Клинические особенности и оценка уровня тяжести суицида у лиц, совершивших суицидальные попытки отравления

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

3. Приленский Б. Ю., Приленская А. В. Зависимое поведение и суицидальное поведение // Тюменский медицинский журнал. — 2013. — Том 15, № 1. — С. 19−22.
4. Меннингер К. (Menninger K.A.) Война с самим собой: пер. с англ. — М.: ЭКСПО-Пресс, 2000. -480 с.
5. Москаленко В. Д. Зависимость: семейная болезнь. — М.: ПЕР СЭ, 2002. — 336 с.
6. Шитов Е. А. Влияние ранней детской травмы на клинику и динамику алкогольной зависимости: Автореф. дис. … канд. мед. наук: 14. 00. 27. — М., ННЦ Наркологии Минздрава России, 2007. — 24 с.
7. Уманский М. С., Пивоварчук Ф. И., Зотов П. Б. Особенности «наркологического» анамнеза у мужчин, больных алкоголизмом позднего возраста // Академический журнал Западной Сибири. — 2012. — № 6. — С. 56−57.
8. Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 1999. — 656 с.
9. Schaef A.W. Codependence: Misunderstood-Mistreated. — Sun-Francisco etc.: Harper and Row Publ., 1986. — 305 с.
SUICIDAL AND NARCOLOGICAL CHARACTERISTICS OF SPOUSES IN FAMILIES OF MEN SUFFERING FROM ALCOHOL DEPENDENCE, WITH PRIMARY CLOSED FAMILY SYSTEM
A.V. Merinov, N.L. Merinov, A.I. Yurchenko,
A.V. Lucashuk O.Y. Somkina, M.A. Baykova
In the present work we studied suicidologist, substance abuse and experimentally-psychological specifications spouses from families where the husband suffers from alcohol addiction, formed and functioning in the framework of models with initially closed family system. It is shown that spouses in such marriages, in respect to these characteristics, represent the most typical, & quot-average"- cut both in dependent and codependent groups. They form the vast majority, the most familiar to clinicians, autoaggressive specifications alcoholic families in General. The study assessed the representation of self-destructive patterns, demonstrated suicidological, substance abuse and psychological characteristics of the spouses. It is crucial to conduct differentiated preven-tional work, a probabilistic evaluation of the potential autoaggressive responses in the dependent-codependent dyad and implementation of effective and highly individualised therapeutic measures as dependent and code-pendent links.
Keywords: alcoholism- autoaggressive- types of families of patient'-s dependent of alcohol.
УДК: 615. 214. 32−099:616. 89−008. 441. 44
КЛИНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ОЦЕНКА УРОВНЯ ТЯЖЕСТИ СУИЦИДА У ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ СУИЦИДАЛЬНЫЕ ПОПЫТКИ ОТРАВЛЕНИЯ
В.Э. Пашковский1, А.Е. Добровольская1, А.Г. Софронов1, Г. А. Прокопович2
1ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, г. Санкт-Петербург, Россия
2ГБУ «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт скорой помощи им. И.И. Джанелидзе», г. Санкт-Петербург, Россия
Контактная информация:
Пашковский Владимир Эдуардович — доктор медицинских наук, доцент. Место работы и должность: профессор кафедры психиатрии и наркологии ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России. Адрес: г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41. Телефон: (812) 301−01−05, е-mail: pashvladimiri@yandex. ru
Добровольская Алла Евгеньевна — кандидат медицинских наук. Место работы и должность: доцент кафедры психиатрии и наркологии ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России. Адрес: г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41. Телефон: (812) 301−01−05, e-mail: maxmmm@yandex. ru
Софронов Александр Генрихович — доктор медицинских наук, профессор. Место работы и должность: заведующий кафедрой психиатрии и наркологии ГБОУ ВПО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России. Адрес: г. Санкт-Петербург, ул. Кирочная, д. 41. Телефон: (812) 301−01−05, e-mail: alex-sofronov@yandex. ru
Прокопович Галина Анатольевна — соискатель степени кандидата медицинских наук. Место работы и должность: научный сотрудник отдела клинической токсикологии ГБУ «Санкт-Петербургский научно — исследова-
тельский институт скорой помощи имени И.И. Джанелидзе». Адрес: г. Санкт-Петербург, ул. Будапештская, д. 3. Телефон: (812) 705−29−70, e-mail: galinapro@rambler. ru
С целью изучения клинических особенностей и уровня суицидального риска у лиц, совершивших суицидальные попытки отравления, проведено исследование 102 пациентов. Группа сравнения состояла из 35 пациентов с преднамеренным повреждением острым предметом. Отдельной серией обследовано 43 пациента с использованием Колумбийской шкалы C-SSRS и скринингового опросника Московского института психиатрии. У пациентов с суицидальными попытками отравления наиболее часто диагностируются расстройства адаптации (49,0%) и психические расстройства, связанные с употреблением алкоголя (37,2%). Значительно меньшую долю составляют больные, страдающие параноидной шизофренией (7,8%) и аффективными расстройствами настроения депрессивного круга (5,9%).
Ретроспективное изучение пресуицидального периода показало, что у 43 обследованных пациентов с помощью скрининга Московского института психиатрии установлены симптомы аффективного спектра, которые хотя бы однократно отмечались в течение месяца, предшествующего суицидальной попытке отравления. С помощью шкалы C-SSRS оказалось возможным произвести оценку тяжести суицида и определять уровень суицидального риска.
Ключевые слова: суицидальная попытка отравления, расстройства адаптации, колумбийская шкала C-SSRS.
Суицидальные попытки отравления (СПО) являются важной и недостаточно изученной проблемой. Их диагностика затруднена неопределенностью термина «суицидальная попытка», что отражается в различиях эпидемиологических показателей. По данным И.И. Са-довниковой [10] в популяции примерно 80% всех эпизодов приходится на случайные отравления, 18% на СПО и 2% на профессиональные. Другие авторы [8] сообщают, что 3−5% от общего числа вызовов, поступающих на станцию скорой медицинской помощи, обусловлены лекарственными отравлениями, из которых 30% случайных, а 70% преднамеренных. В популяции психически больных доля СПО составила 59% [3]. Близкий показатель был получен на материале токсикологического отделения соматического стационара. По данным И. В. Кравченко [6] количество отравлений психотропными препаратами и их удельный вес среди всех суицидальных попыток составил 42%. По данным A. Rahman [21], преднамеренное самоотравление непостоянно и составляет 0,5−2% обращений в стационар скорой помощи, который является местом первого врачебного контакта. У пациентов с СПО отмечаются высокие риски повторных суицидальных попыток и самоубийств.
Вместе с тем, психиатрическая помощь в отделениях скорой помощи оказывается не везде и не в полном объеме. В исследовании T.K. Grimholt [16] указано, что 41% лиц с СПО не консультировались психиатром. При отсутствии психиатрической помощи через год после первой СПО 16% совершают повторную попытку, а у 2% наступает летальный исход [18].
Если исследованию попыток самоубийства, в целом, посвящено большое количество работ, то работ, посвященных суицидальным попыткам отравления, мало [4, 5]. В ряде диссертационных исследований основное внимание обращается на соматические нарушения при суицидальных отравлениях отдельными лекарственными средствами [8], в то время как психосоциальные факторы анализируются недостаточно.
В эпидемиологических исследованиях суицидальных попыток отравления имеются расхождения по тендерному фактору. Например, в одних работах выявлено двукратное преобладание женщин [15], в других такого соотношения не наблюдается [22]. Имеются различия и в соотношении психических расстройств лиц с СПО, поступивших в стационары экстренной помощи. Например, по данным A. Doshi [13], психические расстройства обнаружены у 55% пациентов: при этом депрессивные расстройства диагностировались у 34%, а злоупотребление алкоголем у 16%. В другом исследовании наиболее распространенными были реакции адаптации (84,3%), а депрессия диагностировалась только у 18,1% [14].
В литературе почти отсутствуют сравнительные исследования факторов риска при различных методах суицидальных самоповреждений [12].
Цель исследования: изучение клинических особенностей и уровня суицидального риска у лиц, совершивших суицидальные попытки отравления.
Материал и методы.
Исследование проведено в Центре неотложной психиатрии, наркологии и токсиколо-
гии Санкт-Петербургского Научно — исследовательского института скорой помощи имени И. И. Джанелидзе.
Изучались пациенты с диагнозом «СПО» (1-я группа) — п=102, средний возраст -41,7+1,9 лет, по тендерному признаку: 28,4% (п=29) мужчин и 71,6% (п=73) женщин. Критерием включения в группу была верифицированная СПО в соответствии с определением ВОЗ [19]. Критериями исключения были: возраст ниже 18 лет, тяжелое соматическое состояние, исключающее возможность продуктивного контакта, острые психотические состояния, деменция и умственная отсталость.
В группу сравнения вошли пациенты с суицидальными попытками в виде преднамеренного повреждения острым предметом (2-я группа) — п=35, средний возраст — 36,1+2,7 лет, 62,9% (п=22) мужчин и 37,1% (п=13) женщин.
Методы исследования: клинико — психопатологический (категориальная модель), клини-ко-психопатологический (операциональная модель: МКБ-10: F00-F99 «Диагностические критерии», «Глава XX ^6084) — умышленные самоповреждения», клинико-архивный, клинико-статистический. Для исследования пациентов использовалась формализованная карта, включающая 5 модулей и состоящая из 250 переменных.
Отдельной серией обследовано 43 пациента, 20 мужчин и 23 женщины, средний возраст 36,1+15,7 лет с использованием Колумбийской шкалы тяжести суицида C-SSRS [11, 20] и
скринингового опросника Московского института психиатрии [7].
Статистическая обработка материала осуществлялась с помощью пакета STATISTICA 6.0. Для параметрических признаков выполнялось вычисление средних значений, средних квадратичных отклонений, сравнение групп с помощьюкритерия Стъюдента. Для непараметрических качественных признаков — вычисление относительных частот (долей), описание относительной частоты бинарного признака, сравнение относительных частот внутри одной группы и в двух группах по двустороннему критерию статистической значимости, кластерный анализ. Уровень статистической значимости, принятый в исследовании — p& lt-0,05.
Результаты исследования.
Данные о предпочтении различных средств, применяемых пациентами для осуществления умышленного самоотравления, представлены в таблице 1.
Как видно из таблицы 1, наибольший удельный вес (54,9%- ДИ (95%), 44,3% -65,5%) приходится на случаи самоотравления антиэпилептическими, седативными, антипар-кинсоническими и психотропными препаратами. На втором месте самоотравление неуточ-ненными лекарственными средствами (препараты, влияющие на сердечно-сосудистую систему, антибиотики системного действия и т. д.) (14,9%- ДИ (95%), 7,0% - 22,6%).
Таблица 1
Распределение пациентов фокус-группы по способам преднамеренного отравления
X-коды Преднамеренное самоотравление и воздействие Количество Д И %*
п %
X60 неопиоидными анальгетиками, жаропонижающими и противоревматическими средствами 12 11,8 4,6−19,0
X61 противосудорожными, седативными, снотворными, противопаркин-соническими и психотропными средствами 56 54,9 44,3−65,5
X62 наркотиками и психодислептиками (галлюциногенами) 3 2,9 0,1−7,1
X63 другими лекарственными средствами, действующими на вегетативную нервную систему 12 11,8 4,6−19,0
X66 органическими растворителями, каустической содой и их испарений, галогенсодержащими углеводородами и их парами 1 0,9 0,1−3,6
X68 пестицидами 1 0,9 0,1−3,6
X64 другими и неуточненными лекарственными средствами, медикаментами и биологическими веществами 15 14,9 7,0−22,6
X69 другими и неуточненными химическими и ядовитыми веществами 2 1,9 0,1−5,5
Всего 102 100
Примечание: *ДИ — доверительные интервалы (95%).
Таблица 2
Распределение пациентов по нозологическим группам
Код по Название психического расстройства 1 группа 2 группа P
МКБ-10 П % п %
F0 Органические, включая симптоматические психические расстройства 10 9,8 1 2,9 0,1953
F10 Психические расстройства, связанные с употреблением алкоголя 38 37,2 22 62,9 0,0084 *
F11−19 Психические расстройства, связанные с употреблением других ПАВ 9 8,8 9 25,7 0,0118 *
F20.0 Параноидная шизофрения 8 7,8 4 11,4 0,5890
F32, 33 Аффективные расстройства настроения депрессивного круга 6 5,9 2 5,7 1. 0000
F43.2 Расстройство адаптации 50 49,0 13 37,1 0,2211
F60−69 Расстройства личности и поведения 1 0,9 2 5,7 0,0894
Примечание: Суммарные абсолютные числа и проценты не показаны, так как у ряда пациентов выявлялась коморбидная патология. * - различия статистически значимы.
В первом случае это можно объяснить накоплением в домашних условиях транквилизаторов и антидепрессантов, правом на выписку которых имеют не только психиатры, но также и интернисты. Лица с импульсивными формами реагирования зачастую предпочитали любые медикаменты, которые были «под рукой».
Распределение пациентов по нозологическим группам представлено в таблице 2.
Как видно из таблицы 2, у пациентов с СПО (1-я группа) чаще всего диагностирова-
лись расстройства адаптации (49,0%). Различия статистически не значимы. В то же время в исследуемой группе (1-я группа), по сравнению с контрольной (2-я группа), было значимо меньше пациентов с психическими расстройствами, связанными с употреблением алкоголя (37,2% против 62,9- р=0,0084) и с психическими расстройствами, связанными с употреблением других ПАВ (8,8% против 25,7%, р=0,0118).
Таблица 3
Анамнестические данные пациентов с суицидальными попытками, поступившими на лечение
в НИИСП им. И.И. Джанелидзе
Анамнестические признаки 1-я группа 2-я группа P
П % п %
Ранее диагностированные психические расстройства 22 21,6 11 31,4 0,2860
Ранее диагностированные соматические расстройства 19 18,6 5 14,3 0,5050
Стационарное лечение в психиатрическом стационаре 13 12,7 7 20,0 0,2927
Стационарное лечение в соматическом стационаре 15 14,7 6 17,1 0,7342
Амбулаторное лечение в психиатрическом ЛПУ 9 8,8 4 11,4 0,6510
Амбулаторное лечение в соматическом ЛПУ 13 12,7 5 14,3 0,8091
Предшествующие суицидальные попытки с госпитализацией 9 8,8 6 17,1 0,1766
Предшествующие суицидальные попытки без госпитализации 13 12,7 11 31,4 0,0131*
Онкологические заболевания 2 1,9 1 2,9 0,7258
ВИЧ, СПИД 4 3,9 3 8,6 0,2774
Другие тяжелые соматические заболевания 13 12,7 2 5,7 0,2538
Примечание: * - различия статистически значимы.
Таблица 4
Данные об инвалидности пациентов
Инвалидность по соматическому заболеванию 1-я группа 2-я группа P
п % П %
Инвалид первой группы 3 2,9 1 2,9 1,0000
Инвалид второй группы 17 16,7 1 2,9 0,0379*
Отсутствует 82 80,4 33 94,2 0,0558*
Всего 102 100 35 100
Инвалидность по психическому заболеванию 1-я группа 2-я группа P
п % п %
Инвалид второй группы 8 7,8 3 8,6 0,8531
Инвалид третьей группы 1 0,9 0 0 0,5536
Отсутствует 93 91,3 32 91,4 1,0000
Всего 102 100 35 100
Примечание: * - различия статистически значимы.
Обращает на себя внимание сравнительно небольшое количество больных с расстройствами органического, шизофренического и аффективного спектра. Можно думать, что эти больные поступают на лечение в психиатрические стационары. Данные анамнеза пациентов отражены в таблице 3.
Анализ анамнестических данных показал, что почти у У пациентов с СПО ранее диагностировались психические и соматические расстройства, требующие лечения в ЛПУ. В 1-й группе доли пациентов, проходящих лечение в стационарах и амбулаторных учреждениях психиатрического и соматического профиля, страдающих онкологическими и ВИЧ, СПИД заболеваниями, были ниже, чем во 2-й. В то же время доля лиц, страдающих другими тяжелыми и затяжными соматическими болезнями, были выше. Межгрупповые различия статистически не значимы.
Данные об инвалидности пациентов представлены в таблице 4.
Как видно из таблицы 4, большинство пациентов с суицидальными попытками как в 1 -й, так и во 2-й группах не имеют инвалидности. В то же время среди пациентов исследуемой (1-я группа) значимо выше доля инвалидов 2-й группы по соматическому заболеванию (16,7% против 2,9%- р=0,0379).
Повторные суицидные попытки наблюдались у 22 (21,6%) пациентов 1-й и у 17 (48,6%)
2-й группы (р=0,0117). Различие статистически значимо.
Шанс повторной суицидальной попытки в исследуемой (1 -я группа) ниже, чем в группе сравнения. Это подтверждено расчетом доверительного интервала (ДИ) для отношения шансов (ОШ) отсутствия повтора суицидальной попытки для исследуемой и контрольной групп.
Расчет показал, что ДИ=1,53−7,70 (ОШ=3,433- 1п ОШ (3,433)=1,233, 1=1,96,). Поскольку Д И расположен правее 1, шанс отсутствия повтора суицидальной попытки значимо (р& lt-0,05) выше в 1-й группе.
В основу настоящей работы положена клиническая гипотеза о том, что сам по себе нозологический диагноз не определяет риск суицидального поведения. Непосредственная зависимость суицидального поведения от отдельных психопатологических симптомов не подтверждена клиническими исследованиями [9, 17]. В основе суицидального поведения лежит тесная взаимосвязь средовых, психологических, социальных и психопатологических факторов.
В нашем исследовании изучены как психопатологические симптомы у исследуемого контингента, так и корреляционные взаимосвязи между симптомами и психосоциальными переменными.
Результаты отражены в таблице 5.
Таблица 5
Корреляционные взаимосвязи между симптомами и психосоциальными переменными у пациентов с СПО
Переменные Коэффициент корреляции (У) Z Р
Симптомы пресуицидального периода
Нарушения сна / тревога 0,598 470 5,861 370 0,0*
Нарушения сна / депрессия 0,543 082 5,189 983 0,0*
Тревога / депрессия 0,624 271 6,905 739 0,0*
Симптомы постсуицидального периода
Нарушения сна / тревога 0,692 542 4,153 325 0,33*
Нарушения сна / депрессия 0,457 364 2,633 646 0,8 447*
Тревога/ депрессия 0,641 618 6,313 548 0,0*
Демонстрация суицидальных намерений без реальной угрозы для жизни / конфликтные семейные взаимоотношения 0,459 854 3,158 763 0,1 584*
Демонстрация суицидальных намерений без реальной угрозы для жизни / одиночество (отсутствие постоянных продолжительных социальных контактов) — 0,671 406 — 3,32 140 0,896*
Демонстративно-шантажные способы с непреднамеренной угрозой для жизни / конфликтные семейные взаимоотношения 0,568 662 4,17 970 0,59*
Демонстративно-шантажные способы с непреднамеренной угрозой для жизни / одиночество (отсутствие постоянных продолжительных социальных контактов) — 0,523 664 — 2,66 020 0,7 810*
Суицидальные попытки с истинными намерениями уйти из жизни / конфликтные семейные взаимоотношения — 0,656 250 — 5,2 432 0,1*
Суицидальные попытки с истинными намерениями уйти из жизни / cупружеские измены 0,137 014 0,642 001 0,520 872
Суицидальные попытки с истинными намерениями уйти из жизни /болезнь или смерть члена семьи 0,311 155 1,547 077 0,121 845
Насильственный способ суицидальной попытки с угрозой для жизни / одиночество (отсутствие постоянных продолжительных социальных контактов) 0,511 628 3,281 680 0,1 032*
Примечание: * - различия статистически значимы.
Как видно из таблицы 5, как в пресуици-дальном, так и в постсуицидальном периоде выявлена положительная корреляционная взаимосвязь между нарушением сна и тревогой, нарушениями сна и депрессией, и тревогой, и депрессией. Суицидальные попытки отравления с демонстрацией суицидальных намерений без реальной угрозы для жизни положительно значимо коррелировали с конфликтными семейными взаимоотношениями и отрицательно — с одиночеством (отсутствием постоянных продолжительных социальных контактов). Аналогичные взаимосвязи выявлены у пациентов с демонстративно-шантажными способами
суицидальных попыток с непреднамеренной угрозой для жизни.
Напротив, у лиц, с суицидальными попытками с истинными намерениями уйти из жизни, выявлена положительная взаимосвязь с одиночеством (отсутствием постоянных продолжительных социальных контактов) и отрицательная с конфликтными семейными взаимоотношениями.
Для более детального изучения глубины суицидальных переживаний и тяжести суицида у пациентов, совершивших СПО, нами была использована Колумбийская шкала оценки тяжести суицида (C-SSRS).
Обследовано 43 пациента, 20 мужчин и 23 женщины, со средним возрастом 36,1+15,7 лет поступивших на лечение в НИИСП им. И. И. Джанелидзе с СПО. Психические расстройства представлены следующими диагнозами: расстройство адаптации — 37 (86,0%), органические, включая симптоматические психические расстройства — 4 (9,4%), аффективные расстройства настроения депрессивного круга — 2 (4,6%).
У всех обследованных пациентов с помощью скрининга МНИИП установлены симптомы аффективного спектра, которые хотя бы однократно отмечались в течение месяца, предшествующего СПО:
1) снижение интереса к привычным занятиям — 69,8% (п=30) —
2) снижение удовольствия от ранее приятного — 67,4% (п=29) —
3) ощущение слабости, упадка сил — 53,5% (п=23) —
4) чувство подавленности, угнетенности -48,9% (п=21) —
5) боли, неприятные ощущения в голове, других частях тела — 41,9% (п=18) —
6) чувство беспокойства, напряженности -34,9% (п=15) —
7) нарушение сна — 23,2% (п=10).
Обследование по Колумбийской шкале
проводилось в форме «структурированного интервью», однократно за период наблюдения, когда соматическое состояние больных позволяло вести длительный опрос. Оценивался период не более 60 дней до совершения СПО. Были получены следующие результаты.
С у и ц и д, а л ь н ы е и д е и. Пассивное желание умереть («уснуть и не проснуться») отмечалось у 15 (34,9%), активные неспецифические мысли о самоубийстве (мысли о том, чтобы убить себя при отсутствии размышлений о конкретных способах) — у 12 (27,9%), актуальные суицидальные идеи, включая размышления о способе самоубийства — у 7 (16,3%), актуальные суицидальные идеи, включая некоторое намерение действовать при отсутствии конкретного плана — у 6 (13,9%), актуальные суицидальные идеи с конкретным планом и намерением — у 3 (7,0%) пациентов.
Интенсивность суицидальных идей. За изучаемый период суицидальные мысли посещали пациентов с частотой: реже одного раза в неделю — в 21 (48,8%) случаев, раз в не-
делю — в 8 (18,6%), 2−5 раз в неделю — в 6 (13,9%), каждый день или почти каждый день -в 5 (11,6%) и многократно каждый день в 3 (7,0%) — с продолжительностью: в несколько секунд или минут в 23 (53,4%) случаев, менее часа / недолго — в 7 (16,3%), 1−4 часа / долго — в 5 (11,6%), 4−8 часов / большую часть дня — в 6 (13,9%), более 8 часов / мысли устойчивы или постоянны — в 2 (4,6%).
Контролируемость — означает способность при желании прекратить думать о самоубийстве. Могли контролировать такие мысли с легкостью — 11 (25,6%) пациентов, с незначительными затруднениями — 12 (27,9%), с некоторыми затруднениями — 8 (18,6%), с большими затруднениями — 6 (13,9%), не в состоянии контролировать такие мысли — 5 (11,6%) и не пытался контролировать такие мысли — 1 (2,3%).
Сдерживающие факторы. Отмечались факторы, которые за изучаемый период удерживали пациента от стремления к смерти или от попыток осуществления мыслей о самоубийстве (например, семья, религия, страх перед болью / смертью). Установлено, что неуверенность в способности сдерживающих факторов предотвратить суицидальную попытку высказало 11 (25,6%) пациентов. Скорее всего, сдерживающие факторы не удержали от суицидальной попытки 14 (32,5%) и определенно не удержали 18 (41,9%) человек.
О с н о в, а н и я с у и ц и д, а л ь н ы х и д е й. Изучались основания для того, чтобы думать о нежелании жить. Думали о нежелании жить: исключительно для того, чтобы привлечь внимание, отомстить или добиться отклика других людей — 5 (11,6%), большей частью для того, чтобы привлечь внимание, отомстить или добиться отклика других людей — 8 (18,6%), в равной степени для того, чтобы привлечь внимание, отомстить или добиться отклика других людей и для того, чтобы прекратить / остановить боль — 11 (25,6%), большей частью для того, чтобы прекратить/остановить боль — 9 (20,9%), исключительно для того, чтобы прекратить/остановить боль — 10 (23,2%).
Суицидальное поведение. Подготовительные действия (сбор и накопление медикаментов и др. агентов) отмечались у 14 (32,5%) пациентов, суицидальные действия в период госпитализации — у 4 (9,3%).
Таблица 6
Уровни тяжести суицидальных попыток
Первый кластер. Легкая степень
Суицидальные идеи Желание умереть.
Интенсивность суицидальных идей Реже одного раза в неделю
Продолжительность Несколько секунд или минут
Контролируемость Пациент контролирует мысли о самоубийстве или желании умереть с легкостью или с незначительными затруднениями
Сдерживающие факторы Определенно или вероятно удерживают от попытки самоубийства
Основания суицидальных идей Исключительно или большей частью для того, чтобы привлечь внимание, отомстить или добиться отклика других людей
Суицидальное поведение Суицидальное поведение во время периода наблюдения не выявлено
Реальная опасность Незначительные физические повреждения или физические повреждения умеренной тяжести
Второй кластер. Умеренная степень
Суицидальные идеи Активные неспецифические мысли о самоубийстве или актуальные суицидальные идеи, включая размышления о способе самоубийства, при отсутствии намерения действовать
Интенсивность суицидальных идей Реже одного или один раз в неделю
Продолжительность Несколько секунд, минут или около часа
Контролируемость Пациент контролирует мысли о самоубийстве или желании умереть с незначительными или некоторыми затруднениями
Сдерживающие факторы Неуверенность в том, что сдерживающие факторы могут удержать от попытки самоубийства
Основания суицидальных идей В равной степени для того, чтобы привлечь внимание, отомстить или добиться отклика других людей и для того, чтобы прекратить / остановить боль
Суицидальное поведение Суицидальное поведение во время периода наблюдения не выявлено
Реальная опасность Физические повреждения умеренной или средней тяжести
Третий кластер. Тяжелая степень
Суицидальные идеи Актуальные суицидальные идеи, включая некоторое намерение действовать при отсутствии конкретного плана или актуальные суицидальные идеи с конкретным планом и намерением
Интенсивность суицидальных идей 2−5 раз в неделю или почти каждый день
Продолжительность Большую часть дня
Контролируемость Пациент контролирует мысли о самоубийстве или желании умереть с большими затруднениями или не в состоянии контролировать такие мысли
Сдерживающие факторы Скорее всего, или определенно сдерживающие факторы не удерживают от попытки самоубийства
Основания суицидальных идей Исключительно для того, чтобы прекратить или остановить боль (невозможность продолжать жить, испытывая боль)
Суицидальное поведение Подготовительные действия перед суицидальной попыткой
Реальная опасность Тяжелые или умеренные физические повреждения
Реальная опасность (ущерб здоровью) — незначительные физические повреждения (легкие отравления) отмечались у 3 (7,0%) пациентов, физические повреждения умеренной тяжести (оказание помощи в токсикологическом отделении) у 24 (55,8%), физические повреждения средней тяжести (госпитализация и интенсивная терапия в токсикологическом отделении) у 10 (23,2%) и тяжелые физические повреждения (требующие токсикологической реанимационной помощи) — у 6 (13,9%).
В связи с гетерогенностью исследуемой выборки для осуществления поиска закономерностей группирования объектов исследования (пациентов) нами был проведен кластерный анализ по общепринятой методике [1]. Был использован метод кластеризация К-средних.
Результаты исследования отражены в таблице 6.
Таким образом, с помощью шкалы C-SSRS оказалось возможным выявить легкую степень тяжести суицида у 15 (34,9%), среднюю — также у 15 (34,9%) и тяжелую у 13 (30,2%) пациентов.
Обсуждение.
Наибольший удельный вес в исследуемой группе пришелся на случаи самоотравления антиэпилептическими, седативными, антипар-кинсоническими и психотропными препаратами. На втором месте самоотравление неуточ-ненными лекарственными средствами (препараты, влияющие на сердечно-сосудистую систему, антибиотики системного действия). В исследовании Л. Н. Касимовой [4] также, как и в нашей работе, установлена предпочтительность психотропных средств (транквилизаторы — 21%, нейролептики и антидепрессанты по 10,9%). Обратное соотношение выявлено A. Vamik и соавт. [22], сопоставивших показатели 16 европейских стран. Ими показано, что чаще всего используются «другие и неуточненные препараты и биологические вещества (X64)». Самоотравления «антиэпилептическими, седа-тивных, антипаркинсоническими и психотропными препаратами (X61)» занимают второе место. Можно думать, что эти различия зависят от доступности психотропных средств в разных странах.
В нашем исследовании наиболее частыми были расстройства адаптации, психические
расстройства, связанные с употреблением алкоголя. В то же время в группе пациентов с СПО по сравнению с группой сравнения было значимо меньше пациентов с психическими расстройствами, связанными с употреблением алкоголя и с психическими расстройствами, связанными с употреблением других ПАВ. Эти показатели отличаются от показателей психиатрического стационара, где общим для всех форм психической патологии, сопровождающихся суицидальным поведением, независимо от уровня расстройств, является наличие различной степени выраженности аффективных расстройств, наибольшие показатели которых приходятся на органическое поражение головного мозга, шизофрению и аффективные психозы [2]. В то же время наши данные более соответствуют данным Л. А. Касимовой [5], полученным при исследовании пациентов с СПО токсикологического отделения городской больницы. Психометрические показатели, полученные с помощью Колумбийской шкалы тяжести суицида, существенно дополняют клиническое исследование и, наряду с ним, способствуют разработке лечебно — реабилитационных программ в многопрофильном стационаре.
Литература:
1. Боровиков В. П. Программа STATISTICA для студентов и инженеров. 2-е изд. — М.: Компьютер Пресс, 2001. — 301 с.
2. Ваулин С. В. Суицидальные попытки и незавершенные суициды (госпитальная диагностика, оптимизация терапии, профилактика): Дисс. … д-ра мед. наук: 14. 01. 06. — М., 2012. — 310 c.
3. Иванов О. В., Егоров А. Ю. Клинико-статистический анализ суицидов в популяции психически больных (по данным ПНД) // Психическое здоровье. — 2010. — Том 44, № 1. — С. 14−18.
4. Касимова Л. Н., Святогор М. В., Втюрина М. В. Анализ суицидальных попыток путем самоотравления // Суицидология. — 2011. — № 1. — С. 54−55.
5. Касимова Л. Н., Втюрина М. В., Святогор М. В. Показатели попыток самоотравлений по данным токсикологического центра Нижнего Новгорода за период с 2006 по 2008 г. // Медицинский альманах. — 2013. — Том 25, № 1. — С. 176 179.
6. Кравченко И. В. Суицидальные отравления психотропными препаратами // Тихоокеанский медицинский журнал. — 2008. — № 4. — С. 51−53.
7. Краснов В. Н. Расстройства аффективного спектра. — М.: Практическая медицина, 2011. -432 с.
8. Медведева И. В. Клинические, гемодинамиче-ские и психовегетативные нарушения при суицидальных отравлениях клофелином: дисс. … канд. мед. наук: 14. 00. 06. — Тверь, 2003. — 212 с.
9. Нечипоренко В. В., Шамрей В. К. Суицидология: вопросы клиники, диагностики и профилактики.
— СПб.: ВМедА, 2007. — 527 с.
10. Садовникова И. И. Бытовые отравления. Эффективная помощь на догоспитальном этапе // РМЖ. — 2010. — № 5. — С. 288−291.
11. Цукарзи Э. Э. Суицид: оценка рисков и первая помощь. Определение уровня суицидального риска c помощью Колумбийской Шкалы Оценки Тяжести Суицида (C-SSRS) // Современная терапия психических расстройств. — 2011. — № 2. — С. 30−39.
12. Bancroft J.H., Skrimshire A.M., Reynolds F. et al. Self-poisoning and self-injury in the Oxford area. Epidemiological aspects 1969−73 // Br. J. Prev. Soc. Med. — 1975. — Vol. 29, № 3. — P. 170−177.
13. Doshi A., Boudreaux E.D., Wang N. et al. National study of US emergency department visits for attempted suicide and self-inflicted injury, 19 972 001 // Ann. Emerg. Med. — 2005. — Vol. 46, № 4.
— P. 369−375.
14. Farzaneh E., Mehrpour O., Alfred S. et al. Self-poisoning suicide attempts among students in Tehran, Iran // Psychiatr. Danub. — 2010. — Vol. 22, № 1. — P. 34−38.
15. Flavio M., Martin E., Pascal B. et al. Suicide attempts in the county of Basel: results from the WHO / EURO Multicentre Study on Suicidal Behaviour // Swiss. Med. Wkly. — 2013. — May, 28.
16. Grimholt T.K., Bjornaas M.A., Jacobsen D. et al. Treatment received, satisfaction with health care services, and psychiatric symptoms 3 months after hospitalization for self-poisoning // Ann. Gen. Psychiatry. — 2012. — Apr., 20.
17. Mann J.J., Waternaux C., Haas G.L. et al. Toward a clinical model of suicidal behavior in psychiatric patients // Am. J. Psychiatry. — 1999. — Vol. 156, № 2. — P. 181−189.
18. Owens D., Horrocks J., House A. Fatal and nonfatal repetition of self-harm: systematic review // British Journal of Psychiatry. — 2002. — Vol. 181.
— P. 193−199.
19. Platt S., Bille-Brahe U., Kerkhof A. et al. Parasui-cide in Europe: the WHO/EURO multicentre study on parasuicide. I. Introduction and preliminary
analysis for 1989 // Acta Psychiatr Scand. — 1992. — Vol. 85, № 2. — P. 97−104.
20. Posner K., Brown G.K., Stanley B. et al. The Columbia-Suicide Severity Rating Scale: initial validity and internal consistency findings from three multisite studies with adolescents and adults //Am. J. Psychiatry. — 2011. — Vol. 168, № 12. -P. 1266−1277.
21. Rahman A., Martin C., Graudins A., Chapman R. Deliberate self-poisoning presenting to an emergency medicine network in South-East melbourne: a descriptive study [Электронный ресурс] // Emerg. Med. Int. — 2014. — Режим доступа: Published online Jun 12, 2014. doi: 10. 1155/2014/461 841.
22. Varnik A., Sisask M., Varnik P. et al. Drug suicide: a sex-equal cause of death in 16 European countries // BMC Public Health. — 2011. — Vol. 11. — № 1. — P. 61.
CLINICAL FEATURES AND ASSESSMENT OF SUICIDE SEVERITY AMONG PERSONS HAVING ATTEMPTED SUICIDE THROUGH POISONING
V.E. Pashkovskiy1, A.E. Dobrovolskaya1, A.G. Sofronov1, G.A. P'-rokopovich?
1I.I. Mechnikov Nord-West Medical University, St. Petersburg 2I.I. Dzhanelidze Institute of Emergency Medical Care, St. Petersburg
The purpose of the study was to research clinical features and level of suicide risk among persons who had suicide attempts through poisoning. There were 102 patients who participated in a study. The control group consisted of 35 patients who had injured themselves with a sharp objects. As a separate group, 43 patients were examined by the Columbia-Suicide Severity Rating Scale (C-SSRS) and by the Screening Questionnaire of Moscow Research Institute of Psychiatry. Among patients who attempted suicide through poisoning were often diagnosed with an adjustment disorder (49. 0%) and mental disorders due to alcohol use (37. 2%). There was a smaller proportion of patients with paranoid schizophrenia (7,8%) and depressive disorders (5,9%). Retrospective study of period before suicide revealed that among 43 patients examined by the Screening Questionnaire of Moscow Research Institute of Psychiatry, there were found symptoms of affective spectrum disorders which occurred at least once during a month before suicide attempt through poisoning. With the help of the Columbia-Suicide Severity Rating Scale (C-SSRS), it was possible to assess the severity of suicide and determine the level of suicide risk.
Keywords: suicide attempt through poisoning, adjustment disorder, Columbia-Suicide Severity Rating Scale (C-SSRS).

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой