Экономическая целесообразность и развитие систем земледелия в зерновом производстве: аналитический взгляд

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

The consumption of meat and meat products in the country and the Nizhny Novgorod region in 2014 was 74 and 73 kg respectively, these indicators still remain below the normative figures.
In the article it is done the statistical analysis of the main production indicators of the livestock industry of the Nizhny Novgorod region.
Keywords: food supply, meat and meat products, the level of self-sufficiency, meat production per capita meat consumption per capita, cattle, livestock, gross production.
УДК: 338. 43:63L586(574. 2)(045)
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ В ЗЕРНОВОМ ПРОИЗВОДСТВЕ: АНАЛИТИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД
© 2015
Т. А. Кусаинов, доктор экономических наук, профессор Казахский агротехнический университет им. С. Сейфуллина, Астана, (Республика Казахстан)
И. В. Волков, кандидат экономических наук, доцент Нижегородский государственный инженерно-экономический институт, Княгинино (Россия)
Н. Т. Шайкенова, магистр экономических наук, докторант Казахский агротехнический университет им. С. Сейфуллина, Астана, (Республика Казахстан)
Аннотация. Система земледелия в зерновом хозяйстве Северного Казахстана за последние 70 лет претерпела существенные изменения. Доминирование той или иной системы обработки почвы определялось не только производственно-экономическими, но и социально-политическими соображениями. В последние два-три десятилетия происходят кардинальные подвижки в осмыслении накопленного опыта- имеет место переоценка приоритетов. На первые позиции выдвигаются факторы экономической целесообразности и устойчивости производства, прежде всего на уровне предприятий. Развитие способов возделывания сельскохозяйственных культур следует рассматривать в контексте понятия системы земледелия, которая включает в себя в качестве главных элементов севообороты и технологии земледелия. Указанные элементы развиваются в неразрывной связи друг с другом.
Отсчет истории развития системы земледелия в зерносеющем регионе Казахстана — Северном Казахстане — принято вести с момента начала массового освоения целинных и залежных земель — середины 50-х годов XX века, когда были введены в оборот дополнительно миллионы гектаров пашни. В 1990 году посевы зерновых в целом по Казахстану составляли 23,8 млн га, из них под яровой пшеницей были заняты
13,3 млн га. При этом в Северном Казахстане посевы зерновых занимали 14,8 млн га, из которых яровая пшеница — 10,2 млн га. Однако следует заметить, что производством зерна в этом регионе занимались и ранее: в 1940 году посевная площадь зерновых составляла 5,8 млн га, из которых под яровой пшеницей -3,2 млн га [1].
На развитие системы земледелия в Северном Казахстане, как и во всем бывшем Советском Союзе, определяющее влияние оказали социально-политические и экономические условия в стране, такие как полная государственная собственность на средства и результаты производства, централизованное планирование экономики, нетерпимость к инакомыслию.
В представленной статье коллектив авторов исследовал имеющийся опыт по возделыванию зерновых культур Северного Казахстана и предложил свое видение развития данного направления с учетом существующих природно-климатических, экономических условий и экономической целесообразности.
Ключевые слова: агротехнология, анализ, валовой сбор, диверсификация, земледелие, почва, полезность, риск, севооборот, сельскохозяйственные культуры, технологии, экономическая целесообразность.
До начала целинной эпопеи в земледелии господствовала травопольная система земледелия, основанная на травопольных севооборотах и глубокой вспашке отвальным плугом. Основоположником теории травопольной системы земледелия являлся академик В. Вильямс [2]. Следует отметить, что до 50-х годов в Советском Союзе название системам земледелия давали по севообороту,
который считался главной компонентой для повышения плодородия почвы. И лишь затем, вслед за Т. Мальцевым [3], системы земледелия стали называть по способу обработки почвы. Таким образом было признано, что главным элементом в поддержании и повышении плодородия почвы является все-таки способ обработки почвы.
63
Принципиально новый этап в эволюции системы земледелия в Северном Казахстане начался на рубеже 50−60-х годов после посещения группой советских ученых, среди которых был академик А. Бараев, изучающий систему земледелия Канады. Господствовавшая в 50-е годы в Канаде система земледелия, основанная на чередовании посевов яровой пшеницы и чистого пара, оказала определяющее влияние на развитие земледелия в целинном регионе Казахстана. В результате знакомства с канадским опытом в Казахстане началось формирование и развитие так называемой почвозащитной системы земледелия, главными элементами которой были зернопаровые севообороты в сочетании с плоскорезной обработкой почвы. Само название системы признавало, что ключевым элементом в развитии земледелия должна стать защита почвы от эрозии — как ветровой, так и водной. Однако следует отметить, что сформировавшаяся к 70-м годам почвозащитная система земледелия в Северном Казахстане не отвечала в полной мере принципам защиты почвы от эрозии. Для этой системы характерно, что было множество обработок почвы, особенно на чистом пару. В результате паровые поля не были ветроустойчивыми в достаточной мере.
Теоретическим обоснованием систем земледелия в северном зерносеющем регионе Казахстана занимался созданный в 1957 году Научноисследовательский институт зернового хозяйства, расположенный в Акмолинской области. Бессменным руководителем этого института вплоть до своей смерти в 1985 году был академик А. Бараев. Впоследствии институт стал носить его имя. Именно А. Бараев продвигал идею обязательности паров в севооборотах. В 60-е годы он рекомендовал в Северном Казахстане занимать под пары в среднем 20−25% площади пашни: от 33% в сухой степи до 15% в умеренно-засушливой степи [4]. Основной довод в пользу паров состоял в том, что пары способствуют накоплению влаги в почве и, следовательно, повышению урожайности пшеницы. Кроме того, пары считались необходимым инструментом контроля над сорняками. Посевы пшеницы по пару действительно отличались более высокой урожайностью, которая составляла в северном зерносеющем регионе в среднем 14,1 ц/га против 10,4 ц/га при посеве более 2−3 лет на одном поле [5]. Повсеместное распространение зернопарового севооборота в ущерб плодосменному севообороту объяснялось, прежде всего, социально-политическими условиями в стране. Основная задача перед целинными областями состояла в наращивании производства зерна, в первую очередь — пшеницы. Заме-
на пара на посевы зернобобовой, кормовой или масличной культуры в севообороте приводила к некоторому снижению сбора пшеницы из-за того, что урожайность пшеницы при посевах после другой культуры была, как правило, несколько ниже, чем при посеве после пара. Но при этом возникал другой вопрос: какую долю пашни оставлять под парами? Ведь чистые пары не дают продукцию и потому, в принципе, чем больше площадь паров, тем меньше валовый сбор урожая. Небольшой рост урожайности в посевах по чистому пару не может компенсировать потери потенциального урожая из-за непродуктивного использования пашни под парами. Именно поэтому в более поздние годы рекомендации Института зернового хозяйства под руководством А. Бараева по поводу паров сводились к парованию 1/6 доли площади пашни [6, 7].
Сомнения в эффективности, в том числе -экономической, паров в системе севооборотов публично были высказаны лишь в 80-е годы [8]. Сомнения еще больше усилились после того как выяснилось, что роль паров в накоплении влаги сильно преувеличена. По данным М. Сулейменова, чистые пары накапливают влагу в метровом слое лишь на 15−20 мм больше, чем стерня [8]. Более того, результаты многолетних исследований Шортан-динской опытной станции свидетельствовали, что пары способствуют ускоренной потере органического вещества почвы [9]. Что касается роли паров в борьбе с сорняками, на практике в хозяйственных условиях к рекомендациям ученых редко прислушивались. Пары во многих случаях в действительности засевались кормовыми или зерновыми культурами- при этом, разумеется, общий сбор урожая в хозяйствах увеличивался, что позволяло им выполнять и даже перевыполнять планы по объемам производства продукции. Специально для оправдания подобной практики хозяйственниками был придуман термин «занятый пар» во избежание ответственности за игнорирование паров.
В отношении способа обработки главное преимущество почвозащитной системы земледелия над традиционной глубокой вспашкой отвальным плугом состояло в том, что плоскорезная обработка сохраняет стерню для задержания снега в поле и защиты почвы от ветровой эрозии. Таким образом, больше накапливается влаги стерней и меньше теряется органического вещества в почве. Прибавка урожая яровой пшеницы при плоскорезной обработке почвы в сравнении с отвальной вспашкой, по данным Шортандинской опытной станции, в 1962—1970 гг. составила 3,1 ц/га [10].
64
На рубеже 70−80-х годов прошлого столетия усилились негативные процессы в продовольственном обеспечении населения страны. Поэтому в начале 80-х годов в стране была принята так называемая Продовольственная программа, в которой помимо прочего ставилась задача значительного увеличения производства зерна, в первую очередь -пшеницы, за счет интенсификации производства. Интенсификация нашла свое отражение прежде всего в существенном увеличении использования минеральных удобрений и химических средств защиты растений. При этом система земледелия не претерпела кардинальных изменений и сохранила прежний характер. Тем не менее технология производства зерна стала называться интенсивной. Однако в реальных производственных условиях интенсификация производства не принесла ожидаемых результатов: если в 1971—1980 гг. средняя урожайность яровой пшеницы составляла 9,85 ц/га, то в последовавшее десятилетие так называемой интенсификации — 1981−1989 гг. — урожайность была лишь на уровне 8,65 ц/га [1].
В связи с коллапсом экономической и социально-политической системы и дезинтеграцией Советского Союза в 90-е годы наступил финансовоэкономический и социальный кризис в стране. Инвестиции в сельское хозяйство были резко сокращены, прежние хозяйственные связи были разрушены, а новые не созданы, сельскохозяйственные предприятия испытывали тяжелые финансовые трудности. Кризис отразился также на технологии возделывания зерновых: было резко сокращено количество технологических операций, характерных для прежней почвозащитной интенсивной системы земледелия, практически перестали применяться органические и минеральные удобрения. В Северном Казахстане в период с 1986 по 1996 гг. удельный вес удобряемых площадей уменьшился с 47% до 1%, а в расчете на один гектар пахотных земель внесение удобрений сократилось с 7 кг действующего вещества 1993 году до 0,4 кг действующего вещества в 1996 году, а в 1998 году удобрений не вно-силось вообще [11]. Во многих предприятиях традиционная глубокая вспашка была заменена на лущение или мелкую плоскорезную культивацию, иногда с обработкой почвы осенью — щелеванием. На небольших предприятиях, особенно с неустойчивым финансовым положением, все технологические операции в производстве зерна свелись лишь к прямому посеву и уборке урожая. Такие технологии стали назваться упрощенными. При этом в силу экономических соображений и деградации жи-
вотноводства в Северном Казахстане яровая пшеница превратилась в монокультуру.
С начала 2000-х годов в Казахстане идет процесс восстановления агропромышленного комплекса и его сердцевины — сельского хозяйства, связанный с общей стабилизацией и устойчивым ростом экономики страны в целом.
Углубление исследований в области обработки почвы показало прогрессирующее снижение отдачи при усилении механического воздействия на почву, увеличение при этом непроизводительных затрат. В связи с этим существенные изменения претерпели система земледелия, технологии возделывания сельскохозяйственных культур, в том числе — пшеницы. Акцент сделан на развитие ресурсосберегающих технологий возделывания, использующих минимальную и нулевую обработку почвы, плодосменные или зерновые севообороты с минимальной площадью паров. При ресурсосберегающей технологии почва постоянно — и до посева, и после посева — покрыта растительными остатками, что повышает плодородие почвы и сохраняет влагу. В целом в производстве зерна в настоящее время механические обработки почвы кардинально сокращены. Обязательная для почвозащитной системы земледелия осенняя обработка почвы к началу второго десятилетия текущего столетия проводится не более чем на 20% площади пашни. Закрытие влаги весной охватывает лишь 25% площади посева. Предпосевная обработка почвы в виде лущения или культивации и посева сеялками-культиваторами проводится также лишь на 25% площади пашни под зерновыми1.
Следует отметить, что в настоящее время в практике зернового производства в Казахстане имеет место неоднозначное толкование понятий сокращенной обработки почвы, минимальной и нулевой технологий. Любой случай сокращения числа и глубины обработки почвы стал называться минимальной, хотя в мировой практике земледелия под минимальной понимается технология, при которой все операции по обработке почвы сводятся к одноразовой культивации непосредственно при посеве сеялкой-культиватором. Прямой посев иногда употребляют как синоним нулевой технологии без учета других приемов ресурсосбережения, в первую очередь, таких как сохранение всех растительных остатков на поле и отсутствие чистого пара.
Кардинальное изменение претерпевает также другой важнейший элемент системы земледелия
1 Данные Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан
65
— севообороты. Имеет место отход от монокультурного земледелия в пользу диверсификации производства, которая в системе земледелия находит отражение в замене зернопарового севооборота плодосменом. В научных учреждениях накоплен достаточный материал, доказывающий, что любой плодосменный севооборот имеет больше преимуществ по сравнению с зернопаровым севооборотом. Выгоды как экономические (больше объема продукции и дохода с пашни), так и в отношении сохранения и повышения плодородия почвы. В практике производства поворот в сторону плодосменного севооборота находит выражение прежде всего в увеличении посевов масличных культур более чем три раза, главным образом подсолнечника — с 338 тыс. га в 1998 году до 570 тыс. га в 2009 году2. В Северном Казахстане стали больше внимания уделять возделыванию рапса- по оценке ученых НИИЗХ им. А. Бараева [12] имеется перспектива увеличить площади его посева до 500 тыс. га. Наметившиеся положительные тенденции в развитии животноводства предполагают включение в севообороты также зернобобовых и кормовых культур в системе земледелия Северного Казахстана.
Необходимо отметить, что в практике земледелия Северного Казахстана наметившийся поворот в сторону диверсификации производства и кардинального сокращения или даже отказа от паров диктуется не только и не столько соображениями улучшения плодородия почвы, но прежде всего экономической выгодой и укреплением финансовоэкономической устойчивости сельскохозяйственных предприятий.
Рациональная диверсификация растениеводства предполагает одновременный учет ковариации экономического эффекта от выращиваемых культур и отношения товаропроизводителей к риску [13−16]. Такой подход позволяет формировать рациональную структуру посевов, добиваясь большей устойчивости производства. Оптимальная структура и сочетание посевов сельскохозяйственных культур определяется в первую очередь размерами ожидаемого дохода и допустимого риска. При этом оптимальный состав культур в посевах меняется при переходе от одной технологии к другой. Экономический риск значительно сокращается при использовании ресурсосберегающих технологий [17]. Становится все более очевидным, что при подборе культур для возделывания необходимо исходить прежде всего из рыноч-
ных перспектив и степени экономической выгоды и устойчивости доходов.
Соображения экономической целесообразности диктуют проводить отработку технологий и севооборотов на опытных полях исследовательских учреждений лишь после системного анализа и отбора эффективных структур и сочетаний посевов по принципу «доход-риск-отношение к риску». Только при таком подходе обеспечивается практическая полезность и востребованность результатов научных опытов в земледелии.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Народное хозяйство Казахстана за 70 лет. Статистический сборник. Алма-Ата: Казахстан, 1990. 392 с.
2. Вильямс В. Р. Травопольная система земледелия. М.: Госиздатсельхозлитературы, 1949. 496 с.
3. Мальцев Т. С. Вопросы земледелия. М.: Колос, 1971. 391 с.
4. Бараев А. И. Структура посевных площадей и севообороты в зерновом хозяйстве Северного Казахстана. Ж. Земледелие, 1960. № 7.
5. Можаев Н. С. Растениеводство. Учебник. Акмола: Акмолинский аграрный университет, 1996. 352 с.
6. Бараев А. И., Сулейменов М. К. Почвозащитная система земледелия. Алма-Ата: Кайнар, 1985. 200 с.
7. Бараев А. И. Почвозащитное земледелие.
М.: Агропромиздат, 1988. 384 с.
8. Сулейменов М. К. О теории и практике севооборотов в Северном Казахстане. Ж. Земледелие, 1988. № 9.
9. Ахметов К., Канафин Б., Киясов А. Урожайность яровой пшеницы и плодородие почвы в течение длительного использования пашни в пшенично-паровых севооборотах. В сб.: «Почвозащитная система земледелия и производство зерна на Евразийском континенте в 21 веке». Новосибирск, 1998. С. 46−47.
10. Бараев А. И. Научные основы земледелия северных областей Казахстана и степных районов Сибири. В кн.: Труды ВНИИЗХ, т. 4. М.: Колос, 1971. С. 5−21.
11. Кусаинов Т. А. Управление устойчивостью агроформирований: теоретико-методические аспекты (на материалах Республики Казахстан). Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. Астана, Казахский аграрный университет им. С. Сейфуллина, 2003. 227 с.
Данные Министерства сельского хозяйства Республики Казахстан
66
12. Сулейменов М. К., Каскарбаев Ж. А. Диверсификация растениеводства и сберегающее земледелие — основа обеспечения продовольственной безопасности. В сборнике докладов международной научной конференции «Дивер-сификация растениеводства и No-Till как основа сберегающего земледелия и продовольственной безопасности», НПЦЗХ им. А. И. Бараева, 23−24 июля 2011 г. Ас-тана-Шортанды, 2011. С. 27−33.
13. Hardacker J. B., Huime R. B. M., Anderson
J. R. and Lien, G. (2004) Coping with risk in Agriculture. CAB International, Wallingford.
14. Lien G., Hardaker J. B. (2001) Whole-farm planning under uncertainty: impacts of subsidy scheme and utility function on portfolio choice in Norwegian agriculture. European Review of Agricultural Economics, Vol. 28 (1), pp. 17−36.
15. Schoney R. A., Taylor J. S., Hayward K. Risk Reduction from Diversification and Crop Insurance in Saskatchewan // In: Economics of Agr. Crop Insurance: Theory and Evidence. Ed. Darrell L. Hueth and William H. Furtan. Norwell. MA: Kluwer Academic Publisher. 1994. P. 293−305.
16. Кусаинов Т. А. Наука управления риском в сельском хозяйстве. Астана, 2001. 127 с.
17. Кусаинов Т. А., Волков И. В. Диверсификация растениеводства как фактор стабилизации сельскохозяйственных доходов: методические аспекты оптимизации структуры и сочетания посевов // Балтийский гуманитарный журнал. 2014. № 4. С. 132−135.
© 2015
ECONOMIC FEASIBILITY AND THE DEVELOPMENT OF FARMING SYSTEMS IN GRAIN PRODUCTION: AN ANALYTICAL VIEW
T. A. Kusainov, doctor of economic sciences, professor Kazakh agro technical university S. Seifullin, Astana (Republic of Kazakhstan)
I. V. Volkov, candidate of economic sciences, docent of the department «Organization and management»
Nizhniy Novgorod state engineering-economic university, Knyaginino (Russia)
N. T. Shaikenova master of economic Sciences, doctoral candidate
Kazakh agro technical university S. Seifullin, Astana (Republic of Kazakhstan)
Annotation. The system of farming grain farming in Northern Kazakhstan for the last 70 years has undergone significant changes. The dominance of one or another system of tillage was determined not only productive and economic, but also socio-political considerations. In the last two or three decades dramatic advances in the understanding of experience- there is a reassessment of priorities. At the first position put forward the factors of economic feasibility and sustainability of production, especially at the enterprise level. The development of methods of cultivation of agricultural crops should be considered in the context of concepts of farming systems, which includes as the main elements of the crop rotations and farming technologies. These elements are developed in close connection with each other.
The history of the development of agriculture in the grain producing region of Kazakhstan — Northern Kazakhstan — is considered since the beginning of mass development of virgin and fallow lands — mid 50-ies of the twentieth century, when they were introduced into circulation millions of additional hectares of arable land. In 1990, the crops in the whole of Kazakhstan amounted to $ 23.8 million ha under spring wheat were occupied 13.3 million hectares in Northern Kazakhstan the grain crops occupied 14.8 million ha, of which spring wheat — 10.2 million hectares. However, it should be noted that the grain production in this region worked in the past: in 1940, the sown area of grain was 5.8 million ha, of which spring wheat to 3.2 million hectares [1].
On the development of agriculture in Northern Kazakhstan and in the whole former Soviet Union, which determines the influence of socio-political and economic conditions in the country, such as full state ownership of the means and results of production, Central planning of the economy, the intolerance of dissent.
In this article the authors examined the existing expertise on cultivation of grain crops in Northern Kazakhstan and offered his vision of the development of this area given the existing climatic, economic conditions and economic feasibility.
Keywords: agriculture, agro-technology, crop rotation, economic feasibility, risk, diversification, gross yield, technology, soil, agricultural crops, utility, analysis.
67

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой