Экономическое развитие национальных районов Дальнего Востока РСФСР в годы Великой Отечественной войны (на примере Быстринского района)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94 (470) & quot-19/… "-
Кириллова Алина Игоревна
соискатель Камчатского государственного университета имени Витуса Беринга dom-hors@mail. ru
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ РАЙОНОВ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РСФСР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (НА ПРИМЕРЕ БЫСТРИНСКОГО РАЙОНА)
Kirillova Alina Igorevna
PhD applicant, Kamchatka State University dom-hors@mail. ru
ECONOMIC DEVELOPMENT OF THE FAR EASTERN ETHNIC REGIONS IN THE RSFSR DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR
(CASE STUDY OF THE BYSTRINSK REGION)
Аннотация:
Данная статья посвящена проблемам экономического развития нацрайонов Дальнего Востока РСФСР в годы Великой Отечественной войны- основана на архивных материалах Быстринского района Камчатского края. Автор прослеживает становление и развитие колхозов в военный период, расширение их специализации. Особое внимание уделяется сложностям и срывам в ходе данного процесса, их причинам.
Summary:
The article deals with some aspects of economic development of the Far Eastern ethnical districts in the RSFSR during the Great Patriotic War by case study of the archival documents of the Bystrinsk region located in the Kamchatka Territory. The author reviews formation and development of the collective farms (kolkhoz) during the period of the war, and expansion of their specialization. The special attention is paid to the complications and failures in this process, and their reasons.
Ключевые слова:
Быстринский район, колхоз, специализация труда, эвены, Великая Отечественная война, экономическое развитие.
Keywords:
Bystrinsk district, economy, kolkhoz, specialization of labour, Evens, Great Patriotic War, ethnical region, economic development.
Великая Отечественная война оказала значительное влияние на экономическое развитие сельских районов во второй половине ХХ в., предопределила ход дальнейшего социалистического строительства. На современном этапе развития российского Дальнего Востока одной из приоритетных задач является модернизация экономики, что невозможно без учета советского наследия, особенно в национальных районах. Одним из них является Быстринский район Камчатского края, изначально образованный как эвенский нацрайон.
Понимая важность укрепления глубокого тыла и приграничных территорий, их интенсивного экономического развития, советские власти выделяли кредиты на обустройство колхозов, в том числе и Быстринского района Камчатской области. В описываемый период товарищества, функционировавшие на его территории, превращаются в колхозы. К окончанию войны в Быст-ринском районе насчитывалось 4 колхоза: «Пионер» (с усадьбой в с. Кекук), им. Молотова (с усадьбой в с. Анавгай), им. Сталина (с усадьбой в с. Тваян) и им. Ленина (с усадьбой в с. Лаучан — бывшее товарищество им. Безыменского). Основной их специализацией было мясошкурное оленеводство. Тем не менее, колхоз им. Сталина был также рыболовецким [1].
Переход от товариществ к колхозам обусловило и переименование нацсоветов в сельсоветы, согласно данным протоколов советов Быстринского района, начиная с 1941 г. упоминаются уже сельские советы депутатов трудящихся. Кроме того, в описываемый период произошло изменение названия района, — он становится Быстринским сельским районом, что отражает специфику его экономического развития и основную сферу деятельности — сельское хозяйство.
К 1941 г. на территории Быстринского района уже функционировали четыре товарищества, которые по своей экономической форме являлись коллективными хозяйствами, но не носили название «колхоз». Именно в военный период они получили такой статус и стали называться колхозами не номинально, а фактически. Были подготовлены все нормативные документы: устав, правила трудового распорядка и т. п., которые регулировали их деятельность- был сформирован уставной капитал.
Одно из первых таких товариществ — это товарищество им. Молотова в Анавгае. Помимо подготовки нормативной базы в его работе появляются и технические новшества: по данным газеты «Камчатская правда» от 7 декабря 1940 г. при помощи коралля (раньше оленей считали учетчики на глаз) было подсчитано поголовье трех табунов [2, с. 9]. В 1941 г. был отпущен госу-
дарственный кредит в 100 тыс. руб. на создание общественного стада оленей в товариществе им. Молотова (в официальных документах колхоз как экономическая единица упоминается с 1942 г.). К концу 1941 г. в товариществе им. Молотова было образовано два общественных стада. В этом же году в Анавгае появляется поголовье крупного рогатого скота (3 головы). До этого молочный скот размещался лишь в Эссо. 15 марта 1942 г. на общем собрании жителей товарищества им. Молотова утвердили Устав сельскохозяйственной артели им. Молотова. Следовательно, как экономическая единица данный колхоз упоминается именно с 1942 г., хотя он начал свою деятельность намного раньше. По Уставу колхозникам разрешалось иметь до
100 оленей. В течение 1941−1942 гг. наметилась тенденция прироста поголовья крупного рогатого скота с 3-х (в 1941 г.) до 18-ти (в 1942 г.) голов, также в колхозе появились 3 свиньи [3].
Таким образом, в 1941—1942 гг. начался процесс изменения официального статуса основных производственных единиц района. В этот же период происходит расширение специализации колхозов, помимо оленеводства развивается мясомолочное животноводство (с появлением коров) и мясное животноводство (появляются свиньи).
В описываемый период главной задачей функционирования колхозов была помощь фронту, поэтому были увеличены нормы выработки, а также процент прироста поголовья оленей. Мясо забитых животных предназначалось фронтовикам и детям-сиротам, жившим в детских домах. Помимо оленины кадровые охотники колхозов Быстринского района промышляли и заготавливали мясо диких животных и птиц (зайцы, куропатки, глухари и т. п.).
В 1941—1942 гг. продолжается развитие земледелия в районе, растут объемы пашен в нацсоветах района: например, в Анавгайском нормы распашки составляли по 6−8 га в год. К концу 1941 г. там было 22 га пашни [4], а также было скошено и заготовлено более 100 т сена [5]. В описываемый период расширяется ассортимент выращиваемых сельскохозяйственных культур. В 1941 г. в Анавгае уже культивировались картофель, капуста, турнепс, свекла, морковь, табак, а также ячмень. В голодные военные годы, по воспоминаниям старожилов села, за ячменем (которого в селе снимали рекордные урожаи — не менее 5 скирд) приезжали даже из с. Мильково, расположенного в другом районе [6].
Сельскохозяйственная техника в селах отсутствовала, поэтому все работы производились вручную, либо с применением тягловой лошадиной силы. Не было и упряжи, колес для телег — все это изготавливалось из подручного материала. Так, колеса для телег делали из дупла лиственницы, а смазывали их мылом [7].
В целом, в военные годы трудовой энтузиазм населения района был высок. Ради победы и помощи фронту эвены трудились не покладая рук, добиваясь рекордных результатов в кратчайшие сроки без специализированной сельскохозяйственной техники. В этот период в нацсоветах, а потом сельсоветах, не было ни одного трактора, сеялки и т. п.
Президиумом Верховного Совета СССР 1 августа 1945 г. был издан Указ «О льготах для лиц, работающих в районах Крайнего Севера», которым были восстановлены отмененные в 1942 г. льготы для работников государственных, кооперативных и общественных предприятий, учреждений и организаций, находящихся в районах Крайнего Севера [8]. Отмена льгот и льготных выплат в 1942—1945 гг. также повысила прибыль от производств и способствовала усилению эксплуатации труда населения.
Несмотря на трудовой энтузиазм работников колхозов, завышенных в военные годы показателей удавалось достигнуть не всегда. Кроме того, сами колхозы в рамках социалистических обязательств (их колхозы брали на себя в дни социалистических праздников: 7 ноября,
23 февраля или 22 апреля, в день рождения В.И. Ленина) повышали нормы, ставя перед собой практически невыполнимые задачи. Все это приводило к недовыполнению планов.
В описываемый период колхозники Быстринского района сталкивались и с объективными сложностями: не хватало семенного фонда для завершения посевных кампаний, фуража для лошадей, задействованных на полевых работах, также в колхозах не хватало лошадей, поэтому их не ставили на откорм вовремя и использовали на других работах. В 1942 г. в Тваянском колхозе им. Сталина была практически сорвана посевная кампания: зерновой фонд и лошади не были готовы, навоз на поля не был доставлен [9].
Еще одной причиной срывов в деятельности колхозов была неудовлетворительная работа планово-финансовых отделов и отсутствие продовольственного снабжения бригад. В колхозе «Пионер» (Кекуккнайский сельсовет) при проверке его деятельности сельским советом в 1941 г. были обнаружены нарушения финансовой дисциплины, в связи этим РИК просили командировать в усадьбу инструктора-бухгалтера и счетовода [10]. В этот же период отмечалось то, что бригады не снабжались продовольствием, поэтому работники были вынуждены добывать его сами, отвлекаясь от основной работы, недовыполняя нормы [11]. Сходная ситуация
— З4З —
складывалась и в бригадах кадровых охотников: их не снабжали патронами и задерживали авансы и заработную плату [12].
В 1941—1942 гг. ужесточается борьба за сохранение колхозного имущества и поголовья. Недовыполнение норм прироста в стадах оленей, потеря молодняка при отёле или взрослых особей считались преступлениями, пособничеством врагу и умышленным саботажем. За падеж оленей с занимаемых должностей могли быть смещены как рядовые бригадиры пастухов, так и председатели сельских советов. В 1942 г. в Тваянском сельсовете от бескормицы погибло 307 оленей, так как, согласно протоколам, были неверно подобраны пастбища. За это председателя сельского совета сняли с должности, а виновных лиц было предложено привлечь к ответственности [13].
В 1943—1944 гг. продолжается развитие колхозной системы. В описываемый период основной производственной единицей стал колхоз. Произошел переход оставшихся товариществ района в новый статус. Согласно «Похозяйственной книге основных производственных хозяйств колхозников на 1943−1945 гг.» по Тваянскому сельскому совету датой образования колхоза имени Сталина как экономической единицы считается 1 февраля 1943 г. (дата образования колхоза). По данным протоколов Тваянского сельского совета этот колхоз считался вторым по мощности в Бы-стринском районе. В колхозе состояло более 80 чел., членами колхоза не были 3 семьи. К концу 1944 г. насчитывалось 5 табунов оленей [14], пашня составляла 16,3 га [15]. В 1942 г. в колхозе также появляется крупный рогатый скот — 1 корова, в 1943—1944 гг. росло поголовье как крупного рогатого скота (относительно новое для района явление), так и оленей. По архивным данным, на 1 июля 1944 г. в Анавгайском колхозе 11 483 голов. Доказательством роста поголовья колхозного скота служат такие данные: в колхозе Анавгайского сельсовета крупного рогатого скота уже
24 головы, свиней 7, лошадей 74 [16]. В Кекуке только за 1944 г. количество колхозных оленей увеличилось с 300 до 666 [17], произошло это благодаря тому, что молодняк при отеле оленей в том году был полностью сохранен [18].
К концу 1944 г. все товарищества Быстринского района официально стали колхозами, во вновь образованных колхозах появился крупный рогатый скот и свиньи. В Кекуккнайском колхозе «Пионер» в 1944 г. насчитывалось 3 головы КРС: 1 корова, 1 бык и 1 телка [19], в Лаучанском колхозе им. Ленина было 2 коровы и 1 бык [20].
Несмотря на столь радужные показатели официальной статистки, животноводство Быст-ринского района испытывало значительные трудности. В 1943—1945 гг. олени страдали от бескормицы из-за климатических условий. По воспоминаниям старожилов с. Анавгай во время войны и сразу после нее колхозные олени голодали, пухли с голоду. Их пригоняли осенью к селу- трогать их было нельзя, а частных забивали [21]. Прирост поголовья колхозных оленей достигался за счет того, что даже на питание пастушьих бригад вместо положенного 1 оленя в месяц [22] забивались частные.
В 1943—1944 гг. продолжается расширение специализации колхозов: растет поголовье крупного рогатого скота (коровы и быки), развивается мясное свиноводство, птицеводство. Расширяются площади пашен в сельсоветах района: так, к 1945 г. в Тваянском сельсовете свыше 16 га пашни [23], в Кекуккнайском около 12 га [24].
В 1943—1944 гг. летом на полях наравне со взрослыми трудились дети старше 8 лет, кроме того, школьники во время учебного посильно помогали колхозам в уборке картофеля, моркови, капусты и других культур. Следует отметить, что трудились в основном женщины, пенсионеры и дети, так как практически все трудоспособные мужчины воевали на фронтах Великой Отечественной войны. В колхозах по брони оставался небольшой процент мужчин, в основном кадровые охотники, наиболее опытные пастухи (в помощники пастухов брали девушек с 16 лет), полеводы и партийные функционеры. За то, что в семье находились военнообязанные мужчины, не призванные на фронт, взимался налог 675 руб. в год с каждого [25].
Хотя официальные данные указывают на положительную динамику развития земледелия в районе, и в 1943—1944 гг. наблюдались срывы посевных и уборочных кампаний. В 1944 г. в колхозе «Пионер» (Кекуккнайский сельсовет) не хватало фуража для лошадей, было недостаточно семенного картофеля и овощей [26]. Срывы посевных происходили как из-за перебоев в снабжении фуражом и недостатка семенного фонда, так и по кадровым причинам. В том же колхозе «Пионер» в 1944 г. была неукомплектована полеводческая бригада, не было полевода (агронома) [27]. По этим фактам депутаты сельсоветов проводили проверки, выявляли виновных лиц.
Продолжалось завышение нормативных показателей деятельности колхозов и повышение объемов социалистических обязательств, направленных на помощь фронту. Выполнить эти нормы, несмотря на повышенный трудовой энтузиазм населения, не всегда представлялось возможным, происходили срывы посевных кампаний, кампаний по отелу и т. п. Все это приводило к недовыполнению планов. По этой причине в 1944 г. проверку деятельности и документации
советов Быстринского района проводил прокурор [28]. Он же беседовал с колхозниками о трудовой дисциплине в колхозе и ее важности в период войны.
Несмотря на прокурорские проверки и ужесточение законов за растрату государственного имущества, введение режима экономии в связи с тяготами военных лет, и в 1945 г. наблюдались срывы в кампании по отелу, утеря оленей. Зимой в 1944 и 1945 гг. в Быстринском районе сложились крайне неблагоприятные условия для оленеводства: выпало очень много снега, который из-за оттепели покрылся слоем наста, из-за чего олени не могли добраться до ягеля. Животные тонули в снегу и умирали от голода. Только по Тваянскому сельсовету в 1945 г. было утеряна 1 071 голова оленей. По данным протоколов, в связи с выпадением глубокого снега гибель оленей достигала по 5 на табун (в день). В табуне № 3 в один день гибель достигала 40 голов. Гибель оленей в частных табунах не учитывалась [29]. Кроме того, в протоколах отмечалось, что оставленных без присмотра оленей рабочие комбината вывозили по 10−15 голов для личного использования [30].
В ходе посевной кампании зима 1944 — весна 1945 г. продолжился рост пахотных площадей, основной рабочей силой, помимо членов полеводческих бригад было мобилизованное население. В Анавгайском колхозе им. Молотова на прополку и окучивание колхозных площадей летом 1945 г. обязали выйти все трудоспособное население [31]. Несмотря на удаленность угодий от колхозных, из-за экономии ресурсов колхоза на работы люди ходили пешком, преодолевая расстояние в несколько километров до полей и пастбищ.
В 1941—1945 гг. благодаря экономической политике государства в Быстринском районе началось превращение некоторых видов деятельности в профессии: с появлением колхозов среди эвенов появляются полеводы, животноводы, в селах — огороды и парники, частные коровы, свиньи, птица. Из-за влияния военного положения на экономическое развитие района повысилась эксплуатация женского и детского труда (трудовые мобилизации населения, повышение нормы трудодней), а благодаря отмене части льгот в военный период произошло сокращение государственных затрат на колхозное строительство в Быстринском районе. В описываемый период увеличилось поголовье колхозного скота, как оленей, так и крупного рогатого. В оленеводстве этот показатель достигался за счет обобществления частных оленей, использования их для организации «котлового мясопитания» в звеньях и бригадах, учета так называемого «люфта» (обычно при учете поголовья учетчики оставляли небольшое количество голов, от 100 до 200−300, неучтенными, чтобы выйти на нормативные показатели в случае форс-мажорных обстоятельств), а также благодаря трудовому энтузиазму населения. В послевоенные годы продолжилось экстенсивное развитие колхозов, борьба за сохранение имущества и скота, а также привлечение на полевые работы членов семей колхозников в более мягкой форме. Военный период оказал значительное влияние на ход дальнейшего экономического развития как Быстринского района, так и Дальнего Востока в целом.
Список сокращений:
КГУ ГАКК — Казенное государственное учреждение Государственный архив Камчатского края- РИК — районный исполнительный комитет-
СССР — Советский Союз Социалистических Республик-
Сельсовет — сельский совет депутатов трудящихся-
Нацрайон — национальный район (район с преобладающим большинством коренного населения в виде народностей Севера) —
Нацсело — национальное село (район с преобладающим большинством коренного населения в виде народностей Севера).
Ссылки:
1. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1. Д. 4. Л. 9−10.
2. Борисов В. Быстринский район в газетной строке. Петропавловск-Камчатский: Южные электрические сети Камчатки, 2006. 80 с.
3. По воспоминаниям А. П. Наймушина «Анавгай мой с 1938 г.» // Материалы этнографической экспедиции КамГУ в село Анавгай 13−23 марта 2005 г.
4. Там же.
5. Там же.
6. Там же.
7. Там же.
8. Журавлева И. В. Особенности работы в условиях Крайнего Севера. Нормативная база // Кадровые решения № 8. 2008. URL: http: //www. profiz. ru/kr/8_2008/rabota_v_usloviah_kr_seve/ (дата обращения: 14. 02. 2011).
9. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1. Д. 4. Л. 9−10.
10. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 1. Л. 1−3.
11. Там же.
12. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 2. Л. 66.
13. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1. Д. 4. Л. 9−10.
14. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1. Д. 10. Л. 51.
15. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1. Д. 10. Л. 47.
16. КГУ ГАКК Ф. Р-488. Оп. 1. Д. 10. Л. 13, 13-об.
17. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 2. Л. 64.
18. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 2. Л. 58.
19. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 2. Л. 62−63.
20. КГУ ГАКК Ф. Р-487. Оп. 1. Д. 8 Л. 15, 15-об.
21. По воспоминаниям А. П. Наймушина
22. Беседа с Федровым В. Ф. от 18. 09. 2010 г., пос. Раздольный, Елизовского р-на // Полевые материалы автора
23. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1. Д. 10. Л. 47.
24. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 2. Л. 59.
25. КГУ ГАКК Ф. Р-487. Оп.1 Д. 10. Л. 6.
26. КГУ ГАКК Ф. Р-489. Оп. 1. Д. 2. Л. 73.
27. Там же.
28. КГУ ГАКК Ф. Р-487. Оп. 1. Д. 10. Л. 8.
29. КГУ ГАКК Ф. Р-486. Оп. 1 Д. 10. Л. 19.
30. Там же.
31. КГУ ГАКК Ф. Р-488. Оп. 1. Д. 10. Л. 25.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой