Экономическая безопасность и пространство проекта организации в аспекте целостной системности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Рач В. А. Экономическая безопасность и пространство проекта организации в аспекте целостной системности / В. А. Рач, О. В. Россошанская, Е. М. Медведева // Управління проектами та розвиток виробництва: Зб. наук. пр. — Луганськ: вид-во СНУ ім. В. Даля, 2010. — № 4(36). — С. 62−74. _____________________________________________________
УДК 005. 74:005. 8:005. 934
В. А. Рач, О. В. Россошанская, Е.М. Медведева
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРОСТРАНСТВО ПРОЕКТА ОРГАНИЗАЦИИ В АСПЕКТЕ ЦЕЛОСТНОЙ СИСТЕМНОСТИ
На основе постулата первичности целостности раскрыта сущность системного подхода через определение понятий «целое», «иерархическая сеть», «социально-экономическое сообщество», «система», «социальноэкономическая система», «экономическая система». Представлена новая система измерения деятельности. Описано применение разработанного подхода в вопросах управления пространством проектов организации и обеспечения ее безопасности. Рис. 2, ист. 20.
Ключевые слова: образ мышления, целое, система, иерархическая сеть, организация, деятельность, экономическая безопасность, пространство проекта.
В. А. Рач, О. В. Россошанська, О.М. Медведева
ЕКОНОМІЧНА БЕЗПЕКА ТА ПРОСТІР ПРОЕКТУ ОРГАНІЗАЦІЇ В АСПЕКТІ ЦІЛІСНОЇ СИСТЕМНОСТІ
На основі постулату первинності цілісності розкрита сутність системного підходу через визначення понять «ціле», «ієрархічна мережа», «соціально-економічна спільнота», «система», «соціально-економічна система», «економічна система». Представлена нова система виміру діяльності. Описано використання розробленого підходу у питаннях управління простором проектів організації та забезпечення її безпеки. Рис. 2, дж. 20.
V.A. Rach, O.V. Rossoshanskaya, E.M. Medvedeva
ECONOMIC SECURITY AND PROJECT SPACE OF THE ORGANIZATION IN ASPECT OF ENTIRE SYSTEM
Basing on postulate of integrity priority, essence of system approach is given through definitions of concepts «entire», «hierarchic network», «social-economic community», «system», «social-economic system», «economic system». New system of any activity measurement is presented. Proposed approach implemented considering points of the organization'-s project space and providing the organization'-s economic security.
Постановка проблемы в общем виде. Кризисные явления, которые в последнее время охватили все стороны жизнедеятельности практически всех стран мира, свидетельствуют о наличии серьезной проблемы с адекватностью восприятия и понимания всего происходящего. Поэтому нельзя не согласиться с утверждением Дж. Доси и С. Винтера, о том, что «задача, стоящая перед нами,
как видно, включает добросовестную переоценку микрооснований, описывающих, что именно субъекты делают, как они обучаются и взаимодействуют, и как все это вписывается в институциональные структуры и в „способы мышления“, формирующие в каждый момент времени множества достижимых миров» [1, с. 31]. Именно способы мышления становятся той «ахиллесовой пятой», «гордиевым узлом», разрубив который можно двигаться вперед.
Анализ последних исследований, в которых предложено решение проблемы, и выделение нерешенной ее части. Барри Ричмонд, создатель модели «in think» показал, что наш образ мышления безнадежно устарел. В результате наш способ действия создает проблемы, к решению которых мы оказываемся плохо подготовленными из-за нашего образа мышления [1, с. 176].
Уже мало у кого вызывает сомнение утверждение, что современное мышление должно быть системным. Особенность системного мышления заключается в том, что в центре его внимания находится единое целое [1, с. 164].
Вопросам системного мышления и системного подхода, особенностям их применения в различных отраслях и направлениях деятельности посвящено огромное количество работ, которые даже теоретически невозможно изучить и проработать. Многолетний опыт работы авторов данной статьи с такой литературой показал, что практически во всех источниках постулируется целое как начало системности. Однако в дальнейшем фактически используют подходы, модели и терминологию, которые отражают первичность элементов в целом. И это не потому, что авторы не хотят применять соответствующие инструменты методологического и методического уровня, а потому, что их очень мало, и они разрозненны. А без единого системного целостного инструментария работы с реальными и, в первую очередь, экономическими объектами, невозможно эффективно решать практические задачи. В частности, авторов интересуют задачи управления экономической безопасностью и пространством проектов организации. В рамках существующих системных и несистемных представлений об организации, деятельности они не могут найти адекватных решений.
Целью статьи является разработка некоторых инструментов методологического уровня в виде положений и моделей, которые будут способствовать формированию системного мышления и системной практической деятельности (активности) на основе постулата первичности целого, и попытка их применения для задач управления экономической безопасностью и пространством проектов организации.
Основная часть исследования. Анализ различных ситуаций наблюдения действительности и познания наблюдаемого позволил Джамшиду Гараедаги показать, что осмыслить целое, исходя из наблюдений, возможно только тогда, когда есть «предварительная идея о том, что представляет собой целое, прежде, чем мы сможем разглядеть признаки порядка в сплошном хаосе» [1, с. 165]. Практика свидетельствует, что сегодня в большинстве случаев реализация постулата первичности целого выступает только как благое намерение, которое, к сожалению, не подкреплено четкой и практической методологией. Сегодня можно считать доказанным тот факт, «что способность видеть целое, так или иначе, зависит от наличия источника света, а точнее, системной методологии» [1, с. 165]. Этот «источник света» должен «освещать» общую картину реального мира, которая поможет создать первоначальный набор рабочих гипотез о предмете как целом и путь в процессе поиска первоначальных гипотез, их проверки и корректировки, расширения и развития
возникающих идей и понятий до тех пор, пока не будет получена убедительная концепция целого [1 с. 166].
Принципиально важным моментом является то, что наблюдаемое целое «предшествует» своим компонентам, которые помогают раскрывать его сущность. Поэтому нужно говорить, что «…целое представляется собранием компонентов (частей), причем такое представление не вполне детерминировано свойствами системы — оно может зависеть и от наблюдателя, выбирающего удобный способ представления. Подлинной (наблюдаемой — примечание авторов статьи) реальностью в данном случае является целое, а элементы его представления как много порой суть лишь эпифеномены этой реальности» [2, с. 73].
Известно, что деятельность, как сознательное проявление человеческой активности, реализуется в бесконечном множестве конкретных видов, которые существенно различаются по характеру основных компонентов (субъекта, объекта, средств, условий, конечного результата). Эти виды находятся в самых разнообразных отношениях между собой: частичного или полного включения, совпадения (пространственный аспект), той или иной временной последовательности (временной аспект) и т. д. [3, с. 11]. Этим и обуславливается структурная сложность конкретных видов деятельности как процессов, неисчерпаемость таких процессов и их взаимосвязей.
Несмотря на это, любой конкретный вид человеческой деятельности можно представить как целое собрание действий, без которых она не сможет осуществляться, или, как минимум, быть эффективной. К ним относятся: предметно-практические (материальные) и познавательные действия, акты целеполагания, оценки и коммуникации [3, с. 13, 25]. Их можно представить в виде системной модели (рис. 1), построенной по правилам, которые описаны в работе [4].
Рис. 1. Системная модель деятельности как собрания действий
Но каждое из этих действий в качестве средства деятельности использует модели, которые, в свою очередь, являются продуктом такого вида человеческой деятельности, как моделирование [3, с. 69]. С позиций системного подхода, «…реальному объекту может соответствовать не один абстрактный объект (как целое — прим. авторов статьи), а практически бесконечный класс таких объектов-представлений реального объекта в виде модели» [3, с. 21]. При
этом, «так или иначе, присутствует теоретическая концепция этого объекта (источник света — прим. авторов статьи), и сам он рассматривается как представитель класса объектов, для которых справедлива эта концепция» [5, с. 22]. Поэтому справедливо утверждение о том, что «теория — это в сущности идея, воплощаемая в своих моделях» [5, с. 28]. А отсюда следует вывод о том, что «…познающий не ограничивается наблюдаемым, а путем построения теорий приходит к рассмотрению сущностей» [5, с. 41]. Иными словами, можно сказать, что теория — это совокупность моделей некоего целого как явления и моделей собрания компонентов как целого, которые раскрывают его сущность. В работе [1, с. 166] автор настаивает на том, что «увидеть целое можно только при одновременном понимании структуры, функции и процесса. Это три стороны одного и того же явления, а вместе с внешней средой они образуют полный комплекс. Т. е., структура, функция, процесс и среда определяют целое или, по меньшей мере, дают возможность его понять». Если обратиться к сущности термина «увидеть», то оно для человека предопределяет наличие предмета в пространстве и во времени, а само пространство заполненным определенной средой (воздух, туман, вода и т. д.). При этом, состояние среды должно давать возможность традиционным органам чувств увидеть предмет. Так, например, в темноте человек не сможет этого сделать. Применительно к поставленной задаче исследования в качестве «источника света», позволяющего «осветить» и увидеть общую картину реального мира, предлагается использовать трехмерную систему координат, но с дуальными осями. В такой системе, в отличие от п-мерного пространства (п& gt-3), легко графически изобразить как реальный, так и абстрактный предметы. «Освещенность» позволит провести моделирование любой деятельности (активности) социально-экономической системы как целого. Суть дуальности заключается в том, что каждая ось состоит из двух взаимодополняющих друг друга параметров (показателей, факторов, индикаторов или других контекстно связанных с ними терминов) как двух сторон одной медали.
Раскрыть сущность дуальных осей возможно с позиции выше описанного собрания целого, которые обозначены терминами «структура», «функция», «процесс». Термины «функция» и «процесс» часто употребляются как слова-синонимы. Однако это не совсем корректно. Поэтому для их смыслового разграничения под функцией предлагается понимать потенциальную возможность системы выполнять определенную деятельность. А процесс рассматривать как реализацию деятельности по причине возникновения цели, которая ее «запускает» и «останавливает» при получении результата, соответствующего этой цели. Анализируя с этих позиций сущности терминов «функция» и «процесс» [1, 166], видно, что «функция» по смыслу тождественна результату. С учетом этого, в дальнейшем будем понимать, что: структура выявляет компоненты и их связи- процесс в явной форме описывает последовательность тех действий и технологий, которые необходимы в структуре для производства результата- результат — это явление, которое продуцируется структурой и процессом. При этом, среда определяет уникальные условия целостности структуры, результата и процесса. Т. е., в данном контексте среда (в отличие от трактовки работы [1, 167], где она определяет уникальные внешние условия, в которых расположена система), есть одним из компонентов собрания целого.
Для более удобного восприятия сущности дуальности осей целесообразно вначале рассмотреть ось, идентифицирующую процесс. Ее зададим парой терминов «геометрическое пространство — время». Эти два параметра универсальны. Без их использования тяжело себе представить возможность
описания каких-либо процессов, действий, изменений (или фиксацию неизменений). Именно поэтому любая деятельность, как и ее составляющие процессы, описывается во времени и пространстве. Подтверждением этому может служить вышеизложенная часть статьи. В ней время и пространство использовалось для представления кризисных явлений, описания деятельности субъектов, понимания отношений между процессами, раскрытия сущности терминов. В контексте социально-экономических систем, наиболее ярко применение пары терминов «пространство — время» наблюдается в системноинтеграционной теории предприятия. Во главу угла деятельности предприятия теория ставит интеграцию в пространстве и во времени потоков материальных, финансовых, трудовых, информационных и иных ресурсов, а также процессов культурной и институциональной диффузии и имплантации [6, с. 16]. Сегодня данная теория наиболее полно и глубоко отвечает на вопросы, ответы на которые нельзя найти с позиции ортодоксальной экономической теории, что и стало причиной кризиса последней [7]. Именно такое состояние ортодоксальной экономической теории считается основной причиной возникновения и быстрого распространения в экономической науке системной парадигмы. Основные ее положения для уровня национальной экономики сформулировал Я. Корнаи в начале ХХ1 столетия [8, с. 4].
Следующая ось должна идентифицировать результат. В наиболее общем виде для бесконечного множества результатов его можно выразить парой терминов «качество — безопасность». Именно в таких терминах результат воспринимается другими системами и, в первую очередь, личностями, которые его потребляют. Качество и безопасность есть субъективные производные от глубинного понимания личностью ее ценностей. Личные ценности определяют такие состояния личности, как комфорт и дискомфорт. И эти состояния как раз и определяются соотношением качества-безопасности среды обитания, предметов потребления и др. При этом соотношение «качество-безопасность» для различных состояний личности есть сугубо субъективным. Конечно, они формируются с учетом восприятия внешней действительности, которая существует во времени и пространстве. Однако особенности личности накладывают существенный отпечаток на трактование комфортности, некомфортности, хорошего, плохого и т. д.
Эти реалии действительности требуют уточнения таких категорий, как «абсолютная (безусловная) истина», «относительная (условная) истина» и «ложь». Уточнить их смысл целесообразно с позиции понимания того, что собой представляет модель. В течение более 15-ти лет авторы используют в своей образовательной, научной и прагматической деятельности следующее определение модели. Модель — это целевое отображение действительности (материальное или нематериальное, абстрактное или реальное, статическое или динамическое), конечное, упрощенное, приближенное, имеющее, наряду с безусловно истинным, условно истинное и ложное содержание. Из этого определения вытекает следующее утверждение: смысл выше перечисленных категорий необходимо рассматривать в контексте личности и ее взаимодействия с другими личностями. Обратимся снова к крылатым выражениям, пословицам, поговоркам. «Нет одной правды для всех», «Сытый голодному не товарищ» и др. Они подтверждают правильность выдвинутого утверждения.
Тогда под безусловной истиной следует понимать ту часть содержания модели, которая воспринимается личностью как истина и не требует каких-либо пояснений, договоренностей, ограничений. Условная истина формируется после уточнения, пояснения, договоренности о части содержания. А полученные уточнения (могут быть не одноразовыми, сопровождаться переговорами,
взаимным обменом информации) делают содержание, с которым личность (при уточненных условиях) соглашается и в дальнейшем это содержание воспринимает как истину, но условную.
Но при любом моделировании остается часть содержания, которую конкретная личность не воспринимает как истину. Она для нее ложна. Она вызывает внутренний дискомфорт (душевный и/или когнитивный и др.). Но результат один. Даже при длительном обмене информации, уточнении модели у личности не исчезает это состояние дискомфорта. А дискомфорт — это признак угрозы, опасности. Личность стремится выйти из этого состояния. Таких выходов как минимум три. Первый — голову в песок — и Вы спрятались (принцип страуса). Второй — изменить свое отношение к этому содержанию. Третий — изменить это содержание через другие непрямые переговоры. Последняя процедура соответствует переговорам с посредниками, в присутствии третей стороны, что широко используется в международной практике решения конфликтов. Приведенное рассуждение является подтверждением того, что качество и безопасность есть субъективные характеристики результата.
Любая социально-экономическая система состоит как минимум из собрания элементов, которые отображают ее рост и развитие. По утверждению Р. Акоффа [9], рост и развитие «далеко не одно и то же. Они, по своей сути, обозначают изменения, но каждый имеет свои принципиальные отличия. Эти понятия даже не обязательно сопутствуют друг другу. Рост происходит и одновременно с развитием, и без него, как и развитие может сопровождаться ростом, а может обойтись и без него». Поэтому выбор в качестве превалирующего роста и/или развития определяет структуру собрания элементов и связей между ними. Если обратиться к терминологическим основам, то развитие является основным понятием системного мировоззрения, в отличие от механистического и биологического взглядов, направленных на решение проблем соответственно производительности и роста [1, с. 138]. Поэтому логично дуальную ось структуры обозначить парой терминов «рост — развитие». В сочетании с осью процесса, которая идентифицируется показателями «пространство — время», возможно описать жизнедеятельность любой социально-экономической системы, системно представленную в виде четырех аспектов: духовного, политического,
социального и экономического [10, с. 36].
На рис. 2 представлена трех-координатная система описания пространства деятельности (активности) социально-экономической системы в дуальных осях.
Рис. 2. Среда деятельности, представленная в дуальных осях
Наличие осей предполагает необходимость формализации процедуры измерения деятельности социально-экономической системы в этих осях. А результаты измерения служат исходной, первичной информацией для дальнейшего принятия управленческих решений. Управление можно рассматривать как процесс выбора и реализации вариантов безопасного движения в среде деятельности. С позиции объекта измерения — деятельности (активности) социально-экономической системы, на первый взгляд, провести такие измерения в таких осях очень сложно и даже невозможно. Однако это ощущение исчезает, если для измерения использовать подход, который его автор, Дуглас Хаббард, назвал методом прикладной информационной экономики [11].
Данный метод базируется на том, что все измерения нужны для обоснования и принятия решений. Исходя из этого, под измерением Д. Хаббард понимает совокупность снижающих неопределенность наблюдений, результат которых выражается некоторой величиной [11, с. 21]. Важнейшими отличительными признаками данного определения являются «наблюдения» и «величина». Сущность прикладной информационной экономики можно свести к следующим основным позициям, которые представлены цитатами из работы [11, с. 26, 33].
1. Если это вообще имеет какое-то значение, значит, оно обнаруживается или наблюдается.
2. Если это обнаруживается, значит, оно обнаруживается в каком-то количестве или количественном интервале.
3. Если это обнаруживается в количественно интервале, его можно измерять.
4. В каждом случае лишь несколько ключевых переменных имеют значение, оправдывающее усилия по их определению. Их не более четырех. Информационная ценность остальных равна или практически равна нулю.
Наличие системы отсчета и подхода к измерению в этой системе предполагает необходимость описать объект социально-экономической системы, деятельность (активность) которого будет наблюдаться в этой системе отсчета. Исходя из этого контекста, необходимо уточнить определения таких терминов, как «система», «экономическая система», «управление».
Для уточнения термина «система» рассмотрим следующие, на наш взгляд, наиболее подходящие определения.
Система — относительно автономная и устойчивая во времени и пространстве часть окружающего мира, обладающая одновременно свойствами внешней целостности и внутреннего многообразия [8].
Система — такой комплекс избирательно выделенных компонентов целого, у которых взаимодействие и взаимоотношения приобретают характер взаимосодействия компонентов на получение фиксированного полезного результата [12].
Система — это объект, свойства которого обусловлены функцией, сводящейся к поддержанию определенных свойств объекта на более высоком ярусе [13, с. 108].
Как видно, из первого определения нельзя получить ответ на вопрос, что является первичным — целостность или многообразие. Второе определение не раскрывает причину возникновения потребности в необходимости получения фиксированного полезного результата. А третье определение не дает представления о структуре объекта.
В работе [14, с. 107] сущность системного подхода представлена графически в виде модели, которая показывает, что любой предмет, объект, проблема одновременно рассматривается как система и как элемент большей надсистемы. А это графически соответствует целому, которое можно в первом приближении представить собранием элементов трех ярусов, каждый из которых содержит межъярусные системы (ячейки), которые, в свою очередь, собраны из элементов трех ярусов. Т. е., по сути, имеется некий конгломерат, условно представленный элементами, связями и ячейками. В работе [1, с. 116] представлена графическая модель, соответствующая вышеописанному подходу к рассмотрению целого. Она получила название «иерархическая сеть» и соответствует модели циркулярной организации Акоффа, которая фактически является разновидностью демократической иерархии и была впервые описана им в 1981 г. [15].
Если к определению системы применить постулат первичности целостного, то можно утверждать, что оно должно давать понимание структуры, результата, процесса и среды. Но при этом необходимо понимать, а что же такое целое.
Целое — это нечетко ограниченная часть пространства, которая обладает внешней целостностью в трехмерной системе дуальных осей, обусловленной внутренним многообразием систем, совокупность которых представляет иерархическую сеть. Т. е., целое — это внутренне многообразие систем. При этом системы взаимосвязаны между собой, что и образует иерархическую сеть. На первый взгляд, термин «иерархическая сеть» является аномальным. Сеть, по своей сути, не имеет иерархии. Это ее основное отличие от иерархической структуры. Но в иерархической сети под иерархией в контексте нашего исследования будет понимать временно возросшую важность одного или нескольких элементов сети, которая вызвана внешним раздражением целого. Под внешним раздражением будем понимать, с одной стороны, востребованность результатами целого, а с другой — угрозу целому для реализации этой востребованности. Т. е., в этом также проявляется дуализм, который выражается парой терминов — «востребованность-угроза». Временно
возросшая важность является причиной появления системы внутри целого. Те элементы сети, которые объединились в систему, будем называть компонентами сети. Компонент может представлять и часть сети при условии, что эта часть сети обладает определенной функцией.
Востребованность-угроза определяют: цель этой системы- избирательное выделение в целом элементов- временно-пространственную устойчивость взаимосодействия этих элементов- проявляемые элементами процесснофункциональные свойства- реакцию отдельных элементов сети (как среды) на взаимосодействующую деятельность этих элементов.
Тогда под системой будем понимать структурированную часть среды целого, появление и проявление которой обусловлено внешней востребованностью результата его деятельности, полученного в процессе взаимосодействия компонентов этой части.
Т. е. процессы структуризации связаны с появлением локально «напряженных» элементов иерархической сети как реакции на внешнюю востребованность результата. И этот результат определил цель системы, а период его востребованности — длительность ее существования. «Напряженные» элементы сети можно рассматривать как совокупность объектов, которые обладают такими функциями, реализация которых в процессе взаимосодействия позволяет получить именно необходимый востребованный внешней средой результат. Следует отметить, что остальная часть среды целого также участвует в получении результата, но косвенно. И ее влияние может быть различным в зависимости от многих факторов, начиная от сложности иерархической среды, заканчивая инерционностью реакции на форсмажорные обстоятельства, возникающие во внешней среде.
Востребованность результата для целого проявляется в получении целым чего-либо, что позволяет поддерживать функционирование и его развитие. Но, получение чего-либо конкретного, это заслуга конкретно структурированной системы при конкретных условиях внешней среды. Изменчивость внешней среды приводит к постоянной структуризации новых систем. При этом компоненты системы могут оставаться теми же самыми, но цель системы, которую они образуют, может меняться. Поэтому можно говорить только о локальной важности конкретной системы. А самым важным является целостность как исходное условие существования чего-либо.
Для возможности практического применения приведенного определения системы необходимо определиться с тем, а что рассматривать в качестве целого, а что может выступать в качестве компонентов, что может востребовать результат. На наш взгляд в качестве наибольшего целого необходимо рассматривать цивилизацию. В качестве компонентов и того, что может востребовать результат — личность. При этом личность является центром, наивысшей цивилизационной ценностью. Такое представление дает возможность дать определение социально-экономическому сообществу. Социально-экономическое сообщество это целостное объединение личностей для совместной жизнедеятельности. В зависимости от приоритетности той или иной стороны жизнедеятельности (экономической, политической, социальной, духовной) можно определить тип сообщества. Минимальное сообщество может состоять из двух личностей. Если приоритетной стороной их объединения выступает экономическая сторона, то это субъект хозяйствования, если духовная — то это может быть дуэт, партнеры по игре. А если приоритетом выступает взаимно сбалансированность сторон жизнедеятельности — то это семья. Для больших сообществ можно также найти аналогичные примеры. Но важным является то, что для любого субъекта хозяйствования главной
выступает экономическая сторона жизнедеятельности, а для сообщества уровня района, города, региона, страны — должна выступать взаимно сбалансированность сторон жизнедеятельности громады.
Исходя из этого, можно дать определение социально-экономической и экономической системы.
Социально-экономическая система это структурированная часть социальноэкономического сообщества, появление и проявление которой обусловлено внешне востребованным результатом, полученным в процессе взаимосодействия во внутренней среде компонентов типа «объект», «процесс» и «проект».
Экономическая система это структурированная часть социальноэкономического сообщества, появление и проявление которой обусловлено оплачиваемым в денежном выражении внешне востребованным результатом, полученным в процессе взаимосодействия компонентов типа «среда», «объект», «процесс» и «проект».
Выделение в качестве компонентов объекта, процесса, проекта и среды не противоречит новой теории экономических систем, которая выдвинута Я. Корнаи и развита в работах Г. Клейнера [16]. При этом, каждый из названных компонентов Г. Клейнер рассматривает как отдельные взаимодействующие системы: средовую, объектную, процессную и проектную.
Разработанные инструменты методологического уровня в виде понятий, положений, моделей на основе постулата первичной целостности позволяют перейти к их применению для задач идентификации пространства проектов организации, и ее экономической безопасности. Рассмотрим сначала вопросы, связанные с пространством проекта.
Проектные системы, по Г. Клейнеру, способствуют диверсификации периодов, повышают неоднородность времени и неоднородность пространства, в отличие от средовой системы, которая связана с гармонизацией периодов путем повышения однородности времени и однородности пространства. В осях базовых функций экономики (потребление, производство, обмен, распределение) проектные системы находятся в координатах «производство -обмен». Анализируя взаимоотношения между вышеперечисленными системами, Г. Клейнер установил, что объектные и проектные системы отвечают за динамику пространственного развития, проектные и процессные — динамику разнообразия времени, средовые и процессные — унификацию пространства, а объектные и средовые — непрерывность времени. При этом, им не установлено, за что отвечает взаимодействие проектных и средовых, а также объектных и процессных систем. Наше исследование показывает, что первые определяют развитие социально-экономической системы, а вторые — ее существование, т. е рост. Это дает возможность получить проекцию системы на дуальную ось «Развитие — Существование» (рис. 2).
Исходя из сущности выявленных взаимодействий и понимания развития как приобретения целым нового качества, способного удовлетворять все возрастающее обоснованные потребности целого и его окружения, можно дать определение пространства проекта. При этом, под проектом будем понимать временную деятельность для создания ценности благодаря уникальным свойствам продукта проекта в рамках достижения миссии социальноэкономической системы [10, с. 19].
Развитие невозможно без реализации инновационной деятельности. Сама инновационная деятельность не приносит нужных результатов без согласования спецификаций возможных ее продуктов с их востребованностью клиентами во внешней среде [17, с. 35]. Сегодня инновационная деятельность реализуется как
проектная. С учетом вышеуказанного уточнения, проектная деятельность не может замыкаться только на среде целого, в которой она реализуется. Расширение этой среды возможно за счет формирования новой средовой системы — пространства проекта. Исходя из этого, под пространством проекта будем понимать целостное образование, появление и проявление которого обусловлено возросшей для развития целого (социально-экономической системы) важности проекта в четко определенном временном периоде, иерархическая сеть которого состоит из элементов этого целого и его окружения, реагирующих на проект, проявляя определенную возмущенную активность, мотивированную их ценностями.
Данное определение пространства проекта позволяет сформировать системное понимание вопросов, связанных с его управлением.
Наличие дуального эффекта «востребованность-угроза», которое учтено в приведенном выше рассмотрении системы с позиции постулата первичной целостности позволяет раскрыть сущность таких понятий, как «безопасность целого», «безопасность системы», «безопасность экономической системы», «экономическая безопасность социально-экономической системы».
Безопасность целого можно рассматривать как субъективную оценку состояния целого в условиях наличия внутренних и внешних угроз, которая определяется соотношением между пониманием желаемого и фактического состояний его систем с учетом реально возможных состояний их существования. По сути, это уровень комфорта, который и определяет оценку состояния целого.
Исходя из этого, безопасность системы — это тоже субъективная оценка состояния системы, в условиях наличия внутренних и внешних угроз, которая определяется соотношением между пониманием желаемого и фактического состояний ее компонентов с учетом реально возможных состояний их существования в процессе взаимосодействия для получения внешне востребованного результата.
Из анализа данного выше определения экономической системы видно, что одной из отличительных ее особенностей является оплачиваемый в денежном выражении результат. Поэтому безопасность экономической системы — это субъективная оценка состояния экономической системы, в условиях наличия внутренних и внешних угроз, которая определяется соотношением между пониманием желаемого и фактического состояний ее компонентов с учетом реально возможных состояний их существования в процессе взаимосодействия для получения оплачиваемого в денежном выражении внешне востребованного результата.
В отличие от безопасности экономической системы, экономическая безопасность социально-экономической системы — это тоже субъективная оценка состояния системы, в условиях наличия внутренних и внешних угроз, которая определяется соотношением между пониманием желаемого и фактического состояний ее компонентов с учетом реально возможных состояний их существования в процессе взаимосодействия для получения экономической выгоды за счет внешне востребованного результата. С учетом того, что социально-экономическая система имеет четыре аспекта жизнедеятельности, по аналогичной структуре могут быть даны определения социальной, политической и духовной безопасности социально-экономической системы.
В литературе по экономической безопасности часто используется термин «система экономической безопасности». Различное понимание системы приводит к различным определениям системы экономической безопасности. В работе [18] под таковой понимается комплекс организационно-управленческих, режимных, технических, профилактических и пропагандических мер,
направленных на качественную реализацию защиты интересов предприятия от внешних и внутренних угроз. Т. е., система рассматривается как комплекс мер. В работе [19, с. 84] система экономической безопасности предприятия рассматривается как комплексное образование, к которому принадлежат субъекты, объекты и механизмы реализации безопасности на предприятии. Сложность определения понятия системы экономической безопасности подчеркивает анализ фундаментального научного труда О. С. Власюка «Теория и практика экономической безопасности в системе науки об экономике» [20]. Он указывает, что система экономической безопасности относится к основным категориям, которые составляют содержание теории экономической безопасности. В работе [20] этот термин употреблялся 12 раз, но четкого его определения не было дано.
Поэтому дадим определение этому термину с позиций целостной системности. Учитывая, что экономическая безопасность системы и безопасность экономической системы — разные понятия, акцент будем делать на втором. Это связано с тем, что системы экономической безопасности создаются на конкретных предприятиях, в конкретных организациях и других коммерческих структурах. Обозначим их как «субъекты хозяйствования» и будем рассматривать как целостные образования. Тогда система экономической безопасности субъекта хозяйствования представляет собой структурированную часть этого субъекта, появление и проявление которой обусловлено наличием внешних и внутренних угроз в процессе производства внешне востребованного и оплачиваемого в денежном выражении результата, и которая нацелена на обеспечение его безопасной деятельности как целого.
Выводы и перспективы дальнейших исследований в данном направлении. Проведенные исследование позволяет сделать такие основные выводы.
Путем определения сущности целого и основываясь на постулате первичности целого, дано определение таким терминам, как «система», «экономическая система», «социально-экономическая система», «социальноэкономическое сообщество». Показано, что целое представляет собой многообразие систем, базирующихся на элементах иерархической сети.
Для описания любого вида деятельности и поведения любой системы предложена трех-координатная система измерения в дуальных осях. При этом, доказано двуединство сущностей осей, обозначенных терминами «время -пространство», «развитие — существование (рост)», «качество — безопасность».
Дано определение терминов «абсолютная (безусловная) истина», «относительная (условная) истина» и «ложь» с позиции сущности моделирования. Показана субъективность этих понятий, которая определяется ценностями взаимодействующих личностей.
Доказана непротиворечивость предложенных определений социальноэкономической и экономической систем существующим сущностям экономической системы, разработанным в рамках системной парадигмы в экономике, выдвинутой Я. Корнаи и развитой Г. Клейнером. Показана возможность представления системы через компоненты типа «среда», «объект», «процесс», «проект». Раскрыты новые сущности взаимодействия между компонентами «проект — среда» и «объект — процесс», которые определяют процессы развития и роста социально-экономической системы.
Раскрыта сущность появления систем в целом как процесса структуризации наиболее «напряженных» элементов иерархической сети. Показана возможность применения разработанных моделей и теоретических положений для определения таких понятий, как «пространство проекта», «безопасность
целого», «безопасность системы», «безопасность экономической системы», «экономическая безопасность социально-экономической системы».
Дальнейшие исследования целесообразно проводить на предметнометодологическом уровне в областях, которые представляют научный интерес для авторов статьи.
ЛІТЕРАТУРА
1. Гараедаги Дж. Системное мышление: Как управлять хаосом и сложными процессами: Платформа для моделирования архитектуры бизнеса / Джамшид Гараедаги / [Пер. с англ. Е.И. Недбальская]- науч. ред. Е. В. Кузнецова. — Мн.: Гревцов Букс, 2010. — 480 c.
2. Шрейдер Ю. А. Теория множеств и теория систем: правомерность противопоставления / Ю. А. Шрейдер // Системные исследования: ежегодник, 1978. — С. 70−85.
3. Лукашевич В. К. Модели и метод моделирования в человеческой деятельности / В. К. Лукашевич / Науч. ред. Л. В. Уваров. — Мн.: Наука и техника, 1983. — 120 с.
4. Россошанская О. В. Особенности планирования проектов на основе системной модели / О. В. Россошанская // Управління проектами та розвиток виробництва: Зб. наук. праць. — Луганськ: вид-во СНУ ім. В. Даля, 2000. — № 1(1). — С. 57−62.
5. Шрейдер Ю. А. Системы и модели / Ю. А. Шрейдер, А. А. Шаров. — М.: Радио и связь, 1982. — 152 с.
6. Клейнер Г. Системная парадигма и теория предприятия / Г. Клейнер // Вопросы
экономики, 2002. — № 10. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа:
http: //клейнер. рф/arpab/systemparad. ht"-ml.
7. Полтерович В. М. Кризис экономической теории / В. М. Полтерович // Экономическая наука современной России, 1998. — № 1. — С. 46−66.
8. Корнаи Я. Системная парадигма / Я. Корнаи // Вопросы экономики, 2002. — № 4. -
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. vopreco. ru-rus-
archive. files/n4_2002. html.
9. Акофф Р. Акофф о менеджменте / Рассел Л. Акофф.- пер. с англ. под ред. Л. А. Волковой. — СПб.: Питер, 2002. — 448 с.
10. Рач В. А. Управління проектами: практичні аспекти реалізації стратегій регіонального розвитку: навч. посіб. / В. А. Рач, О. В. Россошанська, О.М. Медведєва- за ред. В. А. Рача. — К.: «К.І.С. «, 2010. — 276 с.
11. Хаббард Дуглас. Как измерить все, что угодно. Оценка стоимости нематериального в бизнесе / Дуглас У. Хаббард / [Пер. с англ. Е. Пестеровой]. — М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 2009. — 320 с.
12. Россошанская О. В. Компетентностный подход в управлении проектами: базовые определения // Управління проектами та розвиток виробництва: Зб. наук. праць. -Луганськ: вид-во СНУ ім. В. Даля, 2007. — № 3(23). — С. 142−148.
13. Бондаренко М. Ф. Основи системології: Навчальний посібник / М. Ф. Бондаренко, К. О. Соловйова, С.І. Маторін. — Харків: ХТУРЕ, 1998. — 118 с.
14. Рач В. А. Методологія системного підходу та наукових досліджень: Навчальний посібник / В. А. Рач, О.В. Ігнатова. — Луганськ: вид-во СНУ ім. В. Даля, 2010. — 210 с.
15. Использование интерактивного планирования. Циркулярная организация. -
[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. mir-
menegmenta. com/voprostag=sred&-page=48.
16. Клейнер Г. Б. Развитие теории экономических систем и ее применение в корпоративном и стратегическом управлении / Г. Б. Клейнер. — Preprint #WP/99/2010. -M.: CEMI RAN, 2010. (Rus).
17. Джордж Л. Майкл. Стремительные инновации / Майкл Л. Джордж, Джеймс Воркс, Кимберли Вотсон-Хемфилл- пер. с англ. — К.: Companion Group, 2006. — 350 c.
18. Лянной Г. Экономическая безопасность предприятия / Г. Лянной // BEST OF SECURITY, 2006. — № 7.
19. Економічна безпека підприємств, організацій та установ / В. Л. Ортинський, І.С. Керницький, З. Б. Живко, М.І. Керницька, М. О. Живко. — К.: Всеукраїнська асоціація видавців «Правова єдність», 2009. — 546 с.
20. Власюк О. С. Теорія і практика економічної безпеки в системі науки про економіку / О.С. Власюк- Нац. ін. -т пробл. міжнар. безпеки при Раді нац. безпеки і оборони України. — К., 2008. — 48 с.
Стаття надійшла до редакції 20. 11. 2010 р.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой