Классификация иноязычных заимствований в татарском языке (на материале названий овощей и фруктов)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Литература
1. A National Action Plan for a Bilingual Wales / Llywodraeth Cynulliad Cymru = Welsh Assembly Government [Электронный ресурс]. URL: http: //wales. gov. uk/depc/publications/welshlanguage/ iaithpawb/iaithpawbe. pdf? lang=en (дата обращения: 22. 04. 2012).
2. Deuchar M., Davies P. Code Switching and the Future of the Welsh Language // International Journal of the Sociology of Language. 2009. № 195. P. 15−38.
3. Edwards V., Newcombe L.P. When School is Not Enough: New Initiatives in Intergenerational Language Transmission in Wales // International Journal of Bilingual Education and Bilingualism. 2005. № 8:4. P. 298−312.
4. Jones C. Welsh: A Language in Crisis?'- // Mizerola A. Minority Languages in Europe / University of Masaryk. Brno, 2009. P. 45−65.
5. The Vitality of Welsh. A Statistical Balance Sheet. August 2010 / Bwrdd ir Iath Gymraeg = Welsh Language Board [Электронный ресурс]. URL: http: //www. byig-wlb. org. uk/English/publications/ Publications/The%20Vitality%20of%20Welsh%20A%20Statistical%20Balance%20Sheet%20August% 202 010. pdf (дата обращения: 09. 02. 2012).
6. Wales'-s population. A Demographic Overview. 2010 / Ystadegau ar Gufer Cymru = Statistics for Wales [Электронный ресурс]. URL: http: //wales. gov. uk/docs/statistics/2010/10 1027walespopulatio-nen. pdf (дата обращения: 22. 04. 2012).
АЛОС И ФОНТ ЭКТОР — сотрудник отдела социологии, Чувашский государственный институт гуманитарных наук, Россия, Чебоксары (hectoralos@gmail. com).
ALOS I FONT HECTOR — staff member of the Sociology Department, Chuvash State Institute of Humanities, Russia, Cheboksary.
УДК 801. 312+809. 432
Э.Р. АХМЕТОВА
КЛАССИФИКАЦИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ (на материале названий овощей и фруктов)
Ключевые слова: классификация, тематические группы, название овощей и фруктов, татарский язык, заимствования.
Тематическая группа названий овощей и фруктов в татарском языке представляет значительную часть татарской лексики и заслуживает тщательного исследования. Проведённый нами анализ показал, что большую часть наименований в изучаемой сфере составляют иноязычные заимствования. Это обусловлено в большей степени историческими и общественно-политическими условиями развития овощеводства и садоводства у татар.
E.R. AKHMETOVA CLASSIFICATION OF FOREIGN BORROWINGS IN TATAR (BASED ON THE NAMES OF VEGETABLES AND FRUITS)
Key words: classification, thematic groups, the name of fruits and vegetables, the Tatar language, borrowings.
Thematic groups of the names of fruits and vegetables in the Tatar language represent an important part of Tatar vocabulary and deservex careful study. Our analysis shows that most of the items in the area that have been studied are foreign-language borrowings. This is due to a greater degree of historical and socio-political conditions for the development of gardening and horticulture.
На фоне принятия ислама на территории Волжской Булгарии в Х в. бурно развивались торговые взаимоотношения с государствами Востока, в результате чего в быт булгар вошли многие «представители» восточной жизнедеятельности. Вместе с тем лексика татарского языка той эпохи, в том числе изучаемой нами сферы, обогатилась лексемами арабо-персидского происхождения: амрут (груша), анар (гранат), эфлисун (апельсин), бадымщан (баклажан), гвлэф (шиповник), йвзем (изюм), кавын (дыня), кишер (морковь), кыяр (огурец), врек (абрикос), пыйаз (лук), хврмэ (хурма), шалкан (репа), шэфталу (персик), чвгендер (свекла). В ХХ в. началась новая волна иноязычных заимствований с ориентацией на Запад, которая имеет свое продолжение по сей день. Это обусловлено
развитием торговых отношений, а также с появлением политических и имущественных возможностей для развития овощеводства и садоводства у татар. Лексика татарского языка обогащается совершенно новыми, чуждыми для более раннего периода словами: ангурия, банан, кивано, лимон, манго, мандарин, рдест, папайа, помела, фейхоа, чайот. Некоторые слова, вошедшие из европейских языков, начали вытеснять ранее принятые заимствования из арабоперсидских языков. В татарском языке для именования одного и того же овоща или фрукта параллельно использовались и арабо-персидские, и европейские заимствования. Поскольку татары с русским народом живут в более тесных отношениях, чем с восточными народами, со временем последние вытеснили первых. Широкое распространение получили абрикос, апельсин, баклажан, груша.
Это характерно в основном для литературного языка. В диалектах же до сих пор продолжают жить их первичные названия.
Таким образом, в лексике татарского языка, в том числе и в отраслевой лексике, иноязычные заимствования занимают значительную часть и представляют богатейший материал для их систематизации и классификации.
Заимствования привлекают к себе внимание исследователей и ученых в области языкознания с середины ХХ в., так как появляется необходимость изучения их развития и упорядочивания, что имеет не только теоретический интерес, но и важное практическое значение. «На основании классификации может быть произведена оценка существующих иноязычных заимствований и в соответствии с требованиями точности терминологической системы и индивидуальной краткости каждого термина могут быть установлены критерии для решения вопроса о том, в каком виде (если в этом есть необходимость) должно производиться заимствование» [4].
Исследовательская работа, начатая в середине ХХ в. Д. С. Лотте по упорядочиванию иноязычных заимствований в русском языке на материале научно-технической терминологии, была продолжена на материале заимствований в других отраслях такими учеными, как Г. И. Пядусова, С. И. Коршунов и др. Ниже мы, основываясь на их научные работы и применив некоторые положения их исследований, проведем классификацию иноязычных названий овощей и фруктов в татарском языке.
1. Классификация по числу терминов для одного понятия
1.1. Одно понятие — один термин. К этой группе относится основная часть иноязычных заимствований названий овощей и фруктов. Они выражают свое прямое значение: банан, мандарин, авокадо, манго.
1.2. Одно понятие — несколько терминов. Данную подгруппу составляют термины-синонимы. Причиной возникновения терминов-синонимов среди названий овощей и фруктов в татарском языке следует считать проникновение для обозначения одного понятия нескольких иноязычных слов из разных языков-источников в разные периоды формирования лексики татарского языка. Например, для обозначения апельсина, винограда, граната, груши, персика, шиповника, современные названия которых в аналогичном звуковом комплексе заимствованы из европейских языков, в основном, в ХХ в., в более ранних периодах широко употреблялись слова арабо-персидского происхождения эфлисун, йвзем, анар, амрут, шэфталу, гвлэф. В силу того, что эти лексемы могут полностью заменить друг друга без ущерба выражению значения, назовем их абсолютными синонимами. Следует отметить, что вначале европейские заимствования вытеснили арабо-персидские, сейчас же наблюдается обратный процесс: арабо-персидские названия некоторых фруктов заменяют европейские заимствования. Но это характерно в большей степени для диалектов, нежели для литературного языка. Благодаря тому, что вышеперечисленные лексические единицы могут заменить друг друга, сохраняя одну и ту же семантику, они являются полноправными синонимами.
«Существование для какого-либо понятия двух или более терминов, если один из них в момент введения (в частности, путём заимствования) даже являлся полным синонимом другого, влечет за собою почти всегда сперва «ограничение» сферы применения, затем «ограниченность использования в качестве элемента» для построения составного термина (сложного слова, словосочетания) и, наконец, «сужение» его значения, «расширение» или «смещение» [4]. В нашем случае этот переход наблюдается в названиях '-врек — '-абрикос'-. Как видно из письменных источников, раньше лексема врек обозначала свежий плод абрикосового дерева (в узбекском языке и сейчас употребляется в данной семантике в форме yruk). В современном татарском языке для наименования того же плода широко употребляется слово абрикос, заимствованная из голландского языка посредством русского, а врек — высушенный плод абрикоса. Итак, значение ссузилось, их нельзя назвать абсолютными синонимами, обозначим их относительными синонимами.
Сложная связь между синонимами '-финик — '-хврмэ'-. Хотя эти фрукты являются плодами разных растений (финик — плод финиковой пальмы, хврмэ — ягода дерева хурмы), в татарском языке эти названия употребляются как полноправные синонимы. Есть ещё одно народное название ж, эннэт щимеше (букв. райская ягода). Хотя, в «Словаре полезных растений на двадцати европейских языках» [7] схожая ситуация зафиксирована и в других языках Европы (romina, shqipe). Если в русском языке оно получило название «финиковая пальма», то в латинском языке — Phoenix dactylifera L. Как видно, слово финик по своему звуковому составу похоже на своё латинское название. Видный учёный русского языкознания в области этимологии М. Фасмер в этимологическом словаре даёт следующее определение: «финик — дерево «Phoenix dactylifera» и его плод» и указывает, что оно из греческого языка [11. С. 195]. В других европейских языках этот же плод именовали, основываясь на второй компонент dactylifera: daddelpalme (dansk), Dattel-Palme (deutsch), palma datilera (espanol), palmier dattier (francais) и др.
Дерево, ягоды у которого похожи на немного сплюснутый помидор от яркооранжевого до золотисто-коричневого цвета с сохраняющимися увеличенными чашелистиками, в русском языке называется хурма восточная, в латинском -Diospyros kaki L. Родина хурмы — Восточная Азия (Китай, Япония). В упомянутом выше словаре Diospyros kaki L. также «хурма восточная, персимон». Там же мы видим, что в болгарском языке его название «райска ябълка», похожее на татарское ж, эннэт щимеше (ж, эннэт — рай, ж, имеш — плод, ягода). Похожее на хурму восточную дерево хурма кавказская (Diosporus lotus) в азербайджанском языке — xurma, xurnik. Его плоды более мелкие и на вкус совсем другие. Лексическая единица хврмэ в татарском языке, как нам кажется, обозначает ягоды именно этого растения. М. Фасмер отмечает: «хурма «фруктовое дерево «Diosporus lotus» и его плод» (Даль)», это слово принято из персидского языка [11. С. 285]. Для жителей Среднего Поволжья этот фрукт остается одним из самых красивых. И, возможно, поэтому в говоре деревни Корсун Ульяновской области для обращения к красивым женщинам используется метафора хурмэ абы-стай. В такой же семантике выступают чибэр абыстай (карсинский говор, букв. красивая женщина), элэк абыстай (кузнецский говор, букв. женщина, как ягодка).
Таким образом, финик и хврмэ плоды совершенно разных деревьев, а это значит, что они не могут быть синонимами и не могут взаимозаменять друг друга. Основываясь на то, что замена названий отражается на семантике, обозначим их неполноправными синонимами.
2. Классификация по признаку международности термина
Не все иноязычные заимствования едины для всех языков. Это можно определить, лишь сопоставив и сравнив названия в разных языках. Основным источником для этой цели выступает вышеупомянутый «Словарь полезных растений на
двадцати европейских языках», изданный под редакцией Л. Л. Балашева в 1970 г. Он включает в себя 476 видов главнейших культивируемых растений и древесных пород и 54 термина по морфологии растений на двадцати европейских языках. Из них 104 единицы относятся к названиям овощей и фруктов.
«Действительно международным термином (полная международность) можно назвать лишь такой термин, который полностью совпадает с терминами других языков и по его действительному значению и по звуковому составу» [4].
При отборе международных терминов были учтены следующие критерии:
— единое значение термина во всех языках-
— похожий звуковой состав и схожая форма-
— количество языков, в которых он употребляется.
Таким образом мы выделили 18 названий: абрикос, авокадо, ананас, банан, грейпфрут, лайм, лимон, лук порей, манго, мандарин, персик, редис, ревень, сельдерей, спаржа, томат/помидор, фейхоа, шпинат. Данные лексемы практически в том же виде (могут быть незначительные отличия в фонетическом обрамлении) и в той же семантике встречаются и в татарском, также в других тюркских языках, и в языках, относящихся к финно-угорской, славянской группам. Следует определить их полными международными терминами.
Также есть и похожие термины, когда семантика едина, а отличие проявляется в звуковом составе и в языковом разбросе. Такие названия овощей и фруктов именовали относительными международными терминами. Например: виноград, баклажан, груша, гранат, петрушка, кресс-салат, топинамбур/земляная груша/жир грушасы, хрен/керэн, померанец.
3. Классификация по способу заимствования
Основным критерием для классификации иноязычных заимствований по способу заимствования выступает такой признак, как заимствуются ли отдельные термины или же целые иноязычные формы построения терминов (слов, сложных слов, словосочетаний). В татарском языке при заимствовании названий овощей и фруктов используются оба способа. Если в языке-источнике название состоит из одного слова, то в татарском языке оно используется в таком же виде: айва, ананас, апельсин, банан, киви, крыжовник и др- если в языке источнике название состоит из нескольких компонентов, то в татарском языке оно может стать либо парным словом (кресс-салат), либо сложным словом (латук салат '-салат латук'-, чэчэкле кэбестэ '-цветная капуста'-, шалот суган '-лук шалот'-), либо однокомпонентным (хврмэ '-хурма кавказская'-, банан '-банан десертный'-).
В результате таких заимствований образованы синонимы топинамбур и ж, ир грушасы (букв. земляная груша). Для татарского языка оба являются заимствованиями. Первое — корневое слово, второе — калькированное сложное слово из русского языка '-земляная груша'-. Таким же способом образованы синонимы померанец — эче апельсин '-кислый апельсин'-. Данные термины следует обозначить как морфолого-синтаксические синонимы.
Таким образом, заимствованные названия овощей и фруктов в татарском языке имеют следующую классификацию:
1. По соответствию значений: 1) абсолютные синонимы (тат. абсолют си-нонимнар), у которых значения полностью совпадают- 2) относительные синонимы (тат. влешчэ синонимнар), у которых значения совпадают частично-
2. Исходя из взаимозаменяемости во всех случаях: 1) полноправные синонимы (тат. тулы хокуклы синонимнар) — 2) неполноправные синонимы (тат. тулы булмаган хокуклы синонимнар) —
3. По признаку международности: 1) полные международные термины (тат. тулысынча халыкара терминнар) — 2) относительно международные термины (тат. влешчэ халыкара терминнар) —
4. На основе конструктивного отличия: морфолого-синтаксические синонимы.
Литература
1. Биологический русско-татарский толковый словарь. Казань: Магариф, 1998. 655 с.
2. Бурганова Н. Б. О татарских народных названиях растений // Вопросы лексикологии и лексикографии татарского языка. Казань: Тат. кн. изд-во, 1976. С. 125−141.
3. Ганиев Ф. Э. Хэзерге татар эдэби телендэ CYЗьясалышы. Казан: Мэгариф, 2009.
4. Лотте Д. С. Вопросы заимствования и упорядочения иноязычных терминов и термино-элементов. М.: Наука, 1982. 144 с.
5. Рахимова Р. К. Терминология овощей в татарском языке // Проблемы лексикологии и терминологии татарского языка: сб. ст. Казань: ИЯЛИ, 1993. С. 36−50.
6. Саберова Г. Г. Названия растений в татарском литературном языке. Казань: ИЯЛИ, 1996. 130 с.
7. Словарь полезных растений на двадцати европейских языках / ред. Л. Л. Балашев. М.: Наука, 1970. 368 с.
8. Татар теленец ацлатмалы CYЗлеге: 0ч томда. Казан: Тат. кит. нэшр., 1977−1981.
9. Татар теленец зур диалектологик CYЗлеге. Казан: Тат. кит. нэшр., 2009. 839 б.
10. Фасеев Ф. С. Татар телендэ терминология нигезлэре. Казан, 1969. 200 б.
11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4 т. М.: Прогресс, 1987. Т. 4. 576 с.
АХМЕТОВА ЭНДЖЕ РАВИЛЕВНА — аспирантка отдела лексикографии, Институт языка, литературы и искусств имени Г. Ибрагимова, Академия наук Республики Татарстан, Россия, Казань (nice. endzhe@mail. ru).
AKHMETOVA ENDZHE RAVILEVNA — post-graduate student of Lexicography Department, Institute of Language, Literature and Arts named after G. Ibragimov, Academy of Science of the Republic Tatarstan, Russia, Kazan.
УДК 070: 316. 776
Л.А. БУДНИЧЕНКО ПОДТЕКСТ В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
Ключевые слова: публицистический дискурс, подтекст, кодирование, декодирование, дополнительные смыслы, коннотация, пропозиция, имплицитный смысл, импликации, эмоциональные явления, экспрессивные знаки препинания, контекст, ситуация, авторский подтекст и социальные оценки.
В настоящее время лингвисты признают факт существования в тексте языковых средств выражения скрытого смысла, т. е. я з ы к о в о й б, а з ы п о д т е к с т а. Категория подтекста тесно связана с синтаксисом, причем передача информации происходит не путем открытого выражения, а путем использования потенциальных значений синтаксических форм. В создании прагматического эффекта недосказанности, подразумевания, скрытого смысла способны участвовать и экспрессивные знаки препинания. Подтекст активно проявляется прежде всего в художественном и поэтическом дискурсах, где связан с индивидуальными смыслами. Публицистика также активно использует категорию подтекста, особенностью которого являются большая определенность при декодировании и социальная окрашенность.
L.A. BUDNICHENKO SUBTEXT IN MASS-MEDIA DISCOURSES
Key words: mass-media discourses, subtext, coding, decoding, additional meanings, connotation, proposition, implicit sense, implications, emotional phenomena, expressive punctuation marks, context, situation, author'-s subtext and social evaluations.
Nowadays linguists acknowledge the fact that in text there exist language means of expressing hidden meaning, i.e. the language base of subtext. The category of subtext is closely connected with syntax, and the communication of information is made possible not through explicit expression but through the use of potential meanings of syntactical forms.
The article shows that expressive punctuation marks can be used to create the pragmatic effects of understatement, implication and hidden meaning. Subtext manifests itself vividly, first of all, in fictional and poetic discourses, in which it is connected with individual senses.
Social and political journalism also uses the category of subtext, the peculiarity of which is a greater degree of distinctness when decoding social overtones.
Природу подтекста связывают с имплицитной, вербально не выраженной информацией. Отношение к подтексту как к скрытому смыслу, не имеющему выражения в языковой материи, давно перестало быть аксиомой. В настоящее вре-

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой