Проблема суицида в условиях трансформирующегося российского общества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кононенко Наталья Сергеевна
адъюнкт кафедры философии и социологии Краснодарского университета МВД России (e-mail: k_filosofii@krdu-mvd. ru)
Проблема суицида в условиях трансформирующегося
российского общества
Автор исследует многомерный комплексный характер феномена суицида. Рассматривает особенности социологического подхода к исследованию суицида, с позиции которого данное явление считается разновидностью девиантного (отклоняющегося) поведения. Отмечает нарастание проблемы суицида в условиях трансформирующегося российского общества.
Ключевые слова: суицид, аномия, духовно-нравственный вакуум, отклоняющееся поведение, ценностно-нормативная система, трансформирующееся общество.
N.S. Kononenko, Adjunct of the Chair of Philosophy and Sociology of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia- e-mail: k_filosofii@krdu-mvd. ru
The problem of suicide in the conditions of a transformed Russian society
An author investigates multidimensional complex character of the phenomenon of suicide. Examines the features of the sociological going near research of суицида, from position of that this phenomenon is considered the variety of deviant (abludent) behavior. Marks growth of problem of суицида in the conditions of the transformed Russian society.
Key words: suicide, anomie, spiritual and moral vacuum, deviant behavior, value system, transforming society.
Суицид как социальный феномен находится в центре внимания различных общественных наук. Социология рассматривает самоубийство (суицид) как разновидность девиантного (отклоняющегося) поведения.
Суицидальный феномен имеет многомерный комплексный характер, одним из наиболее продуктивных направлений социологии суицида выступает социокультурное измерение феномена, объединяющее данные социокультурной антропологии, социологии девиантного поведения и социальной психологии. Российская социологическая традиция относит суицид к девиантному поведению, вместе с тем, необходимо учитывать социальную сконстру-ированность культурных норм, поскольку решающее значение в отклонении принадлежит не отклонению, а отношению к нему. Социокультурный анализ суицида включает изучение аттитюдов к самоубийству, суицидального подражания, репрезентаций суицида в различных формах культурной и социальной жизни, типичных суицидальных контекстов, культурных соглашений о самоубийстве, мотиваци-онных схем суицида, литературных стереотипов, мифов и домыслов о самоуничтожении.
Культурные образцы имеют разрешающее и провоцирующее действие, укрепляя кризисных индивидов в принимаемом решении [1].
Социологическая научная традиция связана с творчеством легендарного французского социолога Э. Дюркгейма, обосновавшего теорию аномии. Под аномией исследователь понимал специфическое состояние общественной дезорганизации, происходящей с равной вероятностью или в силу кризиса, или, наоборот, в период благоприятных, но слишком внезапных социальных преобразований [2].
Э. Дюркгейм утверждал, что самоубийство, которое во времена его активного творчества считалось чисто личностным феноменом, может быть лучше объяснено как реакция человека на особенности окружения, в котором он живет. Частоту саморазрушения можно четко связать с определенными социальными условиями. Дюркгейм установил взаимосвязь суицида — поступка конкретного индивида — с окружением, в котором он существует [3].
Согласно представлениям классика американской социологии Р. Мертона суицид — это отклонения социально пассивного типа, вариант ретретизма, «ухода» от бед и горестей, от самой жизни. Самоубийство является двойной
275
неудачей: невозможностью для человека проявить свою активность ни в социально одобряемых формах, ни через антиобщественную деятельность [2].
Основатель психоанализа З. Фрейд рассматривал суицид как результат действия подсознательных механизмов психики, как следствие нарушения психосексуального развития личности. В понимании З. Фрейда все живое стремится к смерти, к первичному неорганическому существованию, самоубийство представляет собой психологический акт, движущей силой которого является инстинкт смерти, который может выражаться агрессией и как частный случай — аутоагрессией. По мнению исследователя, в человеке существует два основных влечения: Эрос — инстинкт жизни и Та-натос — инстинкт смерти. Человеческая жизнь является полем битвы между ними. Человек не только хочет жить, быть любимым и продолжить себя в своих детях — бывают периоды или состояния души, когда желанной оказывается смерть [4].
Самоубийство в рамках традиции психоанализа также рассматривается как духовное перерождение, обретение смерти — как освобождение души. Так, К. Юнг указывал на бессознательное стремление человека к духовному перерождению. Оно может стать важной причиной смерти от собственных рук. Люди не только желают уйти от невыносимых условий настоящей жизни, совершая самоубийство. Это стремление обусловлено возрождением архетипа коллективного бессознательного, принимающего различные формы [4].
Становится очевидным, что социальная и биологическая природа людей такова, что ограничение и «обуздание» их влечений выходит далеко за границы индивидуальности и становится определенным бременем социума. Система поощрений и санкций, духовно-нравственные, мировоззренческие, идеологические устои общества призваны оказывать соответствующее воздействие на сознание и поведение людей. Как полагают классики структурного функционализма, проблема самоубийств обостряется в результате социокультурного кризиса (аномии), расшатывающего морально-нравственные, ценностно-нормативные устои социума. Возникающий «вакуум», трактуемый многими мыслителями как «отсутствие смысла жизни», и есть основной фактор роста суицидального поведения. Причем обострение проблемы происходит, как правило, в периоды
масштабных социальных трансформаций, потрясений, нестабильности.
В свою очередь, психоанализ во главу угла ставит именно социально-психологические аспекты поведения. В рамках данных теоретических построений они приобретают даже несколько гипертрофированный характер, что, на наш взгляд, несколько снижает эвристический потенциал психоанализа. Однако ценность концептуальных построений психоанализа состоит, прежде всего, в исследовании глубинных психических процессов, лежащих в основе действий личности, в том числе и по совершению (попыткам совершения) самоубийства.
Стоит отметить, что проблема самоубийств серьезно обостряется в периоды социальной нестабильности, трансформаций. По мнению А. Г. Амбрумовой, опасность ситуаций масштабных трансформаций заключается в разрушении традиционных устоев жизни, что влечет за собой исчезновение веками складывавшихся обычаев, способствующих стабилизации социально-психологических отношений между людьми, снятию психического направления и фрустраций, урегулированию семейных конфликтов. Затрудняются взаимоотношения поколений, слабеет традиционный, семейный канал передачи социальной информации" [2].
Как отмечает О. В. Бойко, трансформация ценностной системы российского общества в направлении гуманизации затруднена объективным социально-экономическим неблагополучием. Известно, что в настоящее время на фоне отчужденности, раскрепощенного насилия ценность человеческой жизни снижается, усиливается социальный контроль над человеческой жизнью, а сама ценность жизни, ценность безусловного достоинства человека нивелируется. Сталкиваются стремление социума определять время окончания человеческой жизни, устанавливать показатель средней продолжительности жизни и желание индивида самостоятельно решать этот вопрос в рамках собственной жизни [1].
Как отмечают исследователи, тенденцией последних лет стало уменьшение роли института образования в воспитании подрастающего поколения. Серьезный кризис испытывает и институт семьи. Ситуация осложняется общим дисфункциональным состоянием коммуникационной системы общества, вследствие чего содержание материалов СМИ и Интернета часто носит социально-негативный характер (агрессия, насилие, дезинформация, мани-
276
пуляция, пропаганда, низкий морально-нравственный уровень). Это создает негативный коммуникативный эффект, не позволяющий осуществлять эффективную передачу социального и социокультурного опыта от старших поколений к младшим [5, с. 3−4].
Трансформационные процессы оказывают серьезное влияние и на индивидов в обществе, их сознание, ценностный мир, мировоззрение, социальные практики, стиль жизни. Безусловно, и общество в целом, а также его крупные социально-групповые сегменты испытывают влияние трансформационных процессов. Масштабные социальные изменения, как правило, предполагают широкий спектр социальных последствий не только положительной, но и отрицательной направленности.
В современном трансформирующемся обществе происходит переопределение отношения к таким базовым понятиям, как «национальное государство», «государственная граница», «мировая экономика», «товарно-денежный оборот», «информация», «пространственно-временные границы», «средства связи», «способы и формы коммуникации». Глобальное мировое информационное пространство является объединяющей социальной средой, в которой стираются барьеры общения, пространственно-временные и национальные границы, а информация становится объединяющей технологией и весомым экономическим и культурным активом одновременно [6, с. 98−99].
В условиях трансформирующегося общества в наиболее уязвимом положении находится подрастающее поколение. Социальное взросление нынешней российской молодежи проходит в условиях стремительно трансформирующегося российского социума. Процессы социальных изменений происходят под влиянием информатизационных и глобализацион-ных процессов, ставших основным вектором развития общества начала XXI в. Современный социум, именуемый различными учеными информационным, постиндустриальным обществом, выступает технико-технологической основой трансформационных процессов [6].
Информационная революция характеризуется не только позитивными, но и негативными социальными последствиями. Так, вследствие возникшей противоречивой ситуации в сложном положении оказалось социальное управление, не обладающее объективной информацией (как теоретического, так и прикладного
характера), касающейся алгоритмов, моделей реагирования на происходящие изменения, эффективных способов управления коммуникационной системой в условиях прогресса информационно-компьютерных технологий и роста социальной значимости Интернета. В настоящее время в системе массовой коммуникации наблюдаются дисфункционально-дезорганизационные тенденции, связанные, в частности, с увеличением доли недостоверной, противоречивой, а иногда и ложной информации. Все чаще система массовой коммуникации общества начала XXI в. вместо информационной функции, обозрения мира, передачи культурного наследия осуществляет дезинформационную деятельность [7, с. 3−4].
В связи с этим отнюдь не удивителен факт того, что в конце ХХ в. интенсивность суицида в форме «эпидемий» стала нарастать. В современной статистике смертей самоубийство почти во всех странах занимает тревожное третье место — вслед за смертью в результате болезни и несчастного случая. И это при том, что статистика самоубийств всегда занижена, в нее попадают лишь явные случаи. На самом же деле самоубийц гораздо больше.
В ряде стран суицид стал массовым явлением, для предупреждения и всестороннего изучения которого создаются специальные службы. Вообще говоря, число самоубийств в конкретных регионах статистически устойчиво, что позволяет оценивать их как закономерное явление для того или иного сообщества [8].
Таким образом, мы можем отметить, что в условиях трансформирующегося общества проблема реактуализируется. На протяжении последнего века в рамках социологической науки было предложено множество концептуальных объяснений суицидального поведения, однако, несмотря на все усилия исследователей, социальное управление так и не приблизилось к получению социально-инженерной технологии, которая бы позволила эффективно противодействовать росту самоубийств.
Особую тревогу в условиях трансформирующегося общества вызывает социальное взросление молодого поколения. Лабильное сознание, несформированный духовно-нравственный облик способны в ряде случаев привести к продуцированию феномена дюрк-геймовской аномии. Свою роль играет и дис-функциональность коммуникационной системы общества, рост числа отрицательных информационных воздействий на сознание и
277
поведение людей. Подчас взрослый мир кажется «агрессивным», чуждым некоторым представителям подрастающего поколения, именно поэтому самоубийство перестает быть таким уж иррациональным поступком, не связанным с социальной действительностью. Ситуация
1. Бойко О. В. Социальная аксиология суицида: дис. … канд. социол. наук. Саратов, 1998.
2. Фортова Л. К., Лапшин В. Е. К вопросу о характеристике дефиниции «суицид» в контексте культуры // Науч. проблемы гуманитарных исследований. 2009. Вып. 9(1).
3. Данилова М. Б., Елисеев И. М., Постова-лова Л. И. Некоторые социально-клинические характеристики группы высокого суицидального риска // Актуальные проблемы суицидо-логии: тр. Моск. НИИ психиатрии МЗ РСФСР М, 1978. Т. 82.
4. Суицидология: прошлое и настоящее: Проблема самоубийства в трудах философов, социологов, психотерапевтов и в художественных текстах. М., 2001.
5. Тимченко А. А. Молодежь в процессе преемственности и смены поколений современной России: социально-дезорганизационный аспект: дис. … канд. социол. наук. Краснодар, 2015.
6. Руденко К. И. Социологическое исследование деформаций правосознания российской молодежи в условиях социокоммуникативных трансформаций начала XXI в.: дис. … канд. социол. наук. Краснодар, 2015.
7. Куликов Е. М. Слухи как элемент сетевой коммуникации в интернет-пространстве современной России: дис. д-ра социол. наук. Краснодар, 2014.
8. Нагаев В. В. Основы судебно-психологи-ческой экспертизы: учеб. пособие для студ. вузов. М., 2000.
осложняется тем, что человек, находящийся в экзистенциональном кризисе, остро нуждается в помощи, реабилитации, а общество спешит отнести суицид к категории психиатрии, патологии, тем самым обрекает суицидента оставаться наедине со своей проблемой.
1. Boiko O.V. Social axiology of suicide: diss… Master of Sociology. Saratov, 1998.
2. Fortova L.K., Lapshin V.E. On the characterization of the definition of «suicide» in the context of culture // Scientific problems of humanitarian studies. 2009. Iss. 9(1).
3. Danilova M.B., Eliseev I.M., Postovalova L.I. Some of the socio-clinical characteristics of the group of high suicidal risk // Topicas issues of suicidology: proc. of Moscow research institute of psyhiary of the Ministry of Health Protection of the RSFSR. Moscow, 1978. Vol. 82.
4. Suicidology: past and present: the problem of suicide in the works of philosophers, sociologists, psychotherapists, and literary texts. Moscow, 2001.
5. Timchenko A.A. Youth in the process of succession and alternation of generations of modern Russia: social and disorganizational aspect: diss. … Master of Sociology. Krasnodar, 2015.
6. Rudenko K.I. Sociological research of the deformations of the legal consciousness ofRussian youth in conditions of social-communicative transformations of the early XXI century: diss. … Master of Sociology. Krasnodar, 2015.
7. Kulikov E.M. Gossip as an element of network communication in the Internet space of modern Russia: diss… Dr of Sociology. Krasnodar, 2014.
8. Nagaev V.V. Bases of forensic psychological assessment: study aid. of high schools. Moscow, 2000.
278

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой