Проблема «Нефтедолларов» организации стран-экспортёров нефти (опек) в интерпретации советского востоковедения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009
пределах коей можете рассчитывать на содействие и помощь г. Петропавловска и Акмолинска" [14]. Никто из дававших наказы не предполагал, что времени на их осуществление практически не осталось. Но они были переданы В. И. Ишерскому не зря: поставить свою подпись под Выборгским воззванием после роспуска I Государственной думы он решился, чувствуя огромную моральную поддержку своих земляков.
Библиографический список
1. Степной голос. — 1906. — 25 марта.
2. Степной голос. — 1906. — 12 апреля.
3. Сибирское обозрение. — 1906. — 30 марта.
4. Степной голос. — 1906. — 5 мая.
5. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 169. Л. 5.
6. Степной голос. — 1906. — 11 мая.
7. Степной голос. — 1906. — 17 мая.
8. ГАРФ. Ф. 523. Оп. 1. Д. 169. Л. 9.
9. Степной голос. — 1906. — 21 мая.
10. Сибирская жизнь. — 1906. — 28 мая.
11. Там же.
12. РГИА. Ф. 1278. Оп. 1 (1906 г.). Д. 104. Л. 89.
13. Там же. Л. 411.
14. Степной голос. — 1906. — 18 июня.
РОДИОНОВ Юрий Петрович, кандидат исторических наук, доцент кафедры дореволюционной отечественной истории и документоведения.
E-mail: rup. omsk@mail. ru
Дата поступления статьи в редакцию: 19. 01. 2009 г.
© Родионов Ю. П.
УДК 930 1 А. С. ДРЕБУШЕВСКИЙ
Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского
ПРОБЛЕМА «НЕФТЕДОЛЛАРОВ» ОРГАНИЗАЦИИ СТРАН-ЭКСПОРТЁРОВ НЕФТИ (ОПЕК) В ИНТЕРПРЕТАЦИИ СОВЕТСКОГО ВОСТОКОВЕДЕНИЯ
В статье анализируются взгляды советских востоковедов на проблему «нефтедолларов» ОПЕК, появившуюся в 70-х годах ХХ века в связи с превращением ОПЕК из организации нефтедобывающих развивающихся стран, находящихся на периферии мирового рынка, в крупнейшего экспортёра капиталов как в западные развитые, так и в развивающиеся страны. Ключевые слова: взгляды, востоковеды, нефтедоллары, ОПЕК, экспортёры.
«Опековская» тематика с момента возникновения Организации стран-экспортёров нефти в 1960 г. заняла особое место в исследованиях советских востоковедов различного профиля — экономистов, историков, политологов.
Будучи современниками событий 60−80-х годов ХХ века, они старались осмыслить изменения, происходившие в развивающемся мире на этапе его радикального переустройства, связанные с деятельностью ОПЕК.
В конце 1973 — начале 1974 годов их внимание привлекло новое явление в мировом хозяйстве: некоторые из развивающихся стран-поставщиков нефти стали превращаться в крупнейших экспортёров капитала и в развитые, и в развивающиеся страны. Оно явилось результатом накопления рядом государств — членов ОПЕК, прежде всего, странами Персидского залива, Северной Африки и Венесуэлой, значительных финансовых средств в долларах США вследствие четырёхкратного повышения цен на нефть в период обострения энергетического кризиса. В итоге в районе Персидского залива образовался новый финансовый центр мирового хо-
зяйства. Однако нефтедоллары создали новый узел противоречий между развитыми и развивающимися странами, а также внутри «третьего мира» [1]. Комментарии, оценки и прогнозы наиболее известных отечественных востоковедов по проблеме опеков-ских нефтедолларов, значительно отличавшиеся от представлений западных ориенталистов, оказались в центре внимания статьи.
Первую попытку теоретического осмысления нового феномена экспорта капитала из развивающихся стран в советском востоковедении в 70 гг. предпринял В. Тягуненко. Он выявил два направления в вывозе капитала: из относительно развитых в промышленном отношении крупных развивающихся стран (Индия, Бразилия, Мексика и другие), и из нефтедобывающих стран, прежде всего арабских участников ОПЕК.
В. Тягуненко обратил внимание на различия в планах по использованию нефтедолларов опековских стран. Так, Алжир, Иран, Ливия, Нигерия полагали, что доходы должны быть направлены на ускорение национального экономического развития. Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ предпочитали использовать свои инвестиции в качестве ссудного капитала. Иран,
Кувейт наряду с инвестициями в свою экономику занимались ссудными операциями[2].
Отечественные востоковеды, анализируя проблему накопления и рециркуляции долларовых излишков стран — производителей нефти, сразу же усмотрели парадокс в том, что нефтедоллары не только не обеспечивали независимое развитие нефтедобывающих государств, но способствовали усилению их зависимости от конъюнктуры капиталистического рынка. Более того, Запад, в том числе США, сумели подчинить себе поток нефтедолларов и использовать их для стабилизации экономики развитых стран [3]. После этого проблема нефтедолларов становится актуальным фрагментом опековской тематики в востоковедческих исследованиях.
Известные арабисты Андреясян Р. Н. и Казюков А. Д. в своей монографии «ОПЕК в мире нефти» придали особое значение переходу накопленных значительных финансовых средств в свободно конвертируемой валюте в совершенно новое качество, когда на Запад хлынул новый финансовый поток. По их мнению, для того, чтобы «приручить нефтедоллары» и использовать их в своих целях, Запад сразу же увеличил свой экспорт товаров и услуг, а также поставки вооружения по повышенным ценам. При этом Запад строго очертил сферу использования нефтедолларов таким образом, чтобы сделать затруднительными операции «денежной войны» [4].
Ученые, осмысливая феномен нефтедолларов полагали, что выдающиеся финансовые достижения нефтеэкспортирующих стран не случайны. Случаен лишь факт, что из-за «каприза» природы нефтяные запасы имелись именно в этих странах. Сочетание природных, экономических и исторических условий привело к обогащению опековских стран. Однако можно ли «купить» за нефтедоллары быстрое экономическое развитие и построить экономику, в максимально возможной степени независимую от нефти? Авторы полагали, пример ОПЕК позволяет выяснить, что можно и чего нельзя достигнуть за счет реализации значительных финансовых средств. Опыт ОПЕК показал, что проблема накопления не сводится только к стоимостной форме. Гораздо труднее придать накоплению вещественное выражение и для того, чтобы преодолеть отсталость, необходимо сочетать экономическое строительство с преобразованиями архаичных социально-экономических и политических структур. По их прогнозу представляется сомнительным, чтобы в рамках мирового хозяйства кто-либо из стран ОПЕК смог ликвидировать свою экономическую отсталость с точки зрения критериев развитости конца ХХ в.
В начале 80-х годов в докторской диссертации Р. Н. Андреасян, мотивируя свой прогноз, попытался вскрыть противоречивый характер включенности в мировой рынок членов ОПЕК, и прежде всего арабских нефтеэкспортных стран в кредитно-финансовой и внешнеторговой сферах, проследить соотношение достигнутых результатов в их борьбе за экономическую самостоятельность и действенности современных методов неоколониализма. Арабист исходил из того, что проблема рециркуляции финансовых излишков противоречива сама по себе, поскольку их появление отражает низкие абсорбционные возможности большинства нефтеэкспортных стран. По мнению Р. Н. Андреасяна, процесс рециркуляции финансовых излишков из стран ОПЕК был обусловлен, во-первых, стремлением выгодно поместить излишки нефтяных доходов в основном в экономику развитых капиталистических государств и таким образом обеспечить
самовозрастание своего капитала. Во-вторых, он объяснял появление нефтедолларов желанием создать «страховой фонд» на случай социально-политических потрясений и снижения доходов от экспорта нефти. В- третьих, с его точки зрения, консервативные монархии Персидского залива стремились усилить влияние на внешнюю политику Запада, войти на равных в сферу финансовой олигархии промышленно развитых государств [5].
Одновременно Р. Н. Андреасян подчеркнул интерес правящих кругов Запада в рециркуляции нефтедолларов, усматривавших в этом путь к укреплению платежных балансов своих государств, пострадавших от роста цен на нефть в период энергетического кризиса. Они стремились использовать денежные средства арабских нефтеэкспортеров для финансирования своих операций на внутренних и внешних рынках и намеревались интегрировать новых экспортёров капитала в свою сферу только на правах «младшего партнера». В связи с этим исследователь выявил своеобразное переплетение разнонаправленных тенденций — появление финансовой зависимости Запада от бывших колоний и одновременно сохранение экономической зависимости новых экспортеров капитала от бывших метрополий.
Анализируя формы экспорта капитала, автор проследил процесс создания Западом такой системы привлечения нефтедолларов, что странам ОПЕК стало выгодно вывозить капиталы в ссудной форме и вкладывать их не в краткосрочные, а в долгосрочные вложения в виде предоставления займов западным государствам, осуществления инвестиций в правительственные ценные бумаги и скупки акций частных кампаний. Несмотря на то, что в процессе рециркуляции долларов происходит превращение арабских монархий в новых рантье, такое использование финансовых средств он считал более разумным, чем их «проедание», тем более что авуары членов ОПЕК постоянно подвергались обесцениванию под влиянием инфляции. В итоге Р. Н. Андреасян пришел к выводу о том, что Западу удалось создать механизм для исключения возможности использовать «валютное оружие» против развитых стран.
Вместе с тем востоковед не считал, что опековские страны оказались только пассивными объектами эксплуатации Запада. Такая односторонняя зависимость ушла в историю, однако, Р. Н. Андреасян согласился с позицией академика Е. М. Примакова, заявив, что «передвижка сил в области валютно-финансовых резервов в пользу части периферии мирового рынка так и не привела к превращению асимметричной взаимозависимости арабских нефтеэкспортирующих и развитых стран в симметричную» [6]. По его мнению, поддержанному большинством советских востоковедов, нефтедоллары во многом определили своеобразие перехода нефтяных монархий Аравийского полуострова от феодализма к капитализму, не имевшего аналогов в истории [7].
Нефтедолларовый фактор, по мнению Р. Н. Андреасяна, отразился на взаимоотношениях опековских стран с нефтеимпортирующими странами «третьего мира», поскольку большинство освободившихся государств зависели от импорта нефти. Развивающиеся страны, упрекая ОПЕК в том, что их затраты на развитие энергетики значительно возросли, требовали от ОПЕК компенсации ущерба. Исследователь в этом аспекте проблемы также увидел противоречивость и неоднозначность. С одной стороны, опековская помощь развивающимся странам была объективно необходимой, тем более что с самого начала она имела
«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009
финансовые преимущества по сравнению с западной. Но с другой — нефтедоллары, по его мнению, носили на себе отпечаток неоколониализма [8].
Р. Н. Андреасян отметил, что нефтяные монархии Персидского залива, выделяя нефтедоллары, отдавали предпочтение арабским странам, стремясь решить при этом собственные небескорыстные политические задачи. Они надеялись увеличить своё влияние в арабском мире, особенно в странах капиталистической ориентации. Оценивая социальное содержание нефтедолларовой помощи, Р. Н. Андреасян добавил, что основная часть средств доставалась странам с консервативными и прозападными режимами, в то время как «прогрессивным странам займы и кредиты выделялись с целью их экономической и политической привязки» [9]. Вследствие этого востоковед представил опековскую помощь развивающимся странам в виде трёхстороннего экономического обмена: нефтедоллары ОПЕК, технологии Запада, природные и трудовые ресурсы реципиентов из развивающихся стран.
Р. О. Инджикян, анализируя проблему опековских нефтедолларов, подчеркнул сам факт неравномерного их распределения среди участников ОПЕК. Основная часть активов приходилась на малонаселённые страны — Саудовскую Аравию и Кувейт. При этом, по его мнению, судя по географии их размещения, до конца семидесятых годов основными их получателями были США, а в конце 70-х — начале 80-х годов, после акции администрации президента Картера замораживания вкладов Ирана в американских банках, нефтедоллары потекли в Великобританию, Францию, Швейцарию, страны Бенилюкса и Японию [10]. Сосредоточившись на инфляционном аспекте нефтедолларовой проблемы, Р. О. Инджикян считал не соответствующим действительности утверждение на Западе о том, что современные темпы инфляции были результатом политики ОПЕК роста цен на нефть. Наоборот, он полагал, в 70-х годах на всех этапах своего движения нефтедоллары постоянно находились под воздействием инфляции, формируемой в развитых капиталистических государствах. Кроме того, страны ОПЕК зависели от тенденций падения курса доллара [11].
Нефтедоллары, по его мнению, существенно изменили взаимоотношения опековских стран с Западом. С одной стороны, Запад стал должником ОПЕК и от опековских капиталов зависела конкурентоспособность и кредитоспособность отдельных ТНК и банков. Однако при этом ссудный капитал ОПЕК стал как бы «пленником Запада» и возможности его самостоятельного использования были крайне ограничены. Р. О. Инджикян также подчеркнул установившуюся асимметричную взаимозависимость между Западом и опековскими странами. Но он не склонен переоценивать новую роль нефтедобывающих стран в финансово-кредитной сфере, считая, что сосредоточение крупных инвалютных средств не является достаточным основанием для того, чтобы говорить об образовании традиционного финансового центра на Ближнем Востоке и создании там международного рынка нефтедолларов по типу рынка евродолларов. По его прогнозам Запад, несмотря на осложнение своих взаимоотношений с ОПЕК, на долгое время сохранит главенствующую роль в мировых финансах и кредите. Учёный считал, что на Ближнем Востоке складывались финансовые центры нового типа, основой которых становилось государство, заменяющее в определённой степени рынок капиталов. При этом обладание огромным количеством нефтедолларов
сказалось на укреплении позиций национальных валют опековских стран и способствовало развитию их финансовой инфраструктуры.
И. А. Сейфульмулюков, осмысливая эпоху «нефтяного бума» в ретроспективе, полагал, что ситуация в опековских странах давала основание рассуждать о «нефтяной» модели социально-экономического и политического развития. Она отличалась, по его мнению, ставкой на исключительно рентабельную нефтедобычу как ключевую отрасль экономики, наличием финансовых ресурсов, экономической стратегией, нацеленной на развитие базовых энерго и капиталоёмких отраслей промышленности [12]. Из-за того, что природно-географические, социальноэкономические и политические различия опековских стран значительны, автор выделил внутри ОПЕК три группы стран и соответственно три разновидности «нефтяной» модели развития. Он считал, что именно группе — Саудовской Аравии, Ливии, Кувейту, ОАЭ, Катару — обладавшей нефтедолларами, было уготовано стать государствами-рантье. Он полагал, что во многом из-за сжатых сроков они оказались неподготовленными к экономической модернизации. Для И. А. Сейфульмулюкова пример опековских стран является доказательством того, что понятие «богатство» и «развитие» не идентичны, тем более, что «развитие» — это не товар, который можно купить". Автор выделил технико-экономические и социальные факторы, которые снизили экономическую эффективность от использования нефтедолларов. При этом социальные и ментальные факторы, по его мнению, оказались более серьёзным препятствием для экономической модернизации. Таким образом, нефтедолларовый фактор не стал достаточным основанием для преодоления социально-экономической отсталости даже самих опековских стран.
Эти учёный в принципе не рассматривал нефтедоллары как возможное валютное оружие против Запада. Обратив внимание на взаимовлияние двух факторов, он считал, что для 80-х годов характерно общее ослабление радикальных тенденций в ОПЕК. Одновременно Запад в 80-х годах так и не смог выработать единую внешнюю энергетическую стратегию и его возможности коллективных мер давления на ОПЕК были ограничены. Автор полагал, что взаимоотношения ОПЕК с нефтяными монополиями Запада в 80-х годах являлись нормальной конкурентной борьбой между двумя субъектами рынка [13].
И. А. Сейфульмулюков проследил эволюцию валютно-финансовых связей опековских стран с другими освободившимися государствами. Если в 70-х годах основная масса опековских нефтедолларов поступала в развивающиеся страны через западные банки, то в 80-х годах стало преобладать прямое финансирование. В начале 80-х ОПЕК была особенно заинтересована в географической диверсификации нефтедолларов и их переориентации на развивающийся мир, чему, по мнению автора, способствовало обесценивание нефтедолларовых вкладов в западных банках в результате инфляции, ограничения, с которыми сталкивались страны ОПЕК при покупке акций западных компаний, а также замораживание иранских авуаров в США. При этом востоковед считал маловероятным рост капиталовложений опековских стран в развивающемся мире в будущем [14].
В коллективной монографии «Топливно-энергетические проблемы зарубежной Азии и Северной Африки» отечественные востоковеды прямо упрекали правящие круги опековских стран в том, что они предпочли отказаться от радикального решения
внутренних проблем и встали на путь вывоза капитала, оправдывая своё решение «взаимозависимостью» на мировом рынке. Они оценили опековские нефтедоллары как альтернативу радикальной перестройке международных экономических отношений. С их точки зрения, политико-экономическая необходимость вывоза капитала была следствием реакционной политики правящей верхушки опековских государств. Однако авторы при этом подчеркнули, что ОПЕК в 80-х годах было более выгодно размещать свои капиталы не на Западе. Противоречивость результатов экспорта капиталов из ОПЕК они усмотрели в том, что с одной стороны, он превратился в источник обогащения немногочисленной элиты опековских государств, привнося в её политику элементы неоколониализма, с другой — стал средством более тесной привязки развивающихся стран к мировому рынку [15]. По мнению востоковедов, нефтедоллары использовались опековской элитой в качестве «политического оружия». Не случайно основными получателями помощи ОПЕК стали государства с консервативными режимами, а потому политика нефтедолларовой помощи не решала проблему голода капитала в развивающихся государствах вообще и в арабском регионе в частности.
Исследователи полагали, что в дальнейшем ОПЕК будет в большей степени озабочена своими внутренними проблемами, поскольку в условиях замедленных темпов экономического роста для стратегии развивающихся стран будет более характерно перенесение акцентов на внутренние факторы развития, на углубление экономического сотрудничества между самими развивающимися странами [16].
Если в 70-х годах при изучении проблемы опековских нефтедолларов в отечественном востоковедении преобладал социально-экономический подход, то в 80-х — начале 90-х годов наблюдалось стремление к комплексному рассмотрению темы и явное усиление политической подоплёки феномена нефтедолларов в контексте марксистской парадигмы, что отнюдь не обесценивает представления и оценки отечественных востоковедов по проблеме опековских нефтедолларов, тем более, что большинство их прогнозов подтвердились.
Библиографический список
1. Энергетический кризис в капиталистическом мире. — М., 1975. — С. 379. Андреасян Р., Ушакова И. Нефтедоллары и всемирное хозяйство // Нефтедоллары и социально-экономическое развитие стран Ближнего и Среднего Востока. — М., 1979. — С. 3−4.
2. Тягуненко В. Вывоз капитала из развивающихся стран // Мировая экономика и международные отношения. — М., 1975. — № 3. — С. 85−96.
3. США и развивающиеся страны: 70-е годы. — М., 1981. — С. 142.
4. Андреасян Р. Н., Казюков А. Д. ОПЕК в мире нефти. — М., 1978. — С. 180. Андреасян Р., Ушакова И. Указ. соч. — С. 3−23.
5. Андреасян Р. Н. Нефть и арабские страны в 19 731 983 гг. — М., 1990. — С. 138−139.
6. Примаков Е. М. Восток после краха колониальной системы. — М., 1982. — С. 14. Андреасян Р. Н. Там же. — С. 226.
7. Андреасян Р. Н. Социально-политические сдвиги в арабских нефтеэкспортирующих странах // Характерные черты социально-политического развития арабских стран в 1950-х — 1970-х гг. — Ереван, 1980. — С. 10. См. также: Максимов М. Г. Влияние роста доходов от экспорта нефти на социально-экономическое развитие стран Ближнего и Среднего Востока. Перспективы этого развития // Нефтедоллары и социально-экономическое развитие стран Ближнего и Среднего Востока. — М., 1979. — С. 38−51. Гайнуллина И. Л. Нефтедоллары и некоторые проблемы социально-экономического развития стран Персидского залива // Нефтедоллары и социально-экономическое развитие стран Ближнего и Среднего Востока. — С. 76−92. Сирош И. В. Особенности развития национальных рынков Персидского залива в 70-е годы // Страны Ближнего Востока (Актуальные проблемы современности и истории). — М., 1998. — С. 119−124.
8. Андреасян Р. Н. Нефть и арабские страны в 19 731 983 гг. — М., 1990. — С. 152.
9. Там же. — С. 155.
10. Инджикян Р. О. ОПЕК в мировом капиталистическом хозяйстве. — М., 1983. — С. 84.
11. Инджикян Р. О. Нефтедоллары и инфляция // Нефтедоллары и социально-экономическое развитие стран Ближнего и Среднего Востока. — М., 1979. — С. 52−65.
12. Сейфульмулюков И. А. Страны ОПЕК в развивающемся мире. — М., 1989. — С. 68.
13. Там же. — С. 104.
14. Там же. — С. 161.
15. Топливно-энергетические проблемы зарубежной Азии и Северной Африки. — М., 1985. — С. 175.
16. Широков Г. К. Стратегия социально-экономического развития освободившихся стран // Экономические проблемы стран Востока — середина 80-х гг. (новые тенденции): тезисы к научной конференции. — М., 1987. — С. 22. Топливно-энергетические проблемы зарубежной Азии и Северной Африки. — М., 1985. — С. 167.
ДРЕБУШЕВСКИЙ Александр Сергеевич, аспирант кафедры истории и теории международных отношений исторического факультета.
E-mail: Drebushevsky@vandex. m
Дата поступления статьи в редакцию: 13. 01. 2009 г.
© Дребушевский А. С.
«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой