Экономические аспекты процессов глобализации

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

2007
НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА серия Менеджмент, экономика, финансы
№ 118
УДК 336. 01
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОЦЕССОВ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
Е.Е. БОБРОВ
Статья представлена доктором философских наук, профессором Г обозовым И.А.
Рассматриваются современные тенденции глобального экономического развития. Анализируются различные взгляды на процессы глобализации, подчеркивается решающая роль либерализации экономики, глобализации в сфере финансов, а также деятельности транснациональных корпораций, в том числе и в сфере гражданской авиации.
Либерализация экономики является важнейшим движущим фактором глобализации. Она вытекает из общей идеологии и практики экономического либерализма, продемонстрировавшей эффективность в западных странах и позднее в ряде новых индустриально развитых стран. Следует отметить, что либерализация рынка заложена в самой сущности рыночного хозяйства. Её развитие происходит параллельно эволюции рынка. Современная форма либерализации -внешнеэкономическая либерализация — усиливается на этапе зрелости рыночной системы развитых стран. Этот этап характеризуется высокой интенсивностью экономической конкуренции, развития рыночных институтов и институтов социальной инфраструктуры, высокой степенью индустриализации, снижением доли государственного сектора, устойчивостью экономики на макро уровне. Различия между странами в уровне развития рыночной системы определяют во многом степень их готовности к внешней либерализации и снижению влияния государства на экономические процессы.
Между тем, политика либерализации приводит к разрушению национальных барьеров с целью большей открытости и интеграции стран в мировые рынки. Барьеры устраняются в сферах финансов и финансовых рынков, торговли и прямых иностранных инвестиций.
Дж. Стиглиц приходит к выводу, что либерализация торговли, сопровождаемая высокими процентными ставками, есть почти безотказный рецепт уничтожения рабочих мест и создания безработицы — за счет бедноты [3, 110]. Западные страны, подтолкнув бедные страны к ликвидации торговых барьеров, сохранили при этом свои собственные, препятствуя экспорту сельскохозяйственной продукции развивающихся стран и тем самым лишая их столь необходимого экспортного дохода [3, 24].
В послевоенное время уровень торговых барьеров в индустриально развитых странах был значительно снижен — почти на 90%. Это включает ликвидацию тарифов в таких региональных экономических образованиях, как НАФТА, Евросоюз и др. В развитых странах основная масса торговых барьеров приходится на такие отрасли, как сельское хозяйство, текстиль и некоторые промышленные товары. В развивающихся странах общий уровень торговых барьеров остаётся более высоким. Принимая во внимание, что на долю развивающихся стран приходится только пятая часть мировой торговли, не будет большим преувеличением заключить, что в результате активно проводимой либерализации торговли, торговые барьеры в 2000 г. по сравнению с 1950 г. снизились почти на 80%.
Качественный рост международной торговли произошел в XX в. Значительная доля этого роста обеспечена развитием транснациональных корпораций (ТНК), поскольку по разным оценкам от 33% [5] до 40% [6] международной торговли — это внутрифирменная торговля, то есть передача необходимых для производственных процессов комплектующих из одного подразделения ТНК в другое. Начиная с 50-х гг. ХХ в., происходят дальнейшее углубление международного разделения труда, бурный рост числа и размеров ТНК, возникновение мировых рынков сырья, капитала, рабочей силы и т. д., то есть всего того, что теперь принято именовать
экономической глобализацией. Мировой экспорт возрос с 61 млрд долл. в 1950 г. до 315 млрд долл. в 1970 г. и до 7 трлн. долл. в 1999 г. Его удельный вес в мировом ВВП возрос с 6% в 1950 г. до 22% в 1999 г. Глобализация в сферах финансов и торговли дополнилась ростом мировых объёмов прямых иностранных инвестиций, составившим в 90 — е гг. 5 — ти кратное увеличение с 182 млрд долл. в 1990 г. до 865 млрд долл. в 1999 г. За весь период общий объём прямых иностранных инвестиций к 1999 г. достиг 4, 8 трлн. долл. [4]. Скорость, интенсивность и глубина проникновения этих потоков возрастает до степени, когда национальные экономики становятся взаимозависимыми. Элементы национальных экономик (национальные производители, потребители, финансовые и другие институты) напрямую интегрируются в общее мировое экономическое пространство. В результате национальные производители становятся всё больше связаны с иностранными потребителями. Соответственно и на внутренних рынках в борьбе за национальных потребителей, они вынуждены на равных конкурировать с иностранными экономическими субъектами.
Таким образом, если раньше происходило количественное увеличение взаимодействия отдельных национальных экономик в форме роста потоков товаров, капитала и инвестиций, то сегодня наблюдается качественное изменение в их взаимодействии.
В этой связи проводят различия между понятиями «интернационализация» и «глобализация» мировой экономики.
В первом случае речь идёт об усилении взаимозависимости отдельных национальных экономик под влиянием экономической интеграции, при сохранении ключевой роли национального государства и относительной автономности национальных экономик.
Глобализация же приводит к тому, что национальные экономики становятся частью единой мировой экономической системы, т. е. глобализированной экономики. Это означает: выход деятельности национальных экономических субъектов за рамки национально — государственных объединений- на глобальный уровень поднимаются «частные» экономические проблемы — развитие экономической ситуации и процессов в отдельных странах влияет на другие государства- становится актуальной общемировая координация национальной экономической политики различных государств как условия стабильности мировой экономической системы.
Процесс либерализации экономики активно сопровождается глобализацией финансовых потоков и рынков и имеет наиболее значительные масштабы. Закат Бреттон — Вудской системы в 1972 — 73 гг., отказ от золотовалютного стандарта, жёсткая фиксация курсов национальных валют дали начало валютной торговле, которая распространялась гигантскими темпами. Её ежедневный объём возрос с 15 млрд долл. в 1973 г. до 900 млрд долл. в 1992 г. и на настоящий момент превышает 1, 5 трлн. долл.
Система плавающих валютных курсов радикально изменила принципы функционирования международной финансовой системы. Произошел переход от «организованной» системы урегулирования дефицитов платежных балансов отдельных стран за счёт кредитов, предоставляемых МВФ, к прямым заимствованиям международной ликвидности на финансовых рынках. Началась эра свободного перемещения капитала. Обостряется опасная особенность мировой капиталистической системы, которая была замечена еще в начале ХХ века В. Паретто и названа им экономикой «финансовых пузырей». В ней количество финансовых сделок растет неизмеримо быстрее числа реальных товарных соглашений, финансовые спекуляции становятся более привлекательными, чем любая производственная деятельность.
Отрыв финансовой системы от реальной экономики не означает, что связь между ними исчезает. Наоборот, связь и зависимость расширяются, но приобретают негативный характер. Последствия лопнувшего в середине 90-х годов «пузыря» переживает экономика Японии. В настоящее время, согласно оценкам многих международных экспертов, такой «пузырь» раздувается в США. По подсчетам Банка Моргана, дефицит платежного баланса в США увеличился с
150 млрд долл. в 1997 г. до 340 млрд долл. в 1999 и составил в 2000 г. около 480 млрд долл. Дефицит этот покрывается в основном за счет притока иностранного капитала.
Неконтролируемое трансграничное перемещение огромных масс капитала в основном происходит в виде краткосрочных портфельных инвестиций, и концентрация его в сфере финансовых спекуляций порождает растущую нестабильность всей системы мирового рынка, о чем свидетельствуют валютно-финансовые кризисы 1987 и 1997−1998 гг. Последний кризис поставил перед финансовыми экспертами кардинальный вопрос: лежат ли в его основе специфические региональные или глобальные причины? И, если большинство специалистов США и Западной Европы склонны оценивать кризис, прежде всего как кризис азиатской экономической модели, то, в свою очередь, представители Тихоокеанского региона подчеркивают системный характер кризиса, увязывая его с кризисом глобального капитализма.
Кризис потряс всю систему международного финансового рынка, актуализировав вопрос о пересмотре ряда фундаментальных догм неолиберализма. Государство во многом теряет контроль над движением капитала. Менее 30% рынка ценных бумаг семерки наиболее влиятельных стран контролируются государством или подчинены государственным интересам. Отсюда — настоятельная необходимость создания эффективной системы международного контроля над глобальным рынком.
Дж. Стиглиц считает, что либерализация движения капитала и финансовых рынков способствовала глобальному финансовому кризису 1990-х годов и может нанести опустошительный урон маленькой стране с возникающей рыночной экономикой [3, 81]. Либерализация финансового рынка, не сопровождаемая созданием соответствующей регулирующей структуры, есть почти безотказный рецепт организации экономической нестабильности и может вести к более высоким, а не более низким процентным ставкам, затрудняющим крестьянам — беднякам покупку семян и удобрений, что могло бы поднять их жизнь над уровнем простого физического выживания [3, 110].
Современная финансовая глобализация — «одновременно и жизненная субстанция, и интегральный символ нового мироустройства» [1, 124], — по существу создала тупиковую финансовую неоэкономику. «Некогда Новое время, освобождаясь от заскорузлой психологии „собирания богатств“, формировало энергичную экономику, преображавшую, перестраивавшую мир, превращая золото, сокровища в деятельный капитал, — отмечает А. Неклесса. — И вот теперь капитал постепенно умаляет свою производственную составляющую, вновь трансформируясь в квазизолото финансово -информационных потоков. В подобной механике мира цели социального развития оказываются в какой-то момент подчинены корыстным и в общем-то конъюнктурным интересам финансовой олигархии» [1, 131]-
Таким образом, отмечая нестабильность мировой финансовой системы, можно смело сказать, что эта проблема является одной из наиболее острых проблем мировой экономики, способная в один момент разрушить успехи, достигнутые в течение десятилетий.
В последнее время наблюдается постоянный рост масштабов транснационализации — повышение доли международного движения капитала, труда и прочих ресурсов. Транснационализация превратилась в многоканальный процесс, повлиявший и на развитие гражданской авиации в мире. Огромная конкуренция на авиационном рынке перевозок просто вынуждает авиакомпании создавать совместные альянсы. Их глобальное объединение началось в 1997 году с создания & quot-Star Alliance& quot-, куда вошли & quot-Lufthansa"-, & quot-United Airlines& quot-, & quot-SAS"- (скандинавские авиалинии) и & quot-Air Canada& quot-. Два года спустя крупнейшие британская, американская и финская авиакомпании заявили о слиянии в альянс & quot-Oneworld"-. В 2000 году в мире сообща работало уже 5 глобальных альянсов. Объединяясь, перевозчики создавали гигантскую сеть маршрутов для максимального количества пунктов назначения и обеспечения удобных стыковок в аэропортах. Тем самым у авиапассажиров появились комфортные условия для путешествий.
Главным залогом успеха члены альянса считают заботу о пассажире, которому должно быть просто и удобно в пути. Кроме того, альянсы имеют & quot-козырь"- - современные авиалайнеры и высокий уровень безопасности воздушного движения. В здоровой конкуренции мировым авиационным монстрам легче осваивать новые рынки. Они уверенно работают в России и в СНГ. Насколько это удобно, знает каждый пассажир, уже пользовавшийся услугами, к примеру, & quot-Lufthansa"-, члена & quot-Star Alliance& quot-. Чтобы попасть в Париж, достаточно долететь самолетом & quot-Lufthansa"- до Франкфурта, без ожидания пройти в нужный терминал и оказаться у стойки на регистрацию своего рейса. Сегодня самолетами крупнейших в мире альянсов летают до 70 процентов пассажиров. Они доминируют на основных воздушных магистралях. Специалистами подсчитано, что самолеты авиакомпаний, входящих в & quot-Star Alliance& quot-, взлетают через каждые восемь секунд. Каждые сутки лайнеры этого альянса выполняют около 10 тыс. рейсов, используя 830 аэропортов в 130 странах. Объем продаж билетов в год составляет 67 миллиардов долларов.
В российской гражданской авиации также происходит формирование альянсов отечественных авиаперевозчиков, а также попытки участия российских авиакомпаний в международных альянсах. Четыре авиакомпании (& quot-КрасЭйр"-, & quot-Домодедовские авиалинии& quot-, & quot-Челябинские авиалинии& quot-, & quot-Авиаэкспресс-круиз"-) образовали альянс & quot-Открытое небо& quot-. Позже к нему примкнули & quot-Сибавиатранс"- и & quot-Когалымавиа"-. Так суммировался хороший авиапарк самолетов: дальнемагистральных (Ил-62, Ил-96−300), среднемагистральных (Ту-154, -204, -134) и ближнемагист-ральных (Як-40). Годом позже объединились & quot-Внуковские авиалинии& quot- и авиакомпания & quot-Сибирь"- (Новосибирск). Усилиями национальной авиакомпании & quot-Узбекистон хаво йуллари& quot- и авиакомпании & quot-Трансаэро"- создан & quot-СНГ Альянс& quot-. Результатом объединения стала концентрация совместных усилий в борьбе за пассажира, объем перевозок, сохранение имеющихся и открытие новых маршрутов. Альянс создает возможность экономически выгоднее использовать самолеты с учетом дальности и заполняемости рейсов (отпадает необходимость гонять туда-сюда полупустые самолеты), работать по единым, более высоким стандартам обслуживания пассажиров, разработать единые сквозные тарифы и расписание, которое предусматривает максимально возможное количество стыковочных рейсов. Цель подобных альянсов заключается в освоении новых рынков, минимизации издержек, а также стремлении перевозчиков обеспечить свою конкурентоспособность на рынке. Вместе с тем, деятельность любого альянса, объединения хозяйствующих субъектов на рынке не лишена проблем. К ним относятся: обеспечение равного доступа авиаперевозчиков, не входящих в альянс, к сети маршрутов, недопущение согласования тарифной политики, раздела рынка перевозок. Таким образом, деятельность альянсов должна находиться под контролем антимонопольных органов. И хотя в России ни один альянс официально не создан, в условиях глобализации экономики данная тенденция является весьма перспективной.
Влияние ТНК на экономику отдельных государств как промышленно развитых, так и развивающихся может иметь как позитивные, так и негативные последствия.
Выделяя позитивные последствия, необходимо, прежде всего, сказать о том, что ТНК способствуют распространению достижений НТР в периферийную зону, предоставляют денежные и производственные средства для модернизации местных отраслей промышленности, обеспечивают занятость для местного населения (так, согласно данным ЮНКТАД, число рабочих мест в филиалах ТНК в развивающихся странах увеличилось с 1985 по 1992 гг. в 2 раза и составило 12 млн. чел.), гарантирует более высокую заработную плату и лучшие социальные услуги, а также способствуют совершенствованию знаний рабочих, способствуют втягиванию местных производителей в процессы международного разделения труда.
Говоря о негативных последствиях влияния ТНК, необходимо выделить такие, как перенос в развивающиеся страны трудоемких, энергоемких и материалоемких производств, а также экологически опасных производств, подавление своей мощью местных фирм, установление
монопольных цен, нарушение государственных законов, например, укрытие доходов от налогообложения путем перекачки их из одной страны в другую, загрязнение своим производством окружающей среды в стране присутствия, дестабилизация ситуации на рынке труда за счет того, что заработная плата работников филиалов ТНК превышает заработную плату работников местных фирм, возможность оказания влияния на политику правительства данной страны, вплоть до ограничения национального суверенитета[2].
С созданием собственных международных производственных комплексов ТНК получают дополнительные возможности внедрения в экономическую структуру других стран. Они могут использовать в своих интересах их природные, производственные, технологические и трудовые ресурсы, углублять внутрифирменное разделение труда на базе уже имеющихся или создаваемых за рубежом узкоспециализированных производств.
Несмотря на то, что оказание экономической помощи не является целью деятельности ТНК в развивающихся странах, тем не менее, объективно они способствуют развитию промышленности, изменяют структуру народного хозяйства и тем самым частично модернизируют участие этих государств в международных экономических отношениях.
ЛИТЕРАТУРА
1. Неклесса А. Проект «глобализация «: глобальные стратегии в преддверии новой эры // НАВИГУТ, 1999,
№ 1.
2. Окопова Е. С. и др. Мировая экономика и международные экономические отношения / Е. С. Окопова., О. М. Воронкова, Н. Н. Гаврилка. — Ростов-на-Дону.: Феникс, — 2000.
3. Стиглиц Дж. Ю. Глобализация: тревожные тенденции- Пер. с англ. — М.: Мысль, 2003.
4. Doug Henwood, «Distributing the Booty», http: //www. panix. com/~dhenwood/Wealth distrib. html
5. Kiely R. Globalization, Post-Fordism and the Contemporary Context of Development // International Sociology. 1998, N1. Р. 96
6. Sassen S. Territory and Territoriality in the Global Economy // International Sociology. 2000, N2. Р. 377
7. UNCTAD World Investment Report, 1997. Annex.
8. UNCTAD World Investment Report, 1997. United Nations, Geneva, 1997 P. 6, 7.
THE ECONOMIC ASPECTS OF THE GLOBALIZATION’S PROCESS
BOBROV E.E.
The article is about of globalization processes in economics.
Сведения об авторе
Бобров Евгений Евгеньевич, 1965 г. р., окончил Московскую государственную юридическую академию (1991), старший преподаватель кафедры связей с общественностью ФМОК МГТУ ГА, автор 10 научных работ, область научных интересов — социальная философия, современные процессы глобализации в экономике, политике, культуре, связи с общественностью.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой