Проблема киберкоммуникативной зависимости в подростковом возрасте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Литература
1. Бозержан Ж. Справочник по спортивной стрельбе. Ростов на/Д.: Феникс, 2006.
2. Большая энциклопедия оружия. М.: ЭКСМО, 2009.
3. Военный энциклопедический словарь. М.: Военное изд-во, 1983.
4. Ефремов Е. Б., Буряк Ю Н. Огневая подготовка в охранном предприятии. СПб.: Полигон, 2006.
5. Лазерполитех-2009: сб. материалов III Международного форума. М.: НП «РОСОП», 2009.
6. Юрьев А. А. Спортивная стрельба. М.: ФиС, 1962.
ТИПУШКИН ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ — соискатель ученой степени кандидата педагогических наук, научный сотрудник, Воинская часть 2567, Россия, Голицыно (mion1968@yandex. ru).
TIPUSHKIN VLADIMIR NIKOLAEVICH — a competitor of scientific degree of Pedagogical Sciences candidate, scientific worker, military unit 2567, Russia, Golitsyno.
УДК 373. 5(47)(043)
ББК 74. 00
А.В. ТОНЧЕВА
ПРОБЛЕМА КИБЕРКОММУНИКАТИВНОЙ ЗАВИСИМОСТИ В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ
Ключевые слова: зависимость (аддикция), интернет-зависимость, киберкоммуни-кативная зависимость.
Рассмотрены причины возникновения киберкоммуникативной зависимости (зависимости от социальных сетей), особенности эмоциональной, когнитивной, мотивационной сфер подростков с киберкоммуникативной зависимостью и направления профилактических воздействий.
A.V. TONCHEVA
THE PROBLEM CYBER COMMUNICATION DEPENDENCE IN ADOLESCENCE
Key words: dependence (addiction), Internet addiction, cyber communication dependence.
The reasons of occurrence of cyber communication dependence (depending on the social networks), the peculiarities of emotional, cognitive, and motivational spheres of teenagers with cyber communication dependence and directions of preventive impacts.
В последнее время много говорят и пишут об интернет-зависимости как в России, так и за рубежом. С конца прошлого века в России активно стала развиваться область психолого-педагогических, медицинских, социологических исследований, направленных на изучение возникновения, развития и последствий зависимости у подростков.
В психологии зависимость (addiction) понимается как физическая зависимость от определенного вещества, для которой характерны симптомы привыкания или отвыкания во время воздержания, или и то и другое- в медицине — как навязчивая потребность личности в использовании привычного вещества, сопровождающаяся выраженными физиологическими и психологическими симптомами- в социологии — как неадекватно высокая восприимчивость к тому или иному внешнему воздействию, как правило, в связи с личностной неспособностью отказаться от объекта влияния как результата подобного воздействия.
Современные исследователи относят интернет-зависимость к нехимическим (поведенческим) аддикциям. Интернет-зависимость представляет собой навязчивое желание войти в Интернет, находясь off-line, и неспособность выйти из Интернета, а будучи on-line [7. С. 11].
В настоящее время исследователи выделяют 5 типов интернет-зависимости.
К. Янг [19. С. 26] выделила пять основных типов интернет-зависимости:
1) компьютерная зависимость (computer addiction): обсессивное пристрастие к работе с компьютером (играм, программированию или другим видам деятельности) —
2) компульсивная навигация в Сети (net compulsions): компульсивный поиск информации в удаленных базах данных-
3) перегруженность информацией (information overload): патологическая привязанность к опосредованным Интернетом азартным играм, онлайновым аукционам или электронным покупкам-
4) киберсексуальная зависимость (cybersexual addiction): зависимость от «киберсекса», т. е. от посещения порнографических сайтов в Интернете, обсуждения сексуальной тематики в чатах или закрытых группах «для взрослых" —
5) киберкоммуникативная зависимость (cyber-relational addiction): зависимость от общения в социальных сетях, форумах, чатах, групповых играх и телеконференциях, что может в итоге привести к замене имеющихся в реальной жизни членов семьи и друзей виртуальными.
Таким образом, киберкоммуникативная зависимость является разновидностью интернет-зависимости. В работе мы будем понимать под киберкомму-никативной зависимостью зависимость личности от наиболее популярной коммуникационной среды сети Интернет — социальных сетей.
Американские исследователи К. Янг и И. Голдберг первыми актуализировали проблему интернет-зависимости.
К признакам сформированной интернет-зависимости К. Янг относит следующие показатели: увлеченность Интернетом- потребность проводить в Сети все больше и больше времени- проблемы контроля времени- проблемы в области межличностных отношений (в семье, школе, с друзьями) — ложь по поводу времени, проведенного в Сети- попытки с помощью Интернета изменить свое настроение [19. С. 27−28].
М. Орзак [20] выделила следующие психофизиологические проявления, характерные для интернет-зависимых пользователей:
— психологические признаки Интернет-зависимости: эйфория при работе в Сети- невозможность контролировать количество времени, проводимого в Интернете- пренебрежение прежними увлечениями- нарушение эмоциональных связей с родственниками и друзьями- ощущение бессмысленности, раздражение, возникающее во время совершения любой другой деятельности, не связанной с Интернетом- стремление говорить неправду членам семьи о времени, проводимом в Сети и посещаемых сайтах- ухудшение учебной и трудовой деятельности-
— физиологические симптомы: туннельный синдром — нарушение, проявляющееся болью в запястье и возникающее от неудобных условий работы с клавиатурой и мышью- сухость и покраснение в глазах- частые головные боли, мигрени- боли в спине и позвоночнике- нерегулярное питание, пропуск приемов пищи- снижение иммунитета- пренебрежение личной гигиеной- расстройства сна, изменение режима сна.
А. Е. Войскунский [5. С. 20] выделяет следующие поведенческие характеристики интернет-зависимой личности: неспособность и нежелание отвлечься даже на короткое время от работы в Интернете- склонность забывать при работе в Интернете о домашних делах, учебе или служебных обязанностях- стремление освободиться от тревоги или депрессии с целью обретения ощущения эмоционального подъема и своеобразной эйфории- нежелание принимать критику подобного образа жизни со стороны близких или начальства- готовность мириться с разрушением семьи, потерей друзей и круга общения из-за поглощенности работой в Интернете- пренебрежение собственным здоровьем и, в частности, резкое сокращение длительности сна.
На сайте All Social Networking Sites (все о социальных сетях) в разделе «Зависимость от социальных сетей» [9] приведены признаки киберкоммуника-тивной зависимости:
— регулярное ежедневное посещение и обновление «страницы», беспрерывный режим «онлайн» более 2 часов в сутки-
— ощущение раздражительности и беспокойства при отсутствии возможности посетить «страницу» социальной сети-
— ежедневная потребность следить за обновлением событий на странице вне зависимости от места нахождения (дом, рабочее место, транспорт и т. д.) —
— появление все большего количества страниц незнакомых людей в списке «друзей" —
— неосознанное использование так называемых «виртуальных терминов» в «живом» общении («спс», «пжл» и т. д.) —
— регулярное отображение личных переживаний в «статусе» социальной страницы-
— все большее предпочтение «онлайн» общения реальному.
«Руформатор» представляет перевод статьи портала Symptoms of social
media addiction (Examiner. com), в которой приведены 22 симптома киберкомму-никативной зависимости [1], основные из которых: у вас маниакальная потребность добавлять фотографии в альбом на Facebook, где уже лежит 5600 фотографий лично вас- вы проверяете свой телефон на предмет обновлений в Twitter, когда вы не за компьютером- у вас мозоли на пальцах от слишком частой печати на клавиатуре- вы называете кого-то «@Bob» вместо просто «Боб», потому что знак @ - часть его ника- на ваших визитках написан ваш адрес в «Твиттере» вместо номера вашего телефона- Вам нравится слово «вирусный», даже если это звучит «гриппозно" — у вас есть резервный план: если Twitter «упадет», то можно общаться на Facebook, и наоборот, если падают они оба, то вы принимаете валидол и стараетесь разобраться с MySpace- вы сидите в одиночестве в комнате и ржете, как лошадь, громко и много, и даже иногда изрекаете «Да! Точно!», кивая головой в знак согласия к очередному твиту.
Социальные сети, на взгляд ученых, особенно опасны для подростков. Социальные сети искажают восприятие реальности. Такое мнение было высказано на ежегодном собрании в британском Королевском колледеже психиатров. По словам доктора Химаншу Тяги, социальные сети Facebook и MySpace, формирует у подростков ложное впечатление, что любовь и дружбу легко завоевать и столь же легко разрушить. «Этот мир, где события происходят стремительно, где все меняется, где от близкого человека можно избавиться одним щелчком мыши, где в одно мгновение можно уничтожить свой профиль, если он не нравится, и заменить его на более приемлемый». В Великобритании личные оскорбления, размещенные на страницах Сети, привели к самоубийству подростка в 2008 г., а в 2006 г. после серии насмешек и издевательств со стороны виртуального собеседника на портале MySpase. com 13-летняя Меган Майер покончила собой [14].
По данным различных исследований, интернет-зависимыми сегодня являются около 10% пользователей во всём мире. Российские психиатры считают, что сейчас в нашей стране таковых 4−6%.
Доклад по результатам исследования 4257 подростков разного пола и возраста состоялся на ежегодной конференции Американской ассоциации здравоохранения, в ходе которого озвучено, что 11,5% испытывают серьезную зависимость от социальных сетей, где они проводят до трех часов в сутки [13].
В Китае насчитывается уже 2,5 млн интернет-зависимых, которые проводят за компьютером по пять и более часов в сутки. 90% из них — молодежь в возрасте от 14 лет до 21 года [12. С. 41].
Под воздействием социальных сетей у подростка, склонного к киберком-муникативной зависимости, происходят изменения в поведенческой, эмоциональной, когнитивной, мотивационной сферах.
В поведенческой сфере, по мнению Г. Э. Брынина, происходят следующие изменения: интернет-зависимые потворствуют своим желаниям, не делают усилий по выполнению групповых требований и норм. Неорганизованность, безответственность, импульсивность, отсутствие согласия с общепринятыми моральными правилами и стандартами, гибкость по отношению к социальным нормам, свобода от их влияния, иногда беспринципность и склонность к асоциальному поведению являются характерными чертами интернет-аддиктов [3. С. 11].
В эмоциональной сфере — эмоциональная отчужденность, неустойчивость эмоциональных проявлений, снижение способности управлять эмоциями и настроениями, находить им адекватное объяснение- робость в межличностном общению- низкая стрессоустойчивость- повышенная степень озабоченности- склонность к чувству вины- зависимость от группы [17. С. 78]. Большинство под-ростков-пользователей социальных сетей (64%) испытывают огорчение, обиду и другие неприятные эмоции, если кто-то из пользователей удаляет из группы контактов либо не принимают в свою группу контактов [4. С. 190].
Е. Ю. Сирота приводит результаты исследования подростков и студентов, которые посещают сайт Вконтакте чаще, чем один раз в день. В результате исследования выявлена повышенная способность к демонстрации поведения, живости, подвижности, легкости в установлении контактов. Они склонны к фантазерству, лживости и потворству, направленным на приукрашивание своей персоны, к авантюризму, артистизму, позерству. При этом маловыра-женными их чертами являются педантичность, т. е. ригидность, инертность психических процессов, тяжелость на подъем, долгое переживание травмирующих событий и тревожность, т. е. низкая контактность, минорное настроение, робость, пугливость, неуверенность в себе [15. С. 118].
В когнитивной сфере у интернет-аддикта наблюдаются следующие изменения: усиление механизации рационализации — интеллектуального оправдания аддикции («все сидят в Интернете»), при этом происходит формирование магического мышления (в виде фантазий о собственном могуществе или всемогуществе Интернета) и «мышления по желанию». Вследствие чего снижается критичность к негативным последствиям своего аддиктивного мышления [8. С. 602].
В мотивационной сфере появляется сверхценное эмоциональное отношение к объекту аддикции. Мысли и разговоры об объекте аддикции начинают преобладать [8. С. 603].
Таким образом, киберкоммуникативная зависимость негативно сказывается на когнитивной, эмоциональной, поведенческой и физиологической сферах подростка. Это подтверждает необходимость проведения профилактической работы с подростками. Для этого нам необходимо рассмотреть причины киберкоммуника-тивной зависимости. Так как киберкоммуникативная зависимость, как разновидность интернет-зависимости, является видом аддиктивного поведения, сначала обозначим причины аддиктивного и интернет-зависимого поведения.
А. В. Гоголева [6. С. 8] причины аддиктивного поведения делит на социальные (дисфункциональность семьи, школьная дезадаптация, воздействие асоциальной неформальной среды- причины социально-экономического и демографического характера) и личностные особенности — возрастные, характерологические, психические и т. д.
В качестве ведущих социальных факторов аддиктивного поведения рассматривается семья. Различные типы неблагополучных семей (конфликтная,
педагогически некомпетентная, асоциальная, неполная, аморальная, криминогенная) провоцируют подростков на аддиктивное поведение.
К внешне социальным факторам, способствующим формированию аддик-тивного поведения Е. В. Змановская относит технический прогресс в индустрии информационных технологий, выбрасывающей на рынок все новые и новые товары — потенциальные объекты зависимости. Социальным фактором может выступать субкультура: подростковая группа, неформальное объединение, сексуальное меньшинство или просто мужская компания [10. С. 126].
По мнению С. А. Беличевой, к развитию аддиктивного поведения ведет деформация ценностных ориентаций и ценностно-нормативных представлений. Аддиктивное поведение подростков — результат неблагоприятного социального развития, нарушений социализации, возникающих на разных возрастных этапах. Особый пик таких нарушений приходится на подростковый возраст [2. С. 25−27].
Немаловажным фактором в формировании аддиктивного поведения играют личностные особенности:
Исследователи считают, что факторами в формировании интернет-аддик-ции являются следующие личностные особенности: депрессия [19. С. 28]- тревожность [16. С. 477]- низкая самооценка [11. С. 46]- робость и застенчивость, необщительность и замкнутость, напряженность [3. С. 12]- подверженность влиянию чувств, случая, обстоятельств [18. С. 233].
Не только социальные причины и личностные особенности, но и привлекательность и заманчивость социальных сетей приводят к формированию зависимости. Ведущими мотивами привлекательности для подростков социальных сетей являются возможность удовлетворения потребностей в общении в любое время вне зависимости от места нахождения, самовыражении, самоутверждении, поднятии самооценки- возможность получения информации о жизни знакомых, родных и близких.
В последнее время киберкоммуникативная зависимость становится все более распространенной и, следовательно, возникает необходимость в особых подходах к профилактике и коррекции этого явления.
В Китае подростков с киберкоммуникативной зависимостью лечат так же, как наркоманов, в таких же клиниках. Так, в Пекине открылось специализированное медицинское заведение для интернет-зависимых личностей, акцент лечения в котором делают на психокоррекционные методы. Организована специальная компания, в рамке которой проводятся семинары с участием представителей общественности, где обсуждаются вопросы борьбы с интернет-зависимостью, формируются отряды добровольцев, помогающие несовершеннолетним избавиться от «сетевой страсти». Также организуют детский досуг в дни каникул, разрабатывают специальные программы по борьбе с интернет-зависимостью и защите подростков от доступа к «нездоровым» вебсайтам [12. С. 42].
В отношении профилактики и коррекции Интернет-аддикции высказываются мнения о пользе когнитивно-поведенческой психотерапии (L. Armstrong, J.G. Phillips, L.L. Sating), которая должна включать когнитивное реструктурирование использования Интернета, поведенческие упражнения, провокационную терапию, когда пользователь остается вне сети все больше и больше времени.
Другие исследователи (R.L. Solomon, J.D. Corbit) предполагают, что обучение и тренинги по поводу риска интернет-аддикции могут облегчить многие проблемы, связанные с Интернетом.
Для нас представляют интерес данные исследователей, свидетельствующие о целесообразности теории копинг-поведения в качестве научной
основы первичной психолого-педагогической профилактики киберкоммуника-тивной зависимости подростков.
Проблема киберкоммуникативной зависимости подростков по своей сущности является психолого-педагогической, и ведущая роль в ее решении должна принадлежать учреждениям образования, так как полноценное развитие детей через обучение и воспитание — это и есть главный фактор предупреждения зависимого поведения.
Литература
1. 22 симптома зависимости от социальных сетей [Электронный ресурс]. URL: http: //www. ruformator. ru/news/article0640D/default. asp (дата обращения: 02. 07. 2012).
2. Беличева С. А. Основы превентивной психологии. М.: РИЦ Консорциума «Социальное здоровье России», 1993. 220 с.
3. Брынин Г. Э. Интернет-зависимость учащейся молодежи Алтайского края: сущность и диагностика // Известия Алтайского государственного университета. 2010. № 1, 2. С. 9−13.
4. Ванина О. Е., Чеснокова Д. Е. Факторы, влияющие на проявление зависимости от социальных сетей в подростковом возрасте // Сборники конференций НИЦ «Социосфера». 2011. № 7. С. 187−198.
5. Войскунский А. Е. Феномен зависимости от Интернета // Гуманитарные исследования в Интернете / под ред. А. Е. Войскунского. М.: Можайск-Терра, 2000. С. 11−40.
6. Гоголева А. В. Аддиктивное поведение и его профилактика. 2-е изд., стер. М.: МПСИ- Воронеж: МОДЭК, 2003. 240 с.
7. Жичкина А. Социально-психологические аспекты общения в Интернете. М.: Дашков и К°, 2004. 117 с.
8. Завалишина О. В. Моделирование педагогической поддержки подростков, склонных к проявлению интернет-зависимости // Научный журнал КубГАУ. 2001. № 70(06). С. 601−606.
9. Зависимость от социальных сетей [Электронный ресурс]. URL: http: //allsocialnetwor-kingsites. com (дата обращения: 02. 07. 2012).
10. Змановская Е. В. Девиантология: (Психология отклоняющегося поведения): учеб. пособие. М.: Академия, 2008. 288 с.
11. Короленко Ц. П., Лоскутова В. А. Интернет-зависимость в русскоязычном секторе Интернета // Бюллетень С О РАМН. 2004. № 3(113). С. 45−51.
12. Морозов А. Китай догоняет США и лечит интернет-зависимых // Эхо планеты. 2005. № 37. С. 40−42.
13. Пристрастие к социальным сетям влияет на моральную распущенность у подростков [Электронный ресурс]. URL: http: //liberatum. ru/news/pristrastie-k-sotssetyam-vliyaet-na-moralnuyu-raspushchennost-u-podrostkov (дата обращения: 14. 04. 2012).
14. Психиатры: социальные сети искажают восприятие реальности [Электронный ресурс]. URL: http//semya. kz/news/2008−07−06−799 (дата обращения: 02. 07. 2012).
15. Сирота Е Ю. Личностные особенности постоянных посетителей сайта www. vkontakte. ru // Вестник Кемеровского государственного университета. 2010. № 3. С. 115−118.
16. Спиркина Т. С. Личностные особенности пользователей сети Интернет, склонных к интернет-зависимости // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2008. № 60. С. 473−478.
17. Тихонов М. Н., Богословский М. М. Интернет-аддикция // Энергия: экономика, техника, экология. 2012. № 3. С. 74−80.
18. Чухрова М. Г., Ермолаева А. В. Интернет-зависимость как вариант аддиктивного поведения // Мир науки, культуры, образования. 2012. № 2. С. 231−234.
19. Янг К. С. Диагноз — интернет-зависимость // Мир Интернет. 2000. № 2. С. 24−29.
20. Orzack M.H. Computer addiction: What is it? // Psychiatric Times. 1998. Vol. 15, № 8, Aug.
ТОНЧЕВА АННА ВАЛЕРЬЕВНА — аспирантка кафедры педагогики и психологии, Чувашский государственный университет, Россия, Чебоксары (toncheva01@mail. ru).
TONCHEVA ANNA VALERYEVNA — post-graduate student of Pedagogy and Psychology Chair, Chuvash State University, Russia, Cheboksary.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой