Классификация городищ X-XIV вв. В междуречье Верхнего Сирета и Среднего Днестра по топографии и планировке оборонительных сооружений

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

№ 6. 2010
И. П. Возный
Классификация городищ X—XIV вв.
в междуречье Верхнего Сирета и Среднего Днестра по топографии и планировке оборонительных сооружений
I. P. Vozny.
Classification of Settlements of 10th and 14th Centuries on the Territories of Upper Siret and Middle Dniester Based on Topographical Location and Planning of Defense Constructions.
The article considers the problems of classification of settlements of 10th and 14th centuries on the territories of Upper Siret and Middle Dnister. Based on topographical location of settlements of studied territories they are divided into those located on promontories, on a ridge, on the edge of a natural obstacle, on the plain. Based on interconnection of plan construction of defense structures and topographical environment of location all fortified settlements of Bukovyna are divided into simple and complex. It is investigated that structures of defensive lines can be dismembered or solid.
I. P. Vozny.
Clasificarea cetatuilor din sec. X-XIV Tn interfluviul Siretului superior § i Nistrului de mijloc dupa criteriul topografic si al planificarii elementelor defensive.
Articolul examineaza problemele legate de clasificarea cetatuilor din sec. X-XIV din interfluviul Siretului superior § i Nistrului de mijloc. Dupa criteriul amplasarii topografice a cetatuilor, ele pot fi divizate Tn: cetatui de promontoriu, cetatui amplasate pe creasta, pe limita unui obstacol natural, pe un loc plat. Dupa criteriul interrelatiei dintre structura planigrafica a elementelor defensive § i conditiile topografice de amplasare a cetatuilor, toate a§ ezarile fortificate din Bucovina pot fi divizate Tn simple § i compexe. S-a constatat, ca structura liniilor defensive era dezmembrata sau neTntrerupta.
И. П. Возный.
Классификация городищ X—XIV вв. в междуречье Верхнего Сирета и Среднего Днестра по топографии и планировке оборонительных сооружений
В статье рассматриваются проблемы классификации городищ Х-XIV вв. междуречья Верхнего Сирета и Среднего Днестра. По топографическому размещению городища исследуемой территории разделяются на: мысовые, расположенные на гряде, на краю естественного препятствия, на ровной местности. По взаимосвязи плановой структуры оборонительных сооружений и топографическим условиям расположения городищ все укрепленные поселения Буковины делятся на простые и сложные. При этом прослежено, что структура оборонительных линий бывает расчлененной или сплошной.
Keywords: fortified settlement, contiguous fortifications, overlapping fortifications, structure of defense lines. Cuvinte cheie: cetatuie, fortificatii Tnvecinate, fortificatii suprapuse, structura liniilor de aparare. Ключевые слова: городища, смежное размещение фортификаций, совмещенное расположение укреплений, структура оборонительных линий.
© И. П. Возный, 2010.
Проблема классификации укрепленных поселений Сирето-Днестровского междуречья по их внешним признакам начала привлекать внимание исследователей еще во второй половине Х1Х в. Одним из первых, кто положил начало изучению этого вопроса, был профессор Черновицкого университета Раймунд Фридрих Кайндль (Михайлина, Пивоваров 2000: 34−45- Фрунчак, Фантух 1998: 90−91). Он на протяжении 1899−1900 гг. проводил археологические разведки поселений на правом берегу Днестра, и результатом этих обследований стало открытие остатков древнерусского города Василева (Kаindl 1901: 47−48). Изучением городищ на территории края занимался также другой профессор Черновицкого университета В. Милькович (Михайлина, Пивоваров 1997: 242−249). В 1908 г. он исследовал остатки оборонительных укреплений второй половины XIII—XIV вв. на горе Цецын под Черновцами (Milkowicz 1908). Словом, австрийские ученые-краеведы положили начало исследованию древностей региона, сделав немало для их изучения и введения в научное обращение.
В межвоенный период местные достопримечательности исследовал археолог-краевед Евзыбий Лазарь. Он провел археологическое обследование ряда средневековых памятников края, а материалы исследований под названием «Раскопки с княжеских времен» опубликовал 14 июня 1936 г. в газете «Самостоятельность» (Пивоваров 1998: 36−38). Однако исследователи конца Х1Х — первой половины ХХ вв., в основном, уделяли внимание описанию найденных памятников и не проводили их типо-логизации.
Следующий этап в изучении древнерусских городищ Сирето-Днестровского междуречья начался после Второй мировой войны и длился до конца 70-х годов ХХ в. Он связан с деятельностью Б. А. Тимощука. Под его руководством были проведены археологические разведки и раскопки на многих древнерусских укрепленных поселениях (Тимощук 1953- 1959: 250−257- 1960/23- 1962/24- 1966/86- 1968/77- 1969: 335−337- 1969/40- 1976/135- 1970: 291−292- 1971: 187−190). Он положил начало составлению археологической карты северной части Буковины. Опираясь на материалы массового изучения древнерусских городищ Сирето-Днестровского междуречья, Б. А. Тимощук разработал собственную социальную типологию городищ. Однако, он почти не уделял внимания проблемам формально-типологической классификации городищ.
В 80−90-е годы ХХ вв. на территории края дело Б. А. Тимощука продолжали его
№ 6. 2010
ученики. Исследованиями славяно-русских городищ занимался Л. П. Михайлина, который сосредоточил основное внимание на изучении древностей культуры Луки-Райковецкой. Однако в своих публикациях он лишь изредка касается проблем типологизации и социальной классификации славянских укрепленных поселений (Михайлина, Возний 1990: 14−16- 1993: 5−13- Михайлина 1997: 21−31- 2002: 24−29- 2007: 57−68).
В 80-е годы ХХ ст. на территории края плодотворно работал М. А. Филипчук, который исследовал княжескую крепость Х-Х1 вв. в с. Коростувата и древнерусское городище в с. Черновка (Тимощук, Филипчук 1982/58).
Проблемами изучения эволюции древнерусской культуры на территории Буковины начал в последние годы заниматься С. В. Пивоваров (Пивоваров 1999: 154−160- 2000: 74−91- 2001: 133−142- 2004: 70−80- Пивоваров, Чеховський 2000). Его статьи дополняют звенья, которых недостает по проблеме изучения славяно-русских укрепленных поселений, однако они имеют сугубо описательный характер. В них дается описание обнаруженного материала и не обращается внимание на социально-типологические признаки исследуемых объектов.
В это же время на исследуемых территориях активно работал Б. П. Томенчук, который провел значительные раскопки в летописном Василеве, Непоротовом, Молодии, Карапчеве. Благодаря этим раскопкам были открыты и исследованы оборонительные сооружения городищ, оборонная башня, которая прикрывала въезд на детинец Василева (Томенчук 1977/52- 1978/68- 1980/47- 1984/169- 1985/61- Томенчук, Тимощук 1977).
Древнерусские памятники Сирето-Днест-ровского междуречья Х11 — первой половины ХШ вв. ряд лет исследует и автор (Возний 1996: 72−74- 1997: 13−25- 1997а: 213−225- 1999: 174−188- 2005- 2009).
Но все исследователи древнерусских городищ региона, в основном, изучали достопримечательности с точки зрения их функционального назначения. При этом социальную сторону данной проблемы они не задевали или же касались бегло.
По нашему мнению, характер каждого городища можно определить только после раскопок всей площади, когда проявятся его типологические отличия от других категорий поселений. Потому проблема укрепленных поселений может быть решена окончательно только в результате раскопок сплошными площадями памятников данного типа и окружаю-
№ 6. 2010
щих территорий, на что не раз указывали ведущие археологи (Куза 1985: 39−51- Раппопорт 1967: 8- Тимощук 1982: 5).
Таким образом, археологическая классификация городищ — дело достаточно важное. Ее задача заключается в том, чтобы дифференцировать городища по самым существенным, формальным признакам: по условиям топографического размещения, по степени зависимости планировки от рельефа местности, структуре оборонительных сооружений и т. п. Так составляется источниковедческая основа для более углубленных исторических исследований (Кучера 1999: 11).
На территории Сирето-Днестровского междуречья известно 32 городища конца Х-XIV вв. (карта 1). Относительно этого числа среди исследователей есть определенные расхождения. Так, С. В. Пивоваров насчитывает лишь 25 укрепленных поселений, не указывая их местонахождение (Пивоваров 2004: 70). М. П. Кучера приводит данные о 31 городище (Кучера 1999: 205−210). Но при этом исследователь относит к укрепленным поселениям рубежа Х-XI вв. городища в Белой, Садгоре (ур. Красная Глина) и XII — первой половины XIII вв. Онут. Вместе с тем, на первых двух на площадках, укрепленных оборонительными сооружениями, материалы XI в. археологически не засвидетельствованы. Они обнаружены на открытых поселениях, которые находились неподалеку (Тимощук 1976: рис. 11- 1982: 185−186- 1990: 146, 175). Обитатели этих поселений, очевидно, обслуживали военные гарнизоны княжеских крепостей, размещенных на господствующих высотах Цецын и Горишних Шеровцах. Что же касается Онута, то здесь укрепления не обнаружены, на что уже указывали иссле-
дователи (Пивоваров 2000: 91−99- Тимощук 1982: 181). Поэтому, на наш взгляд, определение его в качестве городища кажется сомнительным. В то же время М. П. Кучера не упоминает такие городища, как Бабин, Горошивцы, Дорошивцы, Капливка, Снячив. По этому предложенное нами число 32 представляется более достоверным (Возний 1999: 174−188).
На некоторых городищах были проведены разведочные раскопки, но на большинстве из них исследования сводились к не значительному шурфованию и съемкам планов. По этой причине их археологическая классификация чрезвычайно усложнена. Для определения конструкции оборонительных сооружений на некоторых городищах проводились раскопки валов, отдельных объектов на укрепленных площадках (Ленковцы на Пруте, Горишние Шеровцы, Молодия, Недобоивцы), и лишь один памятник — Черновское — раскопан полностью.
За последние годы заметно возросло техногенно-антропогенное влияние на окружающую среду, в том числе на достопримечательности истории и культуры, расположенные на территории современных городов и сел. Некоторые из них оказались полностью снивелированными, поэтому исследование данной категории археологических объектов должно быть безотлагательным и глубоким.
Планировка городищ региона почти не отличается от размещения на местности подобных памятников других областей Древней Руси X—XIV вв. (Раппопорт 1956: 22, 23). В стратегическом отношении все городища расположены очень выгодно, на высоких мысах, в районе многочисленных балок и оврагов. Благодаря такому географическому
Карта 1. Городища Х-XIV вв. Сирето-Днестровского междуречья:
а — городища-княжеские крепости- б — городища-феодальные замки- в — городища-сторожевые крепости- г — городища-святилища- д — городища неустановленного типа.
№ 6. 2010
Фото 1. Мысы, на которых размещены городища: А — Ленковцы на Днестре- Б — Капливка- В — Дорошевцы
положению они являли собой труднодоступные оборонительные укрепления.
К оборонительным сооружениям зодчие выставляли конкретные требования: во-первых, они должны были быть труднодо ступны-ми для врага, но защищаться минимальным количеством защитников- во-вторых, укрепления оборонного комплекса должны были сооружаться в максимально короткий срок с наименьшей затратой труда и ресурсов- в-третьих, при возведении укреплений нужно было учитывать жилую площадь для воинов, а также для населения из окружающих поселений (Рожко 1993: 152). Топография городищ и их планировка находятся в тесной взаимосвязи. В большинстве случаев планировка зависит от топографических условий, поэтому оборонительные сооружения городищ возводились по-разному в соответствии с особенностями их расположения. И топография, и планировка принадлежат к числу признаков, которые характеризуют внешний вид городищ. Следовательно, классификация городищ по топографии и планировке фактически означает деление городищ на типы по внешним признакам.
Внешний вид городищ часто зависит от естественно-географического и общественно-исторического факторов — топографических условий размещения на местности и влияния на их планировку тактических приемов ведения боевых действий в разные хронологические периоды, местных тради-
ций и т. д. В этой связи при классификации городищ необходимо отличать те особенности рельефа, которые влияли на форму укрепленной площадки и, одновременно, использовались для ее защиты.
П. А. Раппопорт в своей классификации по данным параметрам выделил лишь два типа городищ: островные и мысовые (Раппопорт 1967: 67). Некоторые археологи выделяют среди городищ мысовые, островные, круглые и сложные (АПВЗ 1990: 135). М. П. Кучера по топографическому положению разделил городища на шесть типов: расположенные останце (холме), мысу, краю естественного препятствия, гряде, возвышении, ровной местности (Кучера 1999: 13).
Городища размещенные на исследуемой территории можно разделить следующие типы:
а) мысовые, которые ограничены естественными препятствиями с двух или трех сторон. Их форма повторяет очертания мыса, который они занимают. К таким городищам можно отнести укрепленные пункты Х-XI вв. в Рухотине, XII — XIV вв. в Непоротовом, Нагорянах, Кулишевке, Дарабанах, Перебыковцах, Ленковцах на Днестре, Горишних Шеровцах, Васловивцах, Молодии, Василеве (Хом), Капливке и др. (рис. 1: Б, В, И- 2: А, Б, В- 3: А, Г, Д, Е- 4: А, В- фото 1) (Кучера 1990/12: 4−7- Тимощук 1960: 164−166- 1969: 70, 153, 162- 1976: 157- 1982: 140, 148, 161−162) —
№ 6. 2010
б) расположенные на гряде. Здесь естественные препятствия ограничивают городище с двух сторон, а форма лишь частично зависит от конфигурации местности (в большинстве случаев она четырехугольная, трапециевидная). К таким городищам можно отнести укрепленные пункты X—XI вв. в Коростуватой, XII—XIII вв. в Черновке, Пригородке, Недобоивцах, Горошивцах,
Карапчеве (рис. 1: Е- 2: Г, Д- 3: Б, Ж- фото 2) (Тимощук 1982: 114, 180, 182- 1990: 154, 170- Возний 1998: 11- 2006: 122−128- Кучера 1983: 97) —
в) на краю естественного препятствия — ограниченные лишь с одной стороны. Их форма так же, как и в предыдущих, зависит от конфигурации местности (в основном они полукруглые). Среди городищ Сирето-
Рис. 1. Простые городища XII — первой половины XIII вв. А — Дарабаны (Замчище) — Б — Василев (Хом) — В — Капливка- Г — Василев (Замчище) — Д — Ломачинцы- Е — Горошевцы- И — Дарабаны (Щовб). а — вал и ров XII—XIII вв.- б — вал и ров раннего периода- в — склоны горба- г — крутые склоны- д — кладбище- е — сооружения- ж — дорога- з — речка- к — сад- л — лес.
№ 6. 2010
Днестровского междуречья это — Дарабаны (Щовб), Ломачинцы (рис. 1: А, Д- фото 3) (Кучера 1983: 99- Русанова, Тимощук 1981: 92−93- Тимощук 1969: 79- 1971: 190- 1973: 104) —
г) городища, расположенные на ровной местности. Их не ограничивают естественные препятствия. Такое планирование городищ искусственное, а форма, обычно, округлая или овальная. Иногда форма может зависеть от естественных контуров местности. Как отмечал М. П. Кучера, городища на ровной местности идеально отображают нормы оборонительного строительства. Лишь на них можно выяснить, какие формы, придававшиеся укреплениям, считались рациональными (Кучера 1999: 18). Как правило, такие городища располагаются в низинах и в долинах рек. К ним принадлежит городище Ленковцы на Пруте (рис. 3: В) (Малевская, Раппопорт, Тимощук 1970: 112- Раппопорт 1967: 26- Тимощук 1959: 250−357).
Статистика и картографирование городищ региона почти полностью совпадает с картиной топографиче ских условий размещения городищ на всей территории Руси (Куза 1985: 40). Таким образом, при сооружении укрепленных поселений местное население, прежде всего, удачно использовало топографические условия, выбирая наиболее неприступные, естественно защищенные места. В связи с этим форма укреплений преимущественно повторяет рельеф местности, и только в некоторых случаях они имели правильную геометрическую форму. Как отмечал немецкий исследователь И. Геррманн, овальная форма городищ являлась наиболее рациональной в планировании (Herrmann 1976: 124). Это самый простой вид организации фортификационных сооружений, состоящий, в основном, из одной линии, которая шла по всему периметру или защищала поселение с наиболее опасных сторон (Куза 1983: 21−42- Тимощук 1982: 109−118). Преимущество округлых укре-
Фото 2. Гряды, на которых размещены городища: А городок- Д — Молодия.
— Черновка- Б — Зеленая Липа- В — Карапчев- Г — При-
№ 6. 2010
Рис. 2. Простые городища XII — первой половины XIII вв. Сирето-Днестровского междуречья: А — Непоротове (Галыця) — Б — Непоротове (Щовб) — В — Зеленая Липа- Г — Черновка- Д — Недобоевцы- Е — Снячев- Ж — Рухо-тин.
а — вал и ров XII—XIII вв.- б — вал и ров раннего периода- в — склоны горба- г — речка- д — вал XI в.- ж — лес.
Фото 3. Размещение городищ: А — Ломачинцы- Б — Дарабаны (ур. Щовб).
плений заключалось в их экономичности, поскольку при одинаковой площади они имели наименьшую протяжность оборонительных стен (Кучера 1978: 21−31). П. А. Раппопорт допускал, что округлые укрепления возникли в связи с внедрением новой тактики ведения боя — круговой фронтальной стрельбы с крепостных стен (Раппопорт 1956: 40, 62−63- 1961: 162−163- 1967: 157−159). Но округлые укрепления существовали и в более раннее время — в раннем железном веке. Круговая планировка городищ эпохи средневековья характерна не только для Восточной Европы, но и для Западной (Довженок 1962: 33). Такие поселения сооружались по заранее намеченному плану: сначала возводились мощные оборонительные полосы, а затем заселялась внутренняя территория.
Мысовые городища были распространены на территории Галицкой Руси и известны в Городнице, Рокитном, Малых Грибовичах, Залесье (Ратич 1962: 87- 1964: 115−129). На остальной территории Древней Руси распространены, в основном, городища круглого типа (Раппопорт 1967: 202).
По формально-типологической классификации, то есть в соответствии с взаимосвязью плановой структуры оборонительных сооружений и топографических условий их расположения, все городища Буковины можно разделить на простые и сложные. Большинство памятников составляют собой простые, огороженные одной линией городища и только въезды в них имели дополнительные укрепления (табл. 1).
№ 6. 2010
Сложные могли быть со смежным размещением фортификаций, когда укрепленные части располагались друг возле друга в ряд, и совмещенным расположением укреплений, при котором одно охватывается другим (табл. 2) (Кучера 1999: 19). К сложным городищам со смежным расположением укреплений относятся городища Горишние Шеровцы, Карапчив, Молодия, Коростувата (рис. 3: Г, Е, Ж, З). Примером сложного городища с совмещенными укрепленными частями является Ленковцы на Пруте (рис. 3: В).
В планировке городищ важной деталью является структура оборонительных линий. Она бывает расчлененной, когда ряды укреплений не прилегают друг к другу и образуют между-валье, или сплошной, когда между рядами нет промежутков. Чаще встречается расчлененный вариант размещения укреплений. При этом использовался прием сочетания нескольких линий валов и рвов, когда они были расположены так, что между ними образовывались горизонтальные площадки разной ширины. Последняя колеблется от 25 до 350 м. К городищам этого варианта можно отнести укрепления Коростуватой, Кулишивки, Перебыковцов, Нагорян, Непоротового-Галыци (рис. 2: А, В- 3: З- 4: А, В). Так, на городище Непоротове-Галыця сохранились два дугообразных валы с рвами. Первый вал огораживает площадку диаметром 50 м. Как полагают исследователи, он был построен в раннежелезном веке. В 80−100 м от него в XII — первой половине XIII вв. был построен новый вал (Тимощук 1982: 84). Тем самым, укрепления городища состояли из двух линий обороны, между которыми располагалась полоса шириной около 50 м. Аналогичные конструктивные особенности известны в городах Болоховской земли и на Волыни (Раппопорт 1967: 134- Винокур i ш. 2004: 14−19). Как утверждает П. А. Раппопорт, такие конструкции начали использоваться в военном зодчестве с X—XI вв., но наиболее массовое их использование приходится на XII — первую половину XIII вв.
Примером городищ со сплошной структурой оборонительных линий, когда линии валов и рвов размещены впритык друг к другу, могут быть Черновское, Карапчивское, Горишнешеровецкое городища (рис. 2: Г- 3: Г, Ж). Так, в Горишних Шеровцах укрепленные линии были построены племенами лукашевской культуры еще в II—I вв. до н. э. и активно использовались славяно-русским населением. Главная укрепленная линия, состоявшая из вала высотой 1,2−2 м и рва, окружала площадку размерами 180170 м.
№ 6. 2010
В — Ленковцы на Пруте- Г — Горишние Шеровцы- Д — Ленковцы на Днестре- Е — Молодия- Ж — Карапчив- З — Коростувата- И — Цецын.
а — вал и ров XII—XIII вв.- б — вал и ров раннего периода- в — склоны горба- г — речка- д — вал раннежелез-ного века, использовавшийся в XI в.- е — вал неопределенного времени- и — следы частокола- ж — вал дополнительной укрепленной линии IX в.- з — укрепления XI в.- к — колодец- л — дорога- м — лес.
№ 6. 2010
Таблица 1.
Классификация простых городищ Пруто-Днестровского междуречья
№ на карте Расположение Время функционирования (вв.) Площадь укрепленных площадок (га) Использование ранних конструкций Различия в:
топографическом расположении форме структуре оборонных линий
однорядные многорядные
сплошная расчлененная
1 Бабине IX-XII 0,01 * мыс треугольное — 3
2 Василев (Замчище) XII — 1-я пол. XIII 1,4 — мыс овальное * - -
3 Василев (Хом) XII — 1-я пол. XIII 0,4 — мыс овальное * - -
6 Гореча XII — 1-я пол. XIII? — мыс? ? — -
7 Горошивцы IX-XII 1,3 * гряда прямоугольное — 3
8 Дарабаны (Замчище) XII — 1-я пол. XIII 2,4 — на краю препятствия полуовальное * - -
9 Дарабаны (Щовб) XII — 1-я пол. XIII 0,1 — мыс овальное * - -
10 Дорошивцы XII — 1-я пол. XIII 1,2 — мыс? ? — -
11 Калпивка XII — 1-я пол. XIII 13,6 — мыс овальное * - -
13 Кулишевка XI — 1-я пол. XIII 0,05 * мыс треугольное — - 5
17 Ломачинцы XI — 1-я пол. XIII 0,3 — на краю препятствия полуовальное * - -
20 Недобоивцы XI — 1-я пол. XIII 0,7 * мыс овальное — - 2
21 Непоротово (Галыця) XII — 1-я пол. XIII 0,2 * мыс треугольное — - 2
22 Непоротово (Щовб) XII — 1-я пол. XIII 0,3 — мыс овальное * - -
23 Острица XII — 1-я пол. XIII 0,4 — мыс? ? — -
24 Перебыковцы, Зеленая Липа IX-XIV 0,2 — гряда прямоугольное — - 3
27 Рухотин X-XI 0,2 — мыс овальное * - -
28 Снячив VIII — XII 3,7 * гряда прямоугольное — 3 —
29 Спасская XII — 1-я пол. XIII 0,4 — мыс овальное ?
30 Хотин X-XIV? * гряда прямоугольное? — -
32 Черновка XII — 1-я пол. XIII 0,2 — гряда овальное — 2 —
Таблица 2.
Классификация сложных городищ X—XIV вв. Сирето-Днестровского междуречья
№ на карте Расположение Время существования (вв.) Площадь укрепленных площадок (га) Использовании ранних конструкций Различия в:
топографическом расположении форме планировочной структуре структуре многорядных оборонительных линий
со смежным размещением укрепленных частей с совмещенным размещением укрепленных частей сплошная расчлененная
4 Васловивцы XII -1-я пол. XIII 0,2 * гряда прямоугольное * - - 3
5 Г. Шеровцы X -1-я пол. XII 3,2 * гряда прямоугольное * - 2 2
12 Карапчив XIII-XIV 0,6 * гряда трапециевидное * - 2,3 —
14 Коростувата X-XI 1,0 * гряда подпрямоугольное * - - 2,5
15 Ленковцы на Днестре XII -1-я пол. XIII 0,2 * мыс подчетыреугольное * - - 2
16 Ленковцы на Пруте XII -1-я пол. XIII 0,5 — ровное место овальное — * - 3
18 Молодия XII -1-я пол. XIII 0,5 — гряда подпрямоугольное * - - 2,2
19 Нагоряны XII -1-я пол. XIII 0,7 * гряда подовальное * - - 4
25 Пригородок IX -1-я пол. XIII 1,0 — гряда прямоугольное * - - 3
26 Ревне IX-X 4,8 * гряда подпрямоугольное — * - 6
31 Цецыно X — 1 -я пол. XIV 0,1 — гряда прямоугольное * - - 3
Центральную площадку, кроме главной линии, прикрывали с напольной стороны еще три дополнительных полосы обороны, в состав которых входили валы высотой до 3 м и рвы раннежелезного века (Тимощук 1982: 58−59). Аналогичная картина прослежена в древнем Галиче.
При археологической классификации городищ важными показателями являются условия топографического местоположения и планировочная структура оборонительных сооружений. По этим признакам городища Х-XIV вв. Сирето-Днестровского междуречья можно разделить на несколько типов. Простые городища типа 1 — небольшие мысовые городища. Они расположены на берегах рек, возвышаясь над их руслом. Большинство из них не выступает за линию края плато, а ограничены по бокам балками или ручьями, которые впадают в реку (рис. 1: Б, В, Г, И- 2: А, Б- 4: А, Б). Минимальная высота склонов мысовых городищ составляет 4−5 м (Кучера 1999: 28).
На всех мысовых городищах, не разрушенных поздними слоями, сохранились оборонительные сооружения — вал и ров, которые, в основном, повторяют особенности рельефа местности и располагаются с напольной стороны. К таким городищам можно отнести укрепленные поселения в Василеве (Хом),
№ 6. 2010
Капливке, Дарабанах-Щовб, Непоротовому-Щовб и др.
Так, городище Дарабаны-Щовб размещено на высоком мысу правого берега р. Днестр. Главная площадка укрепленного поселения размерами 4025 м с напольной стороны была огорожена дугообразным земляным валом и рвом. С трех других сторон городище защищали естественные крутые склоны мыса (Тимощук 1982: 116).
Незначительная часть городищ может иметь с напольной стороны многорядную сплошную или расчлененную оборонную линию. Из общего количества мысовых городищ 23,8% имеют многорядную оборонную линию (табл. 1). При этом укрепления могут размещаться как по всему периметру площади городищ, так и с наиболее уязвимых сторон (Непоротове-Галыця, Кулишивка и др.) (рис. 1: В- 2: А- 4: А). Вал по краю обрыва в сравнении с валом с напольной стороны имеет обычно незначительные размеры. Встречаются памятники, на которых значительный по размерам вал или ров проходит по всему периметру как с напольной стороны, так и над краем. Форма большинства мысовых городищ повторяет конфигурации обрывов, поэтому она может напоминать в плане четырехугольник, треугольник или неправильную фигуру.
Рис. 4. Городища-святилища Х-XII вв.: А — Кулишевка- Б — Бабин- В — Нагоряны.
а — вал и ров XII — XIII в.- б — вал и ров раннего периода- в — склоны холма- г — речка- д — камни- е — лес.
№ 6. 2010
Однако отмечены городища овальной или округлой формы. Они занимают короткие, недостаточно выразительные мысы с широкой напольной стороной. В плане они имеют вид прямого угла, ограниченного смежными естественными препятствиями, никогда не выступая за линию края плато. Оборонительные сооружения их частично повторяют защитные свойства рельефа местности. Как правило, их оборонительные линии имеют правильную геометрическую форму: круг, полукруг, прямоугольник и др. — Недобоивцы, Василев-Замчище, Рухотин (рис. 1, Г- 2, Д, Ж). Из 14 мысовых городищ правильную геометрическую форму в виде овала имеют 7 городищ, 3 — треугольную и 4 — неопределенную. Подобные городища Х-XIV вв. широко представлены на территории Древнерусского государства (Зварыч и др. 1977: 297−298- Звiздецький 2004: 41−50- Кучера 1967/15- 1970/21- 1982: 72−82- Раппопорт 1967: 51).
К типу 2 относятся простые городища, расположенные на удлиненном мысе, конец которого отделен валами от узкого продолжения. Городища на гряде с двух противоположных напольных сторон защищены несколькими оборонительными линиями, которые частично повторяют защитные свойства рельефа местности. Как правило, их оборонительные линии имеют правильную геометрическую форму: круг, полукруг, прямоугольник и др. К таким городищам можно отнести Черновку, Перебыковцы, Горошивцы, Снячив (рис. 1: Е- 2: В, Г). Так, Горошивское городище IX—XII вв. расположено на гряде. С напольной стороны его отгораживали три вала со рвами. Два первые из них были построены в раннежелезном веке и в славянский период (IX в.), а третий — внутренний построен в XII в. с противоположной северо-западной стороны, на месте въезда, где проходил крестовидный спуск. В IX в. был построен вал с рвом. Аналогичный ров прослеживался и с северной стороны, где склоны площадки городища были не такими крутыми (Тимощук 1990: 154). Такие укрепления широко использовались и в древнерусское время.
Аналогичные городища известны и на других территориях расселения восточных славян. Это городища Калюс, Пишки, Битица II, Стеблив (Артамонов 1946/12- Довженок, Кучера 1956/12- Кучера, Сухобоков 1971/17- Кучера, Ьанченко 1987: 67−79).
К типу 3 относятся городища, расположенные на краю плато, преимуще ственно высоких, со стремительными склонами. Большинство из них имеет полукруглую форму, иногда округлую. К таким городищам можно отнести
Ломачинцы, Дарабаны-Замчище (рис. 1: А, Д). Так, городище Дарабаны-Замчище расположено на краю высокого мыса и полукругом окружено высоким валом со рвом. Возможно, вал раньше проходил и вокруг городища, но в наше время часть укреплений разрушена каменным карьером (Тимощук 1982: 166). На краю естественного препятствия исследованы городища и на других территориях, в частности, Жовнине II, Калениках, Фесковцах, Новой Слободе и др. (Довженок, Гончаров, Юра 1966- Кучера 1978: 21−31- Ляпушкин 1961: 345- Кучера, Сухобоков 1971/17: 4).
Сложные городища. Среди сложных городищ следует, в первую очередь, отметить укрепленные поселения со смежным расположением укрепленных частей, которые, как правило, занимают естественно отделенный участок местности. В большинстве это городища, расположенные на мысах или гряде, и расчлененные на несколько укрепленных площадок поперечными многорядными сплошными или расчлененными оборонительными линиями. Это городища типа 4. К ним можно отнести укрепленные поселения в Коростуватой, Васловивцах, Нагорянах, Ленковцах на Днестре, Пригородке, Карапчеве, Горишних Шеровцах, Цецыно, Молодии (рис. 3: А — З). Так, Карапчевское городище состояло из двух укрепленных площадок со сложной системой сплошных и расчлененных многорядных линий (Тимощук 1982: 93−94). Самой сложной была система обороны с напольной стороны, достигавшая в глубину 60 м. Здесь располагались три мощных вала, между которым проходили широкие — до 18 м — рвы. Эта площадка была огорожена дополнительно и боковыми укрепленными линиями в виде остатков валов, проходивших со стороны восточного и западного городища над обрывами. Южная площадка городища была менее защищенной. Ее оборонительная полоса состояла лишь из небольшого вала и рва. Боковые укрепления отсутствуют. На этой площади военные зодчие при постройке древнерусских укреплений использовали остатки славянской укрепленной линии городища общинного центра IX в.
Подобная картина прослежена на городище X—XI вв. в Коростуватой, где оборонная система состояла из нескольких рядов разновременных валов и рвов. Самой сложной была система обороны с напольной южной стороны (глубина обороны 200 м) и на месте въезда с востока. Здесь размещались три вала неопределенного времени, перекрывавшие перешеек гряды. За ними на расстоянии
№ 6. 2010
Таблица 3.
Абсолютные и процентные характеристики распределения городищ XII—XIV вв.
Абсолютные и процентные характеристики Интервалы площадей городищ (га)
от 0 0,31 всего до 0,5 0,51 всего до 1 1,1 2,6 всего до 5 5,1 всего до 10 10,1 всего до 20 Итого
до 0,3 0,5 1 2.5 5 10 20
Абсолютное значение количества городищ простые 8 3 11 1 1 4 1 5 — - 1 1 18
сложные 3 2 5 3 3 — 1 1 — - - - 9
Доля (%) городищ соответствующей площади простые 29,7 11,1 40,8 3,7 3,7 14,8 3,7 18,5 — - 3,7 3,7 66,7
сложные 11,1 7,4 18,5 11,1 11,1 — 3,7 3,7 — - - - 33,3
Итого городищ 11 5 16 4 4 4 2 6 — - 1 1 27
Итого % 40,7 18,5 59,2 14,8 14,8 14,8 7,4 22,2 — - 3,7 3,7 100
20−30 м исследованы следы деревянного частокола. Дальше, через 30−40 м, зодчие использовали вал голиградской культуры, где построили оборонительные деревянные срубы стен. В 40−50 м к северу сохранился вал раннежелезного века, за которым через 20 м находились деревяно-земляные укрепления главной площадки размерами 12080 м. Въезд с восточной стороны прикрывала дополнительная оборонная линия IX в., которая активно использовалась и в XI в.
Городища подобной конструкции широко представлены среди древнерусских древностей Украины и смежных регионов (Кучера 1982: 72−82- Кучера, Сухобоков 1971/17- Попко 1971: 129−140- Петегирич 1983: 306−307- Раппопорт 1967: 64).
Тип 5 — сложные городища с совмещенным планированием оборонительных сооружений. Такие памятники расположены, как правило, на ровной местности, для которой характерны минимальные отклонения
от идеальной равнины. Эти городища имеют оборонительные линии правильной геометрической формы, независимо от особенностей рельефа местности. Причем, оборонная линия внешнего ряда не соединяется с оборонной линией внутреннего ряда, а концентрически обходит ее вокруг. К такому типу относится городище Ленковцы на Пруте с оборонительными сооружениями овальной формы (рис. 3, В). Система обороны Ленковецкого городища была достаточно сложной. Кроме главного мощного оборонительного вала, окружавшего площадь диаметром 80 м, укрепленное поселение прикрывали заполненные водой концентрические рвы шириной до 13 м и глубиной до 3 м, которые окружали детинец со всех сторон (Тимощук 1982: 69−70). Глубина оборонительных полос вокруг Ленковецкого городища составляла 350 м.
Подобные сложные городища правильной геометрической формы известны на многих
№ 6. 2010
древнерусских землях (Кучера и др. 1988/156- Dqnbrowska 1973- SkiЫnski 1964: 493−494).
Из учтенных в классификации городищ, доля поселений 1 типа составляет 46% (13). На четыре другие, соответственно, приходится 13,3% (4), 10% (2), 26,6% (8), 3,3% (1). Эти цифры полностью совпадают с выводами, к которым пришел А. В. Куза, исследуя городища на территории Древнерусского государства (Куза 1985: 40).
Аналогичным образом, среди простых городищ исследуемой территории 13 расположены на мысах, что составляет 61,9%- 5 — на гряде, соответственно, 23,8%- на краю площадки 3−14,2%. Больше всего сложных городищ расположено на гряде — 8, что составляет 80%. По одному находится на мысу и ровной местности — 10% каждый случай (табл. 3). Подобное расположение простых и сложных городищ прослежено археологами и на других территориях Древнерусского го су-дарства, в частности, в Прикарпатье, Полесье, Среднем Поднепровье и др. Здесь на мысах размещено 51,6% всех городищ (ДПСП АК 1984: 20- Кучера 1959: 132−145- 1976: 176−179- Терещук 1976: 164−175).
Таким образом, при сооружении укреплений на Руси максимально использовались защитные свойства рельефа местности. Это простое, но в то же время эффективное решение задач обороны с наименьшими затратами трудовых и материальных ресурсов было наиболее распространенным (Куза 1985: 40).
Однако расположение городищ Сирето-Днестровского междуречья имеет определенные локальные особенности. В силу особенностей местности здесь имеется множество мысов, особенно в Днестровском каньоне.
Поэтому на исследуемой территории преобладают мысовые городища.
Как видно из таблиц 1, 2, в Сирето-Днест-ровском междуречье встречаются простые и сложные городища с многорядной системой оборонительных линий — как сплошной, так и расчлененной. По мнению М. П. Кучеры, целесообразность многорядных оборонительных линий предопределялась и тактическими рассуждениями, и свойствами рельефа местности (Кучера 1999: 48). Всего на территории края насчитывается 21 простое и 10 сложных городищ древнерусского времени с многорядными оборонительными линиями, что, соответственно, составляет 67,7% и 32,2%. Из них сплошное планирование имеют 3 простых и 2 сложных городища, что составляет, соответственно, 10,3% и 6,8%. Расчлененное расположение оборонительных линий имеют 5 простых и 8 сложных городищ (17,2%, 24,1%). Оборонительные линии сложного городища в Горишних Шеровцах соединяли в себе расчлененную и сплошную структуру оборонительных линий (3,4%). Остальные 55,3% приходятся на однорядные оборонительные линии. Следовательно, многорядные линии почти в два раза чаще встречаются на сложных городищах, чем на простых. На сложных городищах, кроме того, значительно больший удельный вес расчлененных оборонительных линии, что характерно собственно для Сирето-Днестровского междуречья. Для других славяно-русских территорий, например, междуречья Случа и Южного Буга, присущи как сплошные, так и расчлененные, а для Правобережья, Среднего Поднепровья и Левобережья — сплошные многорядные линии.
Литература
Артамонов М. И. 1946/12. Археологические памятники Южной Подолии (по материалам ЮжноПодольской экспедиции 1946 г.) НА? А НАНУ
Археология Прикарпатья, Волыни и Закарпатья (ран-неславянский и древнерусский периоды). 1990. Киев: Наукова думка.
Археология СССР с древнейших времен до средневековья: В 20 т. 1985.: Рыбаков Б. А. (отв ред.). Древняя Русь. Город. Замок. Село. Москва: Наука.
Винокур 1 ш. 2004: Винокур I. С., Журко О. I., Мегей В. П. 2004. Лтописний Губин XII — XIII ст. Боло-хiвська земля. Кив- Кам'-янець-Подиьський- Xмельницький- Старокостянтишв.
Возний I. П. 1996. Чоршвське городище XII-XIII ст. у контекста вивчення давньоруських феодальних садиб. Тези доповiдей укрансько! делегаци на VI Мiжнародному конгреа слов'-янсько! археологи. Новгород, 72−74.
Возний I. П. 1997. До питання про датування 1 характеристику культурного шару Чоршвського городи-
ща XII-XIII ст. Питання ктори Укра'-ши: Збiр-ник наукових статей. Черншщ (1), 13−25.
Возний I. П. 1997а. Система 1 конструкций оборони Чоршвського феодального замку XII-XIII ст. Питання ктори, кторюграфи, джерелознавства та архiвознавства Центрально! та Схiдноi Ев-ропи: Збiрник наукових праць. Кшв- Чершвщ (1), 213−225.
Возний I. П. 1998. Чортвська феодальна укр^ена сади-ба XII-XIII ст. Черншщ: Рута.
Возний I. П. 1999. Топограф1я, розм1ри та фортифжацш-ш споруди городищ Швшчно! Буковини XII- XIII ст. ПСаАЕ (2), 174−188.
Возний I. П. 2005. Поселення X-XIV ст. у межирiччi Верхнього Сирету та Середнього Дтстра. Чершвщ: Золой литаври.
Возний I. П. 2006. Класифжащя городищ X-XIV ст. Сирето-Дшстровського межир1ччя за топогра-ф1чним мкцезнаходженням. Xристиянська спадщина Галицько-Волинсько! держави: Щн-
тст орieнтири духовного поступу укратсъко-го народу: Матерiали мiжнародноi ювтейно! науковог конференцп. 1вано-Франювськ- Галич, 122−128.
Возний I. П. 2009. 1сторико-кулътурний розвиток на-селення межирiччя Верхнъого Орету та Серед-нъого Днстра в Х-XIVст. Частина I. Поселен-ня. Чершвщ: Золой литаври.
Довженок В. И., Кучера М. П. 1956/12 В. Отчет о работе древнерусской экспедиции в 1956 г. на Росси. НА 1А НАНУ
Довженок В. И. 1962. Археологический комментарий к сведениям литературных источников о смердах и закупах. КСИАУ 12, 28−36.
Довженок i ш. 1966: Довженок В. Й., Гончаров В. К., Юра Р. О. 1966. Древнъорусъке мкто Вошъ. Киев: АН УРСР.
Древнерусские поселения Среднего Поднепровъя (археологическая карта) 1984. Киев: Наукова думка.
Зварыч и др. 1977: Зварыч В. В., Пелещишин Н. А., Чайка Р. М. Разведки на Волыни. АО 1976 г. 297−298.
Звiздецький Б. А. 2004. Про деяю особливосп древлян-ських городищ УШ-X ст. Стародавнш 1скорос-тенъ i слов'-янсъш гради VIII-X ст. Киш: Корвш Пресс, 41−50.
Куза А. В. 1983. Социально-историческая типология древнерусских укрепленных поселений IX — середины XIII вв. (методика исследования). Археологические памятники лесостепного По-донъя и Поднестровъя в I тыс. н. э. Воронеж: Изд-во ВГУ 21−42
Куза А. В. 1985. Укрепленные поселения. Древняя Русъ. Город, замок, село. Москва: Наука, 39−51.
Кучера М. П. 1959. Основш етапи розвитку стародавньо-го Плснеська МДАПВ (2), 132−145.
Кучера М. П. 1967/15. Звт про роботу Волинсъкого загону в 1967р. НА 1А НАНУ.
Кучера М. П. 1970/21. Звт про розвiдковi археологiч-т розкопки на городищi поблизу с. Лище та на замчищi поблизу с. Городище Луцъкого р-ну в 1970 р. НА 1А НАНУ
Кучера i ш. 1971/17: Кучера М. П., Сухобоков О. В. Звт про роботу Лiвобережного розвiдзагонусти-туту археологи АН УРСР за 1971 р. НА 1А НАНУ
Кучера М. П. 1976. Давньорусью городища на правобе-режжi Кишщини. Дослiдження з слов'-яно-русъксИ археологи. Киш: Наукова думка, 176−179.
Кучера М. П. 1978. Давньорусью городища в захщ-нш частиш Переяславщини. Археологiя (25), 21−31.
Кучера М. П. 1982. Новi даш про городища Житомир-щини. Археологы (41), 72−82.
Кучера М. П. 1983. Обследование городищ в зоне водохранилища Могилев-Подольской ГЭС на Днестре. Археологические памятники Среднего По-днестровъя. Кив: Наукова думка, 97−101.
Кучера i ш. 1987: Кучера М. П., 1ванченко Л. 1. 1987. Дав-ньоруська оборонна лш1я в Пороса. Археологiя. (59) 67−79.
Кучера и др. 1988/156: Кучера М. П., Звиздецкий Б. А., Иванченко Л. И. Отчет о разведке памятников археологии Житомирской обл. в 1988 г. НА 1А НАНУ
Кучера М. П. 1990/12. Звт про роботу експедицп по до-слдженню Траянових валiв у 1990 р. НА 1А НАНУ
Кучера М. П. 1999. Слов'-яно-русът городища VII- XIII ст. мiж Саном i Оверсъким Дшцем. Киш: 1А НАНУ.
№ 6. 2010
Ляпушкин И. И. 1961. Днепровское лесостепное Левобережье в эпоху железа. МИА 104.
Малевская и др. 1970: Малевская М. В., Раппопорт П. А., Тимощук Б. А. Раскопки на Ленковецком поселении 1967 г. СА (4), 112−127.
Михайлина Л. П., Возний I. П. 1990. Розкопки феодально! садиби XII — першо! половини XIII ст. в с. Чоршвка. Охорона та охоронш дослiдження пам'-яток археологи. на Украш: Тез. доп. та по-вiдомл. на науково-практичному семiнарi. Вш-ниця, 14−16.
Михайлина Л. П., Возний I. П. 1993. Формування приватного землеволодшня на швденнш окра'-М Галицько-Волинського князiвства в XII-XIII ст. Вкник Центру буковинознавства. Чершвщ, Се-р1я кторична (I), 5−13.
Михайлина Л., Пивоваров С. 1997. Вивчення старожит-ностей Буковини в XIX — на поч. XX ст. Питан-ня кторп, кторюграфп, джерелознавства та архiвсзнавства Централъног та Схiдноi Свропи. Киш, Чершвщ (1), 242−249.
Михайлина Л. П. 1997. Населення Верхнъого Попрут-тя VIII-X ст. Черншщ: Чершвецький держав-ний ушверситет, Буковинський центр археоло-пчних дослщжень: Рута.
Михайлина Л., Пивоваров С. 2000. Розвиток археолопч-но! науки в Черншецькому уншерситеп. ПСО-АЕ (3), 34−45.
Михайлина Л. П. 2002. Городища Швтчно! Буковини VIII-X ст.: топограф1я, оборонш споруди, забудова укршленого майдану. БШВ (4), 24−29.
Михайлина Л. П. 2007. Слов'-яни VIII-X ст. мiж Дт-пром i Карпатами. Кив: Ы-т археологи НАН Украши.
Петегирич В. М. 1983. Исследования древнего Белза и у с. Тяглив. АО 1981 г., 306−307.
Пивоваров С. 1998. Дослщження старожитностей Буковини Gвзибieм Лазарем. В: Постай украшсько! археологи. МДАПВ (7), 36−38.
Пивоваров С. В. 1999. Вiзантiйська монета з Чоршвсько-го городища. ПССАЕ (3), 154−160.
Пивоваров С. В. 2000. Давньоруська язичницька споруда в с. Галиця. ПССАЕ (1), 74−91.
Пивоваров С. 2000. Лиописний Онут. ПСОАЕ (2), 91−99.
Пивоваров С., Чеховський I. 2000. На Днiстрi на «оукра-ине Галичъской». Чершвщ: Мкто.
Пивоваров С. В. 2001. Новi знахщки предмепв озбро-ення та спорядження вершника i верхового коня з Чорн1вського городища (перша половина XIII ст.). ПСОАЕ (2), 133−142.
Пивоваров С. 2004. Дослщження давньоруського городища в с. Недобошщ у 2003 р. ПСОАЕ (1) (17), 70−80.
Попко О. О. 1971. Слов'-янсью археолопчш пам'-ятки в нижнш течи Десни. СВУ (1). Киш: Наукова думка, 129−140.
Раппопорт П. А. 1956. Очерки по истории русского военного зодчества X—XIII вв. МИА 52.
Раппопорт П. А. 1961. Очерки по истории военного зодчества Северо-Восточной и Северо-Западной Руси X—XV вв. Москва- Ленинград: Наука.
Раппопорт П. А. 1967. Военное зодчество Западнорусских земель X—XIV вв. МИА 140.
Раппопорт П. А. 1967. О типологии древнерусских поселений. КСИА 110, 3−8.
Ратич А. А. 1962. Городища Росточья. КСИА АН УССР 12, 87−91.
Ратич О. О. 1964. До питання про розташування i оборонш споруди древньоруських горощв Швденно-Захщно! Русь МДАПВ (5), 115−129.
Stratum plus
№ 6. 2010
Рожко М. Ф. 1993. Конструктивы особливосп оборон-них споруд XII-XIII ст. Пшденно-Захвдно! Pyci. Старожитностi Швденно! Pyci: Mamepianu Ill icторuко-aрхеологiчного семшару «Чернтв i його округа в IX-XIII ст.» ЧернМв: Сшерянська думка, 152−161.
Русанова И. П., Тимощук Б. А. 1981. Древнерусское По-днестровье: Историко-краеведческие очерки. Ужгород: Карпати.
Терещук К. I. 1976. До питання про локалiзацiю Боло-хiвськоi землг Доcлiдження з слов'-яно-руськоi археологи. Кшв: Наукова думка, 164−175.
Тимощук Б. А. 1953/18. Отчет об исследованиях Лен-ковецкого городища (древние Черновцы). НА IA НАНУ.
Тимощук Б. А. 1959. Ленковецкое древнерусское городище. СА (4), 250−257.
Тимощук Б. О. 1960/23. Звт про aрхеологiчнi доcлiд-ження Чертвецького краезнавчого музею в 1960 р. НА! А НАНУ.
Тимощук Б. О. 1960. Лнопист мкта Буковини за архео-лопчними даними. УЖ (6), 164−166.
Тимощук Б. О. 1962/24. Звт про розкопки в Хотинськш фортещ в 1961—1962 рр. НА? А НАНУ.
Тимощук Б. О. 1966/86. Звт про aрхеологiчнi до^джен-ня давньоруського городища в с. Дарабани Хо-тинського району в 1966 р. НА! А НАНУ
Тимощук Б. О. 1968/77. Звт про розкопки на давньо-руському городuщi Галиця в с. Ломачинщ Соки-рянського району Чертвецьксп облacтi в 1968 р. НА 1А НАНУ.
Тимощук Б. А. 1969. Древнерусское городище Галица в Северной Буковине. АО 1968 г., 335−337.
Тимощук Б. О. 1969/40. Звт про розкопки давньоруського городища в с. Перебишвц Хотинського району Чернiвецькоi облacтi. НА! А НАНУ
Тимощук Б. О. 1969. Швтчна Буковина — земля слов'-янська. Ужгород: Карпати.
Тимощук Б. А. 1970. Военная крепость XIII — XIV вв. на Среднем Днестре. АО 1969 г., 291−292.
Тимощук Б. О. 1971. Дослщження давньоруського городища Дарабани-Щовб. Середт вши на Укра'-т, (1), 187−190.
Тимощук Б. О. 1973. Ломачинське городище. Археологiя (9), 100−107.
Тимощук Б. О. 1976/135. Звт про розкопки давньоруського городища Окопи в с. Молодя Глибоцького району Чернiвецькоi облacтi в 1976 р. НА 1А НАНУ.
Тимощук Б. О. 1976. Слов'-яни ПiвнiчноiБуковини У-IX ст. Киш: Наукова думка.
Тимощук Б. А., Томенчук Б. П. 1977. Отчет о раскопках древнерусского г. Окопы в с. Молодия, Глыбок-
ского района (XII-XIV вв.) в 1977 г. АНВ. ЧКМ. Фонд Р. 2342. Оп. 2. Од. зб. 286.
Тимощук Б. О. 1982. Давньоруська Буковина (X — перша половина XIV ст.). Кшв: Наукова думка.
Тимощук Б. А., Филипчук М. 1982/58. Отчет об исследовании городища XII—XIII вв. в с. Черновка Новоселицкого района Черновицкой области. НА 1А НАНУ
Тимощук Б. А. 1990. Восточнославянская община VI—X вв. н. э. Москва: Наука.
Томенчук Б. П. 1977/52. Звт про розкопки давньоруського городища Замчище (дитинця лтописного мкта Василева на Дтстрг) в с. Василевi Застав-твського району, Чертвецько! областi в 1977 р. НА 1А НАНУ
Томенчук Б. П., Тимощук Б. A. 1977. Отчет о раскопках древнерусского г. Замчище в с. Василев на Днестре Заставновского района в 1977 г. АНВ ЧКМ. Фонд. Р. 2342. Оп. 2. Од. зб. 287.
Томенчук Б. П. 1978/68. Звт про розкопки давньоруського городища Замчище (дитинця лтописного мкта Василева на Дтстрг) в с. Василевi Застав-твського району, Чертвецько! областi в 1978 р. НА 1А НАНУ
Томенчук Б. П. 1980/47. Звт про розкопки давньоруського городища Городок — лтописного Городка на Черемошi в с. Карапчевi на Черемошi Вижницького району Чертвецько! областi в 1978—1980 рр. НА 1А НАНУ.
Томенчук Б. П. 1984/169. Звт про охоронт археологiчнi розкопки на давньоруському городищi Замчище та рсзвiдки в Ыано-Франтвськш та Чертвець-кш областях. НА 1А НАНУ.
Томенчук Б. П. 1985/61. Звт про охоронш розкопки на давньоруському городищi Луковище Рогатин-ського району Ыано-Франтвсько! областi та в с. Василiв Заставтвського району, Чертвецько! областi в 1985 р. НА 1А НАНУ.
Фрунчак С., Фантух А. 1998. З археолопчно! спад-щини Раймунда Фрщрка Кайндля. В: Постай укршнсько! археологй'-. МДАПВ (7), 90−91.
D^browska E. 1973. Wielkie grody dorzecza gornej Wisfy. Wroclaw.
Herrmann J. 1976. Zwischen Hradschin und Vineta. Leipzig- Jena- Berlin.
КаШ1 R. F. 1901. Archaeologische Untersuchen zu Was-sileu und Panka in der Bukowina. MZKHD (27), 47−48.
Milkowicz W. 1908. Grabungen am Cecina. Czernowitzer Zeitung (122).
Skibinski S. 1964. Wczesnosredniowieczne grodzisko Szwe-dzkie Okopy w Kaniach-Krowicy, pow. Chelm. WA (30, Z. ¾), 493−494.
Статья поступила в номер 2 апреля 2010 г.
Igor Vozny (Chemivtsi, Ukraine). Doctor of historical sciences. Yuriy Fedkovych Chernivtsi National University. Igor Vozny (Chernivtsi, Ucraina). Doctor in § tiinte istorice. Universitatea de stat «I. Fedykovich& quot- din Cernauti. Возный Игорь Петрович (Черновцы, Украина). Доктор исторических наук. Черновицкий Национальный университет им. Ю. Федьковича. E-mail: voznyj_igor@rambler. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой