Эколого-биогеохимическое состояние почвенного покрова санатория «Байкал»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

клинико-лабораторная оценка эффективности антибиотиков при лечении больных с микоплазменной инфекцией // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2003. — № 4. — С. 58−62.
12. Кошелева Н. Г. Беременность и ее исход при наличии игеар^ша игеаІуНсиш в мочеполовой системе женщины, профилактика и лечение // Российский вестник акушера-гинеколога. — 2006. — № 5 — С. 43−46.
13. Краснопольский В. И. Инфекция в акушерстве: Сб. науч. Тр. — М., 1995. — 24 с.
14. Лысенко К. А., Тютюнник В. Л. Перинатальные аспекты микоплазменной инфекции // Акушерство и гинекология. -2007. — № 4 — С. 8−11.
15. Мавров И. И. Лечение больных хламидиозом и ми-коплазмозом // Український хіміотерапевтичний журнал. -2002. — № 2. — С. 47−52.
16. Малова И. О. Вильпрафен в лечении смешанной хламидийно-микоплазменной инфекции урогенитального тракта у женщин репродуктивного возраста // Вестн. дерматологии и венерологии. — 2004. — № 3. — С. 69−72.
17. Пересада О. А. Влияние инфекционной патологии в акушерстве и гинекологии на состояние репродуктивного здоровья женщин Республики Беларусь и пути его улучшения // Медицина. — 2005. — № 4. — С. 34−36.
18. Прилепская В. И., Фофанова И. Ю. Микоплазменная инфекция и беременность // Акушерство и гинекология. -2007. — № 4 — С. 5−8.
19. Прилепская В. Н., Кисина В. И., Соколовский Е. В. и др. К вопросу о роли микоплазм в урогенитальной патологии // Гинекология. — 2007. — Т. 9. № 1. — С. 9−10.
20. Прилепская В. Н., Фофанова И. Ю. Микоплазменная инфекция и беременность // Акушерство и гинекология. -2007. — № 4. — С. 5−8.
21. Савичева А. М., Прилепская В. Н., Соколовский Е. В., Кисина В. И. Роль микоплазм в урогенитальной патологии женщин и их половых партнеров // Журнал акушерства и женских болезней. — 2008. — № 1 — С. 11−22.
23. Синопальников А. И., Гучев И. А. Макролиды: современная концепция применения // Рус. мед. журн. — 2003. -
№ 2. — С. 88−92.
23. Стрижаков А. Н., Баев О. Р., Буданов П. В. Система обследования и лечения беременных с нарушениями микроценоза родовых путей, инфекциями, передаваемыми половым путем, и восходящим инфицированием плода // Акушерство и гинекология. — 2003. — № 1. — С. 47−52.
24. Тареева Т. Г. и др. Патогенез, диагностика и лечение внутриутробных инфекций. // Вестн. Рос. ассоц. акушерства и гинекологии. — 1994. — № 1. — С. 85−91.
25. Фомичева Е. Н., Зарубина Е. Н. Роль уреамикоплаз-менной и хламидийной инфекций в акушерской практике // Акушерство и гинекология. — 1997. — № 2. — С. 55−57.
26. Хадсон М.М.Т Ureaplasma urealyticum // ЗППП. — 1998.
— № 1. — С. 3−10.
27. Iwsaka T., et al. Hormonal status and mycoplasma colonization in the female genital tract // Obstet. Gynecol. — 1986. — Vol. 68. № 2. — P. 263−266.
28. Kundsin R.B., et al. Ureaplasma urealyticum infections of the placenta in pregnancies that ended prematurely // Obstet. Gynecol. — 1996. — Vol. 87. № 1. — P. 122−127.
29. McCormack W.M., Almedia P. S., Bailey P.E. Sexual activity and vaginal colonization with genital mycoplasmas // JAMA. -1972. — Vol. 221. № 12. — P. 1375−1377.
30. Ogasawara K.K., Goodwin T.M. Efficacy of azithromycin in reducing lower genital Ureaplasma urealyticum colonization in women at risk for preterm delivery // J. Matern. Fetal. Med. -1999. — Vol. 8. № 1. — Р. 12.
31. Ren P., Yan X., Yang Y. Detection of Chlamydia trachomatis and Ureaplasma urealyticum from aborted tissues by polymerase chain reaction technique // Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi.
— 1997. — Vol. 32. № 4. — Р. 214−216.
32. Shafer M.A., et al. Microbiology of the lower genital tract in postmenarchal adolescent girls: difference by sexual activity, contraception and presence of nonspecific vaginitis // J. Pediatr.
— 1985. — Vol. 107. № 6. — P. 974−981.
33. Smorgick N., Frenkel E., Zaidenstein R., et al. Antibiotic treatment ofintra-amniotic infection with Ureaplasma urealyticum // Fetal. Diagn. Ther. — 2007. — Vol. 22. № 2. — Р. 90−93.
Информация об авторах: 664 003, Иркутск, ул. Красного Восстания 1, ИГМУ, кафедра акушерства и гинекологии, тел: (3952) 685 744- е-шаП: anait_24@mail. ru, Марянян Анаит Юрьевна — ассистент, к.м.н.- Дружинина Елена Борисовна -ассистент, д.м.н., заведующая центром- Протопопова Наталья Владимировна — заведующая кафедрой, д.м.н., профессор,
заместитель главного врача.
© НАПРАСНИКОВА Е.В., ВОРОБЬЕВА И.Б., ВЛАСОВА Н.В. — 2011 УДК: 631. 4:631. 95(571)+504
ЭКОЛОГО-БИОГЕОХИМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ПОЧВЕННОГО ПОКРОВА САНАТОРИЯ «БАЙКАЛ»
Елизавета Викторовна Напрасникова, Ирина Борисовна Воробьева, Наталья Валерьевна Власова (Институт географии им. В. Б. Сочавы СО РАН, директор — д.г.н., проф. В. М. Плюснин, лаборатория геохимии
ландшафтов и географии почв, зав. — д.г.н. Е.Г. Нечаева)
Резюме. Изучено экологическое состояние почвенного покрова санатория «Байкал». Дана оценка геохимического состояния почв по коэффициентам опасности. Установлен высокий уровень биологической активности почв как показатель ее самоочищающей способности.
Ключевые слова: почвенный покров, санаторий «Байкал», биологическая активность, химические элементы.
ECOLOGICAL AND BIOGEOCHEMICAL SOIL COVER'-S STATE OF THE SPA RESORT «BAIKAL»
E.V. Naprasnikova, I.B. Vorobieva, N.V. Vlasova (VB Sochava Institute of Geography SB RAS, Irkutsk)
Summary. The ecological state of the soil cover of the spa resort «Baikal» is estimated. The estimation of geochemical state of soils with regard to the risk coefficients is carried out. A high level of soil biological activity as an indicator of its selfpurification capacity is determined.
Key words: soil cover, the spa resort «Baikal», chemical elements, biological activity.
Актуальность и своевременность настоящей экспериментальной работы не вызывает сомнений, так как управление средой обитания и ресурсами жизнеобеспечения человека одна из актуальных задач современности.
Работа является продолжением цикла статей по комплексной оценке природных компонентов центральной экологической зоны Байкальской территории, в пределах которой хозяйственная деятельность регулируется в со-
ответствии с требованиями сохранения либо улучшения водно-экологической ситуации и потенциала самоочищения ландшафтов.
Одной из систем, отражающих общее экологическое состояние среды, является почва. Кроме того, почва оказывает непосредственное влияние на человека. Наше внимание, было обращено на состояние почвенного покрова санатория «Байкал» как экологического ядра санаторной зоны.
В этой связи основной целью работы явилась оценка современного геохимического и эколого-биохимического состояния почвенного покрова территории санатория «Байкал».
Материалы и методы
Санаторий «Байкал», которому более 45 лет, расположен на берегу уникального оз. Байкал у истока р. Ангары в близи п. Лиственничное (Листвянка) на одном из склонов Приморского хребта, обращенного к Байкалу. Сезонные особенности на территории санатория, определяются температурными контрастами между огромным водным массивом и прилегающей сушей. Несмотря на это, климатообразующие факторы характерны для территории и связаны с местными физико-географическими условиями. Средняя температура июля колеблется в пределах 13,5−15,5°, максимальная — 31−32°, средняя января — 16−18,5о, минимальная — 40−44о. Количество осадков — в пределах 310−433 мм. В течение года над акваторией Байкала отмечается более 200 солнечных дней [6].
Вокруг санатория располагается парковая зона, которую можно рассматривать как природный лечебно-оздоровительный ресурс.
Общая площадь территории составляет 62 га.
В парковой зоне произрастает кедр, сосна, лиственница с осиной в нижнем ярусе. В напочвенном покрове преобладает брусничник и таежное разнотравье. Вокруг корпусов санатория посадки кустарниковых сообществ с посевом газонной травы.
Эстетическая привлекательность ландшафта оценивается как достаточно высокая, а если учесть отсутствие промышленных предприятий, то и наиболее комфортная в рекреационном отношении.
Для лабораторных анализов образцы почв отбирались в летний период согласно методическим указаниям [3]. С пробных площадок отбирались 10−15 отдельных проб и тщательно перемешивались. Глубина отбора проб составляла 1−11 см. Определение химических элементов в почвах проводилось на спектрографе ДФС-80 и ИСП-30. Кислотно-щелочные условия регистрировались потенциометрическим методом.
Определение биологической активности почв проводилось экспресс-методом по Т. В. Аристовской и М.В. Чугуновой
[1]. Степень активности почвы оценивалась по скорости разложения модельного вещества — карбамида.
Выраженность с вязи между показателями биологической активности почв и щелочно-кислотными условиями установлена коэффициентом корреляции Пирсона. Различия параметров, сравниваемых по двум точкам, считали значимыми при р& lt-0,05.
Результаты и обсуждение
Результаты определения химических элементов в почвах санатория «Байкал», относящиеся к 1-Ш классам опасности, представлены в таблице 1. Прежде чем проанализировать результаты, отметим, что состав и количество любого вещества в почве зависит от щелочно-кислотных условий (рН). Установлено, что значения рН почв варьируют от слабокислых (5,5) до слабо-щелочных (7,2).
Свинец является малорастворимым и сильнотоксичным металлом. Кларковое содержание в почвах составляют 0,001 мг/кг (здесь и далее по данным А.П. Виноградова
[2]), а ПДК — 32 мг/кг. Среднее содержание свинца в почвах Прибайкалья — 11,0 мг/кг. Максимальные его значения колеблются от 60 до 100 мг/кг, превышая фоновые в 4−10 раз, ПДК
— в 1,1−3 раза. Слабо повышенное содержание свойственно большой площади юго-западного обрамления оз. Байкал [4]. На территории санатория значения меньше 10 мг/кг, что в пределах среднего содержания в почвах Прибайкалья и ниже ПДК. Повышенные значения (42,7 мг/кг) зафиксированы в центральной части территории санатория на пересечении внутренних дорог.
Хром относится к довольно распространенным элементам, но встречается избирательно. Кларк хрома в земной коре равен 200 мг/кг, ПДК — валовое — 0,05, подвижное — 6 мг/кг. В пределах Байкальского полигона содержание хрома в почвах — 400−1500 мг/кг. Региональный фон и среднее содержание хрома в почвах примерно в 2 раза ниже кларковых. На территории санатория его содержание колеблется в пределах 58−113,0 мг/кг при среднем значении 78, что значительно ниже кларковых и соответствует региональному уровню.
Никель имеет важное биологическое значение, но в больших количествах является сильным токсикантом. Кларковые содержания никеля в почвах достигают 40 мг/кг, ПДК — 4 мг/ кг. Среднее содержание никеля в почвах составляет 43 мг/кг, региональный фон почти равен Кларку. На изучаемой территории содержание никеля колеблется в широких пределах 11,3−62,2 мг/кг при среднем содержании 42, что соответствует Кларку и региональному фону. Повышенные содержания никеля выявлены в виде локальных пятен.
Ванадий относится к распространенным металлам с высокой токсичностью, которая связана с его действием на органы дыхания и нервную систему человека. Кларк ванадия в почвах равен 100 мг/кг, а ПДК — 150 мг/кг. Региональный фон ванадия в почвах Прибайкалья — 100−114 мг/кг. На территории санатория содержание ванадия колеблется в пределах 63,0−105,5 мг/кг при среднем 79,5, что ниже регионального фона и ПДК.
Кобальт относится к биологически активным элементам и необходим для жизнедеятельности животных и растений. В больших количествах является высокотоксичным элементом 11-ой группы опасности. Кларк кобальта в почвах равен 10, ПДК — 5 мг/кг, среднее значение составляет 17 мг/ кг, а региональный фон равен Кларку. На территории санатория содержание кобальта колеблется в пределах 5,1−13,9 при среднем содержании 8,5 мг/кг.
Медь относительно малоподвижный элемент в почвах. Кларковые содержания меди в почвах составляют 20 мг/кг, среднее значение в пределах Байкальского полигона — 42,546,7 мг/кг, а региональный фон в 1,5 раза превышает клар-ковые. В почвах склоновых отложений концентрация меди находится на уровне фоновых значений. В целом в Южном Прибайкалье отмечается повышенный фон меди в почвах. На территории исследования валовое содержание меди колеблется в пределах 10,0−27,7 при среднем содержании 18,9 мг/кг, что соответствует кларковым значениям.
Марганец является широко распространенным металлом и считается важным элементом для животных и растений. В экологическом отношении этот элемент изучен слабо. Критический уровень марганцевой недостаточности оценивается в 15−25 мг/кг, а уровень токсичной концентрации — 500, ПДК — 1500 мг/кг. Среднее содержание марганца в почвах Прибайкалья — 1200 мг/кг [4], что примерно в
Таблица 1
Содержание химических элементов в почвах санатория «Байкал» (мг/кг)
№ точки отбора Р Ь Сг 1П Ва ТИ03 V Со Си Мп
78 48,2 58,0 11,3 & lt- 200 4,1 63,0 5,3 16,5 888,3
70 42,7 71,9 40,1 & lt- 200 3,9 63,9 5,8 15,7 695,6
65 & lt- 10 76,1 60,0 & lt- 200 4,8 78,5 10,7 22,8 819,4
68 & lt- 10 85,3 58,0 & lt- 200 4,3 88,1 9,9 27,7 809,0
75 & lt- 10 79,4 35,8 & lt- 200 4,1 75,6 8,1 25,5 821,8
76 & lt- 10 90,2 62,2 1346 3,6 80,1 7,4 10,0 558,3
71 & lt- 10 77,0 40,7 & lt- 200 4,9 105,5 8,5 16,1 697,9
69 & lt- 10 61,1 28,6 & lt- 200 3,9 68,1 7,4 14,5 729,8
66 & lt- 10 113,0 49,5 1456 4,4 101,6 13,9 18,3 614,1
74 & lt- 10 75,6 38,6 & lt- 200 4,2 79,2 10,5 20,3 918,1
67 & lt- 10 75,7 39,3 & lt- 200 3,9 69,3 5,1 16,7 748,4
73 & lt- 10 82,0 39,5 & lt- 200 4,4 80,7 9,0 23,2 697,1
ПДК 32* 6 0,05 6 ~4~ - 150 ~5~ & quot-Т 1500
Примечание: ПДК приведены согласно гигиеническим нормативам ГН 2.1.7. 204 106 (в числителе — валовое, в знаменателе — подвижное) — «- «- ПДК не установлены.
2 раза выше среднемирового [5]. На территории санатория проявлено содержание марганца в пределах 558,3−918,1 при среднем 749 мг/кг, что меньше регионального фона и значительно ниже ПДК.
Содержание бария, стронция и титана значительно ниже кларковых значений и регионального фона.
При оценке опасности загрязнения почв химическими веществами учитывают, что опасность тем больше, чем больше фактическое содержание контролируемых веществ превышает ПДК. То есть, опасность загрязнения почвы выше, чем больше значение коэффициента опасности (Ко) превышает 1 и чем выше класс опасности контролируемых веществ [7].
Показано, что на территории санатория Ко имеет значения: 2 & lt- 6 & lt- 11 & lt- 13, соответственно — кобальт, медь, никель, хром. Если учитывать показатели регионального фона, то территорию санатория можно отнести к вполне благополучной.
Для характеристики локальных техногенных аномалий используют коэффициенты концентраций (сравнение с содержанием в «незагрязненных» фоновых почвах) отдельных химических элементов (Кк). Очаги техногенного загрязнения, как правило, представляют собой избыточную концентрацию не одного, а целого комплекса химических элементов. Химическое загрязнение почв оценивается по суммарному показателю концентрации (СПК), являющемуся индикатором неблагоприятного воздействия на здоровье. СПК химических элементов характеризует степень химического загрязнения почв территории вредными веществами различных классов опасности и определяется как сумма коэффициентов концентраций отдельных элементов. Для оценки используют элементы с Кк & gt- 2. Если фактические данные не превышают фоновых величин, дальнейшие исследования можно не проводить [8]. Получены следующие результаты К: 0,43 & lt- 0,63 & lt- 0,74 & lt- 0,79 & lt- 0,85 & lt- 0,97, соответственно: медь к
& lt- марганец & lt- ванадий & lt- хром & lt- кобальт & lt- никель.
Для территории санатория не характерно загрязнение почвенного покрова, связанное с промышленными выбросами, однако обнаружены локальные участки, связанные с влия-
нием автотранспорта. Итак, Ко и Кк свидетельствуют о том, что территория по оценке геохимического состояния почв сохраняет относительно благоприятное качество среды.
Результаты определения биологической активности почв (БАП) как индикатора ее самоочищающей способности представлены на рисунке 1.
1 3 5 7 9 11 13 15 17
№ образцов
Рис. 1. Биологическая активность почв санатория Байкал.
БАП имеет сравнительно высокие значения и варьирует в пределах от 2,4 до 5,2 часа скорости разложения карбамида, что близко к результатам, полученным при исследовании почв п. Листвянка. Контрольные образцы по активности уступают в 1,5−2 раза. Выявлена статистически значимая взаимосвязь БАП от значений актуальной кислотности (рН) почв (г=7).
Это позволяет считать высокую зависимость активности почв от их щелочно-кислотных условий, которые под действием урбанизации изменяются в щелочную сторону. Данные позволяют сказать, что на настоящий момент биохимический потенциал почв санатория высокий. Однако в экологическом плане тенденция метаболического прогресса не всегда может расцениваться как положительный момент. Речь идет о процессах разложения азотсодержащих органических веществ, при которых почва может терять такой важный органогенный элемент как азот. Этот факт убеждает в том, что не только почвы густонаселенных пунктов, но и курортно-санаторных зон нуждаются в мониторинге.
ЛИТЕРАТУРА
1. Аристовская Т. В., Чугунова М. В. Экспресс-метод определения биологической активности почв // Почвоведение. -1989. — № 11. — С. 142−147.
2. Виноградов А. П. Геохимия редких и рассеянных химических элементов в почвах. — М.: Изд-во АН СССР, 1950. — 275 с.
3. ГОСТ 17.4.3. 01−83(СТ СЭВ 3847−82). Охрана природы. Почвы. Общие требования к отбору проб. — М.: Изд-во стандартов, 1984. — 4 с.
4. Гребенщикова В. И., Лустенберг Э. Е., Китаев Н. А., Ломоносов И. С. Геохимия окружающей среды Прибайкалья (Байкальский геоэкологический полигон). — Новосибирск:
Гео, 2008. — 234 с.
5. Кабата-Пендиас А., Пендиас Х. Микроэлементы в почвах и растениях. — М.: Мир, 1989. — 439 с.
6. Климатические ресурсы Байкала / Под ред. Н. П. Ладейщикова. — Новосибирск: Наука, 1976. — 317 с.
7. Методические указания по оценке степени опасности загрязнения почвы химическими веществами. От 13. 03. 1987 г. № 4266−87 (http: //www. law. edu. ru/norm/norm. asp. погшГО=1 275 832).
8. Руководство по разработке раздела «Охрана окружающей среды» к проекту планировки (реконструкции) жилого района. — М., 1998. — 61 с.
Информация об авторах: 664 033, г. Иркутск, ул. Уланбаторская, 1, тел. (3952) 427 089, e-mail: napev@irigs. irk. ru, Напрасникова Елизавета Викторовна — старший научный сотрудник, к.б.н.- Воробьева Ирина Борисовна -старший научный сотрудник, к.г.н.- Власова Наталья Валерьевна — научный сотрудник, к.г.н.
© СИНДЫХЕЕВА Н.Г., КАЛЯГИН А.Н., ГОРЯЕВ Ю.А. — 2011 УДК 616. 72−036. 4−073:543. 422. 25
ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ МИНЕРАЛЬНОЙ ВОДЫ КУРОРТНОЙ ЗОНЫ «ЖЕМЧУГ» ПРИ ОСТЕОАРТРОЗЕ
Нона Геннадьевна Синдыхеева, Алексей Николаевич Калягин, Юрий Аркадьевич Горяев (Иркутский государственный медицинский университет, ректор — д.м.н., проф. И. В. Малов, кафедра пропедевтики внутренних болезней, зав. — д.м.н., проф. А.Н. Калягин)
Резюме. Представлены результаты оценки эффективности применения минеральной термальной воды «Жемчуг» (Республика Бурятия) у 62 больных с остеоартрозом коленных суставов. Установлено, что лечение водами «Жемчуг» приводит к анальгетическому эффекту и уменьшению количества принимаемых НПВП, которые сохраняются на протяжении 6 месяцев после завершения курса, а также стойкому уменьшению скованности и функциональной недостаточности. Ранняя бальнеореакция регистрировалась у 13% больных, поздняя — у 4,8%. Бальнеореакции легко купировались и не требовали госпитализации.
Ключевые слова: Жемчуг, водолечебница, Республика Бурятия, Тункинская долина, остеоартроз.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой