Проблема контакта и отграничения личности как основа успешного воздействия в процессе социализации (на примере жизненного периода старости)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 301. 085 ББК С 55. 325. 3
А. Штайн
Проблема контакта и отграничения личности как основа успешного воздействия в процессе социализации (на примере жизненного периода старости)
Статья касается проблем социализации в пожилом возрасте. Личность рассматривается в контексте интактной системы «контакт-отграничивание», которая обеспечивает автономность личности. Все воздействия на личность должны учитывать необходимость создания благоприятных условий жизни и свободных жизненных пространств. Идеалом в работе с пожилыми является индивидуальная, ориентированная на биографию и личностные свойства программа поддержки индивидуальности.
Ключевые слова: пожилой возраст, старость, геронтология, социализация, индивидуальность, программа поддержки индивидуальности, социальные связи, система ресурсов.
A. Stein
Problems of Personality Contact and Delimitation as the Basis of Effective Influence in the Process of Socialization (on the Example of Senility Period)
The article deals with the problem of socialization in elderly age. Personality is considered in the context of intact & quot-contact-delimitation"- system which provides the autonomy of personality. All kinds of impact on personality should take into account the necessity of favourable living conditions and vacant life spaces arrangement. The ideal work with old people can be represented by individual, biography-and-personality-oriented programme of individuality support.
Key words: elderly age, senility, gerontology, socialization, individuality, individuality support programme, social bounds, system of resources.
Гуманистическое представление о человеке как о гармонической целостности и единстве имеет долгую традицию во всех более или менее наукоподобных учениях: от философской антропологии, политологии и социологии до теологии и эзотерики. Тема присутствует также и в истории медицины, где уже античные мыслители призывали лечить не болезнь, а человека.
Однако не все, что громогласно заявляется теоретически, выглядит само самим разумеющимся также и на практике. В области диагностики и терапии пациент (= случай) рассматривается, как и прежде, скорее биомеханистически, чем в философской и социокультурной перспективе. Все размышления теории ухода о целостном подходе к клиенту не имеют ничего общего с реальным обеспечением в реальных клиниках, домах престарелых и инвалидов. А политика втихомолку подменяет в своих социальных программах универсальное понятие человеческой личности неким примитивным представлением индивида с пирамидой потребностей Маслоу вместо Микрокосма в своей сути. Поэтому понятие личности логично рассматривать одновременно как уникальное динамическое единство (суть) человека и как индивидуальное сочетание опознавательных свойств и способностей, через которые эта суть объективируется.
Эти характеристические свойства образуют, с одной стороны, основу для контакта с окружа-
ющей реальностью, с другой же — они определяют способы, посредством которых личность отграничивает себя от прочего жизненного мира (в т. ч. от других личностей).
Колебание от контакта к отграничению определяет жизнь человека в целом. Окружающий мир выступает при этом как источником впечатлений и в целом предпосылкой развития, так и причиной угрожающих, негативных воздействий на личность. Во многих известных социологических теориях эти парные феномены представлены под различными названиями -будь то патогенные/салютогенные факторы в континууме здоровья — болезни Антоновского, будь то требования и ресурсы в модели Бекера, будь то факторы риска и ресурсы в социализа-торской концепции Хуррельманна.
Разумеется, характер воздействия факторов внешней среды на личность никогда не может быть односторонне позитивен или негативен. Метафорически выражаясь, личность представляет собой своего рода крепостную стену со множеством ворот. Задача личностных свойств (ресурсов) как стражей врат — различение внешних событий на благоприятные и разрушительные. Первые допускаются с почетом к центру, вторые по возможности уничтожаются, отпугиваются или, по крайней мере, нейтрализуются. В случае действительной угрозы качества личности должны быть достаточно сильными, что-
бы «захлопнуть ворота» и перейти к режиму тотального отграничивания.
Только при наличии подобной интакт-ной (неповрежденной) системы «контакт-отграничивание может», в принципе, идти речь об автономии, свободе и, следовательно, вообще о стабильной здоровой личности.
Вышеописанная интактная система ресурсов образует своего рода полупроницаемую оболочку личности (рис. 1), которая -вполне в стиле Лумановской интерпретации самоопределяющегося индивидуума — служит интерпретации и тем самым упрощению и господству над окружающим миром.
Факторы
внешней
среды
Рис. 1. Интактная система ресурсов
При этом ресурсы имеют совершенно различный характер — от физических, психологических до социальных. В случае повреждений, которые «саморемонтирующаяся» личность единолично не может преодолеть, становится неизбежно воздействие такого же различного типа — от медицинского до социокультурного.
Проблема при этом заключается в том, что подобного рода вмешательства не должны иметь обобщенного характера. Точно так же индивидуально, как биография и идентичность человека, должны и вмешательства быть индивидуально запланированы, осуществлены и эва-люированы (оценены). «Для всех пригодные» универсальные мероприятия — будь то лечение, уход или социальная помощь — выглядят, несомненно, внешне совершенно приемлемо, на самом же деле не достигают поставленной цели. Несмотря на всевозможные закономерности, механистический детерминизм не применим к динамичной, стоящей в постоянном взаимодействии с окружающим миром личности. Изменение одного компонента никогда не происходит изолированно, но может вести к совершенно различным реакциям и последствиям.
В идеальном случае перед каждым воздействием должен проводиться не краткий анамнез, а подробный социально-медицинский анализ ситуации, чтобы определить, какие именно комплексы мероприятий (социальных, культурных, медицинских и пр.) оптимальным образом подходят именно для данной личности.
Естественно, подобный подход требует сложно осуществимых в сегодняшних условиях затрат ресурсов (времени, финансирования, энергии). Однако лишь в этом случае можно вообще говорить о гуманистической социологии, политике, медицине.
В предлагаемой работе, конечно, данные аспекты могут быть лишь перечислены. Предметом более подробного рассмотрения выступают особенности жизненной фазы старости.
Вышеназванные позитивные и негативные внешние факторы воздействия и ответная реакция на них образуют в каждой фазе жизненного процесса рисунок, который индивидуально своеобразен, но одновременно и следует общим тенденциям типических для соответствующей жизненной фазы факторов риска и ресурсов. Соответственно личным предпосылкам (уровень развития защитной системы личности) этот процесс протекает успешно или приводит к стрессовым ситуациям с симптомами отклонения.
В случае нарушения вышеописанной системы контакта-отграничения, которые личность не в состоянии самостоятельно преодолеть, необходимы воздействия со следующим механизмом: ------> --------> -------> --------> -------->
При этом возникает закономерный вопрос: какие именно типические особенности наблюдаются в жизненной фазе старости? Какие специальные воздействия (программы) представляются осмысленными и необходимыми?
Современные социодемографические и эпидемиологические исследования ясно показывают общие тенденции старения общества, увеличения числа хронических заболеваний, равно как и принципиальную связь состояния здоровья (т. е. вышеописанного равновесия) с психическими, социальными и экологическими жизненными условиями и, следовательно, требуют разработки специализированных, целенаправленных, релевантных соответствующим социальным и возрастным группам предложений и организационных структур социальной помощи, реабилитации, консультирования, терапии и ухода.
Теория социализации, по мнению известного немецкого социолога Хуррельманна, занимает-
ся, прежде всего, вопросом, как человеку удается «.. справиться с требованиями, предъявляемыми к нему обществом, культурой и экономикой» [3, с. 7]. Под самой социализацией понимается при этом продолжающийся в течение всей жизни процесс конституирования личности. Организм со своей заданной биофизической структурой развивается в зависимости от характера контакта с социальной средой (интеракции). Здоровье при этом понимается как единство процессов самореализации личности, с одной стороны, и приспособления ее к неблагоприятным воздействиям жизненного мира в согласовании с партнерами по интеракции [5, с. 17].
Каждый индивидуум располагает определенным потенциалом, постоянно изменяющимся на протяжении жизни. Он включает в себя личные и социальные ресурсы (индивидуальный стиль переработки наружных воздействий и различные внешние структуры поддержки), однако одновременно являет определенные слабые места. Вариабельная комбинация ресурсов и слабых мест существует только в постоянном контакте с системой социальных связей (Netzwerk), которая, в свою очередь, имеет как сильные, так и слабые элементы.
Вместе ресурсы индивидуума и его социальные связи образуют защитную систему, необходимую для сохранения и развития вышепроана-лизированной сущности личности.
В старости типичные для этой жизненной фазы факторы риска и ресурсы состояния здоровья (или же равновесия) оказываются под угрозой. Потребность же в специальных стратегиях переработки и преодоления проблем усиливается. В зависимости от личностных предпосылок (степени развития защитной системы) этот процесс протекает удачно или же ведет к стрессовым состояниям с соответствующими симптомами.
Возрастные изменения можно объединить в следующие группы:
а) физиологические-
б) психические-
в) социальные.
Здоровье личности, понятое как процесс уравновешивания факторов риска и защиты, является результатом успешного преодоления различных, продолжающихся в течение всей жизни или же специфических для определенной жизненной фазы негативных влияний. Решающую роль играет при этом активная деятельность личности в диагностике осложняющей ситуации и мобилизации ресурсов для ее изменения.
В старости развитие личности в интеракции с социальным окружением продолжается. Исследователи данного возрастного отрезка от-
мечают характерное для социализации в старости количественно-качественное противоречие между объективной десоциализацией (сокращение числа социальных ролей и структур) и субъективной компетентностью и стремлениями пожилых людей [7, с. 124].
При этом, естественно, возникают трудно преодолимые сложности с достижением желаемого единства самореализации личности и приспособлением к требованиям окружающей среды. Этот диссонанс и ведет, в конечном счете, к проблемам со здоровьем. При этом особый статус приобретают различные организации социальной поддержки старых людей — от консультационных центров и соседской помощи до Домов престарелых, которые, по сути, являются последней инстанцией социализации.
Вступление в Дом престарелых является, подобно выходу на пенсию, сложной переходной ситуацией. Особенно тягостен при этом возврат к квазиупорядоченному течению жизни, однако без участия в продуктивной деятельности и оптимистических перспектив. На первый план выступает не «честно заслуженная свобода», а однозначная беспомощность и зависимость. При этом кумулируются факторы риска различных стрессовых ситуаций: расставание с привычным окружением, различного рода ограничения, изменение финансовой ситуации, новые контакты и социальные роли и многое другое.
Особенности и цели воздействий в пожилом возрасте дискутируются в Германии в рамках т. н. геронтологии воздействий («1п-terventionsgerontologie»). В центре внимания при этом находятся возможности преодоления негативных последствий социализации, тренировка ориентации в реальности, организация жизни по принципу нормализации и терапии окружающей средой -например, временно-пространственное структурирование [8].
При всех своих позитивных аспектах воздействия заключают в себе определенные опасности и трудно преодолимые противоречия. Укрепление превентивных и ориентированных на самопомощь ресурсов, организация среды, направленная на активизацию и нормализацию личности старого человека, равно как и иные социальные механизмы поддержки, таят в себе как побочное действие значительное усиление рычагов контроля.
Прежде всего при воздействиях должны быть созданы благоприятные условия жизни и свободные жизненные пространства. Это требует одновременно большего вмешательства в приватную сферу и — в конце концов — нарушения права на самоопределение личности [5, с. 172].
Известный парадокс благотворительности, которая в своих крайних проявлениях угрожает выродиться в тоталитарное предопределение чужой волей под девизом «Мы лучше знаем, что для вас хорошо», касается не только всеобъемлющих социальных программ воздействия в правовой, экономической, экологической и педагогической сферах, но и наблюдается часто в повседневной реальности домов престарелых и инвалидов.
(т. е. самостоятельной — пусть «неразумной» для большинства — организацией жизни). С самыми лучшими намерениями предпринятые «активирующие» и «мобилизирующие» мероприятия интерпретируются затронутой (пусть больной) личностью как акт насилия, который не может породить ничего другого, как болезнь в качестве последней возможности пассивного сопротивления.
В итоге можно установить, что вмешательства, направленные на благоденствие и способствование здоровью индивидуума, в основном являются проблематичными. В этом случае могут сыграть решающую роль неформальные системы [2, с. 199]. Оптимальным вариантом в таком случае была бы индивидуальная, ориентированная на биографию и личностные свойства, программа поддержки индивидуальности, которая, к сожалению, в конкретных сегодняшних условиях малоосуществима.
Упомянутое в начале статьи единство процессов личностного воплощения и приспособления к конкретной окружающей среде, представляющее собой необходимую (с точки зрения Хуррельманна) предпосылку душевного и физического здоровья, ставится тем самым под вопрос. Нарушается гораздо более важное (с нашей точки зрения) равновесие между возможностью обогащающего или же разрушительного контакта и возможностью отграничения
Список литературы
1. Backes, G. /Clemens, W. (2003): Lebensphase Alter. Eine Einfuhrung in die sozialwissenschaftliche Alternsforschung. 2., uberarb. und erweit. Aufl., Weinheim — Munchen: Juventa.
2. Badura, B. et al. (2006): Soziologische Grundlagen der Gesundheitswissenschaften. In Hurrelmann, K. et al. (Hrsg.): Handbuch Gesundheitswissenschaften. 4., vollst. uberarb. Aufl., Weinheim — Munchen: Juventa, S. 183 -219.
3. Hurrelmann, K. (2002): Einfuhrung in die Sozialisationstheorie. 8., vollst. uberarb. Aufl., Weinheim — Basel: Beltz.
4. Hurrelmann K. et al. (2006): Entwicklung und Perspektiven der Gesundheitswissenschaften in Deutschland. In Hurrelmann, K. et al. (Hrsg.): Handbuch Gesundheitswissenschaften. 4., vollst. uberarb. Aufl., Weinheim — Munchen: Juventa, S. 11 — 46.
5. Hurrelmann, K. (1994): Sozialisation und Gesundheit. 3. Aufl., Weinheim — Munchen: Juventa.
6. Lehr, U. (1994): Psychologische Aspekte des Alterns. In Reinmann H. / Reinmann H. (Hrsg.): Das Alter. Einfuhrung in die Gerontologie. 3., neu bearb. Aufl., Stuttgart: Enke, S. 202−229.
7. Prahl, H. -W. /Schroeter, K. (1996): Soziologie des Alterns. Eine Einfuhrung. Munchen — Wien: Schoningh.
8. Witterstatter, K. (2003): Soziologie fur die Altenarbeit — Soziale Gerontologie. Freiburg im Breisgau: Lamber-
tus.
В статье рассматривается проблема осмысления безличного мирового закона гармоничного развития Природы и Жизни, идея Дао, в китайской философии. Идея Дао олицетворяет собой естественный образ жизни человека и подчеркивает необходимость бескомпромиссного следования естественному течению вещей и явлений окружающего мира.
Ключевые слова: китайская философия, природа, человек, традиции, гармоничное развитие, естественный путь, естественный образ жизни.
УДК 141
ББК Ю 3 (5 Кит)3
М. И. Варакина
Идея единства природы и человека в даосизме

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой