Проблема реституции культурных ценностей во взаимоотношениях России и Германии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

А. С. Константинов
ПРОБЛЕМА РЕСТИТУЦИИ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ ВО ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ РОССИИ И ГЕРМАНИИ
В настоящее время проблема реституции перемещенных культурных ценностей является весьма актуальным вопросом во взаимоотношениях России и Германии, привлекая внимание не только политиков и экспертов, но и широкой общественности. Научная значимость проблемы перемещенных культурных ценностей связана, прежде всего, с малой изученностью данного вопроса и имеет большое научно-практическое значение.
Следует отметить, что в различных международных документах дается различное толкование понятий «культурные ценности» и «реституция культурных ценностей». В целом, в международно-правовом аспекте понятие «культурные ценности» имеет две особенности. Во-первых, в международных конвенциях или соглашениях (договорах), как уже было сказано, не существует универсального понятия «культурные ценности», которое охватывало бы все объекты, подпадающие под данное определение. Вторая особенность заключается в том, что каждый международный договор дает определение культурных ценностей, исходя из специфики тех правоотношений, которые он стремится урегулировать. Именно на основе перечисленных двух особенностей и сложилось понятие «культурные ценности», фигурирующее во многих международных актах.
Впервые понятие «культурные ценности» определяется в «Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта», подписанной в Гааге 14 мая 1954 г. 1 Документ ЮНЕСКО 197Q г. «Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» значительно расширил трактовку термина «культурные ценности», разделив их на 11 категорий2.
Что касается института реституции, то он пришел в правовую науку и практику из римского права. Среди прочих, в римском праве существовала т. н. практика «Restitutio in integrum» (т. е. «восстановление в первоначальное положение»). В особо оговоренных случаях римский претор позволял уничтожить наступившие юридические последствия (например, расторгнуть заключенный договор) ввиду того, что он признавал несправедливым применение общих норм права в случаях подобного рода. Постановление о таком восстановлении прежнего положения, или реституции, претор выносил после предварительного выяснения обстоятельств дела (causa cognita). Более того, реституцию могло «получить» и лицо, терпящее значительный ущерб от сделки, заключенной под влиянием угроз и обмана3. Подробные правила реституции были впервые даны в Версальском мирном договоре 1919 г. 4
Важнейшими документами в сфере реституции культурных ценностей, являющимися правовым фундаментом существования и эволюции настоящей проблемы являются две Гаагские конвенции — 19Q7 г. и уже упомянутая конвенция 1954 г. Значение этих документов трудно переоценить: в то время как Гаагская конвенция 19Q7 г. лишь запрещала разрушение памятников культуры и их конфискацию во время военных действий, конвенция © А. С. Константинов, 2QQ8
25Q
1954 г. 1) заботится об уважении культурных ценностей, запрещает их незаконное присвоение, а в случае, если это присвоение произошло, об обязательстве захватившей стороны после войны все возвратить- 2) наделяет некоторые объекты культурного достояния народов иммунитетом. Главное значение этого документа — именно запрещение незаконно вывозить культурные ценности во время ведения боевых действий5. Важными источниками в сфере защиты культурных ценностей также являются также «Пакт Рериха» 1935 г. 6, Лондонская декларация 1943 г., Ялтинская конвенция 1945 г. 7, тексты мирных договоров СССР с Болгарией, Венгрией, Италией, Румынией и Финляндией 1947 г. 8 и Женевские конвенции 1949 г. 9
Стоит отметить, что проблема перемещенных культурных ценностей, помимо прочего, характеризуется довольно низкой степенью изученности в научной литературе. Более того, насколько нам известно, ни одним из отечественных авторов не было сделано попытки всеобъемлющего исследования проблемы перемещенных культурных ценностей во взаимоотношениях России и Германии. Большинство авторов в своих работах рассматривают какой-либо определенный этап развития событий.
При фактическом отсутствии научной литературы на русском языке изучение проблемы реституции зачастую «восполняется» обилием т. н. публицистики, всевозможными «журналистскими расследованиями», стремящимися к сенсации. Естественно, необходимо относиться к подобной «литературе» с большой осторожностью.
Среди наиболее удачных статей хотелось бы отметить публикации В. Тетерятни-кова в газетах «Правда"111 и «Культура"11. В частности, в своей статье «Закон обуздает чиновников» он достаточно веско обосновывает необходимость принятия федерального закона о реституции культурных ценностей. В некоторых публикациях особое внимание уделяется современному состоянию проблемы реституции культурных ценностей. Это, прежде всего, статьи Н. Данилевича12, А. Колесникова13, А. Щербакова14. Другие публикации, напротив, посвящены историческому аспекту. Среди них можно назвать работы А. Высторобеца15, В. Носкова16, Н. Фохта17.
Во многих публикациях приводятся довольно удачная историческая справка и анализ нынешнего этапа развития событий. Среди них статьи Н. Петровского18, М. Серафимова19, П. Киселевой2°.
Статья О. Кабановой21 отличается гармоничным сочетанием анализа исторических фактов и информации о нынешнем состоянии дел в сфере реституции культурных ценностей. Автор приводит большое количество фактов, иллюстрируя ими те или иные доводы и в конечном итоге приходит к выводу, что Российская Федерация не обязана возвращать Германии захваченные культурные ценности.
Среди наиболее удачных исследований вопроса реституции культурных ценностей на иностранном языке стоит назвать работы Вальдемара Риттера, посвященные судьбе немецких культурных ценностей в России22. В них автор повествует о процессе перемещения культурных ценностей и проблемах, связанных с ним23. Весьма любопытно и исследование Вилфрида Фильдера «Kulturguter als Kriegsbeute? Rechtliche Probleme der Ruckfuhrung deutscher Kulturguter aus Deutschland», в которой автор анализирует статус сокровищ культуры как военных трофеев24. Весьма полезная информация содержится и в издании Государственного берлинского музея, посвященного немецким утратам25. Фактически это каталог единиц хранения, утраченных Германией с 1945 г. Выделим и работу Патрисии Кеннеди Гримстад, посвященную судьбе т. н. Смоленского архива, в которой автор пытается рассмотреть все перепитии, связанные с этим памятником
искусства26. Также стоит упомянуть работы Эльке Виндиш27, Анзейма Бенгезера28, Фло-риана Хасселя29, Ральфа Больмана30 и Керстина Хольма31.
Отдельно стоит отметить публикации профессора кафедры авторского права факультета права и управления Силезского университета в Катовице (Польша) Войцеха Ковальского в международном бюллетене «Военные трофеи"32. В своих статьях господин Ковальский дает историческую трактовку процесса реституции культурных ценностей, рассказывает об исторических событиях в этой сфере.
Также стоит выделить работу бывшей сотрудницы Вашингтонской Национальной галереи Линн Николас «Похищение Европы», в которой автор пишет о судьбе европейского культурного наследия в военные годы и дает подробную характеристику деятельности созданной в нацистской Германии военно-бюрократической машины для культурного ограбления народов. Автор подробно рассказывает о созданном в вермахте специальном управлении и отрядах Кунстшутц (Кип818ЬШ2-), задачей которых являлась охрана памятников культуры «от военных случайностей». Более того, с помощью германской армии были осуществлены реставрационные работы в некоторых городах, пострадавших от военных действий. В то же время в своей работе Николас открывает «неудобную» правду о действиях армии США в Европе: «Для многих из них заповедь «Не укради» к Германии просто не относилась. Под весьма неубедительными предлогами все частные дома и общественные здания обыскиваются экспертами-искусствоведами, которые изымают любые произведения искусства, чьи владельцы не могут представить бесспорных доказательств прав собственности. Все награбленное перемещалось в Ахен, где сортируется, упаковывается и отправляется в США"33.
В то же самое время многие зарубежные исследования грешат известным схематизмом при освещении проблемы реституции. К этой категории можно отнести, например, работы Томаса Шмидта34, Гюнтера Кова35, Гизелы Хойер36 и Ренаты Хартлеб37.
Остановимся подробно на узловых моментах проблемы перемещенных культурных ценностей во взаимоотношениях России и Германии.
Во время войны немцы начали активно вывозить на свою территорию наиболее значительные культурные ценности. Этим занимался т. н. зондерштаб «Изобразительное искусство» Альфреда Розенберга, чьей непосредственной обязанностью была переправка культурных ценностей в город Линц, где шло строительство нацистского музея, наполненного трофейными ценностями со всего мира38. За годы оккупации на территории СССР было разрушено 3 тыс. городов39, разграблено более 400 музеев40 (в России — 17 341). По приблизительным данным, только из 15 наиболее крупных музеев страны было вывезено фашистами или уничтожено 269 515 экспонатов42. Всего же было похищено 565 тыс. экспонатов43. Полностью были вывезены художественные собрания музеев Смоленска, Краснодара, Пятигорска, Алупки, Ростова, Бахчисарая, Симферополя, Сталинграда. Более 4 тыс. экспонатов было вывезено либо уничтожено из Смоленского государственного музея-заповедника44. Были сожжены музеи мирового значения — Ясная Поляна, Бородино, Поганкины Палаты в Пскове, Путевой дворец в Калинине- уничтожено
43 тыс. библиотек и более 100 млн книг, в том числе много редких- полностью или частично разрушено 334 высших учебных заведения, уничтожено 605 научных учреждений вместе с библиотеками, из которых вывезены историко-архивные материалы, старинные рукописи XIV, XV, XVI вв. Вот цифра из «Сводных данных об ущербе, нанесенном немецко-фашистскими захватчиками документальным материалам ГАФ СССР» — ущерб, причиненный государственному фонду, составил свыше 87 млн архивных дел45.
Если же говорить лишь о пригородах Ленинграда, то наибольшим разрушениям подверглись Пушкин и Петродворец. В 1941 г. немцы вывезли из Большого дворца, дворцов Марли, Монплезир, Коттедж в Петродворце в Германию 34 тыс. музейных экспонатов. В Пушкине были полностью разграблены Екатерининский и Александровский дворцы и похищено все их убранство — паркеты, плафоны, мебель, собрания картин, гобелены, книги из дворцовых библиотек, коллекция икон Петра I, насчитывающая 650 экспонатов, собрания фарфора Екатерины II46. Были полностью разграблены и сожжены Екатерининский и Александровский дворцы, похищена знаменитая Янтарная комната XVIII в. Было вывезено все внутреннее убранство Павловского дворца, разрушен Псковско-Печорский монастырь. В Новгороде было похищено уникальное собрание икон. Вот лишь самые знаменитые из них: икона «Покров» из Яковлевского собора (упоминается в летописи 1208 г.), икона «Гурий, Самсон и Авива» (упоминается в летописи 1410 г.), икона «Покров» из церкви Анастасии у Софийского собора (упоминается в летописи 1418 г.), икона «Сергий Радонежский» из собора в Кремле (около 1463 г.), икона «Князь Владимир, Борис и Глеб» 1545 г., икона «Казанская богоматерь» из Софийского собора 1656 г. — всего 96 икон XII—XVI вв. 47 В Германию вывезли сотни художественных полотен, находившихся в российских музеях: картины Рембрандта, Тициана, Караваджо, Мурильо, Рубенса, Делакруа, Айвазовского, Репина, Маковского, Левитана, Тропинина, Кипренского и многих других художников. Перечень утраченного занял бы несколько десятков многостраничных томов.
Янтарная комната и дворцовая библиотека из Царского Села были вывезены в конце 1941 г. Следы Янтарной комнаты до недавнего времени обрывались в Кенигсберге, но в мае 1997 г. произошло сенсационное событие: газеты всего мира сообщили о находке в Потсдаме мозаичного панно, которое являлось частью этой комнаты. Что касается библиотеки, то она была доставлена в Берлин. Там был составлен список немецких государственных учреждений, по которым предполагалось распределить ее фонды. Большинство книг предназначалось министерству по восточным территориям и, судя по всему, попали на его сборный пункт в Ратиборе (Силезия). Но, вероятно, часть книг была разослана по списку48. Ясно, что миллионы книг не могли исчезнуть бесследно, даже если уничтожались целенаправленно.
Суммарный ущерб культурному достоянию СССР, нанесенный за годы войны, эксперты оценивают в 140 млрд руб. в золоте в ценах 1914 г. За эти годы цены выросли в сотни, тысячи раз, и по некоторым оценкам ущерб составляет 230 млрд долларов49.
В ходе Нюрнбергского процесса советская сторона предъявила 39 томов, в которых был подсчитан ущерб, нанесенный СССР в результате войны, в том числе и урон «культурный». По 21 статье Нюрнбергского трибунала эти претензии принимались без дополнительных доказательств. Предвидя или предвосхищая победу, наша страна начала подсчитывать ущерб (в рублях, которые потом переводились в доллары) от военных действий на своей территории еще в ноябре 1942 г., когда была создана «Чрезвычайная государственная комиссия по установлению злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в годы Великой Отечественной войны, и определению причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, госучреждениям СССР"50.
В Государственном архиве Российской Федерации содержится «Справка об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками учреждениям искусств СССР и список наиболее ценных художественных экспонатов погибших, вывезенных и разграбленных
оккупантами», датированная июлем 1946 г. Специально созданная Государственная комиссия оценила понесенные Советским Союзом потери по трем основным группам культурных ценностей: художественным памятникам старины — зданиям- художественным ансамблям-паркам и другим многолетним насаждениям- музейным экспонатам и внутренним художественным убранствам помещений. Потери были оценены в 4 182 044 рубля. Всего было утрачено 149 830 экспонатов51.
В свою очередь, Советский Союз в качестве возмещения ущерба вывез с территории Германии довольно большое количество культурных ценностей, которые затем хранились во многих музеях страны, в том числе и в Эрмитаже. В 1950-е гг. часть захваченного культурного достояния Германии, в частности знаменитая Сикстинская Мадонна, была в одностороннем порядке возвращена ГДР. В общей сложности было возвращено более полутора миллионов единиц хранения музейных сокровищ, бесценные архивы. Из одного только Эрмитажа был передан 641 241 экспонат, перечень которых составил 42 тома52. Возвращение культурной собственности в Германию началось в 1949 г. после решения Советского правительства вернуть архивы ганзейских городов Г амбурга, Любека и Бремена в обмен на архивы Калининградской области и города Таллинна, которые находились в послевоенное время в Британской зоне оккупации Германии. Передача началась в июле 1952 г. и была завершена в конце 1980-х гг. Всего было передано 74 998 архивных единиц хранения53.
Имели место и дополнительные передачи культурной собственности. Например, только в период с сентября 1958 г. по июль 1960 г. состоялось 19 таких акций. Заключительный протокол о передаче правительством СССР правительству ГДР культурной собственности, спасенной Советской армией, был подписан в Берлине 29 июля 1960 г. В соответствии с протоколом было возвращено 1 571 995 предметов, 121 ящик книг, звуковые архивы и музыкальные записи, более 3 млн архивных дел54.
В 1993 г. Германии была передана коллекция немецких книг, хранившаяся в Пулковской обсерватории. Речь идет о т. н. коллекции Готской библиотеки, которая хранилась в Академии наук СССР (29 818 единиц), о германских архивных материалах из государственных архивов СССР и Министерства иностранных дел СССР (214 924 дела), о сокровищах «Зеленого свода» в Дрездене, а также о 800 623 произведениях искусства, которые хранились в Государственном Эрмитаже в Ленинграде, в том числе о рельефах Пергамского алтаря, древних египетских папирусах и европейской живописи. Из Государственного музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина в Германию отправили 354 271 произведение искусства, в том числе картины, рисунки, монеты и предметы античности55. В то же время немецкая сторона не вернула России ничего.
Остальная часть захваченных СССР культурных ценностей так и оставалась в запасниках до 1990-х гг. В 1998 г. был принят Федеральный закон РФ «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории РФ». Закон запрещал возвращать захваченные культурные ценности какой бы то ни было стороне и объявлял все германские культурные ценности, «вывезенные в Союз ССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию… достоянием РФ, находящимся в ее федеральной собственности"56.
Что же представляет собой Федеральный закон «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории РФ»? В основе закона лежит идея о безусловном праве на все перемещенные
в результате войны на ее территорию культурные ценности, которые предлагается объявить федеральной собственностью в качестве частичного возмещения колоссальных культурных потерь страны за годы гитлеровской оккупации. Думский закон объявляет все германские культурные ценности, «вывезенные в Союз ССР в осуществление его права на компенсаторную реституцию… достоянием РФ, находящимся в ее федеральной собственности"57. При этом предметом закона объявляются культурные ценности, перемещенные в осуществление компенсаторной реституции с территории Германии и ее бывших военных союзников на территорию Союза ССР в соответствии с приказами военного командования и находящиеся в данное время на территории РФ58. В то же время закон действует в отношении всех перемещенных культурных ценностей, независимо от того, в чьем фактическом владении они находятся, а также от обстоятельств возникновения такого фактического владения.
Исключения содержатся в статье 8. Под действие статей Федерального закона не подпадают: 1) культурные ценности, в отношении которых заинтересованное государство представит доказательства того, что оно заявило требование об их реституции до истечения следующих сроков: до 15 марта 1948 г. в отношении Болгарии, Венгрии, Италии, Румынии, до 15 сентября 1948 г. в отношении Финляндии и до 1 февраля 1950 г. в отношении Германии- 2) культурные ценности, которые являлись собственностью религиозных организаций или частных благотворительных учреждений, использовались исключительно в религиозных или благотворительных целях и не служили интересам милитаризма и (или) нацизма (фашизма) — 3) культурные ценности, которые принадлежали лицам, лишенным этих ценностей в связи с их активной борьбой против нацизма (фашизма), в том числе в связи с их участием в национальном сопротивлении оккупационным режимам бывших неприятельских государств и коллаборационистским режимам и (или) в связи с их расовой, религиозной или национальной принадлежностью59. В 2000 г. был принят новый закон, который внес незначительные изменения в закон 1998 г. 60
Часть немецких организаций предъявила свои претензии. Среди этих организаций — фонд Прусского культурного наследия, Государственная библиотека Берлина, берлинский музей спорта, Бранденбургский музей и некоторые другие61.
Интересно отметить, что советское и российское государство до недавнего времени почти ничего не сделало для розыска своих собственных культурных ценностей, перемещенных на Запад в результате агрессии Германии против СССР. Считалось, что выяснить местонахождение их крайне сложно, а добиться возвращения практически невозможно, т. к. большинство похищенных произведений искусства находится в частных коллекциях.
В Германии, наоборот, еще со времен оккупации государственные чиновники, научная общественность, представители культуры и искусства не прекращали усилий по установлению местонахождения перемещенных немецких культурных ценностей. Более того, немецкая общественность активно поддерживает идею возврата этих ценностей в Германию.
Однако официальный Берлин остался крайне недоволен Федеральным законом РФ о перемещенных культурных ценностях. Проиллюстрировать немецкую позицию, в частности, может позиция бывшего министра иностранных дел Германии Клауса Кинкеля. В интервью газете «Welt am Sonntag» Кинкель выразил протест против того, что Россия в одностороннем порядке признает находящиеся на ее территории ценности
своей собственностью, что, по его мнению, противоречит международному праву и российско-германским договорам 1990−1992 гг. 62 Рудольф Блаум, бременский эксперт по международному праву, который долгие годы был членом совместной комиссии по реституции, назвал этот закон «немыслимой авантюрой"63. «Этот закон совершенно не соответствует времени. К сожалению, эта акция российской Думы — еще одно свидетельство абсолютно старомодного образа мыслей большинства в ней», — это уже мнение Карла Ламерса, парламентского представителя партии христианских демократов ХДС по иностранным делам64.
Отношение Германии к вопросу о возвращении культурных ценностей сформулировал и бывший Государственный министр, Уполномоченный Федерального правительства по делам культуры и средств массовой информации Михаэль Науманн. В июле 1999 г. в своей статье, опубликованной в «Магдебург Фолькштимме», он назвал принятие Россией закона о перемещенных культурных ценностей ошибкой, противоречащей интересам Германии65. Год спустя в интервью российскому еженедельнику «Власть» от 3 сентября 2000 г. Науманн заявил: «Германия сожалеет о том, что в России принят закон о культурных ценностях, перемещенных в результате войны. Из-за этого закона их возвращение весьма затрудняется. С точки зрения Германии, этот закон не согласуется с нормами международного права. Тем не менее мы, разумеется, не намерены вмешиваться во внутренние дела России. Несмотря на этот закон, Германия уверена в том, что по вопросу о возвращении культурных ценностей могут быть найдены взаимоприемлемые решения"66.
Ряд немецких исследователей проблемы перемещенных культурных ценностей, среди которых Эрнст Шнайдер67 и Марианна Хойваген68, полагают, что успешное решение данной проблемы возможно только на взаимовыгодных условиях. Другие же, такие как Хельмар Дисснер69, Доротея Хульсмайер и Франц Смете70, считают, что Россия должна «освободить томящиеся в запасниках» произведения искусства и передать их Германии. И наконец, третья категория исследователей во главе с Клаусом-Дитером Леманом71 и Габи Мюллер-Ольрикс72 уверена, что при желании отследить судьбу перемещенных с территории СССР культурных ценностей не составит труда.
В октябре 1998 г. в Германии был издан «Закон, принятый во исполнение директив Европейских сообществ о возврате незаконно перемещенных с территории государства — члена Европейских сообществ культурных ценностей и об изменении Закона о защите немецкого культурного достояния от вывоза». В законе декларировалось, что ФРГ предъявляет претензии о возврате культурной ценности, незаконно перемещенной на территорию другого государства — члена Европейского Союза в соответствующее государство — член Европейского Союза в рамках действующих в этом государстве судебных и несудебных предписаний73. Однако, во-первых, он касается культурных ценностей, перемещенных после 31 декабря 1992 г., во-вторых, Россия не входит в Европейский Союз.
Правительство Германии заверило российское правительство в том, что каждая культурная ценность, перемещенная в результате войны в Германию, по мере обнаружения будет возвращена в Россию. «Федеральное правительство — сразу же после первых неудачных переговоров о возвращении культурных ценностей — с помощью призывов, распространенных через информационное агентство ДПА, начало поиски российских культурных ценностей, которые, возможно, еще находятся в Германии», — заявил госминистр ФРГ М. Науманн74. В то же время отношение российского руководства
к проблеме компенсаторной реституции по сравнению с 1990-ми гг. претерпело значительные изменения. Владимир Путин четко дал понять, что рассматривает вопрос
о взаимном возвращении культурных ценностей только в духе развития партнерских и дружественных отношений75.
17 апреля 2002 г. в России был принят Федеральный закон № 37 Ф-3, который передавал Германии 111 витражей из Церкви Святой Марии (Мариенкирхе), до этого перемещенных в Россию и хранившихся в Эрмитаже76.
12 мая 2003 г. в Царском Селе, во Всероссийском музее А. С. Пушкина, состоялась международная конференция «Культурное сотрудничество в Европе: проблемы сохранения и охраны культурных ценностей», организованная Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы им. М. И. Рудомино совместно с Всероссийским музеем А. С. Пушкина под эгидой Министерства культуры РФ при партнерском взаимодействии с Институтом «Открытое общество» (Россия) и Фондом по развитию и поддержке международного информационного обмена (Германия), приуроченная к официальному подписанию документов по завершению работ по воссозданию Янтарной комнаты Екатерининского дворца. В работе конференции приняли участие международные эксперты, ученые, ведущие специалисты в области международного права, директора музеев, библиотек, реставрационных центров, представители библиотек и музеев из России, Австрии, Германии, США. Всего в форуме приняли участие
78 человек из 6 стран мира. В рамках конференции были рассмотрены следующие темы: международные договоры о перемещении культурных ценностей и рекомендации Европейского Союза по вопросам ввоза и вывоза культурных ценностей, практическое применение Закона Р Ф «О культурных ценностях, перемещенных в СССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории РФ», охрана временно ввезенных культурных ценностей, вопросы использования и сохранения музейных, библиотечных, архивных фондов, а также ряд тем, связанных с поисками и историей реставрации Янтарной комнаты77.
13 июня 2005, выступая в Государственной думе, министр культуры и массовых коммуникаций Р Ф Александр Соколов заявил, что от России требуют возвращения перемещенных ценностей восемь стран: Австрия, Бельгия, Венгрия, Германия, Греция, Люксембург, Нидерланды и Украина.
Процесс возвращения России захваченных нацистами культурных ценностей идет крайне медленно. К настоящему моменту возвращено лишь несколько произведений искусства, среди которых картина О. А. Кипренского «Портрет Петра Басина», акварель М. А. Зичи «Бракосочетание Николая II с Александрой Федоровной», картина С. Ф. Щедрина «Вид в окрестностях Неаполя», икона «Богоматерь Тихвинская», картина И. Н. Крамского «Голова крестьянина» и крест с главного купола храма Святой Софии Великого Новгорода78.
16 июня 2006 г. был принят приказ Роскультуры № 256, согласно которому шесть витражей Мариенкирхе, хранящихся в Государственном музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, были отнесены к культурным ценностям, имеющим уникальный характер, особо важное историческое, художественное и научное значение79.
В заключение хотелось бы остановиться на основных рекомендациях, которые можно дать в сфере перемещенных культурных ценностей.
Во-первых, во всех переговорах нужно основываться на Законе Р Ф о перемещенных культурных ценностях.
Во-вторых, необходимо самым тщательным образом работать над составлением списков претензий России к Германии, проводить оценки стоимости культурных ценностей, уничтоженных или захваченных во время войны.
В-третьих, необходимо придерживаться жесткой позиции: Россия не будет возвращать Германии ценности безвозмездно, в качестве дара. В том случае, если между Россией и Германией невозможен обмен захваченными культурными ценностями, речь может идти о компенсации со стороны немецкой стороны. Средства должны пойти на реализацию целевых культурных программ, на реставрацию памятников архитектуры, на создание музейных коллекций взамен утраченных.
В-четвертых, самые выдающиеся из трофейных экспонатов не должны быть спрятаны снова в запасники. Их необходимо включить в постоянную экспозицию музея с тем, чтобы они стали теперь доступны всем.
И наконец, Россия не должна основывать свои действия на положениях Г аагской конвенции 1907 г., рассматривавшей войну как средство решения вопросов. Эти нормы устарели уже к 1914 г., когда возникло понятие реституции и была разработана совершенно иная концепция оценки войны. Позже все это было зафиксировано в различных международных договорах. Дополнения к Г аагской конвенции от 1954 и 1989 гг. в данном случае неприменимы как по датам появления (не имеют обратного действия), так и по концепции: они рассматривают поведение стран в ходе военного конфликта, а не послевоенное урегулирование вопроса.
1 См.: Международное право: Ведение боевых действий: Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. М., 1995.
2 См.: Основные положения Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним. М., 1994.
3 Подробнее см: Новицкий И. Б. Римское право. М., 1995.
4 См.: Версальский мирный договор: Пер. с фр. М., 1925- Traite de Versailles. Narcy- Paris, 1919.
5 См.: Международное право: Ведение боевых действий: Сборник Гаагских конвенций и иных соглашений. М., 1995.
6 Знамя мира: Организационные заседания 5 сентября 1934. Отчет / русский. Русский комитет Пакта Рериха в Харбине. Харбин, 1934.
7 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. М., 1955. Вып. 9.
8 См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. М., 1955. Вып. 9.
9 См.: Основные положения Женевских конвенций и дополнительных протоколов к ним. М., 1994.
10 Тетерятников В. Ограбят ли вновь русский народ? // Правда. 1996. № 73- Тетерятников В. Закон обуздает чиновников // Правда. 1995. № 102.
11 Тетерятников В. Все шедевры идут в Европу? // Культура. 1995. № 243.
12Данилевич Н. Отдать чужое, вернуть свое // Культура. 1993. № 12.
13 Колесников А. Реституция // Коммерсант. 2006. 2 марта.
14 Щербаков А. Для искусства нет двойных стандартов — перемещенные ценности // Российская газета. 3. 02. 1998.
15Высторобец А. Неравная битва на полях культуры // Правда. 1995. № 133.
16Носков В. «Перемещенные» ценности // Литературная Россия. 1994. № 11.
17 Фохт Н. Неведомые шедевры — последние пленные войны // Известия. 1995. № 61.
18 Петровский Н. Тайны подземелий Орденского замка // Эхо Планеты. 10. 03. 2005.
19 Серафимов О. Чужие вещи // Огонек. 01. 12. 2006.
20 Киселева П. Снова реституция // Известия. 2006. 23. 09. 2006.
21 Кабанова О. Взгляд на перемещенные культурные ценности из мест их перемещения // Известия. 20. 12. 2001.
22 Ritter W. Zum Schicksal deutscher Kulturguter in Russland // Deutschland Archiv. Jahrgang 27. 1994. № 11. November.
23 Ritter W. Geben und Nehmen. Die Beutekunst: Das Recht und die Politik // Suddeutsche Zeitung.
22. 07. 1999.
24Fielder W. Kulturguter als Kriegsbeute? Rechtliche Probleme der Ruckfuhrang deutscher Kulturguter aus Deutschland. Heidelberg, 1995.
25 Staatliche Museen zu Berlin — PreuBischer Kulturbesitz: Dokumentation der VerlusteBerlin, 1996. Bd. IV. Museum fur Vor- und Frahgeschichte. Bearbeitet von Klaus Goldman und Christine Reich.
26 Kennedy G. P. The Odyssey of the Smolensk Archive. Plundered Communist Records for the Service of Anti-Communism // The Carl Beck Papers in Russian and East European Studies. № 1201 / Center for Russian and East European Studies. Pittsburgh, 1995.
27 Windisch E. Beute und Beifall — Das Urteil uber das umstrittene Beutekunstgesetz // Der Tagesspiegel.
22. 07. 1999.
28Bengeser A. Der Klageweg ist aussichtslos im Streit um die Beutekunst ist Russland juristisch nicht bei-zukommen // Lausitzer Rundschau. 22. 07. 1999.
29 Hassel F. Nach dem Zweiten Weltkrieg: Beutekunst bleibt in Russland // Neue Luzerner Zeitung.
22. 07. 1999.
30Bollmann R. Kulturbesitz modernisieren // Die Tageszeitung. 23. 11. 1998.
31 Holm K. Die Kunst der Diplomatic // Frankfurter Allgemeine Zeitung. 16. 09. 1998.
32Ковальский В. Введение в международное законодательство по реституции произведений искусства, захваченных во время вооруженных конфликтов // Военные трофеи. Международный бюллетень. 1996. № 2−5.
33 Николас Л. Похищение Европы: Судьба культурных ценностей в годы нацизма / Пер. с англ. С. А. Червонной. М., 2001.
34 Schmidt T. E. Raub und Recht // Die Welt. 21. 07. 1999.
35 Kowa G. Dessau Restitution Conference. Germans Give Way to Gloom // The Art Newspaper. 1996. Vol. VII. № 55. January.
36Hover G. Noch mehr Geduld ist notig // Leipziger Volkszeitung. 21. 07. 1999.
37Hartleb R. Ergunzungen und Korrekturen zum Verzeichnis der Kriegsverluste im Jahresheft 1994 // Museum derBildenden Kunste Leipzig. Jahresheft 1995. Leipzig, 1996.
38 Николас Л. Похищение Европы: Судьба культурных ценностей в годы нацизма / Пер. с англ. С. А. Червонной. М., 2001. С. 27.
39 The Spoils of War. World War II and Its Aftermath: The Loss, Reappearance, and Recovery of Cultural Property, Harry N. Abrams / Ed. by E. Simpson. New York, 2004. P. 178.
40 Кнышевский П. Добыча. Тайны германских репараций. М., 1994. С. 9.
41 Кнышевский П. Добыча. Тайны германских репараций. М., 1994. С. 9.
42 Кончин Е. Долги? Чьи? // Культура. 1995. 12 апреля.
43 Кнышевский П. Добыча. Тайны германских репараций. М., 1994. С. 26.
44 Подробнее см.: Сводный каталог утраченных ценностей. Проект Федерального агентства по культуре и кинематографии «Культурные ценности — жертвы войны» // http: //lostart. rosculture. ru/lost/ catalog/-12. 01. 08.
45 Сводный каталог утраченных ценностей. Проект Федерального агентства по культуре и кинематографии «Культурные ценности — жертвы войны» // http: //lostart. rosculture. ru/lost/catalog/-12. 01. 08.
46Высторобец А. Подарки без взаимности // Российская газета. 1994. № 86.
47Иванов О. Пепел в сердце // Культура. 1991. № 12.
48 Соснов А. Искусство не может быть трофеем! // Невское время. 1995. № 45.
49 Соснов А. Искусство не может быть трофеем! // Невское время. 1995. № 45.
5Q Varol J. WWII Trophy Art Battle Still Being Waged // St. Petersburg Times. 1999. Friday, November 19.
51 Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. F-7Q21. Оп. 2. Д. 1Q42. 4.1.
52Акинша К. Реституция художественных ценностей // Отечественные записки. 2QQ5. № 1 (22).
53 The Spoils of War. World War II and Its Aftermath: The Loss, Reappearance, and Recovery of Cultural Property, Harry N. Abrams / Ed. by E. Simpson. New York, 2QQ4- Колесников А. Реституция // Коммерсант. 2QQ6. 2 марта.
54 Колесников А. Реституция // Коммерсант. 2QQ6. 2 марта.
55 The Spoils of War. World War II and Its Aftermath: The Loss, Reappearance, and Recovery of Cultural Property, Harry N. Abrams / Ed. by E. Simpson. New York, 2QQ4.
56 Сычева В. Остановите реституцию // Итоги. 2QQ5. № 51. 6 декабря.
57 Сычева В. Остановите реституцию // Итоги. 2QQ5. № 51. 6 декабря.
58 Федеральный закон «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: //www. libfl. ru/restitution/law/law9. html-12. 12. Q7.
59 Подробнее см: Федеральный закон «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: //www. libfl. ru/restitution/law/law9. html-12. 12. Q7.
6Q См.: Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации»» // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: //www. libfl. ru/ restirution/law/law4. html-17. Q1. Q8.
61 Подробнее см.: Организации, предъявившие списки утрат // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: //www. libfl. ru/restitution/org/org. html- 5. Q2. Q8.
62JergensP. Klaus Kinkel: Kunst oder Kultur? // Welt am Sonntag. 1998. № 6.
63 Eisner T. von. Die Ruckfuhrung deutscher Kulturguter — Ein Priifstein deutscher Beziehungen zu RuBland // Zu Kunst und Kulturpolitik. Beitriige aus Berlin / Hrsg. H. von Gunter und W. Braun. Berlin, 2QQ1.
64 Цит по: Заславский Г. Перемещенные ценности готовы к перемещению // Независимая Газета. 2QQQ. № 79.
65 Naumann M. Deutschfand hat alles zurackgegeben // Magdeburger Volksstimme. 22. Q7. 1999.
66 Проблема перемещенных культурных ценностей // Посольство Германии в Москве // www. deutschebotschaft-moskau. ru/ru/kultur/kulrnrgueter_p. h1ml.
67 SchneiderE. -B. Nationales Kulturerbe // Berliner Zeitung. Q4. Q8. 1999.
68Heuwagen M. Jager des verlorenen Schatzes- Trotz des russischen Beutekunst-Urteifs ist Berlin optimis-tisch, dass es seine Objekte zurackerhalt // Suddeutsche Zeitung. 29. Q7. 1999.
69Diessner H. Njet — hochstrichterlich // Neubrandenburg. 21. Q7. 1999.
7Q Hulsmeier D., Smets F. Verfassungsgericht erklart Beutekunst zu rassischem Eigentum: Die Verlierer heissen Deutschland und Jelzin // Nurnberger Zeitung. 21. Q7. 1999.
71 Lehmann K. -D. Bucher als Kriegsgeiseln Bibliotheksdienst. Berlin, 1996.
72Mueller-Oelrichs G. Berichte. Bbcherrbckgabe aus zweierlei Sicht // Laurentius 15. 1998. Vol. 1.
73 «Закон, принятый во исполнение директив Европейских сообществ о возврате незаконно перемещенных с территории государства — члена Европейских сообществ культурных ценностей
и об изменении Закона о защите немецкого культурного достояния от вывоза» от 15 октября 1998 г. // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: //www. libfl. ru/restitution/law/lawl5. html-15. Q1. Q8.
74 Цит. по: Neidhardt U. Zurbuk in Dresden: Eine Ausstellung aus AnlaB der Wiedergewinnung seit 1945 ver-schollener Werke der Staatlichen Kunstsammlung Dresden // Dresdener Kunstblotter. 1998. № 2. S. 61−63.
75 Киселева П. Снова реституция // Известия. 2QQ6. 23. Q9. 2QQ6.
76 Федеральный закон от 17. Q4. 2QQ2 № 37-ФЗ «О передаче Федеративной Республике Германия витражей из церкви Святой Марии (Мариенкирхе) в городе Франкфурте-на-Одере, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и хранящихся в Государственном Эрмитаже» // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: //www. libfl. ru/restitution/law/lawO. html — 21. Q1. Q8.
77 Подробнее см.: Международная конференция «Культурное сотрудничество в Европе: проблемы сохранения и охраны культурных ценностей» // Проект «Перемещенные культурные ценности» // http: // www. libfl. ru/restitution/conffl3/index. html- 17. Q1. Q8.
78 Культурные ценности, возвращенные в Россию // Проект Федерального агентства по культуре и кинематографии «Культурные ценности — жертвы войны» // http: //lostart. rosculture. ru/restore/- Q1. Q2. Q8.
79 Приказ Роскультуры от 16 июня 2QQ6 г. № 256 «Об отнесении витражей из церкви Святой Марии (Мариенкирхе) к уникальным культурным ценностям» // Проект Федерального агентства по культуре и кинематографии «Культурные ценности — жертвы войны» // http: //lostart. rosculture. rU/documents/412. html-13. Q1. Q8.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой