Экология как наука о природе и/или окружающей среде: экологические концепции взаимодействия человека и природы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Симоненко Наталья Ивановна, НОУ ВПО СИМЭБ «Планета», город Сургут
Экология как наука о природе и/или окружающей среде: экологические концепции взаимодействия человека и природы
Какую именно «природу» исследователи имеют в виду в случае экологии и чем это понимание отличается от иных наук и социальных практик, а переопределить сам предмет этой области знания. Задача такого переопределения не будет авторской находкой: ведь оговаривалось выше, что определение экологии как науки о существовании природных систем и взаимодействии человека и природы является лишь самым грубым приближением и максимально широкой перспективой.
Researchers mean which «nature» in case of ecology and than this understanding differs from other sciences and social an expert, and to redefine a subject of this area of knowledge. The problem of such redefinition won'-t be an author'-s find: after all made a reservation above that ecology definition as sciences about existence of natural systems and interaction of the person and the nature is only the most rough approach and as much as possible wide prospect.
Ключевые слова
Природа — материальный мир Вселенной, в сущности — основной объект изучения науки.
Экология — (от др. -греч. оікод — обиталище, жилище, дом, имущество и Лоуод — понятие, учение, наука) — наука об отношениях живых организмов и их сообществ между собой и с окружающей средой.
The nature — the Universe material world, in effect — the basic object of studying of a science.
Ecology — a science about relations of live organisms and their communities among themselves and with environment.
Вопрос о месте и роли экологического знания в системе наук, обыденного знания и социальной практики деятельности человека, это, прежде всего, вопрос о
1
том, что изучает экология. Необходимо сказать, что ответ на этот вопрос далеко не столь однозначен, сколь представляется исходя из программ образования, принимаемых концепций устойчивого развития и государственной политики.
В ракурсе максимального обобщения экология предстает как наука о существовании природных систем и взаимодействии человека и природы. Однако столь широкая перспектива обозрения не дает действительного результата. Понятие природа не имеет не только единого определения, но и понимания лигво-когнитивного концепта1. Хотя данный факт (проблема фрагментации и противоречивого понимания концепта «природа»), в лучшем случае не осознается, в худшем случае же — не признается большинством ученых. А. В. Ахутин, в исследовании, посвященном понятию «природа» в различных социальноисторических общностях, пишет: «Природа по своему смыслу понимается как внеисторический предмет познания. Знания, добываемые человеком по мере освоения природы, растут, изменяются, может быть, даже перестраиваются их систематическая связь и способ использования, но то, о чем эти знаний, -неизменно"2
Так ли это в действительности? «Что в самом деле определяет единый смысл идеи природы хотя бы в пределах самого естествознания? Каким образом разные научные дисциплины соотносятся с одной идеей природы? Если мы говорим, что науки различаются по предмету, выделяемому ими в природе, то, во-первых, каким образом эти предметы выделяются в неделимой целостности природы? А во-вторых, как и где сводятся знания разных наук о разных предметах в знание об одной природе? Иными словами, как соотносятся природа — этот единый предмет естествознания — и различные предметы научных дисциплин?»
Отдельное понимание концепта природа и природы как категории, максимально общего, универсального понятия, свойственно философии.
1 Автор будет исходить из того, что мышление и язык неразрывно связаны и отражаются друг в друге. Проблема «перворожденности» мышления или языка является одной из неразрешенных в современных теориях антропогенеза и поэтому мы будем исходить из того, что лингвистический концепт является выражение концепта мышления, а концепт мышления может возникнуть только внутри определенного языка.
2 Ахутин, А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). — М.: Наука, 1988. — 208 с. — с. 4
3 Ахутин, А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). — М.: Наука, 1988. — 208 с. -с. 17
2
Автор не может в такой ситуации не задаться вопросом: о какой природе идет речь?
««Природа» древнегреческого мыслителя, «природа» римского натуралиста, «природа» натуральной магии XVI в. и «природа» физика-теоретика XVII в. — не просто разные понимания одного и того же предмета или разные отношения к нему. Речь идет о совершенно разных предметах. Понять каждый из них — значит субстанционально различить их, и формой такого различающего понимания в современной культуре & lt-… >- может быть именно форма историко-культурного
4
исследования»
Поэтому наиболее экономичным способом будет не уточнять, какую именно «природу» исследователи имеют в виду в случае экологии и чем это понимание отличается от иных наук и социальных практик, а переопределить сам предмет этой области знания. Задача такого переопределения не будет авторской находкой: ведь оговаривалось выше, что определение экологии как науки о существовании природных систем и взаимодействии человека и природы является лишь самым грубым приближением и максимально широкой перспективой.
«Экология до недавнего времени занималась в основном биологическими проблемами содружества живых организмов со своей средой обитания. Сегодня & lt-… >- круг проблем значительно расширился, а главным назначением этой науки стало изучение общих закономерностей взаимоотношений природы и общества и установление особых правил и нормообеспечения экологической безопасности"5. В определении сущности экологии, предложенном Б. А. Адамовичем на наш взгляд допущена существенная ошибка: от конкретного содержания («биологические проблемы содружества живых организмов со своей средой обитания») он переходит к абстрактному содержанию («общие закономерности взаимоотношений природы и общества. «) и тем самым «размывает» предмет знания экологии. Кроме всего прочего, данное определение использует термин «содружество», который предполагает обоюдную субъектность взаимодействующих сторон. Среда обитания
4 Ахутин, А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). — М.: Наука, 1988. — 208 с.
5 Адамович, Б. А. Социальная экология / Б. А. Адамович, А. В. Вестяк, В. П. Кучеров. — Москва: Моск. Авиац. ин-т: РАУ-Ун-т, 2002. — 239 с. — с. 5−6
3
(безусловно, включающая в свое понятийное пространство совокупность всех субъектов) сама по себе субъектом не является. Поэтому термин «содружество» возможно применять лишь в следующем контексте: взаимодействия содружества живых организмов в среде обитания. Даже в таком виде, впрочем, этот термин не удовлетворяет наблюдаемой биоприродной реальности: механизмы конкурентной борьбы за существования противоречат семантическому содержанию понятия «содружества». И его приходится заменить либо на понятие множества, либо на понятие «система»
После этого уточнения, казалось бы, удовлетворительное решение найдено. Однако и здесь нас ожидает когнитивная «ловушка». «Среда организма состоит из всех влияющих на него внешних факторов и явлений — как физических и химических (абиотических), так и связанных с наличием других организмов (биотических)"6. Получается, что экология занимается изучением взаимодействия множества живых организмов и среды обитания, частью которой является множество живых организмов. Подобное допущение приводит нас к очередной переформулировке: экология занимается изучением функционирования среды обитания любого живого организма в интересах исследования условно выделяемого из всего их множества, которое является компонентом этой среды. Такое определение громоздко и замыкается само на себя, оно не может устраивать ученого-исследователя самим фактом условного выделения. Оно пригодно только для решения частных задач, но никак для универсального определения экологии.
Однако вместе с тем, необходимо отметить его несомненный положительный момент: это использование термина «среда обитания». Альтернативой ему является термин «окружающая среда». Хотя оба этих термина имеют нейтральную окраску (о ситуации положительной эмоциональной окраски содержания термина «экология» автор будет говорить ниже), они, на наш взгляд, принципиально различаются.
«Средой обитания можно назвать совокупность факторов окружающей среды, формирующихся в жилом и рабочем пространстве и воздействующих на человека.
6 Бигон, М. Экология. Особи, популяции и сообщества: в 2 т. [Текст] / М. Бигон, Дж. Харпер, К. Таунсенд — Пер. с англ. под ред. А. М. Гилярова. — Москва: Мир, 1989. — 667 С. — с. 10
4
В совокупность факторов входят:
— микроклимат, акустические шумы, вибрации, электромагнитные излучения, включая свет, ионизирующие излучения-
— газовый состав воздушной среды и количество вредных химических веществ, выделяемых оборудованием, синтетическими материалами, лакокрасочными покрытиями и людьми-
— микроорганизмы на коже человека, поверхностях оборудования, в воздухе, воде и пище-
— условия размещения людей, формы и размеры помещений с учетом антропометрических, биомеханических и психологических данных человека, цветовой климат, режим труда и отдыха, условия хранения, приготовления и приема пищи и воды, санитарно-гигиенические условия, одежда, средства оказания медицинской помощи"7. Конечно, данное определение давалось именно для человека, однако оно универсально применимо для всех живых существ. Мы внесем единственную поправку: среда обитания — это не факторы (причины, движущие силы чего-либо), это множество явлений (то или иное выражение предмета, формы его существования), которые связаны взаимовлияниями и только потому и только опосредованно являются «факторами».
Следуя логике Ж. Бодрийяра, понятие «окружающая среда» подразумевает
о
«смерть природы» и исключение из нее человека. Данный тезис можно расширить и это будет иметь свой смысл, ведь «культура во многом имеет филологическую детерминированность, человек обладает уникальным способом — филологическим освоением мира… «9. Само использование словосочетания (как цельного термина, но все же изначально — именно словосочетания) «окружающая среда» подразумевает произвольное выделение некоего объекта, вокруг и для которого эта среда существует. Объект по отношению к этой среде «исключителен», он не является ее частью, выделен из нее. Если это выделение условно, в целях удобства научного
7 Адамович, Б. А. Социальная экология [Текст] / Б. А. Адамович, А. В. Вестяк, В. П. Кучеров. — Москва: Моск. Авиац. ин-т: РАУ-Ун-т, 2002. — 239 с. — с. 33−34
8 Бодрийяр, Ж. К критике политической экономии знака / пер. с фр. Д. Кралечкин. — М.: Академический проект, 2007. — 335 с. — (Философские технологии). — с. 288−289
9 Рядинских, Л. В. Формы и приемы коэволюции культур: автореферат дис. … кандидата философских наук: 09. 00. 13 / Любовь Васильевна Рядинских. — Ростов-на-Дону, 2006. — 26 с. — с. 22
5
исследования, то тогда это разумно и резонно. Однако, например, выделение человека из окружающей среды претендует не на гносеологический, а онтологический статус. Само понятие о человеке как о единственном и исключительном существе, обладающем свойством разумности, подразумевает его онтологическое выделение (исключение) из окружающей среды биологического свойства. Таким образом, термин «среда обитания» представляется нам более точным и верным термином.
Наконец, у нас есть последняя альтернатива, которая подразумевает определенный «возврат к истокам» в трактовке понятия «экология» и экологического знания: «Само слово («экология» — примечание мое, Н. С.) восходит к греческому «ойкос» — «дом», «жилище», поэтому экологию можно трактовать как изучение «домашней жизни» живых существ"10
Универсальную применимость концепта «дом» для «окружающей среды» обосновать будет сложно: поскольку, как автор уже отмечал выше, конкурентные отношения (впрочем, кооперативные — также) будут неотъемлемой частью этого «дома». «Среда обитания» — вновь оказывается более точным понятием. Но (!) к пониманию экологии как изучению «домашних» отношений организмов нам придется вернуться, в контексте рассмотрения проективной экологии как способа решения проблем глобального экологического кризиса.
С учетом, всех сделанных уточнений, мы будем понимать экологию как науку об отношениях и взаимовлияниях живых организмов и среды их обитания.
Тогда у нас выстраивается несколько типов таких отношений:
Живой организм — живой организм (с учетом влияний среды)
Живой организм — живой организм (без учета влияния среды)
Живой организм — среда обитания.
В последнем случае влияние будет иметь двусторонний, но ассиметричный характер: среда обитания, очевидно, с учетом исторического процесса эволюции будет иметь большее влияние на конкретный организм, чем он на нее. Следует
10 Бигон, М. Экология. Особи, популяции и сообщества: в 2 т. [Текст] / М. Бигон, Дж. Харпер, К. Таунсенд — Пер. с англ. под ред. А. М. Гилярова. — Москва: Мир, 1989. — 667 С. — с. 10
6
помнить и о том, что первые два типа отношений выделяются условно (ведь иные, лежащие вне фокуса исследовательских интересов живые организмы сами есть часть среды обитания).
При этом экология имеет свои уровни «масштабирования» или «детализации» знания и процедур его получения. Как пишет М. Бигон, «экология занимается тремя уровнями: отдельными особями (индивидуумами), популяциями (состоящими из особей одного вида) и сообществами (состоящими из более или менее обширного набора популяций)"11. Правда, из этой классификации уровней изучения экологических отношений выпал наиболее верхний — планетарный уровень. Отказаться от его рассмотрения невозможно: отдельные сообщества не могут существовать в «вакууме» — они равным образом соседствуют с другими и включены в глобальное пространство биосферы, зависимы даже не только от планетарного уровня, но и космического (потоков излучений, гравитационных влияний и пр.).
Определив, таким образом, суть экологии мы должны разобраться, какое место она занимает в структуре научного знания и — что, на авторский взгляд даже более важно — в реальной повседневности и перспективах исторического существования людей.
Вне всякого сомнения, экология является интегративной научной дисциплиной, которая включает в себя частные достижения и обобщающие концепции геологии, биологии, химии и др. наук. Однако этим ее роль в общей структуре научного знания не исчерпывается. «В условиях экологического кризиса быстро развивается процесс экологизации отдельных научных дисциплин, сопровождающихся ускоренным развитием междисциплинарных исследований, а собственно экология, изучающая механизмы природного равновесия, вошла в число приоритетных по общественному значению научных дисциплин». Спорить с данным тезисом сложно (да и нужно ли?), однако мы хотели бы обратиться к достаточно интересной ситуации, связанной со «сквозным» распространением экологических знаний.
11 Бигон, М. Экология. Особи, популяции и сообщества: в 2 т. [Текст] / М. Бигон, Дж. Харпер, К. Таунсенд — Пер. с англ. под ред. А. М. Гилярова. — Москва: Мир, 1989. — 667 С. — с. 10
12 Сосунова, И. А. Социально-экологическая напряженность: методология и методика оценки // Социс. 2005. — с. 9596
7
Одним из первых комплексных исследований, в которых рассматривались проблемы глобального экологического влияния человека и системная картина развития мира, была работа Джея Форрестера «Мировая динамика». Созданная в рамках программы прогнозирования будущего человеческой цивилизации, инициированной Римским клубом, «модель-1» базировалась на идеях системного подхода, системотехники и глобального моделирования. Одна их ключевых концепций кибернетики, которая была применена при создании форрестеровской модели — это идея «обратной связи». Ее суть можно пояснить на примере цепной ядерной реакции: следствие распада атома (нейтрон, обладающей высокой энергией) становится причиной распада следующего атома. Цепная реакция является частным случаем самоподдерживающейся и ускоряющейся реакции, которая протекает благодаря явной обратной связи. Схемы обратных связей могут быть гораздо более сложными, особенно, если мы рассматриваем многофакторную систему.
Дж. Форрестер и его многочисленные последователи (часть из которых являлась одновременно его критиками) реформировали представление о глобальной экологии и следствиях человеческой деятельности. Их заслугой стало формирование обратной связи между проявлениями экологического кризиса и человеческой деятельности по их нейтрализации. Эта связь является обратной по отношении к прямой, существование которой отмечается целым рядом авторов: «наблюдается все более полная связь между действиями человека, способами освоения природы и ее состоянием & lt-… >- Природа ныне уже не может быть мыслима вне взаимодействия с обществом, вне учета его состояния, степени рационализации принимаемых
…. 14
решений и реальной деятельности человека, их последствий».
Мы говорим именно о нейтрализации и именно о проявлениях экологического кризиса, поскольку упреждение причин развития экологического кризиса возможно только в условиях наличия прямой связи между экологическим знанием и человеческой деятельностью. Однако высказанный только что тезис не встречает
13 Форрестер, Д. Мировая динамика: Пер. с англ. / Д. Форрестер. — М.: ООО «Издательство АСТ" — СПб: Terra Fantastica, 2003. — 379, [5] с. — (Philosophy)
14 Краснов, Е. В. Кривошеев, В. В. Социальная экология: от науки к реальности // Социс. — 2006. — с. 2
8
понимания в политических кругах (ответственных за принятие соответствующих решений) и более того, в явном виде не был сформулирован вообще.
Фон для поиска иных решений проблемы отношений человека и природы образуют экологические и социальные прогнозы. «Человек должен понять, что беспредельно эксплуатировать ресурсы природы нельзя & lt-… >- [6] Критические точки экологического процесса лежат на границах урбанизированных сред обитания [15] & lt-… >- XXI век либо приведет к всеобщему хаосу, либо к рождению новой эпохи антропогенеза [17] & lt-… >- Необходимо искать компромисс между урбанизацией общества и его условиями жизни в образовавшейся тысячелетиями среде обитания» [189] 15
Поэтому исключением из ситуации недопонимания задач экологического знания по упреждению экологического кризиса, а не борьбы с его последствиями, является ряд проективных экологических концепций, которые мы обязаны рассмотреть, поскольку они напрямую связывают экологию как науку с повседневной жизнью людей и их будущностью. Причем важно, что будущее здесь является не прогнозной панорамой, а проектом. Какие же проекты будущего человека в глобальной экосистеме (биогеоценозе) предлагает сегодняшняя наука?
Во-первых, это созданная в исследованиях, проведенных по заказу Римского клуба, концепция устойчивого развития. Она предполагает самоограничения потребительской активности человека по отношению к планетарной экологии сегодня с целью сохранения достаточного количества ресурсов для будущих поколений. Развитие в данном контексте предполагает не количественный (и экстенсивный как следствие) рост, а качественный прогресс. Рост заменяется «нулевым балансом» (в том числе и демографическим), а «нулевой баланс» ресурсопотребления планируется достичь при помощи перехода на возобновляемые ресурсы. Отставив в сторону оценку реалистичности таких перспектив, сразу уточним, что по разным оценкам планетарная экосистема может предложить возможности для «устойчивого развития» от 3 до 5 миллиардов людей.
15 Адамович, Б. А. Социальная экология [Текст] / Б. А. Адамович, А. В. Вестяк, В. П. Кучеров. — Москва: Моск.
Авиац. ин-т: РАУ-Ун-т, 2002. — 239 с.
9
Следовательно, нынешнее человечество уже довольно существенно перешагнула за этот рубеж, а сокращение населения на несколько миллиардов человек — задача отнюдь не экологии (даже и «социальной»). К тому же подобная концепция не может иметь ничего общего с гуманизмом и гуманистическими ценностями и выпадает из поля нашего зрения (мы следуем логике социальной ответственности ученого и, следовательно, отказа от научного исследования изначально антигуманистических идей).
Помимо проекта «устойчивого развития» современное экологическое знание предлагает еще два варианта, являющихся полярными по отношению друг к другу и предельными в смысле вариантов отношения человека к планетарной экосистеме. Обе они являются следствием довольно сложного комплекса психо-ментальных, научных факторов, практик повседневной жизни и пр. Однако проследить цепочку идей, которые породили две принципиально разных идеи: «скачка» природы на человеческий или даже космический уровень и создание человеком полностью искусственного заместителя природы — возможно.
«Зависит ли человек — часть природы — от природы, призван ли он господствовать над ней, поскольку наделен способностью проникать в ее сокровенные механизмы, или ему следует выучиться сосуществовать с ней как с равноправным существом, а может быть, и заботиться о ней, нуждающейся в человеческой помощи, — подобные вопросы далеко не частное дело экологии. Они принадлежат кругу фундаментальных проблем человека, поскольку сам человек есть «вещь мыслящая», т. е. не просто предопределен к некоторому способу существования, а самоопределен и, стало быть, ответственен"16. Сложный комплекс вопросов, обозначенный А. В. Ахутиным в конце 1980-х гг., можно разложить на несколько моделей взаимодействия человека и природы:
1. Человек зависит от природы, поскольку является ее частью
2. Человек должен господствовать над природой, поскольку способен ее познавать и видоизменять (выражение «проникать в ее сокровенные механизмы»,
16 Ахутин, А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). — М.: Наука, 1988. — 208 с. -с. 10−11
10
очевидно, подразумевает не только изучение, но и некоторое воздействие или даже управление)
3. Человек должен признать природу как равного себе субъекта — «существом» (недоумение вызывает употребление термина «существо», ибо он предполагает наличие за природой деятельностного начала и ее фактически личностную цельность)
Нам представляется, что эти модели не исчерпывают всего списка возможных отношений человека и природы. Однако они помогают определить два важных момента: (1) человек зависит от природы постольку, поскольку является ее частью или (2) человек должен заботиться о природе, только если она является равным субъектом.
Литература:
Адамович, Б. А. Социальная экология / Б. А. Адамович, А. В. Вестяк, В. П. Кучеров. — Москва: Моск. Авиац. ин-т: РАУ-Ун-т, 2002. — 239 с. — с. 5−6
Ахутин, А. В. Понятие «природа» в античности и в Новое время («фюсис» и «натура»). — М.: Наука, 1988. — 208 с.
Бигон, М. Экология. Особи, популяции и сообщества: в 2 т. [Текст] / М. Бигон, Дж. Харпер, К. Таунсенд — Пер. с англ. под ред. А. М. Гилярова. — Москва: Мир, 1989. — 667 С. — с. 10
Бодрийяр, Ж. К критике политической экономии знака / пер. с фр. Д. Кралечкин. — М.: Академический проект, 2007. — 335 с. — (Философские технологии). — с. 288−289
Краснов, Е. В. Кривошеев, В. В. Социальная экология: от науки к реальности // Социс. — 2006. — с. 2
Рядинских, Л. В. Формы и приемы коэволюции культур: автореферат дис. … кандидата философских наук: 09. 00. 13 / Любовь Васильевна Рядинских. — Ростов-на-Дону, 2006. — 26 с. — с. 22
Сосунова, И. А. Социально-экологическая напряженность: методология и методика оценки // Социс. 2005. — с. 95−96
11
Форрестер, Д. Мировая динамика: Пер. с англ. / Д. Форрестер. — М.: ООО «Издательство АСТ" — СПб: Terra Fantastica, 2003. — 379, [5] с. — (Philosophy)
12

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой