платы как в бюджетном, так и коммерческом секторе. Несмотря на усилия, предпринимаемые федеральными и региональными властями, полностью ликвидировать задолженность по зарплате не удается, что свидетельствует о сохранении объективных причин этого явления.
Длительное время основные денежные доходы большая часть населения получала в виде оплаты за труд.
Изменившиеся в 1990-е годы экономические условия способствовали возникновению новых источников получения средств: имеются ввиду предпринимательские доходы и доходы от собственности. Уже в 1995 г. предпринимательские доходы составляли в среднем более 16% всех денежных доходов. Получение доходов от собственности в той или иной форме (акции, облигации, аренда недвижимости) становится важным дополнительным фактором их дифференциации. Тем не менее, согласно статистическим данным, основой формирования доходов и в настоящее время остается наемный труд в общественном или частном секторе производства, работа на собственных фермах или мелких семейных предприятиях.
Денежные расходы населения — это использование доходов населения на покупку товаров и оплату услуг и различного рода платежи: обязательные платежи и профсоюзные взносы (налоги, сборы, платежи по страхованию, взносы в общественные и кооперативные организации, возврат банковских ссуд, проценты за товарный кредит и др.), покупку иностранной валюты, а также прирост сбережений во вкладах и ценных бумагах.
Для понимания процессов, протекающих на различных потребительских рынках важны не только и не столько показатели совокупных или средних доходов (и расходов), сколько структура распределения этих доходов. Именно она позволяет выделить группы населения, обладающие принципиально различными финансовыми ресурсами и потребительскими возможностями.
Одним из наиболее наглядных показателей, характеризующих дифференциацию доходов населения страны, является децильный
коэффициент, представляющий собой отношение доходов 10% наиболее богатых граждан страны к доходам 10% самых бедных. В 2003 г. в России он находился на отметке 14,5 раз. В 2007 г. разница в доходах между высокодоходными и низкодоходными категориями граждан увеличилась до 16,8 раз по сравнению с 15,3 раз в 2006 г. В развитых государствах верхней границей коэффициента является 7, а его приближение к 10 считается социально опасным.
В отсутствии государственного вмешательства в процессы распределения и перераспределения доходов они распределяются по принципу «Закона Парето» — 20% самых богатых получают 80% всех доходов. Причем 10% «самых-самых» богатых получают более 60% всех совокупных доходов населения страны. Так сегодня распределяются доходы в наиболее слаборазвитых странах Африки и Азии. Так распределялись доходы и собственность в североитальянских городах-республиках (Флоренция, Венеция, Генуя) в XVII—XVIII вв. и в Англии с середины XVII до середины XIX в., анализируя которые Парето и вывел свой знаменитый принцип распределения доходов.
Слабая и неэффективная политика государства по отношению к доходам населения, например, как в странах Латинской Америки, приводит к тому, что 20% самых богатых граждан получают около 60% всех доходов, причем на долю 10% самых богатых приходится чуть менее половины всех денежных доходов населения.
В рамках либеральной, атлантической или, как ее еще называют, «англо-саксонской» модели социальной политики, которой придерживаются США, Испания, Великобритания и некоторые другие страны, 20% самых богатых граждан получают около 50% доходов, причем на долю 10% «самых-самых» богатых приходится порядка 33−35% доходов.
В рамках же социально ориентированной системы при весьма активной и эффективной политике перераспределения доходов, которой придерживаются в Германии, Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии (отсюда название «балтийская» или «германо-скандинавская») на долю 20% самых богатых граждан приходится всего около 40% совокупных доходов, причем на долю 10% «самых-самых» богатых — не более 25% доходов.
Сильная дифференциация по доходу является одним из основных источников социальной напряженности в российском обществе. Неравенство в распределении доходов приводит к появлению бедного населения. Бедность по-прежнему остается главной социальной проблемой страны.
Бедные — не просто люди с относительно низкими доходами. Это члены общества, живущие по его законам, но лишенные признавае-
мого этим же обществом минимально необходимого стандарта потребления. Проблема бедности существует во всех странах мира, и ее уровень зависит от стадии развития общественного производства, возможностей индивида и условий жизнедеятельности населения.
Для выявления численности бедного населения необходимо установить границу бедности. В России границей бедности является прожиточный минимум. Население, имеющее денежный доход ниже величины прожиточного минимума, относится к бедному населению.
Динамика численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в России в начале 2000-х годов выглядит следующим образом (табл. 1).
Таблица 1
Население с денежными доходами ниже величины прожиточного миниума
Год Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, млн. чел. % общей численности населения
2000 42,3 29,0
2001 40,0 27,5
2002 35,6 24,6
2003 29,3 20,3
2004 25,2 17,6
2005 26,3 18,4
По данным Росстата, среднедушевые денежные доходы населения в марте 2007 г. составили 10 950 руб. в месяц, что в три раза превышает величину прожиточного минимума для всего населения РФ (3436 руб.). Среднемесячная заработная плата одного работника составила в 2007 г. 12 580 руб., что в 3,4 раза превышает величину прожиточного минимума для трудоспособного населения (3707 руб.). Средний размер назначенных пенсий составил 2847 руб., что на 3,8% превышает величину прожиточного минимума для пенсионеров (2743 руб.).
Стоимость минимальной потребительской корзины — это сбалансированный эталон для мониторинга уровня бедности и решения макроэкономических задач. С ее помощью в западных странах определяется минимальный уровень зарплаты, пособий, пенсий. Но в России на практике корзина для этих задач пока не используется. Сегодня к прожиточному минимуму «привязано» право на ежемесячное пособие на детей и адресную социальную помощь. До тех пор, пока минимальная зарплата не достигнет уровня стоимости минимальной потребительской корзины, пересматривать эту корзину
бессмысленно. Необходимо подтянуть минимальную зарплату к прожиточному минимуму.
Бедность — величина относительная. Оценка ее уровня зависит от метода подсчета. В США используется методика, принятая еще в 1964 г. В ней для определения прожиточного минимума стоимость минимального набора продуктов умножается на три, поскольку в те годы расходы населения на питание составляли в Америке почти треть. Этот метод и сейчас, 40 лет спустя, является основным. Согласно ему, прожиточный минимум в США составляет 666,0 долл. для одинокого человека и 1337 долл. для семьи из четырех человек.
В странах ЕС для определения уровня бедности применяют медианный метод, когда в состав минимального потребительского бюджета включаются товары и услуги, которые приобретаются по крайней мере половиной населения. Доход в 40−50% медианного дохода населения считается в странах ЕС порогом бедности. Медиана всегда ниже, чем средний доход, но выше, чем стоимость минимальной потребительской корзины. Любопытно, что в потребительскую корзину Великобритании, к примеру, входят расходы на алкогольные напитки и табачные изделия, общественное питание, организацию отдыха (развлечения, аудиовизуальное оборудование), путешествия и содержание автомобиля. Таким образом, определяя черту бедности, европейские страны решают скорее не проблему минимальных норм потребления, а проблему регулирования социального неравенства.
Если медианный метод использовать в России, то полученная величина будет примерно в 2 раза меньше, чем ныне действующий прожиточный минимум — поскольку зарплату ниже средней у нас в стране имеют 70% работающих.
Новая потребительская корзина, помимо расширенного набора продуктов питания, включает 14 агрегированных групп непродовольственных товаров (как индивидуального, так и общественного пользования), а также платные услуги. Потребительская корзина стала полнее и, соответственно, дороже, что повлекло за собой увеличение финансовых обязательств государства перед населением с низкими доходами. Кроме того, потребительская корзина, на основании которой рассчитывается прожиточный минимум, все больше и больше отстает от жизни. Она не учитывает расширение платности образования и здравоохранения, предстоящих изменений в оплате жилищно-коммунальных услуг, трудовых и семейных нагрузок.
Проблема «официальной бедности», т. е. уровня бедности с позиции официальных властей (федеральных и региональных), не столько научно-методологическая, сколько бюджетная, политическая. Это
проблема минимальных социальных гарантий и, соответственно, государственных финансовых обязательств по их исполнению. После официального утверждения показатель величины прожиточного минимума перестает быть экономической или статистической величиной и становится категорией юридической со всеми вытекающими правовыми последствиями. Соответственно, и показатели бедности из плоскости экономических расчетов переносятся в политическую практику.
Основной причиной бедности в России сегодня является низкий уровень оплаты труда в бюджетной сфере и неблагополучных отраслях хозяйства.
Бедными являются, главным образом, семьи, имеющие детей, включая семьи с одиноким родителем, и другие малообеспеченные работающие- безработные- семьи, один из членов которых является инвалидом- престарелые, зависящие от единственного источника дохода. Самой крупной группой являются семьи с детьми, особенно семьи с одиноким родителем, и молодые семьи.
Среднедушевые денежные доходы, исчисляемые делением совокупных денежных доходов (из баланса денежных доходов и расходов населения) на численность населения, дают лишь самое общее представление об уровне доходов реальных домохозяйств. На основе федерального обследования бюджетов домашних хозяйств, проводимого ежеквартально органами государственной статистики во всех субъектах Российской Федерации с охватом 49,2 тысячи домашних хозяйств, Росстат строит с помощью метода имитационного моделирования ряды распределения населения по величине среднедушевых денежных доходов и производит расчеты численности малоимущего населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ниже величины прожиточного минимума. Согласно этим данным, дифференциация денежных доходов населения России резко усилилась в 1992—1994 гг. годах и оставалась стабильно высокой в последующие годы (рис. 1). Соотношение доходов 20% самых богатых и 20% самых бедных россиян увеличилось с 3,3 раза в 1980-е годы до
8.5 раза в 1995 г. Затем, после небольшого снижения в 2000 г. до 7,9, она поднялась до 9,4 раза в 2007 г.
Соотношение между средними уровнями денежных доходов 10% населения с самыми высокими доходами и 10% населения с самыми низкими доходами (так называемый коэффициент фондов), составило, по предварительным данным Росстата, в 2007 г. 16,8 раза по сравнению с 15,3 раза в 2006 г., 14,9 раза — в 2005 г., 15,2 — в 2004 г. ,
14.5 — в 2003 г. и около 14,0 — в 2000—2002 гг. При этом на долю 10% наименее обеспеченного населения приходилось лишь 1,9% общего
объема денежных доходов (в 2003—2005 гг. — 2,0%), а на 10% самого обеспеченного — 31,0% (в 2006 г. — 30,6%, в 2005 г. — 29,7%).
%
I группа — наименьшие доходы
II группа
III группа
IV группа
V группа — наибольшие доходы
Рис. 1. Распределение общего объема денежных доходов населения по 20-процентным группам населения
Если в 2007 г. средние денежные доходы сложились, как уже говорилось, в размере 12 490 руб. в месяц на душу населения, то на деле доходами в размере 12 000 руб. в месяц на человека располагали лишь 36% россиян, примерно у половинь/ они не превышали 9000 руб. в месяц, а у каждого десятого — 3500 руб. (табл. 2).
Доля малоимущих — населения с доходами ниже величины прожиточного минимума — в 1994—1998 гг. колебалась в пределах от 21 до 25%, а после финансово-экономического кризиса поднялась до 28−29% в 1999—2000 гг. С 2001 г. наметилась тенденция сокращения бедности -доля малоимущего населения снизилась до 15,3% в 2006 г. (рис. 2). Численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума сократилась до 21,6 млн. чел. по сравнению с 42,3 млн. чел. в 2000 г. По данным за 1-е полугодие 2007 г., численность населения, располагающего денежными доходами, не превышающими величины прожиточного минимума, составила 22,3 млн. чел., или 15,8% постоянного населения РФ.
1 Половина населения имеет доходы ниже их медианного значения, другая половина — выше. Величина медианных расходов оценивалась на основе публикуемого Росстатом распределения населения по величине среднедушевых доходов.
Таблица 2
Распределение населения РФ по величине среднедушевых денежных доходов
Млн. чел. % общей численности населения
2004 2005 2006 2007 2004 2005 2006 2007
Численность населения 143 142,3 141,6 141 100 100 100 100
в том числе со среднедушевыми денежными доходами, руб. в месяц до 1500,0 8,9 4,5 2,5 1,4 6,2 3,2 1,8 1,1
1500,1−2500,0 18,9 12,5 8,2 5,2 13,2 8,8 5,8 3,8
2500,1−3500,0 20,5 16,1 11,8 8,5 14,3 11,3 8,3 6,1
3500,1−4500,0 18,2 16,2 13 10,1 12,8 11,4 9,1 7,2
4500,1−6000,0 21,4 21,2 18,6 15,8 15 14,9 13,2 11,2
6000,1−8000,0 19,2 21,3 20,8 19,3 13,4 14,9 14,7 13,7
8000,1−12 000,0 19,6 24,7 27,8 28,9 13,7 17,4 19,6 20,3
свыше 12 000,0 16,3 25,8 38,9 51,8 11,4 18,1 27,5 36,6
млн. чел %
1 1 Млн. человек ¦ % от общей численности населения
Рис. 2. Население с доходами ниже прожиточного минимума (2007 год — по данным за 1-е полугодие)
Отличительной особенностью нынешнего этапа развития нашей страны является то, что на фоне социальной бедности (многодетные и неполные семьи с детьми, семьи с иждивенцами, одинокие пен-
сионеры, инвалиды) усиливается экономическая бедность, когда работоспособные граждане не могут обеспечить себе социально приемлемый уровень благосостояния из-за низкой заработной платы или задержек с ее выплатой.
Изменение профиля бедности, а именно появление категории «новых бедных», или «работающей бедноты», связано в первую очередь с невысокими конкурентными позициями отечественного производства, формировавшегося в условиях закрытости национальной экономики, неготовностью включения страны в мирохозяйственные отношения и глобальный товарный рынок. Таким образом, причины российской бедности состоят прежде всего в слабой адаптации национальной экономики к процессам глобализации, неконкурентоспособности целых отраслей и производств, низкой производительности труда и слабой его организации, превалировании низкооплачиваемых рабочих мест и дефицит специалистов требуемой квалификации.
Также актуальными остаются вопросы межрегиональной экономической дифференциации. С позиции научного анализа она должна рассматриваться не только как результат предшествующего развития, но и как непрерывный процесс, объективно обусловленный рядом внутренних причин и воздействием комплекса внешних факторов регионального развития.
В соответствии с постулатами региональной экономической науки перспективы устойчивого развития территорий связаны с использованием благоприятных внешних и внутрирегиональных факторов и предпосылок2.
К числу важнейших внешних факторов регионального развития, в частности, относятся:
• макроэкономические, включая текущие темпы инфляции, уровень и динамику валютного курса рубля, размер и стабильность тарифов на услуги естественных монополий, действующую ставку рефинансирования Центрального Банка-
• состояние нормативно-правовой базы государственного регулирования (территориального) экономического развития-
• действующий механизм государственного регулирования экономики, в том числе уровень совокупной налоговой нагрузки на хозяйствующие субъекты, величина таможенных тарифов, характер и масштабы используемых экономических льгот- общий
2 Полынев А. О. Межрегиональная экономическая дифференциация: методология анализа и государственного регулирования. М.: Едиториал УРСС, 2003. с 18.
уровень либерализации экономики, включая степень административного вмешательства в хозяйственную деятельность-
• сложившаяся система межбюджетных отношений в РФ, прежде всего между федеральным центром и субъектами РФ-
• внешнеэкономические, и том числе текущая конъюнктура на мировом и отечественном товарных рынках по продукции специализации регионов РФ- наличие в странах, импортирующих продукцию российских регионов, целевых нетарифных ограничений по объемам и ценовым характеристикам соответствующей продукции.
К числу основных территориальных факторов экономического развития регионов могут быть отнесены:
• уровень накопленного экономического, в том числе производственно-технического и инновационного потенциала региона-
• общий уровень совокупного регионального спроса (ёмкость регионального рынка) —
• степень развития в регионе рыночной инфраструктуры-
• степень развития в регионе производственной, в том числе общехозяйственной и транспортной, инфраструктуры-
• степень развития в регионе отраслей социальной инфраструктуры (жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение, образование, социальное обеспечение) —
• обеспеченность региона трудовыми ресурсами с учетом их квалификации и наличие системы переподготовки и повышения квалификации кадров-
• обеспеченность региона важнейшими видами природных ресурсов, включая важнейшие минерально-сырьевые и топливно-энергетические, лесные и водные ресурсы, сельскохозяйственные угодья, запасы морепродуктов на прилегающей части материкового шельфа-
• уровень энергообеспеченности территории региона-
• уровень развития сектора информационных и коммуникационных услуг-
• степень диверсификации структуры региональной экономики-
• степень завершенности в регионе структурных и институциональны рыночных реформ-
• действующий механизм регулирования экономического развития на уровне субъекта РФ.
Каждый из факторов регионального развития применительно к конкретному региону может быть охарактеризован как
• конкурентное преимущество по сравнению с другими регионами,
• ограничение хозяйственного развития,
• в целом нейтральный фактор.
Совокупность названных факторов отражает потенциальную конкурентоспособность экономики того или иного региона.
Первостепенное значение имеет создание в каждом регионе наиболее благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата как важнейшего условия для максимального использования конкурентных преимуществ соответствующей территории.
Важнейшей составляющей конкурентоспособности экономики региона в рыночных условиях выступает фактический уровень доходности (прибыльности) вложений капитала и, в частности, норма прибыли и ее устойчивость. Здесь необходимо отметить два аспекта.
Во-первых, высокая конкурентоспособность и наличие благоприятной конъюнктуры по профилирующей продукции того или иного региона предопределяет достижение оптимального уровня загрузки действующих производственных мощностей, связанных с выпуском данного вида продукции (как правило, 80−90% максимально возможной).
Во-вторых, относительно высокая конкурентоспособность региональной экономики, как правило, означает также более высокую эффективность и меньшую рискованность новых инвестиций в соответствующих отраслях и видах деятельности по сравнению с вложениями капитала в менее конкурентоспособных регионах.
Следовательно, правомерно предположить, что основополагающей исходной причиной различий текущего социально-экономического положения регионов и динамики их развития являются устойчивые территориальные различия в уровне прибыльности используемого капитала, обусловливающие в целом межрегиональную дифференциацию реальной конкурентоспособности экономики.
Если бы уровень рентабельности текущей хозяйственной деятельности и эффективность дополнительных вложений капитала были везде одинаковы, то можно было бы констатировать неизбежность достаточно равномерного распределения инвестиций по всей территории страны и адекватное выравнивание темпов экономического развития регионов. Тогда современная межрегиональная экономическая дифференциация в стране объяснялась бы главным образом отдельными историческими событиями и тенденциями.
Однако конкурентные преимущества какого-либо региона могут быть практически реализованы только в сфере экономических взаимоотношений данного региона (его населения, хозяйствующих субъектов и государственных структур) с внешней средой, т. е. в
рамках системы межрегиональных и международных экономических связей, а также его отношений с федеральным центром. В последнем случае речь идет о привлечении дополнительных федеральных финансовых ресурсов для решения конкретных общегосударственных или региональных задач.
Ключевую роль в сравнительной динамике регионального развития играют качественные характеристики товарообменных связей, отражающие не столько общие масштабы межрегиональных товарных потоков, сколько сравнительную эффективность производства обмениваемых товаров и услуг, а также эффективность транспортировки вывозимой и ввозимой продукции.
Более высокий уровень валовой добавленной стоимости, материализованный в единице вывозимой продукции при данных трудозатратах на ее производство и транспортировку, и соответственно, получаемых доходов от ее реализации на общероссийском или мировом рынках, обеспечивают, при прочих равных условиях, более высокий среднедушевой уровень ВРП и уровень развития региона в целом.
Современные представления о сущности, целях и механизмах саморазвития и государственной поддержки проблемных территорий в процессе пространственного развития находятся в достаточно широком диапазоне, который условно можно ограничить двумя крайними мнениями:
• прямое и жесткое государственное управление действенно и полезно для процессов регионального развития-
• свободный рынок естественен и эффективен при решении любой экономической проблемы и на уровне страны, и на региональном уровне.
Методы государственного регулирования в странах Запада давно и небезуспешно применяются в условиях стабильной и развитой рыночной среды. Формирование такой среды в России началось лишь в конце 1980-х годов. Огромные размеры нашей страны и ее исключительное многообразие делают чрезвычайно сложными всеобъемлющий централизованный контроль и прямое федеральное управление всеми региональными процессами. Поэтому наряду с необходимостью федеральной поддержки наиболее кризисных территорий, целесообразно осуществить маневр по стимулированию саморазвития субъектов Федерации, городов и административных районов на основе поддержки региональных «точек роста».
Эффективность региональной политики определяется не только наличием теории и методологии, правовой базы, государственных институтов, но и ресурсным обеспечением. Последнее обстоятельство на протяжении длительного периода оставалось слабым звеном в
России. Первоначально (еще в советский период) основные государственные ресурсы принято было распределять в отраслевом разрезе. В 1990-годы основная ставка была сделана на идеологию «невидимой руки рынка», которая все приведет в порядок.
Вместе с тем разумная региональная политика Центра не потребует чрезмерного дополнительного финансирования, не приведет к разбалансированности в экономике. Речь идет, прежде всего, об изменении ряда принципов перераспределения средств между центром и регионами, а также между самими регионами и внутри них.
При этом резкий рост экономической эффективности может быть сопряжен с ростом общественного расслоения, территориальных диспропорций, политическими издержками. В то же время более эффективное решение социальных и политических проблем часто приводит к снижению прямой экономической эффективности предпринимаемых мер и реализуемых проектов. В частности, несмотря на скромность ожидаемых результатов от инвестиций в проблемные ареалы, там при федеральной поддержке следует создавать диверсифицированную структуру экономики, развивать мелкий и средний бизнес, т. е. использовать внутренние ресурсы. Важнейшее значение при этом имеет избирательность и концентрация сил и средств на приоритетных направлениях в отраслевом аспекте, исходя из особенностей конкретных территорий.
Ресурсы, вовлеченные в перераспределение средств в рамках федерального и регионального бюджетов от «доноров» к «реципиентам», должны быть достаточными для стимулирования процесса устойчивого саморазвития проблемных территорий. При этом изъятие средств у «доноров» не должно блокировать их собственное социально-экономическое развитие.
Очень важна открытость (прозрачность) региональной политики государства. Особенно, когда это касается вопросов перераспределения средств.
Рыночные механизмы лучше снимают проблемы оперативного свойства, но хуже проявляют себя при урегулировании проблем, имеющих среднесрочный характер, и редко бывают эффективными при решении вопросов долгосрочного, стратегического характера. Большая же часть проблем региональной политики и пространственного развития носит долгосрочный характер, требует последовательных, целенаправленных, скоординированных усилий в течение 10, 15, 20 и более лет. Это еще один аргумент в пользу государственного присутствия в данной сфере.
Бизнес заинтересован в том, чтобы с наименьшими издержками выпускать конкурентоспособную продукцию, реализовывать ее на
рынке (внешнем, внутреннем, региональном, местном) и получать при этом максимально возможную прибыль. При этом государство и общество должны рассчитывать на часть этой прибыли в виде налогов и иных отчислений, а также на то, чтобы бизнес действовал в рамках закона, не нарушая целый ряд политических, социальных, экологических и иных ограничений.
Если соблюдение последних приведет в конкретной ситуации (например, ввиду жесткости государственных правил и норм, значительных налогов и сборов и т. п.) к существенной потере потенциальной прибыли (тем более к убыткам), то бизнес, в соответствии с общими законами рынка, либо будет «сворачиваться» на данной территории, либо «уйдет в тень», станет вне закона.
При равенстве форм собственности и после широкомасштабной приватизации сфера прямого воздействия государства на бизнес резко сократилась, но не исчезла. При этом в значительной мере расширился инструментарий косвенного воздействия государства на бизнес.
За пятнадцать лет нахождения в новой среде — среде активно формирующихся рыночных, товарно-денежных отношений — в России на региональном уровне было испробовано немало приемов и методов экономического характера, позволяющих косвенно влиять на бизнес, местное сообщество, развитие соответствующего региона в целом.
Эти методы, как правило, сводились к следующему:
• использование государственной (муниципальной) собственности-
• использование государственного (муниципального) заказа-
• прямое бюджетное финансирование для реализации какого-либо проекта, в том числе метод совместного финансирования (частно-государственное партнерство) —
• изменение систем и нормативов налогообложения-
• выдача лицензий и разрешений на отдельные виды деятельности (от лицензий на туристическую деятельность до квот на лов ценных пород рыб или строительства конкретного объекта) —
• издание нормативных актов, регулирующих экономическую деятельность (например, запрещающих проезд большегрузных автомобилей по определенным дорогам и в определенное время).
В российском бизнесе (как ранее в советской экономике) явно доминируют крупные и средние предприятия (малый бизнес развит недостаточно). При этом ключевую роль играют естественные монополисты, либо компании, занимающие очевидно монопольные позиции на внутреннем российском рынке. Большинство из них не только имеет частную основу, но и многие входят в состав всероссийских, иногда международных и крупных региональных компаний, ас-
социаций, финансово-промышленных групп. Отсюда все чаще звучит тема «чужаков», приходящих в региональный бизнес извне.
В условиях большей открытости российского рынка и снятия ограничений на переток капиталов внутри страны понятие «чужого» бизнесмена становится архаизмом. В то же время зависимость территорий (прежде всего монопрофильных) от крупных бизнес-структур будет возрастать. Это особенно заметно в условиях неразвитости малого и среднего бизнеса. Причем наличие крупных бизнес-структур не всегда тождественно наличию крупных налогоплательщиков (из-за возможностей финансового маневрирования внутри больших холдингов).
По параметрам человеческого капитала Россия находится на 33 м, а человеческого развития — на 62-м местах в соответствующих мировых рейтингах. И с каждым годом наша страна опускается в этих списках все ниже и ниже. Особенно критическим является положение в области здравоохранения и демографии.
Следует при этом отметить, что сложившееся положение дел для страны является неестественным. Ведь Россия по территории и обеспеченности природными ископаемыми находится на 1-м месте в мире, численности населения — на 6-м, по размерам ВВП — на 10-м, что дает ей все основания претендовать на роль одного из лидеров мирового сообщества.
Во многом это связано с тем, что содержание либеральных реформ в стране было сведено к формированию рыночного хозяйственного уклада как доминирующего, что обеспечивалось и обеспечивается с помощью гипертрофированной поддержки одного социального слоя — слоя крупных частных собственников. Во всех остальных случаях выдерживается одна политическая установка — на сокращение правовой и организационной роли государства в экономической и социальной жизни общества. Другими словами: произошел поворот маятника государственной экономической и социальной политики от «защиты интересов трудящихся» — основной массы населения — к «защите интересов владельцев капитала», которых не больше 15% численности всего населения страны.
Такой поворот привел к утрате важнейших государственных функций в социальной сфере — социально сбалансированного учета интересов всех основных слоев населения, аккумуляции необходимых финансовых ресурсов для перераспределения средств, регулирования сферы труда, здравоохранения, образования, что выполняют все без исключения государства, выбравшие либеральную, консервативную, социал-демократическую модель государственного устройства и государственной социальной политики.
Заработная плата основной массы работников в России упала в 90-е годы до крайне низкого и зачастую недопустимого уровня, который не обеспечивал даже простое воспроизводство населения. Такое положение дел является одной из основных причин демографического кризиса России. Даже с учетом реального роста заработной платы на протяжении последних шести лет на конец 2006 г. она достигла только 80−85% предреформенной величины 1990 г.
По оценкам ученых, при сохранении нынешних тенденций функционирования экономики и дальнейшем усилении неравномерного («точечного» типа) развития производительных сил, наблюдающегося в стране в последние 15 лет, дифференциация заработной платы и доходов населения в ближайшие три-четыре года возрастет еще на 40−60%, что усилит антагонизм в обществе.
Межрегиональная ФЦП была принята в декабре 2001 г. Ее цель -уменьшение разрыва по основным показателям социально-экономического развития между самыми развитыми и отстающими регионами к 2010 г. в полтора раза, а к 2015 г. — вдвое.
Темпы роста производства в 2006 г. относительно 2003 г. составили 105,5%, а рост — среднедушевых доходов — 1,4 тыс. руб. по сравнению с среднероссийских 2,8 тыс. руб.
2006 г. в целом следует считать весьма успешным для российской экономики. Темп роста ВВП России повысился по сравнению с 2005 г. и достиг 6,8%, ускорившись по сравнению с 2005 г. (6,4%). При этом доля вклада внутренних факторов в экономический рост, по оценке Минэкономразвития Р Ф, превысила 70%.
Ключевая особенность 2006 г. — усиление инвестиционного бума, который охватил почти все сферы экономики. Прирост инвестиций в основной капитал составил 13,7% (2005 г. — 10,9%). Всего в экономику было вложено 4,6 трлн. руб. — три года назад эта величина была вдвое меньше (2003 г. — 2,2 трлн. руб.).
В наибольшей степени выросли инвестиции в нефтегазовом секторе (на 28,7%) и в жилищном строительстве. Ввод общей площади жилых домов вырос на 15,2% по сравнению с 6,1% в 2005 г.
Весьма знаменательно, что значительно возрос вклад иностранных инвестиций. Прямые иностранные инвестиции составили 31 млрд долл. (почти в 2,5 раза больше, чем в 2005 г.). Эти цифры безусловно свидетельствуют об улучшении качества российского инвестиционного климата и о повышении доверия к российской экономике со стороны инвесторов.
Ускорение экономического роста и снижение инфляции создали твердую основу для уверенного роста благосостояния российских
граждан. Реальные располагаемые доходы увеличились на 10,2%, реальная заработная плата — на 13,4%. Это стимулировало быстрое увеличение оборота розничной торговли, которое составило 13%, объема и платных услуг — 7,9%.
При этом остаются нерешенные проблемы.
• Социальные дисбалансы. Неравенство доходов (между верхними и нижними 10% населения) не снизилось, а возросло, по данным Росстата, с 14,9 до 15,3 раз. Не снижается и разрыв в оплате труда бюджетников и в реальном секторе.
• Медленный рост конкурентоспособности экономики. Опережающий рост импорта. За прошлый год внутренние рынки конечной продукции увеличились на 13,2%. Импорт готовых товаров в физическом выражении возрос на 24,5%.
• Медленный рост производительности труда. Рост заработной платы вдвое опережает рост производительности труда.
• Недостаточный рост вложений в производственную инфраструктуру.
• Слабая диверсификация экономики. Темп роста обрабатывающих отраслей, работающих на конечного потребителя (инвестиционных и потребительских товаров), в полтора раза отстал от среднего темпа роста промышленности, тогда как в 2005 г. он его опережал на четверть.
Эти недостатки необходимо преодолеть в ближайшие годы.
Ключевая особенность предстоящего периода — его переходный характер. Те факторы, на которых во многом базировался подъем 2004−2006 гг., будут ослабевать. Прежде всего, это касается конъюнктуры мировых рынков энергоресурсов, которая, по большинству прогнозов, будет ухудшаться. Одновременно будет усиливаться действие ограничений — со стороны производственной инфраструктуры и со стороны предложения трудовых ресурсов, особенно, квалифицированных кадров. При прочих равных условиях, это приведет к падению темпов роста ВВП — до 5,4% в 2008 г. и 5,2−5,3% в 2009—2010 гг.
С другой стороны, должны заработать факторы инновационного развития, предпосылки которых создавались в последние годы и которые необходимо доработать в ближайшие годы. Это касается создания национальной инновационной системы, особых экономических зон, институтов частно-государственного партнерства, реформирования систем образования и здравоохранения, формирования институтов в сфере использования природных ресурсов (Водный и Лесной Кодексы), механизма защиты конкуренции и других элементов современной высокоэффективной рыночной экономики.
От того, насколько быстро произойдет замещение уходящих факторов роста энерго-сырьевой экономики новыми факторами развития конкурентной инновационной экономики, зависит главное — сохранение высокой динамики социально-экономического развития и роста благосостояния российских граждан.
Прежде всего будут поддерживаться высокие темпы роста доходов населения. Ежегодный прирост реальных располагаемых доходов составит в 2008—2010 гг. 7−9%. А всего за три года реальные доходы увеличатся более чем на четверть.
Наиболее быстро будет расти заработная плата — на 8−10% ежегодно. Динамичный рост заработной платы будет обусловлен как устойчивыми темпами экономического развития, так и осуществлением мер по повышению оплаты труда работников бюджетной сферы. Минимальный уровень оплаты труда будет повышен 1 сентября 2007 г. до 2300 руб., и в дальнейшем его рост будет следовать за темпом роста номинальной заработной платы. Это позволит выровнять темпы роста заработной платы в бюджетном секторе и в экономике в целом.
Политика в области заработной платы работников бюджетной сферы, кроме установления ежегодных индексаций, будет увязываться с реформированием бюджетных учреждений, в том числе с изменением их организационно-правовых форм, развитием отраслевых систем оплаты труда. Это позволит обеспечить дополнительное повышение размеров оплаты труда работников бюджетных учреждений в зависимости от конечного результата их работы.
Планируемое повышение пенсий позволит к концу 2009 г. поднять уровень социальной пенсии до прожиточного уровня пенсионеров. Основные меры по развитию пенсионной системы в среднесрочном периоде будут направлены на расширение прав добровольного формирования гражданами накопительной части своей пенсии за счет уплачиваемых ими дополнительных страховых взносов, а также на формирование законодательной базы для обеспечения процесса создания, регистрации и функционирования профессиональных пенсионных систем в Российской Федерации.
Повышению уровня доходов населения во многом будет способствовать реализация мер в области демографической политики и развитие форм социальной поддержки наиболее малообеспеченных категорий населения. Численность населения с доходами ниже прожиточного минимума уменьшится с 16% в 2006 г. до 10−11% в 2010 г.
Подводя итог можно сказать, что в предстоящий период сохранение устойчивости социально-экономического роста прямо зависит от пере-структуризации экономики — перехода к инновационной модели, расши-
рения конкурентоспособных отраслей, повышения качества государственного управления и ведения бизнеса российскими компаниями.
Это сопряжено с необходимостью решения следующих задач:
• реформирование социальной сферы и пенсионная реформа-
• повышение эффективности бюджетных расходов при ограничении роста текущих расходных обязательств государства-
• создание эффективных институтов развития, обеспечивающих развитие частно-государственного партнерства-
• повышение эффективности государственного управления.
Литература и информационные источники
1. Федеральный закон от 24 октября 1997 г. № 134-Ф3 «О прожиточном минимуме в Российской Федерации& quot- (с изменениями от 27мая 2000 г., 22 августа 2004 г.).
2. Ахинов Г. А. Социальная функция государства в условиях рыночной экономики: вопросы теории и практики /Г.А. Ахинов, Д. А. Камилов. М.: ИНФРА. 2006.
3. Бобков В. Н. Измерение уровня бедности в России: методы и результаты // Уровень жизни населения регионов России. 2004. № 12.
4. Ведута Е. И. Стратегия и экономическая политика государства. М.: Академический проект, 2003. («Gaudeamus»).
5. Гохберг М. Я. Федеральные округа Российской Федерации: анализ и перспективы развития. М.: Финансы и статистика, 2002.
6. Зубаревич Н. В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода / Н. В. Зубаревич. М.: УРСС, 2003.
7. Котилко В. В. Региональная экономическая политика. Учебное пособие. Русская деловая литература. 2001.
8. Лексин В., Швецов А. Общероссийские реформы и территориальное развитие //Российский экономический журнал. 2004. N 4.
9. Литвинов В. А. К вопросу о дифференциации населения по уровню доходов // Уровень жизни населения регионов России. 2004. № 12.
10. Нуреев Р. М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики. М.: ИНФРА-М, 2001.
11. Полынев А. О. Межрегиональная экономическая дифференциация: методология анализа и государственного регулирования. М.: Едиториал УРСС, 2003.
12. Федеральная служба государственной статистики — http: //www. gks. ru
13. Министерство экономического развития РФ — http: //www. economy. gov. ru
14. Министерство финансов РФ — http: //www. minfin. ru
15. United Nation (ООН) — http: //www. un. org.
16. Министерство регионального развития — http: //www. minregion. ru/

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой