Классика и модерн: традиции и инновации новой Москвы – усадьба «Гусева полоса» в Сколково

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КЛАССИКА И МОДЕРН:
ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ НОВОЙ МОСКВЫ -УСАДЬБА «ГУСЕВА ПОЛОСА» В СКОЛКОВО
Ирина Насырова главный архитектор
проекта, ст. преподаватель КГАСУ
Альбина Хайруллина директор ОПиРМ, архитектор-реставратор
Светлана Гафурова архитектор
Илл. 1. Общий вид на усадьбу. Состояние на 2012 г.
Аннотация: статья посвящена реконструкции усадьбы «Гусева полоса» как объекта культурного наследия. Восстановление объекта культурного наследия требует от специалистов тщательного подхода к историческим и натурным изысканиям. Архитектурно-художественные и пространственно-планировочные решения процесса реставрации направлены на сохранение и воссоздание первоначального целостного облика усадьбы.
Ключевые слова: усадьба, усадебный дом, неоклассицизм, реставрация, реконструкция, интерьер, архитектура.
Abstract: The article is devoted to the reconstruction of the manor «Guseva polosa» as an object of cultural heritage. Restoration of cultural heritage requires specialist careful approach to historical and field research. Architectural and artistic space-planning decisions restoration process aimed to preserve and recreate the original look of a holistic estate.
Keywords: mansion, manor house, neoclassicism, restoration, reconstruction, interior design and architecture.
Судьба русской усадьбы, удивительного по своей красоте мощного пласта отечественной культуры, не перестаёт волновать художественную и научную общественность на протяжении нескольких десятилетий. Увы, на сегодняшний день, в условиях трудно складывающего рынка и новых отношений собственности, специалистов не оставляет тревога за немногочисленные сохранившиеся объекты. Именно поэтому чрезвычайно актуальна активная позиция инвесторов, способных посвятить свою научную, общественную и практическую деятельность на пользу сохранения архитектурного наследия.
Позиция специалистов архитектурно-реставрационных мастерских Инвестиционной группы компаний ASG, в первую очередь, диктуется долгом памяти и уважения к нашим предшественникам. Ничто так не опасно для культуры, как отказ от традиций и преемственности. В деятельности архитекторов-реставраторов ASG эрудиция и знания особенностей русской усадебной культуры органично слились с активной жизненной позицией и энтузиазмом опытных и молодых специалистов, что позволят со всей ответственностью отнестись к сохранению и воссозданию облика каждого усадебного комплекса.
Усадебный комплекс «Гусева полоса» расположен неподалеку от реки Сетунь в пяти км от МКАД, в нескольких км от железнодорожной станции Баковка и в непосредственной близости от Минского шоссе. Объект культурного наследия является первым по счету на территории г. Москвы. Расположение усадьбы на территории современного научно-технологического инновационного комплекса «Сколково» придает усадьбе и процессу ее реконструкции уникальный характер. Некогда рассматриваемая усадьба представляла собой загородную усадьбу начала XX века, включавшую в свой состав помещения жилого, хозяйственного назначения, а также дачные дома для сдачи в аренду. В настоящее время из ансамбля усадьбы «Гусева полоса» сохранился главный дом, находящийся в аварийном состоянии начала XX века (илл. 1). На территории усадьбы ныне существует заросший парк (предположительно советского периода) с центральной аллей, ведущей к пруду. Характер рельефа сыграл своеобразную роль в формировании данного парка — ввиду перепада рельефа в композицию парка удачно вписалась подпорная стенка, визуально разделяющая верхнюю площадку парка с нижней (илл. 2).
Из истории возникновения и развития села Сколково (ныне территория Новой Москвы)
Территория инновационного центра «Сколково» расположена на землях нескольких старинных поселений, главными из которых были Мамоново и Сколково. Однако первоначальное освоение этих земель связано с небольшим участком, расположенным к югу от Сколкова при впадении в речку Сетунь небольшого ручья, протекавшего по руслу Воскресенского оврага. Это место находится приблизительно в районе юго-восточной окраины современного дачного поселка Баковка. Здесь, судя по межевым описаниям конца XVI века, находился Воскресенский погост.
Наиболее древним из сел является Ма-моново. Большинство исследователей связывает происхождение его названия с Григорием Андреевичем из рода Нетшичей по прозвищу Мамон, боярином, видным деятелем второй половины XV века, хотя прямых доказательств этому нет [8].
Первое упоминание Мамонова относится к 1570 году, когда оно, по всей видимости,
находилось в составе владений Троице-Сер-гиева монастыря. Из описи владений Трои-це-Сергиева монастыря 1593 года следует, что Мамоново изначально было селом, здесь стоял деревянный храм Вознесения Господня с колокольней. В селе располагались крестьянский двор, двор священника, два двора «монастырских детенышей», 28 крестьянских дворов, имелся пруд с карасями.
К концу 1570-х — началу 1580-х годов относится возникновение села Сколково, которое при царе Иване Грозном «из государевых порозжих земель» купил дьяк Григорий Федоров по прозвищу Второй. Очевидно, при нем сразу же был выстроен храм во имя Рождества Богородицы. О Федорове сохранилось относительно мало сведений: сначала он служил подьячим в Новгородских землях, а затем дьяком в Пскове и Новгороде. Сколковым владел он недолго, так как скончался в апреле 1596 года. Прямых потомков у Г. Федорова не было, и большая часть Сколкова перешла к его племяннику дьяку Петру Алексеевичу Третьякову, скончавшемуся в 1617 году.
По завещанию П. А. Третьякова в 1617 году его часть Сколкова была разделена между вдовой Варварой Петровной Третьяковой и внуком Афанасием Ивановичем Третьяковым. Еще одну треть Сколкова Г. Федоров в 1596 году отказал своей племяннице Авдотье, жене князя Владимира Ивановича Клубкова-Мосальского. В 1608 году эта доля досталась ее пасынку князю Петру Владимировичу Клубкову-Мосаль-скому. При П. А. Третьякове впервые переплетаются судьбы Сколкова и соседнего села Мамоново.
Следующим владельцем Сколкова был Григорий Гаврилович Пушкин, за которым село значилось с 1631 года. Согласно переписи 1646 года, здесь находились двор вотчинника, двор приказчика, 10 крестьян-
Илл. 2. Вид на парковую подпорную стенку. Состояние на 2015 г. Фотография Вадима Разумова.
ских и три бобыльских двора, «людей в них 24 человека».
В 1648 году впервые происходит объединение Мамоново и Сколково в единое хозяйственное владение. В 1648 году Г. Г. Пушкин и его жена Ульяна Осиповна вложились в Троице-Сергиев монастырь села в Переяславском уезде. Взамен они просили пожаловать «до животов», то есть в пожизненное владение сельцо Мамоново, которое после их смерти должно было вернуться в монастырь. Старцы согласились, но после смерти обоих супругов Мамоново в 1661 году вернулось обратно в состав Троицких вотчин и принадлежало монастырю вплоть до 1700 года.
История Сколкова во второй половине XVII века развивалась более сложно. В 1656 году после смерти Г. Г. Пушкина оно досталось по наследству его вдове Ульяне Осиповне. Так как прямых наследников у Пушкиных не было, то в 1661 году после ее смерти село вновь было разделено: одна треть досталась брату Ульяны Илье Осиповичу Грязному и ее сестре вдове Мавре Осиповне Плещеевой, а две трети села перешли к родственникам мужа — Матвею и Якову Степановичу Пушкиным.
В 1662 году И. О. Грязной и М. Н. Плещеева заложили свою долю боярину Илье Даниловичу Милославскому, родственнику первой жены царя Алексея Михайловича, заклад был вскоре просрочен, и село в том же 1662 году перешло к новому владельцу. А в 1668 году после смерти Ильи Даниловича у его душеприказчиков треть Сколково выкупил М. С. Пушкин. В переписи 1678 года село значилось уже за одним М. С. Пушкиным, в селе имелись двор вотчинника, 18 крестьянских и бобыльских дворов.
Дальнейшая судьба Сколкова была связана с судьбой его хозяина боярина М. С. Пушкина. Его сын Ф. М. Пушкин был замешан в заговоре Цыклера и Соковнина против Петра I и в марте 1697 года был казнен. Одновременно сам М. С. Пушкин был лишен боярства, сослан в Енисейск, его имения, включая Сколково, были конфискованы. В 1698 году Сколково было отказано в «ыск» Александру Петровичу Протасьеву. Однако вскоре А. П. Протасьев, заведовавший строительством кораблей в Воронеже, был обвинен в злоупотреблениях, сам попал под следствие, во время которого в 1699 году скончался, а Сколково вновь вернулось в казну. В этом же 1699 году Сколково в обход более близких родственников М. С. Пушкина, «вопреки всем законам и обыча-
ям наследования», было отдано представителю новгородской ветви Пушкиных Ивану Калиновичу Пушкину. Он состоял в столь дальнем родстве с М. С. Пушкиным, что, по выражению известного исследователя рода Пушкиных С. Б. Веселовского, его следовало бы называть однофамильцем.
Столь явные нарушения при пожаловании объяснялись тем, что И. К. Пушкин был женат на Матрене Даниловне Меншико-вой, родной сестре Александра Даниловича Меншикова, всесильного фаворита Петра I. «Полудержавный властелин», видимо, изначально решил заполучить эти земли. В результате вскоре, в 1701 году, И. К. Пушкин продал Сколково своему всемогущему шурину, скорее всего не по рыночной цене. Почти в то же время, в 1700 году, А. Д. Меншиков выменял у Троице-Сергиева монастыря на свои владения в Переяслав-ль-Залесском и Суздальском уездах сельцо Мамоново с деревней Бедрино (Немчино-во) по обе стороны реки Сетуни с 17 крестьянскими дворами. В результате произошло окончательное объединение владений Сколково и Мамоново.
Вскоре А. Д. Меншиков начал строительство каменных палат в селе Сколково. Первое свидетельство о начале строительства относится к 15 мая 1710 года, когда с казенных кирпичных сараев было отпущено 100 тысяч штук кирпича «к строению в селе Рожествене палаты светлейшего князя» [1], через месяц 26 июня 1710 года на то же строительство было отпущено 130 тысяч кирпичей. Строительство было закончено в основном к весне 1712 года.
В 1 727 году Меншиков попал в опалу, и все его имущество было конфисковано, объединенная Сколковская вотчина была приписана к «комнате» царицы Евдокии Федоровны Лопухиной — первой жены Петра I, заключенной им в монастырь и освобожденной после его смерти. В этом хозяйстве вотчина находилась до смерти царицы в 1731 году.
В 1762 году Сколковская вотчина вновь вернулась в частное владение. Екатерина II пожаловала ее поручику П. Б. Пассеку, одному из участников дворцового переворота, приведшего ее к власти. При этом была пожалована вся вотчина вместе с селом Скол-ково и деревнями Немчиново и Мамоново, в это время здесь по ревизии числилось 162 души. Очевидно, почти сразу же после перехода имения к Пассеку началась продажа дворца на слом. И. Е. Забелин в своей книге «Кунцово и Древний Сетунский стан» пишет
о том, что из вотчины Пассека в 1769 году продавалось «множество кирпичу, тесаного белого камня, железных связей» [11].
В 1773 году Сколково приобрел генерал граф Иван Григорьевич Чернышев. В 1774 году его управители издали книгу «Изъяснение на чертеж села Двубратского Сколково тож, которое отстоит от Москвы на тринадцать верст по Можайской дороге и находится во владении графа Ивана Григорьевича Чернышева». В ней было приведено подробное описание всех угодий с их распределением между крестьянами различных деревень и господской пашней. И. Г. Чернышев имел планы по строительству в вотчине господского дома, под него было даже отведено место. Однако эти планы не были реализованы.
Во второй половине 1780-х — начале 1790-х годов Сколковская вотчина была приобретена графиней Елизаветой Васильевной Зубовой, матерью двух известных деятелей екатерининского времени Платона и Николая Зубовых. Почти в это же время она приобрела соседние имения — Хоро-шево-Троекурово и Одинцово с деревней Акишевой, в результате сформировалась огромная вотчина площадью более трех тысяч десятин. Главный барский дом располагался в усадьбе Хорошево-Троекурово, в начале XIX века Е. В. Зубова выстроила новое здание храма во имя Гребневской иконы Богоматери в селе Одинцово.
В 1815 году Сколково вместе с Троекуровым и Одинцовым перешло по наследству к внуку предыдущей владелицы — князю Александру Николаевичу Зубову [2].
После реформы 1861 года земли Скол-кова были разделены межу новым помещиком Б. В. Мещерским, с одной стороны, и крестьянами трех деревень (Сколкова, Мамонова и Немчинова) — с другой. На момент реформы в Сколкове значилось 27 дворов и 97 душ мужского пола, среди них было девять дворовых, которые были заняты в барском имении в Хорошеве-Троекурове. На плане крестьянского надела крестьян деревни Сколково 1868 года показаны ранее сложившиеся дороги, кроме дороги из Сколкова в деревню Марфино, по ней стали ездить теперь вдоль более наезженной трассы, проходившей по берегу Сетуни (Сколковское шоссе). На плане видно, что значительные участки бывших лугов заросли мелколесьем, что свидетельствует об определенном хозяйственном упадке. Среди описания смежных владений на плане впервые отмечен участок пустоши Гусева полоса, ко-
торый в результате размежевания остался за князем Б. В. Мещерским. К началу 1880-х гг. Мещерский продал участок при урочище Гусева полоса общей площадью почти 11 гектар (10 десятин 2333 саж.). В 1885 году этот участок перешел от дворян Н. Н. Новиковых к московской купеческой жене Александре Гавриловне Васильевой [3]. Именно с этого момента начинается история строительства усадьбы «Гусева полоса».
Историко-архитектурная характеристика усадьбы «Гусева полоса»
Участок при урочище Гусева полоса с трех сторон был окружен небольшими оврагами, вдоль его северной стороны проходила дорога из Сколкова к станции 20-я верста. В 1902 году этот участок по купчей приобрела купчиха Евгения Егоровна (Георгиевна) Васильева. В конце 1913 года Евгения Егоровна продает недвижимость инженеру Александру Ивановичу Шумилину, так как с декабря означенного года в страховых документах стоит только его подпись, а заодно и виза архитектора (без расшифровки), но главное, в деле мы находим подлинное название имения — Гусева полоса.
В 1913 году Александр Иванович Шумилин выстроил вдоль дороги на станцию еще одну дачу, в южной части рядом с главным домом появился одноэтажный на каменном фундаменте дом для садовника и сторожа, в саду возвели бетонную оранжерею. Очевидно, в том же 1913 году он приступил к строительству нового главного усадебного дома. Для его строительства был разобран старый главный дом Васильевой. Уже к апрелю 1914 года несколько западнее старого вчерне было выстроено новое здание.
Е. Н. Подъяпольская датирует строительство усадьбы началом Первой мировой войны (1914−1918). Логично предположить, что возводился он в комплексе с хозяйственными и служебными постройками, существование которых подтверждено архивным планом комплекса. Об этом свидетельствую и записи, сделанные страховым агентом за 1914 год.
Дом в Сколкове получил характеристику «выдающегося образца архитектуры неоклассицизма. & lt-… >- Небольшое двухэтажное здание сооружено деревянным, со штукатурной отделкой „под камень“. Симметрию компактного объёма подчеркивают центральные портики большого ордера с треугольным
Илл. 3. Страховой план усадьбы
Экспликация: 1,2,3,4. Строения (дачи). 5. Прачечная. 6. Колодец. 7,8,10. Сараи и погреб. 11. Ворота, калитка. 14. Строение. 15. Ретирада. 16. Сарай. 17. Баня домашняя. 18. Строение. 19. Строение. 20. Оранжерея.
фронтоном: со двора — пилястровый, с другой стороны — пространственно развитый колонный того же коринфского ордера. Садовый фасад чрезвычайно наряден. Его красиво нарисованный портик усложнённой структуры поставлен на открытой платформе, куда выходит полукруглая колоннада, несущая фигурный балкон верхней террасы. Убранство корпуса дополняет лепнина, люнеты (арочный проем, расположенный в своде или стене и ограниченный снизу горизонталью, в сквозных люнетах помещаются окна, глухие украшают росписью или скульптурой) и декоративный балясник под окнами. Заполнения проёмов местами сохраняют расстекловку стиля неоклассицизм» [4].
На уровне первого этажа к портикам примыкали две террасы- сохранилась полукруглая в плане южная терраса, которая первоначально была открытая, северная
терраса утрачена в советское время. Южная терраса выходит на парковую площадку, огражденную балюстрадой.
Проект здания пока не найден, точное имя автора неизвестно, но можно высказать предположение, что значительную часть проектных работ выполнил сам владелец инженер-строитель Александр Иванович Шумилин. Известно, что он имел право на составление проектов, в прошении на переустройство лестницы в его собственном доме на Арбате он писал: «Переустройство имеет быть произведено под моим личным, Александра Ивановича Шумилина, наблюдением и ответственностью».
Сложно поверить, что в неспокойное время — канун Первой мировой войны — кто-то, несмотря ни на что, продолжал заниматься обустройством домашнего быта. А ведь именно это происходило в имении Гусева
полоса, которое при этом неустанно страховалось. Так, 29 апреля 1914 года страховой агент засвидетельствовал незавершенное строительство двухэтажного бревенчатого здания, под железной крышей, на каменном фундаменте, с оштукатуренным цоколем. «Отделочные работы во втором этаже находились на начальном этапе, также упоминается: устройство полов сосновых дощатых и паркетных, установка дверных и оконных ко-лодей из сосны, окон с переплетами, монтаж приборов центрального отопления. Строение предназначается под жилое помещение, будет занято владельцем. Ведутся строительные работы на полуциркульной террасе».
Далее по данным можно проследит этапы строительства (согласно страховому плану (илл. 3):
— 8 июня 1914 года — отделка здания продолжается. Особняк оштукатурен снаружи по проволочной сетке поверх теса. Оконные рамы и двери большей частью навешены и окрашены масляной краской. Приборы центрального водяного отопления (радиаторы и батареи) частично установлены, в подвале занял свое место большой котел на пять секций. Устроены приточная и вытяжная вентиляции, ведется проводка электричества. По железным косоурам (несущая деталь конструкции лестничного марша, на которую устанавливаются ступени) возводится бетонная лестница во второй этаж. Продолжаются работы на полуциркульной террасе, сооружается двухэтажная пристройка для зимнего сада с террасой (Ь).
— 9 сентября 1914 года — «строение с отделкою продолжается». Снаружи укреплен «карниз бетонный с барельефами», выполнена рустовка на фасадах. Водопровод, центральное отопление и канализация готовы к эксплуатации. В ванной комнате полы выстланы метлахской плиткой, здесь же сложен изразцовый очаг с плитою, установлена чугунно-эмалированная ванна с никелированным душем, у стены — фаянсовый умывальник и чугунно-эмалированная раковина. Терраса «отделкою закончена», пристройка (Ь) почти готова, достраивается одноэтажная деревянная галерея под железной кровлей (е) и открытая веранда с каменными колоннами и бетонным балясником.
— 22 января 1915 года — штукатурные работы вполне закончены. Потолки по обоим этажам отделаны в чистовую гипсом. Плафоны в зале, столовой и кабинете украшены лепниной, розетками и картушами. Колонны портика получили свои завершения — изящные капители. Терраса (а), пристройка (Ь) и галерея (е) достроены.
— 14 октября 1915 года — в экстерьере завершены стильные барельефы, на террасе сооружен цементный балясник, пол площадки залит цветной мастикой. Последние штрихи в интерьере: над дверями размещены алебастровые роскошные наличники, установлены подоконные доски, устраняются мелкие недоделки. Внутренняя покраска завершена.
— 27 июня 1916 года — стены оклеены дорогими обоями, всё строение окрашено снаружи. Занято домовладельцем [11].
После революции усадьба была муниципализирована и отведена под жилье. В 1922 году здесь значились четыре дачи и пятая барская — главный дом. Общая площадь владения составляла 16 800 квадратных сажен. Жилая площадь главного дома была определена в 85 квадратных сажен, здесь значились 13 зимних жилых комнат. Ни отопление, ни канализация, ни электричество уже не работали [5].
В апреле 1923 года сюда на короткое время переехал агропункт Козловской волости Московского уезда. В отчете агроном Пичугин писал: «Пришлось приводить в порядок, очищать и приспособлять новое помещение, весьма пострадавшее от предшествующих жильцов» [6].
Дальнейшая судьба имения не совсем ясна, в 1926 году в нем короткое время располагался детский дом, который обслуживали 36 человек [9]. В это время в Сколко-ве значились 60 крестьянских хозяйств, два прочих, всего проживало 315 человек, в Мамонове значились 107 крестьянских дворов, прочих 127, здесь проживало 911 человек.
Судя по позднейшим планам, усадьба «Гусева полоса», возможно, была занята центральной усадьбой одноименного совхоза, в 1930-е годы он был переименован в
Илл. 4. Проект расширения санатория «Баковка» 1963 г.
Илл. 6. Фрагмент южного (паркового) фасада усадьбы. Центральный портик. Состояние на 2015 г.
«Мамоново» и с середины 1930-х годов принадлежал отделу рабочего снабжения фабрики «Трех-горная мануфактура». На карте 1935 года место усадьбы обозначено как «школа», можно предположить, что здесь какое-то время функционировало учебное учреждение.
Достоверно известно, что в начале 1960-х годов в бывшей усадьбе Гусева полоса располагался дом отдыха «Баковка» Министерства авиационной промышленности СССР. К этому времени был восстановлен пруд, к началу 1960-х годов к главному корпусу на месте бывшей галереи и котельной пристроили двухэ-
Илл. 7. Фрагмент восточного фасада. Состояние на 2015 г.
тажное здание для кинозала и столовой, решенное в лаконичных формах архитектуры того времени.
В 1963 году был выполнен проект расположенной со стороны восточного торца симметричной трехэтажной пристройки, где разместились номера дома отдыха (арх. Гуренич). На поэтажных планах видно, что первоначальная планировка основного здания была частично изменена за счет устройства дополнительных перегородок. Возможно, в 1960-е годы была проведена и реконструкция садово-парковой части комплекса. Позже дом отдыха получил название «Полет» (илл. 4).
В 1980-е годы и особенно с 1990-х годов территория активно застраивалась дачами и коттеджными поселками. В 2004 году в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации здравница переходит в ведение Министерства промышленности и энергетики РФ. В 2006 году прошла приватизация объекта, ставшего Открытым акционерным обществом «Дом отдыха Полет». В 2010 году территория «Полёта» вошла в границы инновационного центра «Сколково».
В настоящее время из ансамбля усадьбы «Гусева полоса» сохранились: главный дом, находящийся в аварийном состоянии, начала XX века, заросший усадебный парк, вероятно, обустроенный при реконструкции главного дома под дом отдыха.
Единственная сохранившаяся постройка жилой части усадьбы — главный дом, построенный инженером-строителем А. И. Шумилиным в 1910—1914 годах, — находится на сегодняшний день в аварийном состоянии. Главное здание усадьбы выполнено в стиле неоклассицизма и представляет собой симметричное двухэтажное деревянное здание со штукатурной отделкой «под камень», с центральным портиком и боковыми крыльями, выполненными из кирпича. В плане объект имеет сложную геометрическую форму с ярко выраженной симметрией.
Согласно страховому плану 1910−1916 годов, к северному фасаду вела подъездная дорога, и именно он является главным (илл. 5). Композиция фасада симметрична относительно центральной оси. Симметрию подчеркивает центральный портик с треугольным фронтоном на четырех пилястрах с коринфскими капителями, оформленный картушем в виде венка и модильонами (архитектурная деталь ордерной архитектуры наподобие кронштейна, поддерживающая выносную плиту венчающего карниза. Ино-
гда модильон играет только декоративную роль). Существенным элементом композиции фасада является расположенное на втором этаже в центральной части трехчастное окно с повышенным полуциркульным проемом посредине. Оконный проем украшен архивольтом и антаблементом, опирающимися на пилястры с ионическими капителями, расположенными с двух сторон от оконных проемов. Под окном импост украшен балясинами. Композиция также дополняется двумя медальонами, расположенными с двух сторон над центральным оконным проемом. Симметричную композицию северного фасада дополняют боковые двухэтажные крылья, оформленные пилястрами с коринфскими капителями. Фасад боковых крыльев здания дополняется лепниной, люнетами и декоративными балясниками под окнами. В ходе комплексных научных исследований было обнаружено, что окна-люнеты с внутренней стороны помещений были забиты и оштукатурены, а боковые окна являлись частично фальшь-окнами снаружи и шкафчиками внутри здания.
В центральной части первого этажа расположены три симметричных проема входной группы. В ходе комплексных научных исследований было выявлено, что утраченная ныне входная группа представляла собой прямоугольную в плане веранду с балясником. На сегодняшний день данный фрагмент фасада сильно искажен. В советское время на месте веранды был организован деревянный остекленный тамбур. После его демонтажа поверхность пришла в негодность, начала обваливаться штукатурка, обнажилась кирпичная кладка.
Не менее богато, чем северный (главный) фасад, решен южный фасад, выходящий в парк (илл. 6). Южный фасад так же, как и северный, выполнен симметрично. Композицию фасада подчеркивают центральный портик с разорванным фронтоном на четырех колоннах коринфского ордера и полукруглый эркер, несущий балкон. Стена разделена по вертикали пилястрами с коринфскими капителями, повторяющими ритм колонного портика. Колонны портика поддерживают фриз антаблемента, украшенного сухариками (ряд декоративных прямоугольных выступов на карнизе). Арка полуфронтона богато декорирована лепными розетками в виде цветов. Колонны портика, диаметром 700 мм и высотой в два этажа, поддерживающие фигурный балкон, выполнены из монолитного железобетона, оштукатурены и побелены. Колоннада ио-
нического ордера на первом этаже в советский период была застеклена и перестроена в эркер. С этой стороны расположена открытая полукруглая терраса, также огороженная железобетонным балясником.
Со стороны западного и восточного крыла вплотную к объекту архитектурного наследия в 1960-е годы были возведены корпуса дома отдыха «Баковка», что крайне негативно повлияло на архитектурно-художественную целостность памятника, поскольку оба фасада были практически полностью утрачены (илл. 7). Но в ходе комплексных научных исследований, благодаря сохранившимся фрагментам декоративных элементов и зондажным раскрытиям, специалистам Инвестиционной группы компаний ASG удалось восстановить их облик.
Поскольку восточное и западное крыло решены симметрично относительно северного и южного фасада, нами сделан вывод, что и торцевые фасады были одинаковыми. На месте обследования были выявлены исторические симметрично расположенные проемы. В ходе натурных исследований на уровне второго этажа, в центральной части, выявлено окно-люнет, совпадающее по габаритам с окнами южного и северного фасадов. Также сохранился архитектурный декор окна в виде замкового камня, украшенного листом аканта. Слева виден след декоративной ленты, говорящий о расположении над окном архитектурного декора, характерного стилю усадьбы и представляющего собой венок с расходящимися лентами. По сохранившейся деревянной конструкции карниза также можно предположить, что фронтоны изначально были украшены лепным декором, а сами фронтоны были перестроены при реконструкции здания под дом отдыха.
Илл. 8. Фрагмент
интерьера
парадного зала.
Сводчатый
кессонированный
потолок с
сохранившимися
лепными
розетками
Илл. 9. Фрагмент интерьера парадного зала. Фотография Вадима Разумова
Илл. 11. Фрагмент интерьера парадной лестницы. Потолочные плафоны и падуги с сохранившейся лепниной. Фотография Вадима Разумова
Илл. 12−13. Сохранившиеся на втором этаже, двухстворчатые филенчатые двери
Илл. 10. Фрагмент интерьера парадной лестницы. Фотография Вадима Разумова
В целом, в ходе комплексных научных исследований выявлены произошедшие за последние несколько десятилетий изменения не только в фасадах, но и конструкции кровли. В ходе обследования чердака обнаружены следы пожара. Появились надстроенные аттиковые стенки (во время перестройки объекта), ввиду чего историческая кровля оказалась ниже аттика. При этом поменялся уклон кровли, приведший впоследствии к утрате правильного водостока и сбору снеговых мешков. Все это послужило причиной повсеместного намокания стен и способствовало поражению гнилью древесины бревенчатых стен (в основном наружных), растрескиванию и разрушению наружного штукатурного слоя и архитектурного декора.
Интерьеры особняка отличались богатством декоративного убранства. «Отделка парадных помещений основана на имитации приёмов русской классики. Зал и парадная лестница перекрыты соответственно низким цилиндрическим и зеркальным ложным сводами. В зале свод кессонирован и украшен розетками, стены опоясаны фризом с антикизирующей орнаментикой высокого рельефа. Изящная лепнина, характером рисунка восходящая к произведениям Ч. Камерона, покрывает плафон и падуги над мраморной лестницей, стены которой частично разделаны квадратным рустом. Оформление интерьеров дополняют массивные двупольные двери с филенками» [4] (илл. 8−13).
Неплохо сохранившаяся планировка дома позволяет проследить три периода перестройки. В ходе исследований было выявлено, что в дореволюционный период уже после завершения возведения здания самим хозяином были внесены некоторые изменения. Так, были построены из кирпича боковые симметричные крылья, послужившие причиной внесения изменений в планировку здания. «Центральное положение на первом этаже занимает сквозной вестибюль для выхода с парадного входа в парк, навер-
9'-«
Вб
11 №
и!- и я!
|8в
тт
я Ш
ан
Ш
0ш III нб!
сине
Илл. 14. Заложенные дверные проемы в центре парадного зала. Фотография Вадима Разумова
ху — парадный зал. Коридорная планировка крыльев, очевидно, новейшая- об изменении прежней свидетельствуют две заложенные двери зала в обрамлении лепных наличников с сандриками на кронштейнах (илл. 14). Проведённые на втором этаже зондажные раскрытия показали, что перепланировка второго этажа была выполнена в дореволюционный период» [4].
Ко второму периоду перестройки относятся изменения, произошедшие с 1917 по 1942 годы. К этому времени относятся застекление колоннады первого этажа и присоединение получившегося эркера к вестибюлю, а также строительство железобетонного балясника южной террасы (илл. 15).
Третий период связан со строительством дополнительных корпусов дома отдыха «Полет», в результате чего появились пристрои к основному объему усадьбы.
Современное состояние
С конца ХХ века усадьба находилась в запустении. После того как дом отдыха «Полет» приостановил свою деятельность, здание усадьбы стояло заброшенным, и его состояние на момент обследований было удручающим. Несмотря на значительную внешнюю сохранность, усадьба дошла до нас с весьма изношенными конструкциями. В процессе исследования установлено: объект возводился в несколько приемов. Дерево не является формообразующим материалом и использовано при строительстве усадьбы из экономических соображений. Согласно описанию страхового агента, для строительства усадебного дома был разобран старый главный дом Васильевой. Данный факт подтвердился в процессе натурных исследований.
Стены основной части здания были рублены из новой древесины хвойных пород с ко-
Илл. 15. Зондажное раскрытие колоннады первого этажа. Фотография Вадима Разумова
нопаткой, диаметр венцов 240 280 мм. Именно из-за нехватки материала при возведении дома части некоторых стен добирались из деревянного бруса от разобранного старого главного дома бывшей владелицы Евгении Егоровны Васильевой. При вскрытии штукатурного слоя было обнаружено множество фрагментов этого бруса местами с различными врубками, врезками и даже со следами от пожара (илл. 16). Брус был на 4−6 см шире диаметра новых бревен. Толщина стен в разных местах с учетом доборов и отделочных покрытий составила от 310 до 410 мм, а внутренних деревянных перегородок — от 100 до 280 мм.
Все внутренние стены и перегородки оштукатурены известковым раствором и окрашены, причем деревянные стены оштукатурены по металлической сетке, набитой по дранке (илл. 17). Сетка использовалась разная, местами плетеная (полотняного переплетения) с ячейкой 8×8 мм, а большей частью панцирная (рабица), которая в свою очередь обнаружена с разным размером ячеек — 7×7 мм и 16×16 мм. Встречается сетка стальная, покрытая ржавчиной, и оцинкованная. В записях страхового агента за 1914 год читаем: «8 июня 1914 года отделка здания продолжается. Особняк оштукатурен снаружи по проволочной сетке поверх теса». Та-
Илл. 16. Зондажное раскрытие наглядно демонстрирует следы пожара и места ранней переборки деревянных конструкций
Илл. 17. Зондажное раскрытие фрагмента деревянной стены, оштукатуренной по металлической сетке, набитой по дранке
Илл. 18. Патент № 124,286 «Wire Fabrics», выдан 5 марта 1872 года на имя Петерса (J. W. C. Peters) Фотография из интернета
кой способ отделки был очень популярен в строительстве в этот период, он пришел из Европы.
Немецкий строитель, изобретатель и предприниматель Карл Рабиц (Carl Rabitz, 1823−1891) был учеником известного архитектора и строителя Альберта Дитриха Шадова. Родился Карл Рабиц в городе Галле, в 1853 году получил степень магистра и в следующем, 1854, году стал независимым мастером-каменщиком. Круг интересов К. Рабица был очень широк. В 1864 году Рабиц изобрел метод устройства огнестойкой штукатурки потолков по деревянным балкам и получил патент на это изобретение. В 1867 году он издает книгу, в которой рассказывает о «живой крыше» и «эксплуатируемой кровле» — совершенно новых для того времени явлений в архитектуре Европы. Рабиц впервые представил такой ландшафтный сад на плоской крыше в Париже на Всемирной выставке 1867 года.
Автор множества интересных изобретений и патентов всю жизнь занимался строительством и, в частности, вопросом прочности штукатурного покрытия. Он опробовал и переработал множество разных способов, пока не нашёл самый надёжный вариант -это подкладывание под штукатурный слой стальной сетки. Известнейшим же изобретением Карла Рабица был не только сам способ ведения штукатурных работ с использованием специальной сетки, который давал возможность штукатурить стены без трещин, создавать легкие стенки произвольных форм и лепные потолки, а сам станок для производства этой штукатурной сетки. В 1878 году на него получен патент № 3789. Несмотря на это, многие историки отказываются признавать авторство Карла Рабица в изобретении надёжной, прочной и легко изготавливаемой сетки из переплетённых спиралей. Справедливости ради следует заметить, что та сетка, изображение которой имеется в иллюстрациях к патенту Рабица, -это не рабица (!), к которой мы привыкли сегодня, а обычная тканая сетка и поныне используемая для штукатурных работ. Название «рабица» для плетеной сетки закрепилось только в немецком языке и языках постсоветского пространства, что объяс-
няется частым заимствованием понятии из немецкого языка в 30-х годах ХХ столетия. В английском же языке для плетеноИ сетки закрепилось название «chain-link fencing», что в дословном переводе означает «сцепленные ограждения». Таким образом, никакой связи с рабицей нет. К тому же англичане считают, что изобрёл её некий Чарльз Бернард (Charles Barnard) из Норвича (Великобритания) в 1844 году. И станок для её производства тоже изобрёл он. Кстати, один из образцов станка в рабочем состоянии до сих пор экспонируется в музее Бридуэлл в Норвиче. Исследователи истории рабицы выяснили, что сетка Бернарда, которую его фирма экспортировала, например в Австралию, для защиты фермерских хозяйств от расплодившихся кроликов, — это тоже не сетка-рабица, а так называемая hexagonal wire netting или шестигранная сетка, хотя в том же музее экспонируется фотография группы рабочих фабрики на фоне рулонов той самой знакомой нам рабицы! Но дата на фотографии — 1910 год.
Самое же ранее из известных задокументированных изображений сетки-рабицы было обнаружено в патенте на (!) матрац. В США патент № 124, 286 «Wire Fabrics» выдан 5 марта 1872 года на имя некоего Петерса (J. W. C. Peters) (илл. 18).
Интересно, что сам Петерс в своём патенте не претендует на первенство в изобретении конкретного данного переплетения спиральной проволоки: «I am aware that several wires coiled together have been used for similar purposes- but I do not claim suchs» [12] (Я знаю, что несколько проводов свернутых вместе и раньше использовались для подобных целей- но я не утверждаю, что именно такие).
Таким образом, вопрос авторства в изобретении такого массового строительного и конструкционного материала до сих пор
Илл. 19. Деструктивный участок внешней несущей стены
остаётся открытым и не мешает продолжать называть сетку-рабицу именем талантливого немецкого строителя.
В Российской империи первые привилегии на производство проволочных сеток были выданы в 1883 и 1894 годах.
В 1883 году Россия начала производство собственной плетеной металлической сетки. Так, под номерами 2864 и 2950 были выданы привилегии (патенты) на особые агрегаты для загибания петель и, соответственно, формирование проволочного плетения. Позже, в 1894 году под номерами 5729 и 6061 выданы патенты на специальные приспособления для закалки, а также отпускания проволоки из стали, покрытия ее оловом или цинком, другими металлами. Изготовляли подобную сетку из стальной низкоуглеродистой проволоки.
Инженер-строитель Александр Иванович Шумилин (владелец и застройщик) помимо нового материала (рабицы) активно использовал новый по тем временам бетон, который при контакте с древесиной оказывает на последнюю самое негативное воздействие (илл. 19). Ввиду отсутствия тогда исследований по взаимодействию древесины и бетона, Шумилин не мог предположить, что данное соседство в будущем послужит быстрому увяданию здания.
Уже в советское время были приняты меры по ремонту сруба, частичной замене сгнивших элементов. Многочисленные переделки и некачественно выполненные вычинки привели к перекосу южного фасада в три части. Следует отметить ван-
дальную прокладку коммуникаций: штробы были выполнены непосредственно в срубе без выполнения элементарной гидроизоляции. Постоянное конденсирование в теплое время года данных участков привело к многочисленному гниению и деструкции бревен на фасадах здания и внутри помещений (илл. 20,21).
В ходе проведения первоочередных про-тивоаварийных мероприятий установленная ранее инженерными исследованиями как аварийная северо-западная стена после нескольких дождливых дней произвела частичное обрушение в районе второго этажа.
Илл. 22. Лепнина лестничной клетки
Илл. 23. Обнаруженный фрагмент кованого ограждения цветника
Илл. 24. Обнаруженный фрагмент кованого ограждения печной трубы
Историческая планировка здания, как уже говорилось выше, была изменена (прослеживаются три периода перестройки). В ходе проведения первоочередных противо-аварийных мероприятий были демонтированы советские деревянные панели и подвесные потолки советского и современного периодов. После демонтажа была выявлена историческая планировка, обнаружены исторические потолочные тяги, паркет советского периода, заложенные дверные проемы.
В пространстве лестничной клетки и в центральном фойе на втором этаже сохранилось лепное убранство стен и потолка. Лепнина, по первичным исследованиям, сохранена в неудовлетворительном состоянии ввиду окрашивания масляной краской, следствием чего стала деструкция материала (илл. 22). В процессе реставрационных работ весь декор будет дополнительно проверен и освидетельствован.
В некоторых помещениях имеются фрагменты потолочных тяг, участки паркетного пола (советского — 2-ой сорт, приблизительно 70-е годы XIX века). Столярные заполнения оконных и дверных проемов сохранились фрагментарно в правом и левом крыльях. В процессе зондажных исследований были раскрыты дополнительные торцевые окна, заложенные в советский период при переустройстве объекта под дом отдыха. Также в процессе исследования были раскрыты внутри помещения окна-люнеты в боковых крыльях, иные окна не сохранились. Одна из
интереснейших находок сделана во время обследования чердака. Именно там были обнаружены фрагменты кованых ограждений, служивших, возможно, для ограждения цветников (илл. 23), а также ограждение печной трубы (илл. 24).
Наряду с архитектурными исследованиями на памятнике были проведены комплексные инженерные, микологические, инженерно-технологические исследования. Результатом всех этих исследований стал комплексный подход к реставрации и приспособлению здания.
Концепция сохранения и приспособления
В основе концепции дальнейшего использования усадьбы лежит принцип коммерческого использования с одновременным приданием объекту музейной функции, включающей в себя воссоздание усадебного быта. Усадьба расположена на территории инновационного центра «Сколково» и станет центром проведения различных конференций и деловых переговоров. Технопарк «Сколково» — это 23 тыс. м2, на которых наука и бизнес дополняют друг друга, создавая уникальную инновационную экосистему. Усадьба & quot-Гусева полоса& quot- станет особым местом притяжения для бизнеса и конгресс-туризма. В комфортабельных переговорных можно решать вопросы различного характера, а в парке, на открытом воздухе, проводить летние мероприятия.
Среди современных зданий, новых технологий, новаторских решений здание усадьбы будет особой жемчужиной, явится свидетельницей исторического прошлого России. Это обеспечит особое качество территории инновационного центра, раскроет для приезжих гостей и сотрудников «Сколкова» не только инновационные технологии, но и вехи истории.
В восстановленном в соответствии с историческим периодом интерьере дома будут размещены произведения русского и европейского декоративно-прикладного искусства, живописи той эпохи, аутентичные мебель и посуда из корпоративной коллекции МИА ASG.
Проектом приспособления предусмотрено устройство в главном доме усадьбы гостево-
С? н
го дома для проведения торжественных и деловых мероприятий, который будет включать в себя комфортабельные конференц-залы и переговорные. По главной исторической аллее осуществляется подъезд к северному фасаду усадьбы. Восстановленная обширная веранда ведет на первый этаж. На первом этаже располагаются парадное центральное фойе, через которое гости попадают в парк. В западной части располагаются банкетный и фуршетный залы, а также небольшая гостиная. Восточная часть отведена под размещение санузлов, буфетной со служебным выходом и гостиной. На второй этаж ведет парадная лестница с историческим лепным декором. В западной части второго этажа также расположена большая переговорная (конференц-зал) с кабинетом-приемной ру-

и и
Илл. 25. План приспособления первого этажа
Экспликация: 5. Тамбур. 6. Вестибюль. 7. Гостиная. 8. Гостиная. 9. Банкетный зал. 10. Фуршетный зал. 11. Коридор. 12. Кухня. 13. Комната персонала. 14. С/у персонала. 15. Лестничный марш. 16. Гардероб. 17. Мужской с/у. 18. Женский с/у. 19. Коридор. 20. Терраса. 21. Веранда. 22. КУИ.
и & lt-л>-
Илл. 26. План приспособления второго этажа
Экспликация: 23. Коридор. 24. Будуар. 25. Вестибюль. 26. Гостиная-комната отдыха. 27. Гостиная-комната отдыха. 28. Переговорная. 29. Балкон. 30. Большая переговорная. 31. Кабинет -приемная руководителя.
ководителя. В центральной части, как это и было исторически, расположился парадный зал с подлинным лепным убранством, через который гости смогут попасть на балкон и конференц-зал. Восточная часть отдана под комнаты отдыха (гостиные), будуар и малую переговорную. Переговорная и кабинет руководителя, расположенные в западном и восточном крыльях здания, будут весьма интересными ввиду сохранившихся подлинных оконных заполнений, характерных для эпохи неоклассицизма. Проектом предусмотрено раскрытие заложенных оконных проемов в восточной части. В западной части, со стороны пристроя, планируются фальш-окна, аналогичные сохранившимся окнам. Важным местом в усадьбе станет центральная парадная зала на втором этаже. Здесь сохранилось историческое убранство потолка, дверные порталы, декор части стен, балкон с видом на парк.
Проект приспособления не предусматривает изменения исторической планировочной структуры главного дома (илл. 25). Планируется воссоздать все утраченные несущие стены в подлинном материале (дерево). Перегородки для приспособления будут выполнены из
легких современных материалов, таких как ГКЛ. Планировочная нарезка помещений не противоречит исторической планировке здания. В отделке полов зон общего пользования и санузлов используется плитка из керамо-гранита, в переговорных и конференц-залах -паркет по историческим рисункам и аналогам. Утраченная веранда восстанавливается в исторических габаритах.
В соответствии с условиями охранного обязательства, проектом реставрации и приспособления по результатам проведенных комплексных исследований предусматривается восстановление объемно-планировочной и конструктивной структуры здания в исторических объемах и воссоздание внешнего облика здания. Для придания объекту исторического очарования, реставраторам придется весьма потрудиться. Первый этап восстановительных работ будет производиться по реставрации конструкции кровли: как говорилось ранее, кровля была переустроена в советское время. Далее кропотливые работы по реставрации сруба и фасадов в целом: очистка, реставрация и докомпоновка лепного декора, воссоздание утраченных элементов. Будут раскры-
ты заложенные оконные проемы, установлены деревянные окна с исторической расстекловкой. Также будет отреставрирован парковый выход и восстановлена терраса главного фасада, однако, приспособленная под современные реалии, к воссоздаваемой террасе будет спроектирован пандус для маломобильных групп населения.
Помимо объемных наружных работ будет проведена детальная реставрация всех сохранившихся интерьеров здания: отреставрированы подлинные двери, декор помещений, а также парадная мраморная лестница. В помещениях, где, к сожалению, подлинные интерьеры не сохранены, отделка будет подобрана по аналогам, характерным для начала ХХ века (илл. 26,27,28).
Результатом труда большого круга специалистов в области реставрации станет очередной возрожденный частным инвестором памятник архитектуры. Он не столь древний, как остальные русские усадьбы, восстанавливаемые ИГК ASG, но не менее значимый для их истории. Отреставрированная усадьба «Гусева полоса» станет жемчужиной Инновационного центра «Сколково», олицетворяя собой преемственность поколений и неразрывную нить истории.
Илл. 29. Елагин дворец. Фрагмент интерьера второй половины XIX — н. XX века.
Список использованной литературы:
НЕОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ:
1. ОПИ ГИМ. Ф. 440.- Оп.1.- Д. 699.- Л. 11, 11 об.
2. ЦИАМ.Ф. 50.- Оп. 14.- Д. 1209.- Л. 70 об-73.
3. ЦИАМ. Ф. 184.- Оп. 9.- Д. 581.- Л. 197, 198.
4. ПАМО.- М., 2009.- Т.4.- С. 163−164.
5. ГАРФ. Ф. 4041.- Оп. 4.- Д. 1160.- Л. 53 об-54.
6. ГАМО. Ф. 805.- Оп. 1.- Д. 248.- Л. 52 об.
7. ПАМО.- М., 2009.- Т.4.- С. 163−164.
ОПУБЛИКОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ:
8. Аверьянов К. А. Мамоново //История сел и деревень Подмосковья ХМ-ХХ вв.- М., 1992. — С. 108.
9. Бондарева Н. А. Усадьба Мамоново — Гусева полоса // Охраняется государством.- 2015.- № 1. — С. 44−57.
10. Версия Карла Рабица [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http: //www. setka-rabica. com/article/rabica_story (Проверен: 16. 11. 2015).
11. Забелин И. Е. Кунцово и древний Сетунский стан. Исторические воспоминания.- М., 1873. -С. 130.
12. Справочник по населенным местам Московской губернии.- М., 1929.- С. 388.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой