Проблема материнства и материнского воспитания детей в трудах представительниц российского женского движения конца xix – начала XX века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

66
ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
2013. Вып. 1 ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА
УДК 396.6 Л.А. Грицай
ПРОБЛЕМА МАТЕРИНСТВА И МАТЕРИНСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ В ТРУДАХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦ РОССИЙСКОГО ЖЕНСКОГО ДВИЖЕНИЯ конца XIX — начала XX века
Рассматриваются проблемы сути материнского воспитания детей в семье, а также ценностного выбора между материнством и общественной деятельностью, обозначенные в работах представительниц российского женского движения конца XIX — начала XX века. Изучается национальная концепция семейного устройства и ее постепенная трансформация в новых исторических условиях. Предлагается анализ путей решения проблемы совмещения женщиной материнства и общественного служения, предложенных в трудах А. С. Симонович, Л. К. Шлегер, Е. И. Тихеевой, Е. И. Конради, Е. Н. Водовозовой и М. М. Манасеиной.
Ключевые слова: женское движение, материнство, модель семейного устройства, трансформация семейных отношений, ценностный выбор между материнством и профессиональной деятельностью.
XIX столетие, безусловно, является уникальным периодом в истории нашего Отечества. Именно в это время получили свое развитие многие общественные идеи, не утратившие своего значения до сих пор.
Одной из таких идей стала проблема, получившая в научной литературе наименование «женский вопрос», суть которой сводилась к серьезным изменениям положения женщин в России.
Истоки этого явления прослеживаются еще во времена царствования Петра I, избравшего для России западный путь развития и превратившего свою страну в мощную империю. Вследствие преобразований великого царя семья в России была вписана в систему западноевропейских ценностей, характеризовавшихся постепенным разрушением строгих норм патриархальности. В первую очередь подобная модель семейного поведения была усвоена представителями дворянского сословия, а затем — к середине XIX в. — вошла в быт и остальных общественных классов России (в том числе и крестьянства, освобожденного благодаря реформе 1861 г. от крепостной зависимости).
Все это способствовало тому, что к середине XIX столетия русская патриархальная семья стала «сдавать свои позиции», постепенно приобретая некоторые черты эгалитарности, основными принципами которой, как известно, является равенство мужа и жены в распределении власти, либерализация детско-родительских отношений, свобода заключения и расторжения браков, приоритет интересов личности над интересами семейной общности.
Именно в это время в кругах российской интеллигенции возникает мощное общественное движение за «освобождение» женщин из-под власти семьи, предполагающее их активное включение в общественную деятельность через получение высшего образования и свободный выбор профессии. По мнению современных ученых, Т. А. Карченковой, М. Ю. Москалевой, Э. А. Павлюченко, В. И. Чумакова, О. А. Хасбулатовой, И. И. Юкиной, именно женское движение стало ключевой характеристикой представленного исторического периода.
По утверждению О. А. Хасбулатовой, к началу 60-х гг. XIX в. среди просвещенной интеллигенции начала складываться «идеологическая концепция о равноправии женщин». В ней можно выделить три составляющие: консервативно-патриархальную, либерально-демократическую и радикально-демократическую, или социалистическую [1].
Особую настойчивость в немедленном разрешении данной проблемы проявляли сторонники «левого» радикального революционного лагеря (Н.Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов, М. И. Михайлов и многие другие).
В частности, М. И. Михайлов («творец женского вопроса», по словам Н.В. Щелгунова) писал о женской эмансипации как одном из самых важных явлений своего времени. Он отстаивал мысль о необходимости полного равноправия женщин и мужчин как в семье, так и общественной деятельности, полагая, что только этим способом возможно достичь истинно нравственного, согласного с общим благом воспитания новых поколений [2. С. 301−309]. Соратник Михайлова, разделивший с ним каторгу Н. Г. Чернышевский, в своем знаменитом романе «Что делать?», ставшем своеобразным «учебником жизни» для революционно настроенной молодежи, предлагал читателям модель такой «новой» семьи, в которой женщина раскрепощена, вольна заниматься общественной деятельностью,
ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА 2013. Вып. 1
супруги независимы друг от друга, но при этом полны взаимного доверия, уважения и любви.
Другой известный публицист того времени Н. В. Щелгунов в своих «Письмах о воспитании» ставил необходимость решения женского вопроса на высочайший общегосударственный уровень, связывая его не только с эмансипацией самой женщины как личности, но и с необходимостью общедемократических преобразований в стране [3. С. 41−42].
Вскоре появились труды в этой области и самих представительниц прекрасного пола (как правило, это были молодые интеллигентки из городской среды), полагающих, что предназначение каждой из них заключается не только в супружестве и материнстве, но и в плодотворном общественном служении. Однако уже в этих сочинениях сразу же проявилась проблема необходимости разумного совмещения материнских, супружеских и профессиональных ролей, уготованных прогрессивно мыслящим женщинам эпохи.
Определение наиболее оптимальных путей решения данной проблемы в трудах представительниц российского женского движения конца XIX — начала XX в. и стало предметом нашего исследования.
Большое внимание разрешению данного вопроса уделяла в своих научных и публицистических работах («Практические заметки об индивидуальном и общественном воспитании маленьких детей», «О детском языке», «Сравнение периодов индивидуального развития ребенка с эпохами человечества», «Детский сад» и др.) Аделаида Семеновна Симонович (1840−1933), видная деятельница общественного движения 60-х гг. XIX в.
Симонович полагала, что предназначение женщины связано как с материнством, так и с реализацией в сфере профессии. «Женщина должна работать непосредственно не для одной семьи, а для всех» [4], — писала она. При этом Аделаида Семеновна (будучи сама матерью шестерых детей) считала, что полноценное материнство можно совместить с такой же полноценной трудовой деятельностью. При этом материнство Симонович ценила чрезвычайно высоко, в частности, в одной из своих работ она отмечала: «Первыми природными воспитателями являются родители, и по преимуществу в первое время жизни матери ребенка — мать- от матери исходит жизнь ребенка- от матери он получает первые ласки и улыбки, от матери он слышит первые звуки, слова и речи. Мать, будучи постоянно с ребенком, с самого рождения, знает лучше всех все его нужды, понимает его лучше и скорее других. Любовь детей к родителям, завязывающаяся таким образом, есть причина нравственного влияния матери на ребенка» [5. С. 389].
В то же время назначение материнства Симонович рассматривала как исполнение общественного долга, так как именно мать, по ее мнению, «должна воспитать у ребенка дух честности, самоотверженности & lt-… >- должна внушить ребенку те воззрения, которые заставят его всецело отдаться жизни и работать на общую пользу» [4]. Поэтому само материнское воспитание она считала не частным делом, а общественной обязанностью, для должного исполнения которой требуются соответствующие знания, подготовка и надлежащие материальные условия.
Также Симонович полагала, что всецелое материнское воспитание должно охватывать возраст ребенка от рождения до достижения им трех лет. После этого периода ребенок должен посещать детский сад, который, с одной стороны, будет способствовать его развитию, так как «от трех лет дальнейшее пребывание в семье оказывается уже вредно для ребенка, он нуждается в товарищах для игр и занятий» [4], а с другой — предоставит матери возможность работать. В частности, она писала: «Детский сад есть воспитательное заведение для малолетних детей от 3 до 7 лет без различия сословий, религии и пола. & lt-… >- Цель детского сада — физическое, умственное и последовательно нравственное развитие детей. Он дополняет, таким образом, недостаточное (по многим причинам) семейное воспитание и вместе с тем подготовляет ребенка к поступлению в школу. Поэтому детский сад есть связывающее звено между семьей и школой» [4].
Стремясь к воплощению своих идей в жизни, Аделаида Семеновна вместе с мужем в 1866 г. открыла в Петербурге первый в России платный детский сад для детей интеллигенции («лучший и разумнейший», по оценкам тогдашней прессы) и начала издавать журнал с одноименным названием. Позже при завершении деятельности этого детского сада в 1869 г. (из-за недостаточности средств) она открыла подобное заведение в Тифлисе, а 1886 г. основала при Калачаевской сельской школе в Тверской губернии первые детские ясли.
Из опыта своей деятельности Симонович сделала вывод о том, что пребывание ребенка в детском саду всецело идет ему на пользу («дети не чувствуют себя стесненными в детском саду- напротив, одни раньше, другие позже желают оставаться в нем больше времени, чем положено, и с нетерпением ожидают другого дня, чтобы опять поспешить туда» [6]). Однако, оценивая тридцать лет сво-
68
Л.А. Грицай
2013. Вып. 1 ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА
ей работы на этом поприще, она вынуждена была признать: «У нас, в России, детские сады не привились. В то время как столицы Западной Европы считают тысячами детей, посещающих детские сады, и маленькие города изобилуют подобными учреждениями, у нас в столицах едва две-три сотни детей посещают детские сады, а в провинции они почти совсем отсутствуют» [7. С. 3].
Таким образом, Аделаида Семеновна Симонович полагала, что материнское воспитание детей необходимо совмещать с общественным, оказывая поддержку семье через систему детских дошкольных учреждений, которые одновременно способствовали бы всестороннему развитию ребенка, облегчали бы материнский труд и предоставили бы многим женщинам возможность самим работать «детскими садовницами», то есть воспитательницами в создаваемых дошкольных учреждениях.
С позицией Симонович были солидарны и другие представительницы общественного женского движения. В частности, Елизавета Ивановна Тихеева (1866−1944), известный ученый, педагог-методист обосновывала в своих трудах идею единства и преемственности воспитания детей в семье, детском саду и школе. Уделяя большое внимание роли матери в семейном воспитании, тем не менее Елизавета Ивановна в своей книге «Современный детский сад, его значение и оборудование» полагала, что посещение данного дошкольного учреждения для ребенка необходимо. В частности, она отмечала, что это не только позволит работающим женщинам (особенно из беднейших слоев населения) спокойно трудиться, зная, что их дети находятся под присмотром, но и будет способствовать наиболее гармоничному развитию личности каждого ребенка. Следовательно, в посещении детских садов, по мнению Тихее-вой, нуждаются дети всех сословий: от рабочего класса до дворянства. В частности, Елизавета Ивановна отмечала, что в современных ей семьях многое «неблагополучно — от начала до конца. & lt-… >- Ждать от этой семьи проведения в жизнь правильного воспитания в ближайшее время, конечно, не приходится». Поэтому «детский сад, организованный соответственно всем рациональным требованиям, — необходимейший помощник семьи в деле воспитания и обучения детей» [8].
Взгляды Е. И. Тихеевой разделяла Луиза Карловна Шлегер (1863−1942), педагог, посвятивший многие годы своей жизни организации системы дошкольного воспитания. Шлегер, с 1905 г. руководившая народным детским садом, открытым в Москве педагогическим обществом «Сетлемент», вела активную работу по пропаганде дошкольного воспитания, включавшую в себя преподавательскую деятельность (в 1914—1915 гг. она вела курс «Практическая работа в детском саду» при народном университете имени А. Л. Шанявского для подготовки будущих воспитательниц), издание методических трудов («Материалы для бесед с маленькими детьми»), а также выступления на педагогических конференциях и семинарах.
Поэтому не вызывает удивления тот факт, что детские сады (как платные, так и общедоступные) в те годы организовывались, как правило, по инициативе женщин.
К наиболее известным из них относились детское училище Е. П. Залесской, состоявшее из детского сада и элементарной школы, платный детский сад при частной гимназии М. Х. Свентицкой, детские сады М. А. Оксаковской, Н. С. Трескиной и многие другие. Широкое распространение получили детские сады семейного типа, обслуживавшие от 5 до 8 детей (детские сады А. О. Розенберг, Е. А. Дмитриевой и другие). Более того, помимо обычных детских садов, открывались и специализированные дошкольные заведения- так, в 1900 г. по инициативе Ф. А. Рау в Москве был открыт первый платный детский сад-пансион для глухонемых детей, там же в 1902 г. открылся французский детский сад А. В. Левицкой, а в 1911 г. — еврейский детский сад А. Г. Вербловской [9].
Однако не все представительницы женского общественного движения конца XIX — начала XX в. отдавали однозначное предпочтение системе дошкольных учреждений (как, впрочем, и надзору за детьми домашних слуг: «нянек» и гувернеров) в качестве альтернативы материнскому воспитанию, позволяющей замужней женщине с детьми, помимо семьи, трудиться и на профессиональном поприще.
В частности, Евгения Ивановна Конради (1838−1898) — известный журналист, публицист и педагог — в своей знаменитой в те годы работе «Исповедь матери» (1876), в содержание которой вошли ее размышления об опыте воспитания собственных детей и взгляды на роль матери в семье, отдавала большее предпочтение семейному, а не общественному дошкольному воспитанию. Как полагает Г. В. Гнайкова, «Е. И. Конради следует рассматривать как сторонницу семейного дошкольного воспитания. & lt-… >- Она стояла несколько в стороне от развивавшегося в те годы в России движения за общественное дошкольное воспитание, не принимала практического участия в пропаганде идеи детского сада. Сама Е. И. Конради мотивировала это тем, что, признавая ценность общественного воспитания, она была неудовлетворена содержанием воспитательной работы русских детских садов, так как они были, по ее мнению, копией заграничных образцов и не соответствовали условиям русской жизни» [10. С. 41].
Проблема материнства и материнского воспитания. ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА
При этом Е. И. Конради всей своей просветительской и педагогической деятельностью отстаивала идею женского равноправия, в том числе и в вопросах образования и выбора профессии. Цель высшего образования она видела, с одной стороны, в необходимости личностного развития женщины-матери, сообщения ей знаний, позволяющих всесторонне воспитывать своих детей, а с другой — в возможности для женщины посвятить себя не только узкому кругу семьи, но и общественной деятельности на благо многих людей. Например, в серии статей в газете «Неделя» (1869 г. № 10, 17 и др.), выступая за открытие курсов для женщин, Конради прямо определяла их задачу как просвещение женщин, «обремененных семьей и заботой о насущном хлебе», поскольку именно они «держат в своих руках судьбы будущих поколений». Ставить вопрос иначе, подчеркивала Евгения Ивановна, «значит махнуть рукой на участь всего женского вопроса и многих других великих вопросов, с которыми он связан» [11].
Как свидетельствуют труды Евгении Ивановны Конради, ценность материнского призвания женщины она ставила чрезвычайно высоко, рассматривая его как вид общественного служения. Неудивительно, что второе издание ее книги «Исповедь матери» (1883) носило название «Общественные задачи домашнего воспитания. Книга для матерей». По ее мнению, мать со свойственными ей терпением и любовью к своим детям является для них не только примером поведения, но и посредником между ними и окружающим миром. Именно мать способствует становлению процесса социализации детей, привитию им основ нравственности и гражданского сознания.
Отметим также, что Е. И. Конради придавала большое значение непосредственному участию матери в воспитании своих детей. Она отрицательно относилась к традиции, сложившейся во многих русских обеспеченных семьях, согласно которой дети почти с самого рождения передавались на руки наемным воспитателям: кормилицам, нянькам и гувернанткам. Евгения Ивановна назвала подобную практику «многосерийной ссылкой», не способной научить взрослеющего ребенка ничему доброму [12. С. 44].
Таким образом, Конради ставила перед матерями задачу вырастить достойных граждан своей страны, выбирая в качестве приоритета не национально-религиозный, а общечеловеческий нравственный идеал. Как полагают исследователи ее творчества, целью материнского воспитания Евгения Ивановна считала формирование личности «здорового человека с твердой волей, с сильным великодушным характером, умственно и нравственно развитого» [10. С. 74]. Именно такой человек будет считать своим долгом выполнение обязанностей семьянина и гражданина, а смысл жизни видеть в служении народу.
Следовательно, в своих работах Конради пишет не о конфликте ценностей материнства и общественного служения женщины, а пытается обосновывать возможность их совмещения, утверждая, что замужняя женщина имеет возможность так распределить свое время, чтобы несколько часов в сутки употребить для себя, для своего развития, «для систематического чтения, которое ей необходимо, если она рассчитывает взяться сама за первоначальное образование своих детей, для занятия какой-нибудь профессией, которая даст ей возможность снять с плеч мужа некоторую долю забот о прокормлении семьи, для служения тому обществу, среди которого она живет, не в одних тесных пределах семейного круга, словом, для такого рода деятельности, которая позволила бы ей считать себя полноправною активною единицею, органически связанною с окружающей ее средою, а не пустым балластом и не подневольным батраком» [12. С. 47].
Как считает В. Л. Погребная, Е. И. Конради, в отличие от более радикальных представительниц феминистских кругов, стремящихся освободить женщину от семьи и обязанности быть матерью, являлась сторонницей идеи особого предназначения женщины в мире. Признавая материнство как важнейшее призвание всех представительниц прекрасного пола, Конради в тоже время полагает, что мать своим трудом должна служить всему обществу и видеть смысл своей жизни не только в заботах о членах своей семьи, но и всех окружающих людях. Она должна учиться, трудиться, быть полноправным членом общества [13].
Подобной же позиции придерживалась Елизавета Николаевна Водовозова (1844−1923), ученица К. Д. Ушинского, детская писательница и педагог, которая когда-то в своей очень известной работе «Умственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста» (ныне, к сожалению, ставшей библиографической редкостью) отдавала предпочтение семейному, а не общественному воспитанию детей дошкольного возраста, считая, что оно гораздо больше может дать им, чем пребывание в детском саду [14].
Однако сама Елизавета Ивановна (так же как и Е.И. Конради) была сторонницей идеи женского образования и профессиональной занятости, полагая, что роль женщины нельзя сводить только к выполнению воспитательных функций.
Л.А. Грицай
ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. ПЕДАГОГИКА
Позицию Е. И. Конради и Е. Н. Водовозовой во многом разделяла другая представительница женского движения — доктор медицины, писательница Марья Михайловна Манасеина (1842−1903). Ее перу принадлежит целый ряд научных и популярных работ по медицине, физиологии, педагогике, в том числе фундаментальный труд «Основы воспитания с первых лет жизни и до полного окончания университетского образования» (1894−1899), в котором автор поставила перед собой задачу рассмотреть процесс непрерывного воспитания ребенка от рождения и до зрелости, анализируя различные стороны воспитания: физическое, нравственное, религиозное и умственное, семейное и общественное.
К сожалению, в советские годы данный труд Марьи Михайловны был незаслуженно забыт, вероятнее всего, из-за первой книги, посвященной вопросам религиозного воспитания детей.
Одна из частей этого многотомного здания называется «Об общем образовании и женском вопросе». В ней Манасеина рассматривает широко обсуждаемую в те годы в обществе проблему необходимости образования женщин и их предназначения в мире. По ее мнению, женщина не должна во всем стремиться быть равной мужчине и подражать ему, ее призвание заключается в осуществлении особой миссии, своеобразном всецелом материнстве, которое распространяется не только на собственных детей, но и на всех людей [15].
Следовательно, по мнению О. А. Беляновой, Манасеина «обосновывает идеи специфики мужского и женского культурного соответствия, мужского и женского образования. Она также считает, что женщина должна быть образованной никак не менее, чем мужчина, хотя бы потому что „первым критиком каждого произведения мужчины должна быть та женщина, которую данный мужчина избрал себе в подруги жизни, все одно, какой бы специальной деятельностью он не занимался“» [16].
Таким образом, мы можем сделать следующие выводы.
1. Проблема материнского воспитания детей и связанный с ней вопрос о ценностном выборе между материнством и общественной деятельностью находят свое воплощение в трудах представительниц российского женского движения конца XIX — начала XX в. Однако, как свидетельствуют исторические источники, данные проблемы не рассматривались ими в качестве наиглавнейших, скорее, приоритетное значение (и освещение в литературе) получили вопросы научного обоснования «равенства» мужчин и женщин, необходимости предоставления женщинам тех гражданских прав, которыми обладали мужчины.
2. Работы рассмотренных нами представительниц женского движения указанного периода свидетельствуют, что научному и публицистическому творчеству многих из них (за исключением только М. М. Манасеиной и отчасти Е.И. Тихеевой) был свойственен отход от традиционной религиознонациональной модели семейных отношений, предполагавшей сосредоточение женщины на семейной и религиозной жизни. При этом никому из них не были свойственны крайние феминистские взгляды, отрицавшие материнство как природное и социальное призвание женщины. Напротив, и А. С. Симонович, и Л. К. Шлегер, и Е. И. Тихеева, и Е. И. Конради, и Е. Н. Водовозова, и М. М. Манасеина высоко ценили материнство, но рассматривали его не только как личное, но и как общественное служение женщины на благо всего социума. Поэтому в своих сочинениях они предлагали новый взгляд не только на положение женщины, но и на материнство, связывая проблемы женской эмансипации с вопросами нравственного совершенствования общества.
3. В трудах данных представительниц российского женского движения мы можем увидеть два взгляда на дошкольное общественное воспитание. Первый из них, обозначенный в работах А. С. Симонович, Л. К. Шлегер и Е. И. Тихеевой, рассматривал систему общедоступных детских садов как важное достижение современной жизни и наиболее приемлемое решение для работающих замужних женщин проблемы совмещения их материнского и профессионального призваний. Второй, представленный в сочинениях Е. И. Конради, Е. Н. Водовозовой, М. М. Манасеиной, не отрицал определенного положительного влияния детских садов на социальное развитие ребенка, однако большее предпочтение отдавал материнскому домашнему воспитанию детей.
При этом сторонницы и того, и другого направления выступали за широкое образование женщин, предполагая, что образованность матери и ее профессиональные знания и умения выступают как одно из положений, лежащих в основе эффективности материнского воспитания.
Таким образом, мы можем заключить, что в рассмотренных нами работах представительниц российского женского движения конца XIX — начала XX в. преобладает оптимистический взгляд на возможность полноценного совмещения женщиной профессиональной деятельности на благо общества и ее материнского долга. И что особенно важно, в это верили сами российские женщины — сторонницы идеи социально-политической эмансипации.
ФИЛОСОФИЯ. СОЦИОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ. M^AT ОГИКЛ 2013. Вып. 1
СПИСОК ЛИТЕРAТУРЫ
1. Хасбулатова О.A. Эволюция российской государственной политики в отношении женщин: обзор исторического опыта дореволюционного периода II Гендерная реконструкция политической системы: сб. тр. I под ред. H.M. Степановой [и др.]. СПб.: ИСПГ-Aлетея, 2003.
2. Ыихайлов Ы. Л. Женщины и их воспитание и значение в семье и обществе II Утопический социализм в России. M.: Политиздат, 1985. С. 301−309.
3. Щелгунов И. В. Письма о воспитании II Иеделя. 1873. № б. С. 41−42.
4. История педагогики: учеб. пособие для дошкольных пед. училищ I под ред. Ы. Ф. Шабаевой. 3-е изд., испр. и доп. M.: Учпедгиз, 1961. 380 с.
5. Симонович A. Q Кто может быть воспитателем? II Детский сад. 1867. № 11−12. С. 389−398.
6. Симонович A. C Первые посещения детского сада II Дошкольное образование. 2009. № 17.
7. Aромштам M. Шчало начал: к истории дошкольной педагогики в России II Библиотечка «Первое сентября». Сер. Дошкольное образование, 2007. № 18. С. 2−3.
8. История дошкольной педагогики: учеб. пособие для студентов пединститутов I под ред. Л. К Литвина.
M.: Просвещение, 1989. 352 с.
9. Белая К., Волобуева Л. Из истории дошкольного воспитания в Ыоскве II Дошкольное образование. 2004. № 16.
10. Гнайкова Г. В. Ценности материнского воспитания в педагогическом наследии Е. И. Конради: дис. … канд. пед. наук. Волгоград, 2004. 207 с.
11. Зачем женщине образование? URL: http: IIgslapshina. ruI? page_id=225
12. Конради Е. Исповедь матери. СПб.: Тип. A.M. Котомина, 1876. 672 с.
13. Погребна В. Л. Проблеми фемінізму в російській критиці і романах письменниць другої половини ХІХ сто-
ліття: автореф. дис. … д-ра філол. наук. Київ, 2004. 38 с.
14. Водовозова Е. К Умственное и нравственное воспитание детей от первого проявления сознания до школьного возраста: книга для воспитателей. СПб., 1913. 253 с.
15. Ыанасеина M.M. Об общем образовании и женском вопросе II Основы воспитания с первых лет жизни до окончания университетского образования. СПб., 1897. Вып. 1−5.
16. Белянова О А. Проблемы образования мужчины и женщины в трудах К. Д. Ушинского, M.M. Ыанасеиной, в опыте работы школы Е. С. Левицкой в Царском Селе: материалы Покровских чтений 2001−2003 гг. URL: http: IIwww. nravstvennost. infoIlibraryInews_detail. php? ID=4902
Поступила в редакцию 08. 03. 13
L.A. Gritsay
The problem of motherhood in the works of representatives of the Russian women’s movement in the late XIX -early XX centuries
The article considers the problem of mother'-s upbringing children in the family and the problem of choice between motherhood and social activities in the works of representatives of the Russian women'-s movement in the late XIX -early XX centuries. The national concept of the family unit and its gradual transformation under new historical conditions are also being studied. We analyze the ways to solve the problem of combining motherhood and social career on the basis of writings by A. Simonovich, L. Shleger, E. Tikheeva, E. Konradi, E. Vodovozova and M. Manaseina.
Keywords: feminine movement, motherhood, model of family structure, transformation of family relations, value choice between motherhood and professional activity.
Грицай Людмила Aлександровна, кандидат педагогических наук, доцент
Рязанский заочный институт (филиал) ФГБОУ ВПО {Московский государственный университет культуры и искусств"
390 023, Россия, г. Рязань, ул. Ленина, 1I70 E-mail: usan82@gmail. com
Gritsay L.A. ,
candidate of pedagogical science, associate professor
Correspondence Ryazan institute (branch) of Moscow State University of Culture and the Arts 390 023, Russia, Ryazan, Lenina st., 1/70 E-mail: usan82@gmail. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой