Клеточный состав тимуса и селезенки мышей в динамике развития хронической реакции «Трансплантат против хозяина»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 611−018: 612. 42: 612. 411
КЛЕТОЧНЫЙ СОСТАВ ТИМУСА И СЕЛЕЗЕНКИ МЫШЕЙ В ДИНАМИКЕ РАЗВИТИЯ ХРОНИЧЕСКОЙ РЕАКЦИИ «ТРАНСПЛАНТАТ ПРОТИВ ХОЗЯИНА»
Анна Вениаминовна ШУРЛЫГИНА1, Евгения Владимировна МЕЛЬНИКОВА1, Ольга Петровна КОЛЕСНИКОВА3, Елена Владимировна ГОЙМАН3, Валерий Алексеевич ТРУФАКИН2
1 ФГБУ НИИ клинической и экспериментальной лимфологии СО РАМН 630 117, г. Новосибирск, ул. Тимакова, 2
2 ФГБУ НИИ физиологии и фундаментальной медицины СО РАМН 630 117, г. Новосибирск, ул. Тимакова, 4
3 ФГБУ НИИ клинической иммунологии СО РАМН 630 099, г. Новосибирск, ул. Ядринцевская, 14
Цель исследования — изучение клеточного состава тимуса и селезенки мышей при хронической реакции «трансплантат против хозяина» (хРТПХ). Индукцию хронической РТПХ у мышей осуществляли путем переноса самкам B6D2F1 лимфоидных клеток родительской линии DBA/2. Субпопуляции лимфоцитов, пролиферацию и апоптоз определяли методом проточной цитофлуориметрии с использованием моноклональных антител и про-пидиума йодида. Выявлено, что в динамике развития хРТПХ нарушаются взаимодействия между центральным и периферическим звеном иммунитета. Результаты позволяют рассматривать процессы лимфопоэза в тимусе как мишень для коррекции аутоиммунных заболеваний и хРТПХ.
Ключевые слова: хроническая РТПХ, аутоиммунитет, тимус, селезенка, лимфоциты.
Хроническая реакция «трансплантат против хозяина» (хРТПХ) является классической экспериментальной моделью аутоиммунных заболеваний человека, позволяющей изучать механизмы формирования иммунопатологических процессов и разрабатывать схемы корригирующей терапии [1, 4, 15, 19]. Аутоиммунные заболевания возникают вследствие патологических иммунных реакций против собственных тканей организма и представляют собой разнородную по клиническим проявлениям группу, в настоящее время включающую более 80 различных аутоиммунных синдромов, которыми болеет по разным данным до 8% населения планеты [9, 11]. Патогенез развития аутоиммунных заболеваний очень сложен, во многом не ясен и может быть обусловлен перекрестной реакцией против собственных антигенов при ответе на инфекционные агенты, изменением антигенной структуры тканей так,
что она становится иммуногенной для собственной иммунной системы, нарушением проницаемости гистогематических барьеров, иммунным дисбалансом с нарушением функциональной активности регуляторных субпопуляций лимфоцитов, а также другими причинами [10, 12, 16]. Иммунологические механизмы развития хРТПХ состоят в нарушении баланса Т-хелперов 1-го и 2-го типов [2], изменении цитокинового профиля [3], Т-зависимой поликлональной активации В-клеток, сопровождающейся увеличением синтеза анти-ДНК антител, формированием иммунных комплексов, что приводит к системному иммунокомплексному воспалительному процессу в почках [6], который по многим параметрам является аналогом системной красной волчанки у человека. Однако в литературе очень мало данных об особенностях субпопуляционного состава клеток тимуса и селезенки, а также их пролифе-
Шурлыгина А. В. — д.м.н., проф., зав. лабораторией иммуноморфологии, e-mail: anna_v_s@mail. ru Мельникова Е. В. — научный сотрудник лаборатории, e-mail: gennyma@gmail. com Колесникова О. П. — д.м.н., зав. лабораторией экспериментальной иммунотерапии, e-mail: iscreen2001@mail. ru
Гойман Е. В. — к.м.н., научный сотрудник лаборатории экспериментальной иммунотерапии, e-mail: L. Goiman@mail. ru
Труфакин В. А. — д.м.н., проф., академик РАМН, зав. лабораторией хронофизиологии, e-mail: trufakin@physiol. ru
ративной активности на разных сроках развития экспериментальной хРТПХ. Эта проблема представляет значительный интерес, так как при изучении данной модели наибольшее внимание исследователи уделяют периферическим органам иммунитета, в частности, селезенке, в которой разворачиваются основные процессы клеточной активации, приводящие в конечном итоге к синтезу аутоантител и развитию аутоиммунного процесса. Изменения со стороны тимуса практически не описаны, хотя существует концепция о ведущей роли нарушения центральной диффе-ренцировки Т-лимфоцитов в патогенезе аутоиммунных заболеваний [5]. Таким образом, целью настоящей работы явилось комплексное изучение клеток тимуса и селезенки мышей на ранних и поздних сроках развития хРТПХ в эксперименте. При этом мы уделили особое внимание исследованию поверхностного фенотипа тимоцитов и спленоцитов, характеризующего дифференци-ровку и активацию иммунокомпетентных клеток. Было также исследовано содержание в лимфоид-ных органах клеточных элементов, находящихся в различных фазах клеточного цикла, что дает возможность судить о процессах пролиферации и апоптоза в динамике развития модельного аутоиммунного процесса.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ
В работе использовали самок мышей — гибридов первого поколения (C57B1/6 х DBA/2)F1 (B6D2F1) и самок мышей линии DBA/2 в возрасте 2−8 мес., полученных из лаборатории экспериментальных животных (моделей) ФГБУ НИИ клинической иммунологии СО РАМН (г. Новосибирск). Животных содержали в соответствии с правилами, принятыми Европейской конвенцией по защите животных, используемых для экспериментальных и иных научных целей (Страсбург, 1986).
Индукцию хРТПХ у мышей осуществляли путем переноса самкам B6D2F1 лимфоидных клеток родительской линии DBA/2. Клетки селезенки, выделенные ex tempore, внутривенно вводили реципиентам в дозе (60−70) х 10 клеток двукратно с интервалом в 5 дней. В качестве контрольной группы использовали интактных животных того же генотипа, пола, возраста, что и в опыте. Наличие аутоиммунного иммунокомплексного гломерулонефрита диагностировали через 3 мес. после индукции хРТПХ по наличию белка в моче, которое определяли колориметрически с кумасси бриллиантовым синим (Loba Feinchemie, Австрия) на Titertek Multiskan (США), длина волны 570 нм. Для исследования отбирали мышей с
наличием протеинурии. Животных забивали на 8-е и 90-е сутки после индукции хРТПХ методом дислокации шейного отдела позвоночника под легким эфирным наркозом. Тимус и селезенку взвешивали, затем готовили клеточную суспензию мягким раздавливанием органа в стеклянном гомогенизаторе.
Содержание субпопуляций лимфоцитов в клеточной суспензии тимуса и селезенки определяли методом проточной цитофлуориме-трии с использованием моноклональных антител (BD Pharmingen, США) к поверхностным лимфоцитарным антигенам мыши, меченных флуоресцеин-5-изотиоцианатом (CD3, CD4, CD19) и фикоэритрином (CD25, CD8 и CD27) с помощью проточного цитометра FACSCalibur по программе CellQuest (Becton Dickinson, США).
Оценку соотношения клеток в различных фазах клеточного цикла в лимфоидных органах проводили с использованием метода окрашивания клеточной суспензии йодистым пропидиумом. Клетки дважды отмывали холодным забуферен-ным физиологическим раствором (ЗФР, рН 7,4) и фиксировали в 70%-м этаноле. Через час образцы центрифугировали и удаляли спирт. Фиксированные клетки инкубировали в 1 мл раствора пропи-диума йодида (10 мкг/мл в ЗФР) и РНКазы (0,2 мг/ мл) в течение 15 минут при комнатной температуре, после чего анализировали методом проточной цитофлуориметрии с использованием цитометра FACS Calibur. Оценивали количество клеток в состоянии апоптоза (количество ДНК & lt- 2n), в фазе G0/G1 (количество ДНК = 2n), в фазе S (2n & lt- количество ДНК & lt- 4n) и в фазе G2/M (количество ДНК = 4n).
Статистическая обработка была проведена с использованием методов описательной статистики, при помощи которых вычисляли среднее арифметическое (М) и стандартную ошибку среднего (SE). Оценку достоверности различий между группами проводили с использованием непараметрического критерия Вилкоксона — Манна — Уитни при 95%-м уровне значимости.
РЕЗУЛЬТАТЫ
На 8-е сутки после индукции хронической РТ ПХ повышается масса селезенки и общее количество клеток в органе. Увеличивается также абсолютное количество спленоцитов в G2/M-фазе клеточного цикла (табл. 1). Происходят изменения в субпопуляционном составе клеток органа: снижается относительное содержание сплено-цитов CD3+ и CD8+, но повышается абсолютная численность клеток CD3+, CD4+, CD8+. Увеличивается абсолютное количество регуляторных
Таблица 1
Масса и клеточный состав лимфоидных органов у мышей B6D2F1 на 8-е сутки после переноса лимфоидных клеток родительской линии (М ± SE)
Параметр Интактные РТПХ 8 сут.
Масса селезенки, мг 79,20 ± 5,29 242,00 ± 22,23*
Количество клеток в селезенке (х 106) 576,85 ± 94,50 1148,07 ± 120,94*
Количество спленоцитов в фазе G0/G1 (х 106) 547,97 ± 92,87 1039,15 ± 118,83*
Количество спленоцитов в фазе G2/M (х 106) 4,33 ± 0,65 9,49 ± 0,70*
Количество спленоцитов в фазе S (х 106) 10,50 ± 1,94 91,69 ± 50,90*
Количество спленоцитов CD3+, % 27,58 ± 0,65 25,32 ± 0,77*
Количество спленоцитов CD8+, % 10,39 ± 0,27 7,84 ± 0,19*
Количество спленоцитов CD19+CD25+, % 1,16 ± 0,13 0,65 ± 0,06*
Количество спленоцитов CD4+27+, % 1,77 ± 0,14 7,00 ± 0,33*
Количество спленоцитов CD4+27low, % 1,66 ± 0,14 6,15 ± 0,26*
Количество спленоцитов CD3+ (х 106) 157,92 ± 25,08 290,06 ± 31,05*
Количество спленоцитов CD4+ (х 106) 128,24 ± 19,06 238,76 ± 23,70*
Количество спленоцитов CD4+25+ (х 106) 7,35 ± 18,23 14,41 ± 22,00*
Количество спленоцитов CD19+ (х 106) 325,79 ± 58,02 667,97 ± 63,24*
Количество спленоцитов CD4+27+ (х 106) 10,57 ± 2,44 78,92 ± 6,09*
Количество спленоцитов CD4+27low (х 106) 10,02 ± 2,37 69,63 ± 5,99*
Количество тимоцитов CD4+8+, % 83,64 ± 2,7 75,86 ± 3,21*
Количество тимоцитов CD25+, % 2,50 ± 0,23 4,90 ± 0,04*
Примечание. Здесь и в табл. 2 * - отличие от величины соответствующего показателя группы «интактные» статистически значимо прир & lt- 0,05.
Таблица 2
Масса и клеточный состав лимфоидных органов мышей B6D2F1 на 90-е сутки после переноса лимфоидных клеток родительской линии (М ± SE)
Параметр Интактные РТПХ 3 мес.
Масса селезенки, мг 84,00 ± 6,24 214,50 ± 40,55*
Количество клеток в тимусе (х 106) 53,68 ± 8,69 12,25 ± 3,23*
Количество клеток в селезенке (х 106) 63,04 ± 10,45 252,65 ± 83,29*
Количество тимоцитов в фазе G2/M, % 0,93 ± 0,22 0,24 ± 0,05*
Количество гиподиплоидных тимоцитов (х 106) 0,06 ± 0,27 0,02 ± 0,00*
Количество тимоцитов в фазе G0/G1 (х 106) 51,03 ± 14,25 14,61 ± 0,72*
Количество тимоцитов в фазе G2/M (х 106) 0,47 ± 0,29 0,04 ± 0,01*
Количество тимоцитов в фазе S (х 106) 2,12 ± 0,87 0,78 ± 0,03*
Количество спленоцитов в фазе G0/G1 (х 106) 61,64 ± 34,82 248,15 ± 92,08*
Количество спленоцитов в фазе G2/M (х 106) 0,28 ± 1,09 2,55 ± 1,69*
Количество спленоцитов в фазе S (х 106) 0,62 ± 3,01 5,29 ± 2,29*
Количество спленоцитов CD4+ (х 106) 10,48 ± 1,66 44,58 ± 16,11*
Количество спленоцитов CD 4+25+ (х 106) 1,40 ± 0,17 5,54 ± 2,33*
Количество спленоцитов CD 25+ (х 106) 2,74 ± 0,39 12,17 ± 5,55*
Количество спленоцитов CD 4+27low (х 106) 4,10 ± 1,25 19,23 ± 9,75*
Количество спленоцитов CD 19+ (х 106) 12,67 ± 4,50 245,70 ± 135,72*
Количество спленоцитов CD 19+25+ (х 106) 36,46 ± 7,62 147,12 ± 55,41*
Количество тимоцитов CD 4+8-, % 7,74 ± 0,94 12,03 ± 1,24*
Количество тимоцитов CD 4+8+, % 82,65 ± 0,85 65,87 ± 4,54*
Количество тимоцитов CD 4+25ЫвЬ, % 0,13 ± 0,04 0,26 ± 0,06*
Количество тимоцитов CD 25+, % 2,19 ± 0,17 8,00 ± 0,76*
Количество тимоцитов CD 4+8- (х 106) 4,33 ± 1,20 1,35 ± 0,40*
Количество тимоцитов CD 4+8+ (х 106) 44,31 ± 13,46 8,87 ± 2,31*
Количество тимоцитов CD 4−8+ (х 106) 2,77 ± 0,71 0,54 ± 0,20*
Количество тимоцитов CD 3+ (х 106) 48,06 ± 13,72 11,31 ± 2,95*
Т-клеток CD4 25+ без изменения их процентного содержания. Повышается относительное и абсолютное количество CD4+27+ и CD4+27high (предшественники Т-эффекторных лимфоцитов), а также CD4+27low (зрелые Т-эффекторы), возрастает абсолютное количество спленоцитов CD19+ (В-клетки), но не CD19+25+ (активированные В-клетки). При этом процент активированных В-лимфоцитов достоверно снижается (см. табл. 1).
В тимусе пролиферативная активность клеток не меняется (см. табл. 1). Происходит снижение относительного содержания тимоцитов CD48+ и CD25+ (активированные/незрелые Т-клетки).
К 3-му месяцу после индукции хРТПХ у животных с аутоиммунным гломерулонефритом увеличивались масса селезенки и общее количество спленоцитов. Численность клеток в тимусе, наоборот, снизилась относительно интактного контроля (табл. 2).
Кинетика клеточного цикла тимоцитов и спленоцитов претерпевает следующие изменения: снижается относительное содержание тимоцитов в фазе G2/M и абсолютное их количество во всех фазах цикла, в селезенке повышается абсолютное количество клеток в фазах G0/G1, G2/M и S (см. табл. 2).
Происходят изменения и в субпопуляционном составе органов иммунной системы. В тимусе возрастает относительное содержание CD48 (зрелые Т-хелперы), CD25+ (активированные/ незрелые тимоциты), CD4+25high (регуляторные Т-клетки с супрессорной активностью), но снижается процент CD48+ (незрелые дубльпозитив-ные тимоциты). В соответствии с уменьшением общего количества клеток в органе оказалась сниженной и абсолютная численность всех исследованных субпопуляций (см. табл. 2).
В селезенке увеличивается абсолютное число субпопуляций CD4+, CD4+27low, CD19+ (см. табл. 2).
ОБСУЖДЕНИЕ
Накопленный к настоящему времени клинический и экспериментальный материал свидетельствует о том, что ведущую роль в формировании аутоиммунных процессов играют нарушения дифференцировки Т-клеток, межклеточных взаимодействий, недостаточность Т-регуляторных клеток [7], что обусловливает экспансию В-лимфоцитов, продуцирующих аутоантитела [14]. Одним из центральных компонентов развития аутоиммунной патологии считается также ци-токиновый дисбаланс, в котором значимая роль отводится снижению продукции ИЛ-2 иммуно-
компетентными клетками [14]. Аутоиммунные заболевания человека имеют многофакторную этиологию, во многом невыясненный механизм развития и, в связи с этим, очень трудно поддаются лечению. Поэтому существует потребность в подробном исследовании механизмов патогенеза аутоиммунного процесса в модельном эксперименте. Классической экспериментальной моделью аутоиммунной патологии считается хРТПХ и развивающийся в ходе ее иммунокомплексный гломерулонефрит [2]. Функциональная недостаточность Т-клеточного звена иммунной системы обнаруживается на самых ранних стадиях хронической РТПХ (модель переноса мышам — гибридам иммунокомпетентных клеток родительской линии) до появления «клинических» признаков аутоиммунного гломерулонефрита [20]. Авторы последней работы считают данную модель адекватной для исследования воздействий, способных повлиять на образование и функциональную активность Т-лимфоцитов. В связи с этим существует необходимость более подробной характеристики клеточного состава центральных и периферических органов иммунной системы на разных сроках развития хРТПХ.
В настоящей работе установлено, что на ранних этапах развития иммунопатологического процесса в исследованной нами модели идет преимущественная реакция в селезенке — пролиферация, увеличение численности и Т-, и В-популяций с увеличением абсолютного количества регуля-торных Т-клеток — Трег (CD4+25+) и клеток с фенотипом CD4+27low. Последняя субпопуляция по сообщениям разных авторов может представлять или терминально дифференцированные ТЫ, продуцирующие цитокины ИФН-у, ФНО-а, ИЛ-17, ИЛ-2 [13], или Т-клетки памяти, относящиеся преимущественно к ТЪ2 и продуцирующие эф-фекторные цитокины ИФН-у, ИЛ-10 и ИЛ-13 [18]. Однако в обеих публикациях отмечается, что Т-клетки с отсутствием или с низким уровнем экспрессии CD27 относятся к более дифференцированной, функционально активной эффек-торной популяции. Количество В-лимфоцитов повышается, что соответствует данным литературы [3]. Все эти изменения могут свидетельствовать об активированном состоянии спленоцитов в результате иммунной реакции «трансплантат против хозяина».
В тимусе меняется процентное соотношение различных форм малодифференцированных клеток без изменений численности зрелых субпопуляций. Несколько снижается относительное содержание дубльпозитивных CD48+ тимоцитов, которые находятся на сравнительной поздней стадии дифференцировки и после ее завершения ста-
новятся зрелыми Т-хелперами и Т-эффекторами/ киллерами (CD4+8- и CD4−8+). Однако почти в 2 раза возрастает процент тимоцитов, находящихся на более ранних стадиях созревания (CD25+). Таким образом, можно предположить развитие дисбаланса центральной дифференцировки Т-лимфоцитов. Этот факт согласуется с литературными данными о ведущей роли нарушений функции тимуса в патогенезе аутоиммунных заболеваний [5, 8]. При этом предполагается несколько возможных вариантов дисфункции тимуса при развитии хРТПХ, сопровождающейся аутоиммунной патологией: повреждение процесса негативной селекции аутореактивных клонов, нарушение заселения органа костно-мозговыми предшественниками Т-клеток и процессов созревания тимоцитов [17].
К 3-му месяцу после индукции хРТПХ у части экспериментальных животных развивается аутоиммунный гломерулонефрит [3]. Это состояние характеризуется повышением массы селезенки и общего количества спленоцитов. Численность клеток в тимусе, наоборот, снижается относительно интактного контроля.
Анализ содержания ДНК в ядрах тимоцитов и спленоцитов при окрашивании йодидом пропи-диума свидетельствует о снижении пролиферации в тимусе и стимуляции клеточного деления в селезенке, что соответствует представлениям о механизмах развития аутоиммунного процесса: дисфункция и гипоплазия тимуса, сопровождающиеся активацией иммунокомпетентных клеток на периферии.
Происходят изменения и в субпопуляционном составе клеточных элементов органов иммунной системы. В тимусе повышается процентное содержание CD4+8- (зрелые Т-хелперы), CD25+ (активированные/незрелые тимоциты), CD4+25Ыgh (регуляторные Т-клетки с супрессорной активностью), но уменьшается относительная концентрация CD4+8+ (незрелые дубльпозитивые тимоциты). В соответствии с уменьшением общего количества клеток в органе оказалась сниженной абсолютная численность всех исследованных субпопуляций.
В селезенке увеличивается абсолютное число субпопуляций CD4+, CD4+27low, CD19+ (соответственно Т-хелперы, функционально активные Т-лимфоциты, продуцирующие цитокины, В-лимфоциты).
Таким образом, для мышей с хРТПХ и развившимся аутоиммунным гломерулонефритом характерными признаками являются спленоме-галия и снижение количества клеток в тимусе, повышение пролиферативной активности спле-ноцитов и снижение пролиферации тимоцитов,
что соответствует динамике общего количества клеток в органах.
Изменение процентного соотношения клеточных субпопуляций в тимусе свидетельствует о том, что нарушение дифференцировки тимоци-тов сохраняется и на поздних стадиях развития хРТПХ. Снижение количества дубльпозитивных (незрелых) тимоцитов CD4+8+ говорит либо об их ускоренной дифференцировке, либо о снижении поступления в тимус костно-мозговых предшественников Т-лимфоцитов. Последнее предположение согласуется с данными литературы [17]. Возможно также, что происходит сдвиг костномозгового лимфопоэза в сторону В-клеточного ростка и в результате образуется дефицит кост-но-мозговых предшественников Т-лимфоцитов, заселяющих тимус. Повышение процентного содержания в тимусе клеток CD4+25Ыgh (Трег) и на ранних, и на поздних сроках развития хРТПХ входит в некоторое противоречие с мнением авторов [7], отводящих значимую роль в развитии аутоиммунных процессов дефициту клеток Трег. Однако в данном случае увеличение относительного содержания этих клеток может быть обусловлено более выраженным снижением численности других субпопуляций в соответствии с общим уменьшением количества тимоцитов.
В селезенке мышей с аутоиммунным гломеру-лонефритом повышено процентное содержание и абсолютное количество В-лимфоцитов CD19+, что характерно для аутоиммунного процесса [3]. Увеличено также процентное содержание и абсолютное количество зрелых эффекторных сплено-цитов CD4+27low. Эти данные позволяют сделать вывод о сохраняющемся активированном состоянии пула спленоцитов на поздних сроках развития хРТПХ у животных с аутоиммунным гломе-рулонефритом.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Таким образом, проведенное исследование позволяет заключить, что при развитии аутоиммунного процесса, обусловленного хРТПХ, происходит нарушение иммунорегуляторных взаимодействий между центральным и периферическим звеном иммунитета. Нами выявлены клеточные индикаторы дисфункции тимуса в исследованной экспериментальной модели и на ранних, и на поздних сроках, что подтверждает мнение ряда авторов о значимой роли повреждения Т-лимфопоэза в развитии аутоиммунитета. Полученные данные свидетельствуют в пользу того, что процессы центральной пролиферации и дифференцировки Т-клеток могут рассматриваться как возможные фармакологические мишени для коррекции аутоиммунных заболеваний и хРТПХ.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Колесникова О. П., Мирскова А. Н., Адамович С. Н. и др. Скрининг иммуноактивных и противоопухолевых свойств комплексов триэтаноламина с солями биомикроэлементов // Бюл. СО РАМН. 2009. 140. (6). 73−80.
2. Кудаева О. Т. ТЫ/^2-поляризация как эпигенетический механизм формирования разных вариантов иммунопатологии при реакции «трансплантат против хозяина»: автореф. дис. … докт. биол. наук. Новосибирск, 2005.
3. Кудаева О. Т., Колесникова О. П. Патофизиологические механизмы иммунных нарушений и баланс про- и противовоспалительных цитокинов. Модель РТПХ // Система цитокинов. Теоретические и клинические аспекты / Ред.: В. А. Козлов, С. В. Сенников. Новосибирск: Наука, 2004. 255−268.
4. Лимонов В. А., ШурлыгинаА.В., РобинсонМ.В. и др. Морфологическое исследование почек и селезенки у мышей с иммунокомплексным гломеруло-нефритом, интактных и на фоне иммуносупрессив-ной терапии // Бюл. СО РАМН. 2005. 116. (2). 50−55.
5. Труфакин В. А. Иммуноморфологические аспекты аутоиммунных процессов. Новосибирск: Наука, 1983. 178 с.
6. Appleby P., Webber D.G., Bowen J.G. Murine chronic graft-versus-host disease as model of systemic lupus erythematosus: Effect of immunosuppressive drugs on disease development // Clin. Exp. Immunol. 1989. 78. (3). 449−453.
7. Chen X., Vodanovic-Jankovic S., Johnson B. et al. Absence of regulatory T-cell control of TH1 and TH17 cells is responsible for the autoimmune-mediated pathology in chronic graft-versus-host disease // Blood. 2007. 110. (10). 3804−3813.
8. Chu Y.W., Gress R.E. Murine models of chronic graft-versus-host disease: insights and unresolved issues // Biol. Blood Marrow Transplant. 2008. 14. (4). 365−378.
9. Diamond B. Autoimmunity // Immunol. Rev. 2005. 204. 5−8.
10. Ercolini A.M., Miller S.D. The role of infections in autoimmune disease // Clin. Exp. Immunol. 2009. 155. (1). 1−15.
11. Fairweather D., Frisancho-Kiss S., Rose N.R. Sex differences in autoimmune disease from a pathological perspective // Am. J. Pathol. 2008. 173. (3). 600−609.
12. Invernizzi P., Lleo A., Podda M. Interpreting serological tests in diagnosing autoimmune liver diseases // Semin. Liver. Dis. 2007. 27. (2). 161−172.
13. KapinaM.A., Shepelkova G.S., Mischenko V.V. et al. CD27low CD4 T lymphocytes that accumulate in the mouse lungs during mycobacterial infection differentiate from CD27high precursors in situ, produce IFN-gamma, and protect the host against tuberculosis infection // J. Immunol. 2007. 178. (2). 976−985.
14. Katsiari C.G., Kyttaris V.C., Juang Y.T., Tso-kos G.C. Protein phosphatase 2A is a negative regulator of IL-2 production in patients with systemic lupus erythematosus // J. Clin. Invest. 2005. 115. (11). 31 933 204.
15. Murphy W.J. Revisiting graft-versus-host disease models of autoimmunity: new insights in immune regulatory processes // Ibid. 2000. 106. (6). 745−747.
16. Paust S., Cantor H. Regulatory T cells and autoimmune disease // Immunol. Rev. 2005. 204. 195 207.
17. Sakoda Y., Hashimoto D., Asakura S. et al. Donor-derived thymic-dependent T cells cause chronic graft-versus-host disease // Blood. 2007. 109. (4). 1756−1764.
18. SchiottA., LindstedtM., Johansson-Lindbom B. et al. CD27- CD4+ memory T cells define a differentiated memory population at both the functional and transcriptional levels // Immunology. 2004. 113. (3). 363−370.
19. SlaybackD.L., Dobkins J.A., Harper J.M., Allen R.D. Genetic factors influencing the development of chronic graft-versus-host disease in a murine model // Bone Marrow Transplant. 2000. 26. (9). 931−938.
20. Via C.S., Shearer G.M. Defective in vitro IL-2 production in lupus is an early but secondary event paralleling disease activity: evidence from the murine parent-into-F1 model supports staging of IL-2 defects in human lupus // Autoimmunity. 2010. 43. (1). 23−31.
THYMIC AND SPLEENS CELLULAR STRUCTURE OF MICE IN DYNAMICS OF DEVELOPMENT OF CHRONIC «GRAFT-VERSUS-HOST» REACTION
Anna Veniaminovna SHURLYGINA1, Evgenija Vladimirovna MELNIKOVA1, Olga Petrovna KOLESNIKOVA3, Elena Vladimirovna GOIMAN3, Valery Alekseevich TRUFAKIN2
1 Institute of Clinical and Experimental Lymphology of SB RAMS 630 117, Novosibirsk, Timakov str., 4
2 Institute of Physiology and Fundamental Medicine of SB RAMS 630 117, Novosibirsk, Timakov str., 4
3 Institute of Clinical Immunology of SB RAMS 630 099, Novosibirsk, Yadrincevskaja str., 14
RESEARCH OBJECTIVE. Studying of thymic and spleens cellular structure of mice at chronic «graft-versus-host» reaction. MATERIAL AND METHODS. Induction of chronic «graft-versus-host» reaction at mice was carried out by transfer to females of B6D2F1 of lymphoid cells of the parental DBA/2 line. Subpopulations of lymphocytes, proliferation and apoptosis were determined by a method of a flow cytometry with use of monoclonal antibodies and propidium iodide. RESULTS AND DISCUSSION. It is revealed that in dynamics of development of chronic «graft-versus-host» reaction interactions between the central and peripheral components of immunity are broken. The results allow considering the processes of lymphopoiesis in thymus as a target for correction of autoimmune diseases and chronic «graft-versus-host» reaction.
Key words: chronic «graft-versus-host» reaction, autoimmunity, thymus, spleen, lymphocytes.
Shurlygina A.V. — doctor of medical sciences, professor, head of the laboratory of immunomorphology, e-mail: anna_v_s@mail. ru
Melnikova E.V. — researcher of the laboratory of immunomorphology, e-mail: gennyma@gmail. com Kolesnikova O.P. — doctor of medical sciences, head of the laboratory of experimental immunotherapy, e-mail: iscreen2001@mail. ru
Goiman E.V. — candidate of medical sciences, researcher of the laboratory of experimental immunotherapy, e-mail: L. Goiman@mail. ru
Trufakin V.A. — doctor of medical sciences, professor, academician of RAMS, head of the laboratory of chronophysiology, e-mail: trufakin@physiol. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой