Кластерный подход к развитию туризма в регионе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кластерный подход к развитию туризма в регионе Cluster approach to the development of tourism in the region
Гуриева Лира Константиновна,
директор НИЦ социально-экономических исследований, д.э.н. ,
профессор кафедры менеджмента e-mail: 443 879@mail. ru Gurieva Lira K.
Director of the Research Center Social and Economic Research, Ph.D. ,
e-mail: 443 879@mail. ru
Курскиев Таймураз Георгиевич,
аспирант кафедры менеджмента, младший научный сотрудник НИЦ социально-экономических исследований Северо-Осетинский государственный университет имени К.Л. Хетагурова
e-mail: kurskiev-taymuraz@rambler. ru Kurskiev Taymuraz G. ,
postgraduate, research associate of the Scientific center social and economic research
North Ossetian State University K.L. Hetagurova e-mail: kurskiev-taymuraz@rambler. ru
Аннотация. На основе анализа отличительных признаков, которыми должен обладать конкурентный кластер, в статье рассмотрены перспективы кластерного подхода к развитию туризма в регионах Северо-Кавказского федерального округа.
Ключевые слова: развитие мирового туризма, кластерный подход, туристический кластер.
Abstract. Based on the analysis of distinctive features, which should have a competitive cluster, the article discussed the prospects of the cluster approach to the development of tourism in the regions of the North Caucasus Federal District.
Keywords: development of world tourism, the cluster approach, the tourism cluster.
Сфера туристско-рекреационного комплекса на современном этапе развития мирового хозяйства является одной из крупнейших, высокодоходных и наиболее динамично развивающихся. В ней занято более 100 миллиона человек, что составляет 8−10 процентов от общих показателей занятости в мире. По данным Всемирной торговой организации (WTO), за
период 1998−1997 гг. туризм вышел на первое место в мировом экспорте товаров и услуг (532 миллиарда долларов, что составляет 7,8% мирового товарооборота). Сегодня туризм — мощная мировая индустрия, на которую приходится примерно 30% мировой торговли услугами и 10% мирового валового продукта [1]. Средние темпы роста туризма составили в последние 40 лет 7% в год, что почти в три раза выше среднегодовых темпов роста мировой экономики в целом [2]. По оценке Франческо Франжиалли, генерального директора агентства по туризму при Организации Объединенных Наций (UNWTO), в настоящее время оборот туризма составляет 800 миллиардов долларов в год, и к 2020 году ожидается его удвоение: «К 2020 году (относительно 2000 года) число международных туристских прибытий в мире должно вырасти в 2,2 раза (до 1,561 миллиарда поездок), а доходы туризма в 4,2 раза (до 2 триллионов долларов)» [3].
Развитие туризма главным образом, объясняется ростом общественной производительности труда в результате научно-технического прогресса, повышением материального благосостояния населения, улучшением качества жизни и увеличением продолжительности свободного времени, приведшие к возрастанию доли расходов на туристские услуги в структуре семейного бюджета.
Несмотря на кризисные факторы глобального экономического развития, стечение которых, по образному выражению В. В. Путина, получило название «идеального шторма» мировой экономики, в 2008 году туризм продемонстрировал годовой рост примерно на 3,5% (январь-октябрь 2008 г.). По последним данным UNWTO, число туристических прибытий в мире достигло максимального за все время наблюдений показателя — порядка 800 млн. в год. Всего же за последние пять лет туристических прибытий в мире стало, по оценкам экспертов UNWTO, более чем на 150 млн. больше [4].
По нашему мнению, с одной стороны, туризм представляет собой динамичную сферу человеческой деятельности, ведущую к изменению мышления, представлений, культуры и образа жизни людей. И в этом смысле
его следует рассматривать с позиции значимого сектора услуг мировой и национальной экономик. С другой, стороны, — это значимый фактор
развития региональной экономики, претерпевающей интенсивные
вариантные процессы трансформации. При этом в туристско-ререационных регионах изменения происходят практически во всех областях так или иначе связанных с деятельностью туристических компаний, действующих на конкретных локальных территориях. Особо следует отметить эволюцию в области местного законодательства, разнообразных технологий, включая информационные, рекреационные, транспортные, туристских формальностей, географии турцентров и др., в той или иной мере применяемых в разных регионах мира. В силу существенных различий содержания туристского продукта (достаточно отметить такие виды туризма, как деловой, познавательный, спортивный, рекреационный, экологический, этнологический) каждый регион использует разные подходы и набор технологий к формированию и стимулированию развития своего туристско-рекреационного комплекса. Общим подходом, однако, является формирование туристско-рекреационных кластеров. В целом развитие туристических кластеров вписывается в общемировую тенденцию регионального управления на основе кластерного подхода (кластерной экономики). Бурное развитие кластерных инициатив во всем мире обусловлено тем, что с начала 1980-х гг. экономическая наука и практика государственного управления тесно связывает участие территории в глобальных обменах с кластерной формой территориально-отраслевой организации производства [5, 6, 7]. Однако в современной экономической науке речь идет преимущественно о промышленно-производственных кластерах. Что касается туристско-рекреационных кластеров, то в силу стремительных изменений в данном секторе экономики, отмеченных выше, теория данного вопроса остается открытой и нуждается в доработке и систематизации.
Основываясь на принятой методологии кластерного анализа и общих
принципах кластерной теории, автором разработан ряд положений по обоснованию эффективности кластерного подхода к развитию туристско-рекреационного комплекса региона. При этом под туристическим кластером предлагается понимать группу географически локализованных взаимосвязанных компаний, поставщиков специализированных услуг, инфраструктуры, образовательных центров и других организаций, взаимодополняющих друг друга и ориентированных на удовлетворение общественных потребностей в туризме и рекреации.
Регион, производство в котором сформировано по кластерному принципу, принято называть сетевым. Сетевая организация экономического пространства является проекцией производственных сетей на территорию -так называемые сети, привязанные к месту (networks of place). Она основана на том, что включает в себя автономные и взаимозаменяемые звенья -производственные комплексы и предприятия.
Также как и в случае с промышленным кластером, экономическая мощь сетевого региона определяется не объемами туристических услуг, а мобилизационным ресурсом всей сети, ее общим влиянием на национальные и глобальные обмены региона. Эффект мобилизации сети позволяет быстрее и более гибко реагировать на изменения в системе глобального обмена. Tourist Networks of Place (туристические сети региона) формируют своеобразную «матрицу капитализации», которая обеспечивает «дооценку» активов, попадающих в сетевой регион: перемещение на его территорию дает работнику возможность повысить стоимость своей рабочей силы- формирование сети предприятий по перемещению, размещению, питанию, рекреации и анимации туристов позволяет повысить стоимость земли, на которой они размещены, и т. д. Туристическая сеть кластера региона тем самым добавляет к капиталу размещенных в нем предприятий своеобразную «территориальную маржу».
По М. Портеру, неотъемлемый атрибут кластера — его конкурентоспособность в национальном и мировом хозяйстве. Следуя
данной логике, туристический кластер должен быть открыт для глобального рынка и в этом смысле является частью мировой экономики. Этот тезис подтверждается выводами целого ряда авторов, исследующих теорию и международную практику функционирования кластеров, которые солидарны с мнением М. Портера, что без участия в глобальном обмене и управлении потоками ценностей открытость территории, даже будучи закрепленной в публично-правовой интеграции государств и регионов в зоны свободной торговли и экономические союзы, в эпоху развития глобализации не означает наличие на этой территории полноценного кластера. В частности, отмечают В. Княгинин и П. Щедровицкий, невзирая на огромные средства, направляемые ЕС на развитие юга Италии, не удалось сократить отставание данного региона от северных районов страны. Присоединение к Е С Великобритании и Греции также не привело к автоматическому решению региональных проблем этих стран [8].
В ряде исследований приводится перечень отличительных признаков, которыми должен обладать конкурентный кластер [9] и которые:
— темп прироста продукции кластера превышает средний темп прироста ВРП-
— конкурентоспособность кластера с учетом удельных затрат и качества продукции не уступает конкурентоспособности соответствующих секторов экономики других стран и регионов-
— происходит устойчивое кооперирование отраслей, входящих в кластер, формирование на этой основе агломерационных процессов и сетевых форм организаций-
— развитие информационных и маркетинговых связей между предприятиями кластера осуществляется на основе современных технологий, в рамках межрегиональной экономической интеграции формируются недостающие звенья цепочки создания стоимости, общие стандарты производства, поставок и управления, активно развиваются кластерные бренды.
По нашему мнению, данные признаки могут быть также применены к оценке туристического кластера.
Все сказанное выше приводит к постановке вопроса: можно ли констатировать наличие туристических кластеров в экономике России? Считаем, что даже в наиболее посещаемых туристами регионах, к которым относятся города федерального значения Москва и С-Петербург, Байкальский регион, Центр России, а также известные на весь мир курорты Юга России — Кавказские Минеральные Воды, Донбай, Красная поляна, Цей
— туристические кластеры пока находятся в стадии проектирования и создания. Именно в силу отсутствия в регионах России зрелых конкурентных туристско-рекреационных кластеров наша страна, имеющая высокий туристско-рекреационный потенциал, на сегодняшний день занимает на мировом рынке далеко не лидирующее место. Отмечая положительную тенденцию, сложившуюся в последнее время в российском туризме, UNWTO прогнозирует, что к 2010 году Россия займет 9 место в мире по приему иностранных туристов (29,5 миллиона человек), что позволит создать дополнительно 1,6 миллиона рабочих мест и увеличить ежегодный доход государства на 36,9 миллиарда долларов [4].
Подобные изменения диктуют необходимость адаптации к новым условиям хозяйствования с тем, чтобы через государственный менеджмент обеспечить не только эффективное функционирование туристических компаний, но и повысить конкурентоспособность региональных экономик, принимающих туристов.
Несмотря на сложную геополитическую ситуацию в целом ряде субъектов Южного федерального и Северо-Кавказского округов исторически занимают лидирующие позиции по динамике развития туристско-рекреационного комплекса в России. Последние годы Юг России стабильно посещают около 2 млн туристов-рекреантов, а также свыше полумиллиона экскурсантов.
В стратегической перспективе региональная политика в сфере туризма становится по актуальности в один ряд с политикой федеральной в силу следующих обстоятельств. Во-первых, принятая в 2008 г. «Стратегия развития туризма в Российской Федерации на период до 2015 г.» (далее Стратегия) в принципе не в состоянии учесть специфику российских регионов, которые отличаются чрезвычайным разнообразием территорий, природно-ландшафтными, климатическими характеристиками, традициями, этническим составом населения, ремеслами, промыслами, составляющими уникальность и самобытность конкретной республики (области, края) и района. Во-вторых, необходимость разработки собственной политики в области туризма региона определяется возможностями данной отрасли решить широкий круг социально-экономических проблем.
Для развития туристического кластера на Северном Кавказе в декабре 2010 года была создана госкомпания «Курорты Северного Кавказа». Первым проектом, который она представила, стала «Высота 5642». КСК планирует построить 6 туристических зон, в которые будет вложено 451,4 миллиарда рублей.
Из современных наработок известно о развитии такого проекта, как создание аналога Карловых Вар на Кавказе. Подобный курорт будет находиться в районе Минеральных Вод. В планах госкомпаний -строительство курортов на побережье Каспийского и Черного моря. Общие инвестиции во все проекты, считают в КСК, достигнут 903 миллиардов рублей. Каспийский прибрежный туристический кластер, как полагают в КСК, включит в себя прибрежные участки в районе Махачкалы, Каспийска, Каякента, Дербента и Приморского. Сейчас в Дагестане уже строится горнолыжный курорт «Матлас», ну, а если появятся возможности для отдыха на море, то туристы смогут приезжать круглый год.
Строительство первой очереди прибрежного кластера завершится в 2016 году, а второй — в 2020 году. В КСК полагают, что после 2020 года в кластер будет приезжать до 5 миллионов туристов в год. Но федеральные власти пока не готовы давать деньги, а намерены проанализировать затраты
на проект. Детерминированное моделирование в данном случае не всегда возможно. Но с помощью математико-статистических приемов можно обойтись без специальных экспериментов.
Статистика туризма фиксирует многочисленные параметры, характеризующие сферу туризма, в частности, выпуск товаров и услуг -показатель системы национальных счетов, равный стоимости туристского продукта и туристских услуг, произведенных отечественными туристскими организациями в течение отчетного периода. Потенциальные резервы имеются едва ли не в каждом регионе страны и заключаются в содействии развитию малого и среднего бизнеса, в усилении дестинационного потенциала страны и регионов.
Создание полноценного туристского рекреационного кластера планируется и в Республике Северная Осетия-Алания (РСО-А). Оценивая возможности создания такого кластера, отметим, что на территории республики выделяются десять перспективных инвестиционных площадок для планомерного освоения и развития: Мамисонский, Нарско-Заккский, Куртатинский, Восточно-Дигорский, Казбекский, Западно-Дигорский, Центрально-Дигорский, Цейский, Владикавказский, Кора-Урсдонский. Реализация проектов создания и развития горно-рекреационных комплексов в Мамисонском и Дигорском ущельях предусмотрена за счет средств Федеральной целевой программы «Юг России (2008−2012 годы)», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 14 февраля 2008 года № 10, средств республиканского бюджета и
внебюджетных средств. В ближайшей перспективе предусматривается освоение Коринской лечебно-оздоровительной местности для организации круглогодичного санаторно-курортного лечения на базе уникальных природных лечебных ресурсов, развитие горно-рекреационного комплекса «Цей», развитие туристско-рекреационного потенциала района горы Казбек, строительство всесезонного парка спорта, отдыха и развлечений на инвестиционной площадке, находящейся в окрестностях г. Владикавказа.
Однако эти факторы представляют собой необходимые, но недостаточные предпосылки для формирования туристско-рекреационного кластера РСО-А. Главный фактор — наличие продуманной, тщательно выверенной стратегии формирования сетевых взаимодействий кластера, создание адекватного механизма управления социально-экономическим развитием региона, включая его организационно-управленческие и финансово-экономические составляющие, а также эффективную политику органов государственной власти. Только при наличии продуманной государственной политики региона может существенно улучшиться инвестиционный климат в туристско-рекреационном комплексе, что будет способствовать росту количества объектов туристско-рекреационного комплекса РСО-А, увеличению туристских потоков, количества рабочих мест в туристской и лечебно-оздоровительном секторе региона и пр.
Библиографический список
1. Окно в Европу требует расширения // Туризм. — 2007. — № 4. — с.8.
2. Кобяк, М. В. Мировой рынок туризма и Россия // Туристская газета. — 2000.
— № 34. — с.2.
3. Frangiali, Fr. World Tourism: global and region review. — Paris, Roma: UNWTO, 2000
4. Tourism review — 2008. — Paris: UNWTO, 2008.
5. Портер, М. Конкуренция. Пер. с англ. — М.: Издательский дом «Вильямс», 2002.
6. Bergman, M., Charles, D. Innovative Clusters: Drivers of National Innovation Systems / Organization for Economic Cooperation and Development. -San Antonio, 2003.
7. Martin, R, Sunley, P. Deconstructing clusters: chaotic concept or policy panacea? // J. of Economic Geography. — 2003. -Vol. 3.
8. Княгинин, В., Щедровицкий, П. Территориальная проекция промышленной политики в России: кто оплатит издержки глобализации //
http: // www. archipelag. ru/ agenda /povestka/evoluion/formula/projection.
9. Николаев, М. В. Кластерная концепция эффективной интеграции регионов в глобальную экономику // http: //www. m-economy. ru/art. php3? artid=20 665.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой