Кластерный подход как инструмент создания благоприятного инвестиционного и делового климата в системе обеспечения конкурентоспособности территории

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

КЛАСТЕРНЫЙ ПОДХОД КАК ИНСТРУМЕНТ СОЗДАНИЯ БЛАГОПРИЯТНОГО ИНВЕСТИЦИОННОГО И ДЕЛОВОГО КЛИМАТА В СИСТЕМЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ ТЕРРИТОРИИ
Е. А. КОЛЕСНИЧЕНКО, О. В. САВИНОВА
В статье рассматриваются аспекты исследования формирования кластеров в реальном секторе региональной экономики, а также вопросы формирования инновационного микроклимата региона, стратегического развития кластеров, формирования кластерной политики и кластерных инициатив. Авторами раскрыто содержание понятия «кластер» как сложная самоорганизующаяся социальная структура, ориентированная на потенциал региона и на формирование бренда региона и его роль в обеспечении конкурентоспособности территории, определено, что наиболее перспективными являются исследования формирования кластеров в реальном секторе экономики. Применительно к современным условиям хозяйствования, определены структура кластера и исследованы четыре ключевые компоненты модели оценки эффективности и анализа кластерных инициатив. Определено, что кластеры могут быть ориентированы как на инновационные технологии, так и на традиционные исторически сложившиеся промыслы- могут имеет искусственную проектную природу или органическую, связанную с прорастанием его деятельности. Выявлено, что основной стратегией государства и социальных институтов в области формирования и поддержки кластеров должно стать целенаправленное воздействие на субъекты управления кластерами при использовании мирового опыта развития кластеров. Исследована модель оценки эффективности и анализа кластерных инициатив, основывающаяся на: внешнем окружении, цели, особенностях создания и развития кластерной инициативы. В заключении сделан вывод, что внедрение кластерного подхода в ключевые региональные политики в среднесрочной перспективе позволит улучшить качество социально-экономического развития субъектов РФ.
Ключевые слова: региональная кластерная политика, региональная экономическая и отраслевая экосистема, конкурентоспособность кластера, модель оценки эффективности кластерных инициатив, инновационность региона.
Становится общепризнанным фактом положение о том, что в условиях глобализации для любого региона важным условием устойчивости и экономической независимости является ее внутренняя организация, включая способность адекватно реагировать на изменения внутренней и внешней конъюнктуры отдельных отраслей, осуществлять быструю адаптацию за счет средств инновационной политики [7].
Исследования показывают, что в современных условиях хозяйствования актуальными выступают исследования, посвященные вопросам формирования и развития кластеров в реальном секторе национальной экономики. Такое положение дел обусловлено тем, что данная форма организации играет решающую роль, как в создании стоимости ВРП, так и повышении уровня социально-экономического развития территории (в том числе и обеспечении занятости населения). Таким образом, исследования таких организационных форм в
локальных экономических системах значительно возрастают, так как они более мобильные в сравнении со всей глобальной системой. Такая высокая актуальность обусловливает необходимость разработки и (или) совершенствования региональной кластерной политики.
Обращаясь к содержанию понятия «кластер», отметим, что это сложная самоорганизующаяся социально-ориентированная структура, развитие которой направлено, с одной стороны, на наращивание и эффективную реализацию потенциала региона, а с другой — на формирование положительного восприятия бренда территории через разработку и реализацию механизма социально -экономического развития всех сфер и подсистем региона.
Кластеры могут быть ориентированы как на инновационные технологии (вологодское масло, Кремниевая долина), так и на традиционные исторически сложившиеся промыслы (г. Каргополь).
С одной стороны, кластер имеет искусственную проектную природу — он может являться результатом, так называемой, кластерной инициативы (например, инициативы Николая Верещагина или Фредерика Термана). С другой стороны, кластер имеет органическую природу, связанную с прорастанием его деятельности в укладах региональных сообществ и социальных сетей, характерных для конкретного региона (г. Каргополь).
Рост кластеров может быть усилен кластерной политикой — осознанным взаимодействием институтов власти и общества по поддержке и развитию кластерных инициатив. Вместе с тем, история знает немало примеров, когда кластеры вырастали без какой-либо поддержки со стороны государства и общества, а средства, выделяемые государством и разного рода организациями на реализацию кластерной политики, не приводили к росту кластеров [2].
Кластеры, по нашему мнению, не являются самостоятельными организациями и поэтому не могут быть юридическими лицами, а также субъектами (заказчиками) и предметами управленческого консультирования. Кластеры не следует путать с холдингами, объединениями компаний, некоммерческими организациями, хотя эти организации могут тем или иным способом участвовать в кластере.
С точки зрения современных научных представлений, кластерами не являются:
— города и муниципальные поселения- холдинги и группы компаний, территориально-производственные комплексы с едиными центрами управления-
— компании-партнеры, ориентированные на внутренний региональный спрос.
Если говорить о стратегиях развития кластеров, то, с нашей точки зрения, они должны быть согласованы со стратегией развития государства [12].
Мы считаем, что основной стратегией государства и социальных институтов в области формирования и поддержки кластеров должно стать целенаправленное воздействие на субъекты управления кластерами, согласованное с их внутренними укладами, социальными и институциональными тенденциями развития, вовлечение в этот управленческий процесс органов исполнительной власти, институтов науки и образования, СМИ и гражданского общества, финансовых институтов, крупного, среднего и малого бизнеса. При этом необходимо использовать мировой опыт развития кластеров и представления об эффективном развитии общества и организаций.
Вместе с тем, решая задачу стратегического развития кластеров, формирования кластерной политики и кластерных инициатив, мы должны понимать, что кластер является не субъектом стратегического управления, а полисубъектной средой, эволюция которой определяется, с одной стороны, динамикой субъектов деятельности кластера, а с другой — стратегией государства, кластерной политикой региона и кластерными инициативами. На сегодняшний день существуют широкие финансовые возможности для реализации кластерной политики.
Кластер — это «региональная экономическая и отраслевая экосистема», формирующаяся в рыночной экономике и в условиях конкуренции. Орьян Солвелл [1], анализируя работы Майкла Портера [12] и его последователей, выделяет шесть ключевых игроков — субъектов деятельности в кластере (рис. 1):
— отраслевые предприятия-
— государственные и муниципальные органы-
— университеты-
— финансовые институты-
— медиаорганизации- организации по сотрудничеству.
Рис. 1. Ключевые игроки — субъекты деятельности в кластере
Отраслевые предприятия — это поставщики товаров и услуг, а также компании, обладающие технологиями для производства товаров и услуг. Государственные и муниципальные органы можно разделить на национальные, региональные и местные. Общенациональные министерства и ведомства формируют государственную политику в области науки, производства и образования, влияющую на развитие кластеров. Кроме того, они реализуют программы развития территорий и кластеров. Региональные государственные органы являются
представителями национальных органов или реализуют программы развития в конкретных местностях. Университеты включают колледжи, исследовательские институты, научные парки, организации по распространению технологий. Роль медиа и средств массовой информации состоит в том, чтобы формировать и развивать региональный бренд кластера, создавать истории успеха организаций кластера, распространять опыт проектов развития [10].
Организации по сотрудничеству (ОС) являются отдельным игроком кластера. Это могут быть не-
коммерческие организации (НКО), торгово-промышленные палаты, ассоциации ученых и предпринимателей. Сюда же могут входить социальные сети специалистов в различных областях деятельности [3]. Конкурентоспособность кластера основана на эффективности сети прямых и косвенных поставщиков, которые, как правило, представлены малыми и средними компаниями. Важной составляющей кластера являются малые и средние компании, выполняющие роль компаний — поставщиков (рис. 2).
Рис. 2. Модель конкурентоспособного кластера
Модель оценки эффективности и анализа кластерных инициатив основывается на четырех компонентах [5]. Три из них являются входными:
— социальное, политическое и экономическое окружение-
— цели-
— особенности процесса создания и развития кластерной инициативы.
На рисунке 3 представлены основные компоненты модели.
Все эти многофакторные компоненты в свою очередь влияют на четвертый компонент данной модели — эффективность кластерной инициативы.
Вопросу эффективности кластерных инициатив посвящено достаточно много работ. Наиболее интересные выводы по данному вопросу были сделаны в работе В. В. Тарасенко [5]:
Во-первых, каждая кластерная инициатива уникальна, она определяется и целью создания кластера, и факторами внешнего окружения (к примеру, данные параметры достаточно сильно зависят от того, в какой стране формируется кластер: в странах как с развитой экономикой, развивающейся или переходной экономикой).
Во-вторых, как показывает практика, большое количество кластерных инициатив свойственно для стран с развитой или переходной экономикой. Следует отметить, что большая их часть все же приходится на высокотехнологичные и наукоемкие сферы деятельности (к примеру, такими сферами выступают: информационные технологии, производстве медицинских аппаратов, коммуникационного оборудования, машиностроении и т. п.). Согласно мнению международных экспертов, существует восемь основных результатов внедрения кластерных инициатив (рис. 4).
Рис. 3. Основные компоненты кластерных инициатив
Рис. 4. Внедрение кластерных инициатив
Кроме того, кластерные инициативы активнее создаются в странах (на территориях), где реализуются множественные программы поддержки и развития технологий и инноваций, что имеет важное государственное значение.
В-третьих, формирование кластеров на территории чаще происходит по инициативе правительства (более 30%), определенной сферы деятельности — индустрии (более 25%) или по инициативе обеих сторон (примерно 35%). Отметим, что финансирование процесса реализации кла-
стерных инициатив происходит в основном за счет государства (порядка 54% случаев), за счет сферы деятельности — индустрии (более чем в 15% случаев) или в равных пропорциях (примерно в 25% случаев).
В-четвертых, расположение кластера определяется географическим положением его участником. Так, обычно практически 50% участников кластера располагаются в пределах, которые можно преодолеть за час. Кластерные инициативы обычно реализуются участниками, разнородными
по составу, как правило, в состав кластера входят компании с иностранным капиталом, конкуренты или маленькие компании [11].
С точки зрения стратегии развития кластера, очень важно поставить вопрос о том, что отличает эффективные кластерные инициативы. По результатам опроса GCIS 2003 г. можно указать на следующие достижения в кластерных инициативах и их собственную оценку эффективности такого рода образований. 85% согласились, что кластерная инициатива повысила конкурентоспособность участников кластера, а 89% считают, что она также способствовала росту кластера. Около 81% считают, что были достигнуты поставленные цели, и только 4% оказались разочарованы. Социальные, политические и экономические условия, в рамках которых создается кластер, оказывают существенное влияние, и одним из основных факторов здесь является доверие компаний к государственным инициативам. Кластерные инициативы, обслуживающие сильные кластеры национальной или региональной важности, обычно более успешны [9].
Кластерные инициативы, которым необходимо участвовать в тендере на государственное финансирование, обычно более эффективны. Кластерные инициативы с отдельными офисами и достаточным бюджетом для реализации значительных проектов без дополнительного финансирования работают более эффективно. Кластерные инициативы, которые ограничивают доступ иностранным компаниям и компаниям с иностранным капиталом, менее эффективны.
Группа IRE провела исследование субъектов кластерной политики. Создатели кластерной политики на законодательном или другом уровне хотят знать, привели ли их действия к какому-либо улучшению и достигли ли они желаемого результата. Кроме того, их интересует, почему какие-то их действия не привели к запланированному результату.
В ходе исследования этих и многих других кластерных программ и инициатив IRE группа представила собственное понимание и рекомендации, связанные, во-первых, с вопросами повышения эффективности кластерных инициатив и кластерной политики, а во-вторых, с проблемами социального управления кластерами.
На взгляд экспертов IRE, необходимо смещать фокус с поддержки отраслей к поддержке технологий, ключевых областей компетенции и развитию областей применения. На данном этапе происходит сдвиг от поддержки региональных и местных сетей к поддержке мировой конкурентоспособности и компетенции.
Хорошим примером такого рода поддержки можно считать то, что семь из 71 кластера программы являются глобально конкурентоспособными, еще 10 кластеров ориентированы на глобальную конкурентоспособность, что означает, что их позиция на мировом рынке достаточно сильна и, кроме того, они обладают потенциалом для ее укрепления. Остальные 54 кластера важны на региональном уровне, но обладают потенциалом для выхода на международный уровень [4].
Как можно заметить, кластерные инициативы проводятся при поддержке промежуточных организаций, таких как отраслевые ассоциации, агентства по развитию, исследовательские институты, университеты. В последние годы развитие данных инициатив привело к организации особых институтов и организаций, целью которых является управление кластерными инициативами. Кроме того, в связи с активной поддержкой наукоемких и высококонкурентных кластеров укрепились связи между организациями, занимающимися научными исследованиями, и компаниями — участницами кластера.
С учетом активного развития кластерных инициатив и кластерной политики в России кластер является очень важным объектом стратегического управления. Предметами и продуктами (результатами) сформированной стратегии развития кластера могут выступать кластерная политика регионов и кластерные инициативы.
Будем понимать под кластерной инициативой деятельность физических и юридических лиц (субъектов реализации стратегии) по созданию территориальных кластеров, ориентированных на производство конкурентоспособных товаров и услуг, имеющих спрос вне региона, в котором локализован кластер.
Будем понимать под кластерной политикой деятельность субъектов стратегического управления, направленную на развитие региональной инфраструктуры, способствующей кластерным инициативам, а также развитию существующих в регионе кластеров [3].
О. Солвелл вслед за М. Портером описывает динамику кластера по аналогии с жизненным циклом организации. Предпринимательскую стадию рождения и развития сменяет стадия зрелости, за которой может следовать либо ренессанс и переход на качественно новый уровень, либо спад и «музейная» стадия, в рамках которой фирмы кластера существуют, но не являются лидерами, никоим образом не влияя на конкурентоспособность и инновационность региона или страны. С этой точки зрения кластер, предстает как есте-
ственный эволюционирующий социально-экономический объект, в силу определенных историче-
ских причин «выросший» на определенной территории (рис. 5) [8].
Рис. 5. Жизненный цикл кластера
Для того чтобы субъект кластера стал заказчиком работ по формированию стратегии, необходимо как минимум две вещи: во-первых, субъект кластера должен осознавать свои проблемы и вызовы. Кроме того, должно быть понимание того, что в данный момент организация субъекта не имеет квалифицированных специалистов для решения проблем и работы с вызовами- во-вторых, субъект кластера должен обладать необходимым ресурсом для привлечения квалифицированных специалистов по управленческому консультированию.
Вместе с тем, несмотря на то, что кластеры и кластерная политика уверенно вошли в российский научный и политический лексикон, существуют фундаментальные проблемы, затрудняющие содержательное развитие кластерного подхода к формированию инновационной экономики в регионах России.
Одной из таких проблем является вопрос о причинах формирования, развития и упадка кластеров. Понимание этих причин, их классификация и оценка их значимости позволит повысить эффективность мероприятий государственной кластерной политики. Большинство экспертов и исследователей понимают под кластером географическую концентрацию предприятий исключительно в торгуемых видах деятельности. Следствием указанного условия является обязательная экспортная ориентация кластера. Участвуя в межрегиональной или международной торговле, кла-
стеры, как правило, представляют основную специализацию региона в национальном и международном разделении труда.
Второе уточнение, которое необходимо сделать, касается необходимого количества участников в кластере. Четыре фирмы, скорее всего, недостаточно для возникновения значимых положительных эффектов от совместной локализации, привлечения других фирм и дальнейшего развития кластера. Для формирования полноценного кластера необходимо достижение определенной критической массы его участников (количество фирм, количество занятых), обуславливающей переход от количества к качеству (достижение синергетического эффекта) [6].
Принимая во внимание вышеуказанные ключевые признаки кластера, можно предложить следующее новое его определение: кластер — это постоянно совершенствующие свои конкурентные преимущества взаимосвязанные организации в торгуемых отраслях, географически сконцентрированные и объединенные общей сферой деятельности.
Жизненный цикл промышленно-иннова-ционного кластера представлен на рисунке 6 и традиционно схож с жизненным циклом компании, товара — «антропологическим» принципом развития от рождения к смерти с возможностью самовозрождения при условии принятии адекватных мер [5].
Рис. 6. Жизненный цикл промышленно-инновационного кластера
На рост и развитие кластера влияет множество факторов, среди наиболее значимых можно назвать:
— специфику конкуренции между регионами-
— качество бизнес-среды-
— эффективность предпринимательских решений-
— качество кооперации и конкуренции в кластере.
На рост и развитие кластера влияет множество факторов, среди наиболее значимых можно назвать:
— специфику конкуренции между регионами-
— качество бизнес-среды-
— эффективность предпринимательских решений-
— качество кооперации и конкуренции в кластере.
Наличие всех признаков в кластере подразумевает достаточно широкий состав его участников. Помимо производителей основного конечного продукта, следует выделить поставщиков, посредников, финансовые организации, организации по сотрудничеству, научные и образовательные учреждения [3].
Очевидно, что отношения конкуренции, прежде всего, «по горизонтали» (с предприятиями на одном рынке), а отношения кооперации — «по вертикали» (в соответствии с цепочкой создания стоимости). При этом, как правило, в кластере конкурируют относительно небольшое число компаний (как правило, это компании «готового продукта»), тогда как остальные работают над производством этого готового продукта.
Для удобства оперирования введенными терминами, предлагается ввести также понятие, которое бы указывало на наличие общих признаков кластера, без необходимости обладания специальными. В качестве такого понятия можно предложить термин «хозяйственная агломерация» [8].
Итак, хозяйственная агломерация представляет собой совокупность географически сконцентрированных организаций, объединенных общей сферой деятельности. Теоретически понятие хозяйственной агломерации не исчерпывается кластерами и протокластерами, однако, мы абстрагируемся в данной работе от других возможных ее форм. Хозяйственная агломерация является развивающимся объектом, причем кластер представляет собой пик ее развития.
Протокластеры I и II типов, как правило, обладают большим потенциалом для формирования кластеров. В первом случае, речь идет о небольшом количестве инновационных быстроразви-вающихся малых и средних предприятий. Данные предприятия связаны друг с другом через отношения купли-продажи, через форумы, ассоциации, посредством мобильности персонала, совместного обучения, единой инфраструктуры и пр. Постепенно они начинают осознавать общие интересы, наличие общих «узких» мест в развитии, начинать участвовать в совместных проектах. Развитие протокластера I типа происходит в направлении институционализации связей, формирования органов надфирменного управления, развития входящих в протокластер малых и средних предприятий, привлечения новых участников, в том числе из смежных отраслей (рис. 7).
Рис. 7. Жизненный цикл хозяйственной агломерации
Достижение «критической массы» такого протокластера сопровождается подключением к нему научных и образовательных учреждений, интенсификацией взаимодействия с органами государственной власти.
В случае протокластера II типа сценарий развития во многом повторяется. Однако есть и различия. Изначально такой протокластер состоит либо из крупных национальных, либо иностранных инновационно активных предприятий. Формирование полноценного кластера связано с интеграцией проток-ластера в экономику региона — через подключение местных поставщиков, посредников и других субъектов. Важную роль здесь играют научные и образовательные учреждения, задача которых — организация технологического трансфера между иностранными корпорациями и местными организациями, а также в повышении научного и образовательного уровней в регионе. Наиболее оптимальным сценарием развития протокластера, сформированного в результате иностранных прямых инвестиций, является возникновение отечественных предприятий, способных конкурировать с иностранными корпорациями [13].
Протокластер III типа зачастую появляется в результате спада инновационной активности предприятий в кластере: либо как следствие общего спада в экономике, либо устаревания отрасли. Результатом снижения инновационной активности является «замыкание» хозяйственной агломерации в форме потерявшего динамику иннова-
ционного развития протокластера III типа, либо даже ее разрушение.
Представленный жизненный цикл является типичным, однако возможны и исключения: порядок следования протокластеров весьма условен. Во-первых, протокластер как I типа, так и II имеют равный потенциал для формирования кластера- во-вторых, протокластер III типа в некоторых случаях может также стать основой для формирования кластера, что требует его трансформации (модернизация, переориентация на перспективные рынки и пр.). Протокластеры могут как стать полноценным кластером, так и эволюционировать в протокластеры другого типа или прекратить свое существование. Примером разрушения потенциального кластера являются некоторые территориально-производственные комплексы производственной направленности, сформированные в СССР, которые в наибольшей степени пострадали вследствие разрушения Советского Союза. Многие крупные предприятия, определяющие специализацию целых городов и регионов, потеряли свои старые связи, не сумев наладить новых.
Предложенная система понятий, по мнению автора, позволяет выявлять кластеры и (что на самом деле важнее с точки зрения стимулирования экономического развития) потенциальные кластеры- четко отделять кластеры от прочих «кластерообраз-ных» образований- находить существенные для дальнейшего интенсивного развития недостатки протокластеров (отсутствующие признаки полно-
ценного кластера) — намечать основные пути по формированию кластеров в регионе. Внедрение кластерного подхода в ключевые региональные политики в среднесрочной перспективе позволит улучшить качество социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, заложить основы для реализации крупных инфраструктурных проектов в удаленных регионах, расширить инвестиционные потоки в региональные экономики и, в конечном итоге, сформировать сеть опорных центров экономического развития в разных частях России.
Литература
1. Апарин Н. Ф. Межфирменные сети: проблема отношенческих контрактов. 2006. URL: http: // www. ecsocman. edu. ru
2. Кожевникова Т. М. Бизнес-карта как источник привлечения инвестиций в экономику региона // Глобальные проблемы модернизации национальной экономики. 2012. С. 240−247.
3. Кондраков И. В. Совершенствование коммерческой деятельности как инструмент повышения конкурентоспособности предпринимательских структур // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2008. Вып. 5(61). С. 103−107.
4. Лапшин В. Ю., Языкова П. В. Стратегия позиционирования и повышения конкуренто-способности малого города в современных условиях России // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2012. Т. 110. № 6. С. 62−66.
5. Рекорд С. И. Теоретическое осмысление понятия промышленно -инновационного кластера в Европе / Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе: эволюция и современная дискуссия. 2010.
6. Тарасенко В. В. Социологический анализ целей кластерных инициатив. URL: http: //teoria-practica. ru
7. Тухблтуллина Л. Б. Формирование кластерных образовании как фактор устойчивого развития региона (на примере Республики Татарстан): автореф. дис. … канд. эконом. наук. Казань, 2009. URL: http: //economy-lib. com
8. Уильямсон О. Вертикальная интеграция производства: соображения по поводу неудач рынка // Вехи экономической мысли. Теория потребительского поведения и спроса / под ред. В. М. Гальперина. СПб., 1999. Т. 1.
9. Юрьев В. М. Развитие инвестиционной деятельности в транзитарной экономической системе России и ее регионов: монография. Тамбов, 2004.
10. Юрьев В. М., Бабаян В. Г., Гладышева А. В. Стационарные состояния как временные рамки устой-
чивости социально-экономических систем // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. Тамбов, 2013. Т. 117. № 1. С. 20−26.
11. Czamanski S., Ablas L. Identification of Industrial Clusters and Complexes: a Comparison of Methods and Findings // Urban Studies. 1979.
12. Porter M. The Economic Performance of Regions // Regional Studies, Vol. 37. 6&-7, August/October 2003. Р. 549−578.
13. Stough R., Arena P., Kulkarni R., Riggle J., Trice M. Industrial Cluster Analysis of the Virginia Economy. URL: http: //www. cit. org
* * *
CLUSTER APPROACH AS INSTRUMENT
OF CREATION OF FAVOURABLE INVESTMENT AND BUSINESS CLIMATE
IN SYSTEM OF ENSURING COMPETITIVENESS OF THE TERRITORY
Ye. A. Kolesnichenko, O. V. Savinova
In article aspects of research of formation of clusters in real sector of regional economy, and also questions of formation of an innovative microclimate of the region, strategic development of clusters, formations of cluster policy and cluster initiatives are considered. Authors opened the content of the concept «cluster» as difficult self-organizing social structure focused on the capacity of the region and on formation of a brand of the region and its role in ensuring competitiveness of the territory, it is defined that the most perspective are researches of formation of clusters in real sector of economy. In relation to modern conditions of managing structure of a cluster is defined and four key components of model of an assessment of efficiency and the analysis of cluster initiatives are investigated. It is defined that clusters can be focused both on innovative technologies, and on the traditional historically developed crafts- can has the artificial design nature or organic, connected with germination of its activity. It is revealed that purposeful impact on subjects of management of clusters when using world experience of development of clusters has to become the main strategy of the state and social institutes in the field of formation and support of clusters. The model of an assessment of efficiency and the analysis of the cluster initiatives, based on: external environment, purpose, features of creation and development of a cluster initiative is investigated. In the end the conclusion that introduction of cluster approach in key regional policies in medium-term prospect will allow to improve quality of social and economic development of subjects of the Russian Federation is drawn.
Key words: regional cluster policy, regional economic and branch ecosystem, competitiveness of cluster, model of assessment of efficiency of cluster initiatives, innovation of region.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой