Проблема определения сроков давности привлечения судей к ответственности за нарушение присяги

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 962.6 Е. Н. Овчаренко,
канд. юрид. наук Национальный университет «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого», г. Харьков
ПРОБЛЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СРОКОВ ДАВНОСТИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ СУДЕЙ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ПРИСЯГИ
В статье анализируется законодательство о судоустройстве, которым определяются сроки давности привлечения судьи к дисциплинарной или конституционно-правовой ответственности. Обосновывается необходимость установления в Законе Украины «О Высшем совете юстиции» срока давности для увольнения судьи за нарушение присяги. Отсутствие последнего противоречит принципам пропорциональности и правовой определенности, а также негативно сказывается на обеспечении процессуальной независимости судей.
Ключевые слова: ответственность судьи, нарушение присяги, принцип пропорциональности, принцип правовой определенности, сроки давности увольнения судьи за нарушение присяги.
Конституция Украины в разд. II «Права, свободы и обязанности человека и гражданина» закрепила принципы привлечения человека к юридической ответственности. Конституционные предписания, регламентирующие этот вопрос, изложены в ее статьях 61 -63 и п. 14 ч. 1 ст. 92. В соответствии со ст. 61 Основного Закона никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение. Юридическая ответственность имеет индивидуальный характер. Кроме того, принципы гражданско-правовой ответственности, деяния, являющиеся преступлениями, административными или дисциплинарными правонарушениями, и ответственность за них определяются исключительно законами Украины (п. 14 ч. 1 ст. 92 КУ). Конституция Украины также провозгласила фундаментальный принцип независимости судей и назвала основания увольнения судьи с должности именно тем органом, который его избрал или назначил (части 1 и 5 ст. 126) [2- 1996. — № 30. — Ст. 141].
Процедурные аспекты привлечения судей к дисциплинарной ответственности, а также увольнения их за нарушение присяги изложены в Законах Украины «О судоустройстве и статусе судей» [2- 2010. — № 41−45. — Ст. 529] и «О Высшем совете юстиции» [11]. Впрочем, эти акты не лишены недостатков, на что обращают внимание как отечественные ученые (Ю. Г. Никитченко [7, с. 160−164], А. О. Присяжнюк, А. П. Евсеев [10, с. 201−210]), так и Европейский суд по правам человека. В январе 2013 г. последний вынес решение по делу экс-судьи Верховного Суда Украины А. Волкова, в котором обратил внимание на ряд существенных пробелов национального законодательства, регламентирующего процедуру увольнения судей за нарушение присяги. В п. 139 указанного решения отмечено, что украинское законодательство не предусматривает никаких временных ограничений, связанных с процедурой увольнения судьи за нарушение присяги. Хотя Суд и не считает целесообразным указывать, каким именно должен быть срок давности, он считает, что такой бессрочный подход к дисциплинарным делам против судей серьезно угрожает принципу правовой определенности [4]. Изучение практики привлечения судей к ответственности на основании материалов Высшего совета юстиции тоже свидетельствует о том, что указанный законодательный пробел негативно сказывается на обеспечении процессуальной независимости судей при отправлении правосудия. С учетом отсутствия в ст. 32 Закона Украины «О Высшем совете юстиции» четких критериев для определения признаков нарушения присяги в действиях
судей любой служитель Фемиды находится под постоянной угрозой увольнения по этому основанию вплоть до завершения своей профессиональной карьеры.
В связи с вышеизложенным считаем, что существует ощутимая потребность в изучении действующего законодательства в части, регламентирующей сроки давности при привлечении судей к различным видам юридической ответственности, международных стандартов в данной сфере, а также в исследовании общетеоретических положений, связанных с институтом срока давности. Итак, целью данной публикации является обоснование необходимости установления в Законе Украины «О Высшем совете юстиции» срока давности для увольнения судьи за нарушение присяги.
Сроки давности привлечения к ответственности: общетеоретический подход. Как справедливо отмечает российский ученый Н. В. Витрук, устанавливая определенный срок давности возникновения юридической ответственности, законодатель презюмирует, что за этот срок правонарушение могло потерять общественную опасность, а сам правонарушитель не является общественно опасным. Ответственность не может преследовать человека всю его жизнь. В этом заключается социальная сущность института давности в публичном праве [1, с. 189].
Наличие института сроков давности в законодательства гарантирует одновременное соблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина, интересов государства. Оно означает, что истечение сроков давности привлечения к ответственности является обстоятельством, исключающим применение этих правовых санкций к нарушителям закона. Отсутствие таких сроков давности привлечения к юридической ответственности определенного вида нарушает ряд общих принципов этого правового института, в частности, его справедливости, соразмерности (пропорциональности) и правовой определенности.
Такой принцип, как справедливость, заключается прежде всего в том, что наказание за правонарушение определяется исходя из его общественной опасности и тяжести вызываемых им последствий. Кроме того, любое нарушение правопорядка, вызванное опять-таки правонарушением, должно быть устранено, нарушенное право восстановлено, а причиненный ущерб компенсирован в полном объеме [1, с. 189, 195].
Принцип соизмеримости (пропорциональности) ответственности довольно емко охарактеризовал Конституционный Суд Р Ф. Согласно его правовой позиции меры юридической ответственности (санкции штрафного или карательного характера) должны быть пропорциональны конституционно определенным задачам и охраняемым законным интересам, а также характеру совершенного противоправного деяния, вине правонарушителя и иным обстоятельствам. Этот принцип требует установления публично-правовой ответственности лишь за виновное деяние, а его дифференциация зависит от тяжести деяния, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и других существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении наказания [См.: 8- 9].
Принцип определенности юридической ответственности является весомым компонентом общеправового принципа определенности правовой нормы. Последний вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 22 Конституции Украины), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии однозначного понимания и толкования нормы всеми субъектами правоприменения. Как подчеркнул Конституционный Суд Р Ф, неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе ее применения и непременно приводит к произволу, а значит, и к нарушению принципов равенства и верховенства права [8].
Практика Европейского суда по правам человека. Практикой Европейского суда по правам человека сформирован собственный подход к институту сроков давности. Так, Суд считает, что давность может определяться как право, предоставленное законом человеку, совершившему противоправное действие, больше не подвергаться преследованиям, не быть осужденным по истечении определенного срока с момента совершения этого действия. Сроки давности существуют во всех правовых системах государств-членов и выполняют ряд задач,
среди которых — обеспечение правовой определенности и завершенности, гарантирование правовой защищенности путем установления срока для действий и содействия праву на защиту, которое могло бы быть скомпрометировано, если бы суды выносили решения, основанные на доказательствах, которые были бы неполными из-за стечения времени [6].
Давность возникновения правонарушения, как основание для освобождения от ответственности, установлена относительно дисциплинарной, административной и уголовной ответственности [1, с. 251]. Это правило является проявлением конституционных предписаний относительно государственной защиты прав и свобод человека и гражданина.
Сроки давности по трудовому законодательству. В сфере дисциплинарной ответственности этот институт предусмотрен законодателем для подавляющего большинства работников и государственных служащих, дисциплинарная ответственность которых регламентируется соответствующими законами, уставами и внутренними корпоративными актами. Как правило, нормативно устанавливается срок привлечения к дисциплинарной ответственности после обнаружения проступка, а также срок давности наложения взыскания, который по общему правилу исчисляется с момента совершения дисциплинарного проступка.
Как справедливо подчеркивает российский ученый Ю. Н. Тиганов, нормы, регулирующие сроки привлечения к дисциплинарной ответственности, по своей правовой природе не являются реабилитирующими, однако, установив их, законодатель исходил из возможности освобождения человека от ответственности, ограничивая разумным сроком период неопределенного положения правонарушителя и органы публичной власти, уполномоченные в установленном законом порядке привлекать это лицо к ответственности [12, с. 98].
В соответствии с КЗоТ Украины дисциплинарное взыскание применяется работодателем непосредственно после обнаружения проступка, но не позднее одного месяца со дня его обнаружения (ст. 148) [3- 1971 — от 17 дек. — Приложение к № 50]. Время освобождения работника от работы в связи с временной нетрудоспособностью или нахождения в отпуске не учитывается. Днем обнаружения дисциплинарного проступка считается дата, когда должностному лицу, которому подчинен работник, стало известно о проступке независимо от того, обладает это лицо правом наложения взыскания или нет. Дисциплинарное взыскание не может быть наложено позднее 6-ти месяцев со дня совершения проступка. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу [13, с. 348].
Сроки давности по уголовному закону. При исчислении сроков давности в уголовном праве исходным является тезис об общественной опасности преступления. Устанавливая определенный срок, в течение которого человека можно привлечь к ответственности за противоправное деяние, предусмотренное У К Украины, законодатель презюмирует, что по истечении этого срока деяние теряет свойство публичной опасности и правонарушитель, соответственно, не должен нести предусмотренную законом ответственность. Так, согласно ст. 49 У К Украины лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления и до дня вступления приговора в законную силу истекли следующие сроки:
1) два года — в случае совершения преступления небольшой тяжести, за которое предусмотрено наказание менее строгое, чем ограничение свободы-
2) три года — в случае совершения преступления небольшой тяжести, за которое предусмотрено наказание в виде ограничения или лишения свободы-
3) пять лет — в случае совершения преступления средней тяжести-
4) десять лет — в случае совершения тяжкого преступления-
5) пятнадцать лет — в случае совершения особо тяжкого преступления.
Из этого правила существует лишь 2 исключения:
— во-первых, вопрос о применении давности к лицу, совершившему особо тяжкое преступление, за которое по закону может быть назначено пожизненное лишение свободы, решается судом. Если же он не сочтет возможным применить давность, пожизненное лишение свободы не может быть назначено и заменяется лишением свободы на определенный срок-
— во-вторых, давность не применяется в случае совершения преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренных в статьях 437−439 и ч. 1 ст. 442 У К Украины [2- 2001. — № 25. — Ст. 131].
Сроки давности привлечения к административной ответственности. В соответствии со ст. 38 КУпАП административное взыскание может быть наложено не позднее чем через 2 месяца со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении — не позднее чем через 2 месяца со дня его обнаружения, за исключением случаев, когда дела об административных правонарушениях в соответствии с КУоАП подведомственны суду (судье). В таком случае взыскание может быть наложено не позднее чем через 3 месяца со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении — не позднее чем через 3 месяца со дня его выявления, кроме дел о коррупционных административных правонарушениях.
Административное взыскание за совершение коррупционного правонарушения может быть наложено в течение 3-х месяцев со дня выявления, но не позднее одного года со дня его совершения. За совершение правонарушения, предусмотренного статьей 164−14 КУпАП, оно может быть наложено в течение 3-х месяцев со дня выявления, но не позднее 2-х лет со дня его совершения.
В случае закрытия уголовного производства, но при наличии в действиях нарушителя признаков административного правонарушения, административное взыскание может быть наложено не позднее чем через месяц со дня принятия решения о закрытии уголовного производства [3- 1984. — Приложение до № 51. — Ст. 1122].
Сроки исковой давности по действующему законодательству. В частных отраслях права сроки давности способствуют укреплению стабильности правоотношений и правопорядка. На протяжении срока исковой давности человек может защитить свое нарушенное право в судебном порядке. Истечение срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной по делу, по процессуальному законодательству является основанием для вынесения судом решения об отказе в принятии иска к рассмотрению [1, с. 253].
Согласно ст. 256 Г К Украины исковая давность — это срок, в пределах которого лицо может обратиться в суд с требованием о защите своего гражданского права или интереса. Общая исковая давность устанавливается продолжительностью в 3 года. Для отдельных видов требований законом может устанавливаться специальная исковая давность — сокращенная или более продолжительная по сравнению с общей (статьи 256 и 257 ГК Украины) [2- 2003. -№№ 40−44. — Ст. 356].
Сроки давности привлечения судей к дисциплинарной ответственности по законодательству о судоустройстве. Согласно п. 4 ст. 86 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» дисциплинарное взыскание к судье применяется не позднее 6-ти месяцев со дня открытия ВККС Украины производства по дисциплинарному делу, но не позднее одного года со дня совершения проступка без учета периода временной нетрудоспособности или пребывания судьи в отпуске [2- 2010. — № 41−45. — Ст. 529].
В соответствии со ст. 43 Закона Украины «О Высшем совете юстиции» дисциплинарное взыскание к судье (речь идет о судьях высших специализированных судов и Верховного Суда Украины) применяется Высшим советом юстиции не позднее 6-ти месяцев со дня обнаружения проступка без учета периода временной нетрудоспособности судьи или пребывания его в отпуске, но не позднее одного года со дня совершения проступка [11]. Одновременно в ст. 32 этого же Закона, регламентирующей основания и процедуру увольнения судьи с должности за нарушение присяги, никаких сроков применения этой санкции в отношении судей не предусмотрено.
Аналогичные сроки предусмотрены законодательством большинства стран СНГ (Армении, Киргизии, Беларуси и др.) [5, с. 27−36].
Учитывая изложенные выше позиции, отметим, что ситуация, когда в отношении правонарушений, совершенных судьями при исполнении ими своих должностных
обязанностей, не установлены сроки давности, неприемлема с точки зрения принципов верховенства права и независимости судей. Фактически нарушения судьей присяги приравнены к тяжелейшим уголовно наказуемым деяниям, за которые закон предусматривает наказание в виде пожизненного лишения свободы, а также преступлениям против мира и безопасности человечества. В то же время ни в коем случае нельзя отождествлять общественную опасность указанных деяний, хотя, безусловно, не следует недооценивать и судейские правонарушения. Если судья выполняет возложенные на него функции под постоянной угрозой увольнения, это искажает саму идею процессуальной независимости судебных органов. Нарушение принципа верховенства права состоит в том, что при таких обстоятельствах нельзя вести речь об устойчивости и определенности правовых отношений в сфере отправления правосудия. Таким образом, необходимость введения сроков давности привлечения к ответственности за нарушение присяги судьи вполне очевидна.
По нашему мнению, оптимальным сроком можно считать 6 месяцев со дня выявления факта нарушения судьей присяги и 3 года со дня совершения соответствующего действия (действий или бездействия). Такие сроки давности соответствуют значимости для общества и государства обязанности судьи по соблюдению присяги и действующего законодательства при осуществлении правосудия.
Итак, предлагаем дополнить ст. 32 Закона Украины «О Высшем совете юстиции» подпунктом следующего содержания: «Высший совет юстиции рассматривает вопрос об увольнении судьи с должности за нарушение присяги не позднее шести месяцев со дня обнаружения факта нарушения судьей присяги без учета периода временной нетрудоспособности судьи или пребывания его в отпуске, но не позднее трех лет со дня совершения этого деяния».
Список литературы: 1. Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности: моногр. / Н. В. Витрук. — М.: РАП, 2008. — 324 с. 2. Вщомосп Верховно! Ради Украши. 3. Вщомосп Верховно! Ради УРСР. 4. Волков проти Украши: ршення Свроп. суду з прав людини по заявi № 21 722/11 вщ 09. 01. 2013 р. — 1нформ. портал ХПГ [Електрон. ресурс]. -Режим доступу: http: //khpg. org/index. php? id=1 359 450 183. 5. Клеандров М. И. Судебные системы государств-участников СНГ: законодательное обеспечение: моногр. / М. И. Клеандров. — М.: Юристъ, 2002. — 623 с. 6. Коем та iншi проти Бельги: ршення Свроп. суду з прав людини № 2000-УП вщ 22. 06. 2000 р. [Електрон. ресурс]. — Режим доступу: http: //sim. law. uu. nl/SIM/CaseLaw/Hof. nsf/e4ca7ef017f8c045c1256849004787f5/1d3a0da61897346 cc125690b004a9e6f? OpenDocument. 7. Нттченко Ю. Г. Правове регулювання дисциплшарно! вщповщальносп суддiв / Ю. Г. Нттченко // Вища рада юстици — 15 роюв / Ю. Г. Нттченко- за заг. ред. В. М. Колесниченка. — К.: Вид-во ЛОГОС Украша, 2012. — С. 160−164. 8. Постановление К С РФ по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФРС «О государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Р Ф «Об основах налоговой системы в РФ» и «О федеральных органах налоговой полиции» от 15. 07. 1999 г. // СЗ РФ. -1999. — № 30. — Ст. 3988. 9. Постановление К С РФ по делу о проверке конституционности отдельных положений абз. 6 ст. 6 и абз. 2 ч. 1 ст. 7 Закона Р Ф от 18. 06. 1993 г. «О применении контрольно-кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» в связи с запросом Дмитровского райсуда Московской обл. и жалобами граждан // СЗ РФ. — 1998. -№ 20. — Ст. 2173. 10. Присяжнюк О. О. Проблеми притягнення суддiв до дисциплшарно! вщповщальносп / О. О. Присяжнюк, О. П. Свсеев // Пробл. законность — 2012. — № 118. -С. 201−210. 11. Про Вищу раду юстици: Закон Украши № 22/98-ВР вщ 15. 01. 1998 р. (з наступ. змшами й допов.) [Електрон. ресурс]. — Режим доступу: http: //zakon3. rada. gov. ua/laws/show/22/98-%D0%B2%D1%80. 12. Тиганов Ю. Н. Пресекательные сроки дисциплинарной ответственности судей: проблемы и пути решения // Современное право. — 2011. — № 3. — С. 95−100. 13. Трудове право: пщруч. [В. В. Жернаков, С. М. Прилипко, О. М. Ярошенко та /н. ]- за ред. В. В. Жернакова. — Х.: Право, 2012. — 496 с.
ПРОБЛЕМА ВИЗНАЧЕННЯ СТРОК1 В ДАВНОСТ1 ПРИТЯГНЕННЯ СУДД1В ДО В1ДПОВ1ДАЛЬНОСТ1 ЗА ПОРУШЕННЯ ПРИСЯГИ
Овчаренко О. М.
У статп аналiзуeться законодавство про судоустрiй, яким визначаються строки давностi притягнення суддi до дисциплшарно'-1 або конституцшно-правово'-1 вщповщальносп. Обгрунтовуеться необхiднiсть установлення в Закош Украiни «Про Вищу раду юстици» строку давностi для звiльнення суддi за порушення присяги. Брак останнього суперечить засадам пропорцшносп i правово'-1 визначеностi, а також негативно позначаеться на забезпеченш процесуально'-1 незалежностi суддiв.
Ключовг слова: вiдповiдальнiсть судд^ порушення присяги, принцип пропорцiйностi, принцип правово'-1'- визначеносп, строки давностi звшьнення суддi за порушення присяги.
THE PROBLEM OF DETERMINATION OF THE LIMITATION PERIOD FOR BRINGING JUDGES UNDER RESPONSIBILITY FOR VIOLATION OF THE JUDICIAL OATH
Ovcharenko О. М.
The author analyzes legislation that determines the limitation period for bringing judges to disciplinary and constitutional liability. It is proved that the Law of Ukraine & quot-On the High Council of Justice& quot- must contain limitation period for discharging judges for violation of the judicial oath. The absence of such a rule contradicts the fundamental principles of proportionality and legal certainty, and has as a negative impact on the provision of procedural independence of the judiciary.
Key words: liability of judges, violation of the judicial oath, the principle of proportionality, the principle of legal certainty, limitation period for discharging judges for violation of the judicial oath.
Поступила в редакцию 24. 09. 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой