Проблематика функционирования националистических партий в партийных системах: практики стран Запада и российские особенности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК
НЕЧАЕВ Д. Н. Проблематика функционирования
националистических партий в партийных системах: практики стран Запада и российские особенности
В данной статье приведен сравнительный анализ институционализации националистических партий в странах Запада и в Российской Федерации. Выявлены социально-экономические и политические факторы становления и развития националистических партий, проанализированы предшественники политических структур националистического толка. В данной статье приведен также прогноз по формированию трендов институционализации и развития русских националистических партий с учетом либерализации создания и регистрации политических партий.
Ключевые слова: националистическая партия, партийная система, национальная идентичность, национализм.
Прошедшие выборы депутатов Государственной Думы Р Ф, последовавшие за ними всплески политической активности части населения поставили в повестку дня вопрос о востребованности политических партий разной направленности, упрощении процессов их создания и регистрации. Стоит отметить, что партийная система страны на протяжении двух десятилетий подвергалась существенным трансформациям, в том числе и по количеству функционирующих в ней сегментов. В 1993 году в Российской Федерации было зарегистрировано около 60 партий и движений, в 2001 году их было 51, в выборах в российский парламент 2007 года участвовали 11, а в 2011 году — только 7.
Еще до начала выборов в Государственную Думу-2011 некоторые исследователи отмечали проблемность российской парти-омы, как и ряда других политических институтов: «Новые информационно-политические технологии и социальные сети радикально повлияли на традиционные политические институты: государство, политические партии, общественные организации"1. Семь политических партий России («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедли-
вая Россия», «Яблоко», «Правое дело» и «Патриоты России») «теряют статус ретрансляторов, аккумулирующих интересы и чаяния своих избирателей как в стране, так и в регионах"2.
Можно прогнозировать, что особенностью российской партиомы-2012 станет рост количества регистрации партий, причем как тех, которые не были зарегистрированы ранее («ПАРНАС»), а также возобновления деятельности «ликвидированных» ранее по решению суда («Республиканская партия» В. Рыжкова), так и абсолютно новых. К примеру, создание межрегионального общественно-политического движения «В защиту труда» может оформиться в некую «Рабочую партию», которая может находиться на левом фланге российской партиомы между «Справедливой Россией» и КПРФ.
В общероссийском научном и политическом пространстве активно дискутируется вопрос о возможности создания партий по религиозному признаку, к примеру, Православной партии, а также партий националистического типа (например, Русской партии), что подтверждает точку зрения Д. Кола, согласно которому
«националисты воспевают нацию (по крайней мере свою) как вечную сущность. А всякий человек, по их убеждению, обладает законным желанием жить в лоне своей нации… Но вес этих утверждений определяется лишь успехами в мобилизации отдельных индивидов и групп на националистическую борьбу"3.
В отличие от партийной системы России, в странах Западной Европы и США функционируют правые националистические партии. Причем в основе их институ-ционализации лежит идея, идеология, ведь, как утверждает Л. Гринфельд, «единственным основанием национализма как такового, единственным условием, без которого национализм не может возникнуть, является наличие идеи- национализм есть определенное видение мира или стиль мышления… Идея, являющаяся главной для национализма, есть идея «нации"4.
Правда, после Второй мировой войны данные националистические структуры были скорее маргинальными, их влияние в обществе было незначительным, а присутствие в национальных парламентах в течение последних двадцати лет было для ряда стран определенной индивидуальностью (к примеру, Национальный фронт во Франции). Всплеск интереса к национал истичес-ким партиям придал фактор серьезных трудностей в построении мультикультурно-го общества (страны Западной Европы) и политические трансформации в странах Восточной Европы, Прибалтики и СНГ.
Если проанализировать партийную систему ФРГ, то логично предположить, что националистические партии (к примеру, НППГ), являющиеся внепарламентскими структурами, пока не представляют серьезной политической конкуренции парламентским партиям (ХДС/ХСС, СДПГ, «зеленым», СВДП, «левой партии»). Однако, существующие социально-экономические и политические проблемы (проблематика мигрантов) формируют растущую базу поддержки право-радикальным партиям и организациям.
Среди немецких и российских исследователей националистическими партиями часто называют правоэкстремистские партии (rechtsextreme Parteien), которые отвергают «демократические правила игры, пестующие «национальное мышле-
ние» и проповедующие псевдонародную идеологию, за которой скрывается откровенный расизм и национальная исключительность. Корень всего зла в мире они видят в либерализме и коммунизме5.
Наиболее влиятельной националистической партией в ФРГ является Национал-демократическая партия Германии (НДПГ) (Nationaldemokratische Partei Deutschlands), созданная в 1964 году. В настоящее время она объединяет «18 тысяч человек {данные на 2011 год). Члены партии называют себя «единственной значимой патриотической силой»… На выборах в бундестаг НДПГ набирает не более 1%, однако дважды преодолевала пятипроцентный барьер на выборах в землях Мекпенбург — Передняя Померания и Саксония6.
Кроме того, к националистическим партиям ФРГ стоит отнести Республиканскую партию (Die Republikaner), которая была основана в 1083 году покинувшими ХСС депутатами бундестага Ф. Хандлосом и Э. Фойгтом совместно с публицистом Ф. Шёнхубером: Немецкий народный союз (Deutsche Volksunion), возникший в 1971 году накануне 100-летнего юбилея образования германской империи (инициатором его создания стал Герхард Фрай, издатель «Немецкой национальной газеты». В 1987 году организация получила статус политической партии и смогла пройти в ландтаг земли Бремен)8 и небольшую шовинистическую партию «Радикалов».
Анализируя содержательную конкуренцию системных и внесистемных партий ФРГ стоит отметить следующее противоречие. С одной стороны, для правоконсер-вативных партий ХДС и ХСС наличие националистических партий представляет опасность, поскольку оттягивают голоса поддержки, с другой стороны, на протяжении десятилетий они позволяют системным партиям сохранять собственную идентичность: «между ними давно идет своеобразная «игра»: соперничая, они одновременно подыгрывают друг другу. Правые подстрекают консерваторов на то, чтобы действовать решительнее и не церемониться. А консерваторы ссылаются на это давление справа как на «голос простого народа», с которым нельзя не считаться"9.
Националистические партии в странах Запада являются сегментами партиом вне
зависимости от присутствия в национальных парламентах. В Италии действуют неофашистские объединения «Правые», «Новая сила», «Национальный альянс» и Националистическая Партия Италии. В Великобритании есть ультраправая Британская национальная партия (БНП), а в США — националистическая организация Национальный альянс (не представлены в парламентах). Во Франции крайне правая партия Национальный фронт, которая на протяжении ряда лет активно работает в законодательном органе власти, требуетуже-сточения мер по высылке нелегалов и лишения иностранцев каких-либо социальных пособий и льгот.
В Финляндии на парламентских выборах в апреле 2011 года третье место заняла партия-феномен «Истинные финны», которая стремится в первую очередь решать проблемы государствообразующего народа — финнов (представлена в парламенте). Анализируя ход парламентских выборов, стоит отметить, с одной стороны, поддержку националистической партии среди простых избирателей, с другой стороны — настороженность представителей политической элиты к данному явлению.
Экспертные и научные круги также крайне неодобрительно относились к радикальным заявлениям партии: «Финляндия для финнов», «Отгородимся от всего мира и будем решать сами свои проблемы», «Выселим всех иммигрантов, которые отнимают наши рабочие места». Кстати, «Истинным финнам» дорого обошелся их радикализм — их так и не взяли в новое правительство. В итоге партии пришлось дистанцироваться от своих радикалов и завуалировать их излишне резкие заявления. Сейчас «Истинные» вроде как и демократы, но при этом и жесткие националисты «с человеческим лицом"10.
В ракурсе рассмотрения институционализации националистических партий представляет особый интерес данная проблематика применительно к странам Восточной Европы и Балтии. Здесь нужно иметь ввиду параллельный процесс нетолько политических трансформаций (транзит от коммунистических режимов к демократии), но и формирование мононациональных государств.
В Венгрии функционирующие сегодня политические партии стали оформляться
в конце 80-х, начале 90-х годов XX века, в том числе Венгерский демократический форум (ВДФ). В определенной степени «было загадкой то, почему сторонники радикального национального движения не основали собственную партию на первой волне создания новых партий — до 1990 г. По сути, именно потому, что они не хотели никакой партии. С точки зрения радикалов, демократическая многопартийная система — лишь «временное недомогание» в процессе развития современных обществ. В отличие от укоренившейся в Западной Европе многопартийной системы, радикалы хотели создать единое национальное пространство, которое могло бы определять развитие Венгрии на длительную перспективу"11.
Вместе с тем востребованность собственной национальной идентичности (при всем при том, что Венгрия является членом ЕС) привела к тому, что на парламентских выборах в апреле 2010 года победу одержала партия ФИДЕС-Венгерс-кий гражданский союз (ранее ВДФ), получив парламентское большинство и 263 депутатских мандата из 386, но и националистическая партия «Йоббик» («Движение за лучшую Венгрию»), использующая антисемитскую и антицыганскую риторику, впервые прошла в парламент, заняв 47 депутатских кресел"12.
В свое время американский ученый Роджерс Брубейкер предложил классификацию националистических движений «по их отношению к государству, выделяя национализм, стремящийся конструировать политию (учредить новое национальное государство), и национализм, стремящийся национализировать (этнизировать) уже существующее государство13. В этой связи нам представляется правильным рассматривать процесс учреждения новых национальных государств применительно к бывшим республикам СССР в конце 80-х и в 90-е годы и национализм, стремящийся национализировать (этнизировать) уже существующее государство по отношению к сегодняшней Российской Федерации.
Кстати, особенно болезненно формирование национальных государств происходило в странах Балтии. И ключевую роль здесь сыграли националистически настроенные политики, в первую очередь возвра-
тившиеся после 1991 года из эмиграции (преимущественно из США, Канады, Великобритании) этнические эстонцы, латыши, литовцы, ориентированные на русофобию и антикоммунизм. Именно они стояли у истоков формирования и продвижения националистических партий, а после завоевания власти осуществляли соответствующую национальную политику.
В частности, наиболее последовательной в своей идеологической практике из всех националистических партий стран Балтии стала правящая в Латвии партия «Единство», являющаяся национал-демократической партией (заняла третье место навыборах2011 года). Ключевыми элементами ее национальной политики являются следующие пункты: ассимиляция русских детей, сохранение латышского языка как единственного государственного, ущемление прав русских и русскоязычных, консервация института «неграждан».
Если рассматривать проблематику национализма, возникновение и развитие этого феномена, то имеет смысл отметить, что «Идеологически национализм начинает формироваться в России (при том, что само слово «национализм» еще не использовалось) в начале XIX в. В кругах «русской партии»… именно в поэзии литераторов-«шишковистов» периода наполеоновских войн происходит «открытие» нации как единого народа. Это был именно национализм, воспринимающий нацию как единое политическое тело, как некий национальный субстрат, существующий поверх сословных и классовых барьеров… В Российской империи национализм возник практически одновременно с консерватизмом"14.
Институционализация же русских националистических движений (партий) происходило в России после 1905 года, и одной из первых организаций стал «Союз русского народа» А. Дубровина. Русские националистические партии «Союз русского народа» (раскольнический) Н. Маркова (второго) и «Союз Михаила Архангела» В. Пуришкевича был представлен в Государственной Думе III и IV созыва (до 1918 года).
На позднем этапе функционирования СССР символом русского национализма стало общество «Память». Организованный им 6 мая 1987 г. митинг был «первой массовой политической акцией эпохи пе-
рестройки. С его участниками лично встретился тогдашний глава московской городской организации КПСС Борис Ельцин, а «Память» (более широко — русский национализм) стала предметом оживленного обсуждения среди членов коммунистического синклита — Политбюро Ц К КПСС. В принципе, тогда перед русским национализмом открылся шанс возглавить массовую политическую мобилизацию, тем более что популистские лозунги «Памяти» (прекращение войны в Афганистане, борьба с бюрократизмом, защита историко-культурной среды и экологии) общество встречало позитивно и заинтересовано"15.
В свое время Н. Бердяев указывал на наличие двух типов национализма: творческого, созидательного и деструктивного, разрушительного, сопровождающегося ненавистью к чужому. Становление нового российского государства после 1991 года не могло не отразиться на становлении русских националистических организаций. Тем более, что «либерально-западническая доктрина постсоветской демократии предполагала предельно деидеологизиро-ванное государство, целенаправленно устраняющееся от регулирования сферы эт-ноконфессиональных отношений"16.
Несмотря на отсутствие русской националистической партии, на протяжении двадцати лет в России фактически функционировали две группы националистических общественно-политических движений: радикальная и умеренно-националистическая. К первой группе следует отнести «Русское национальное единство» (РНЕ) А. Баркашова, «Движение против нелегальной иммиграции» (ДПНИ), «Славянский союз» (по решению судов запрещены), «Союз православных хоругвеносцев» и др. Вместо двух запрещенных возникло движение «Русские» и участвующая в митингах оппозиции после выборов в Гос-думу-2011 организация «Русский порядок» В. Тора. Ко второй группе стоит отнести общественную организацию «Родина — Конгресс русских общин» (КРО), а также ряд других организаций.
Анализируя тенденцию усиления симпатий части населения к политическим силам, исповедующим идеологию национализма, имеет смысл выделить ряд ключевых факторов, влияющих на данные
предпочтения (в основе их выделения лежат кластерный и факторный анализ).
Во-первых, это фактор трудовой миграции из стран ближнего зарубежья, в особенности из Средней Азии и Закавказья, а также внутренней миграции из республик Северного Кавказа. По официальным данным, в 2011 году «на миграционный учет в Воронежской области были поставлены более 83 тысяч иностранных граждан, что на 13,4% больше, чем в 2010 году. Число приезжих из-за рубежа составляет почти 10-ю часть населения Воронежа"17. В Московской области «по итогам 2011 года число мигрантов, получивших вид на жительство, по сравнению с 2010 годом увеличилось на 335% и составило 37 тыс. человек"18. В целом по России, по данным ФМС РФ, в 2010 году в страну въехало 5 млн. трудовых мигрантов, тогда как по оценкам Всемирного банка, ежегодная трудовая миграция в России составляет 12,5 млн. человек. На 2012 год утверждена квота в 1,745 млн. человек, из которых почти четверть составляют неквалифицированные рабочие. По состоянию на конец января, по данным ФМС, в России находятся 9,2 млн. иностранцев, из них 4 млн. встали на миграционный учет, но работают нелегально19.
Такое положение дел закономерно вызвало усиление националистических настроений в обществе, связанных с недовольством нелегальной эмиграцией. На федеральном уровне всплеск подобных настроений среди населения подчеркивают результаты опросов, проведенных ведущими социологическими центрами России. Так, например, «Левада-центр» отмечает, что «до 35% граждан поддерживают лозунги организаторов «Русского марша», а также что «с 25% в сентябре 2002 года до 47% в сентябре 2011 — выросло число тех, кто считает основной причиной национализма «вызывающее поведение представителей иных национальностей"20 (опрошены 1600 человек в возрасте старше 18 лет в 130 населенных пунктах 45 регионов страны).
Во-вторых, это фактор этнической преступности, ставший поводом к всплескам националистических выступлений представителей коренного населения (Кондопога,
Carpa, Манежная площадь в Москве в декабре 2010 года). В условиях остроты этно-конфессиональных противоречий отдельные преступления, совершенные представителями нацменьшинств, вполне могут получить широкий общественный резонанс и стать катализатором массовых беспорядков. При этом наблюдающаяся в обществе напряженность межконфессиональных отношений также подтверждается данными социологических исследований. В частности, согласно результатам опроса, проведенного в сентябре 2011 года фондом «Общественное мнение», «каждый третий житель России считает, что в его городе или селе плохие отношения между людьми разных национальностей (в Москве таких 65%), а больше половины опрошенных заявили, что необходимо ограничить въезд представителей некоторых национальностей в их регион (в Москве -76%)"21.
В-третьих, важным фактором стал взлет праворадикального экстремизма как в России, так и в странах Запада, вызванный в одном случае отсутствием выверенной национальной политики, в другом -крахом построения мультикультурного общества. Важно подчеркнуть, что в России идея формирования гражданской идентичности пока не получает массовой поддержки в обществе, поскольку еще И. Ильин определял Россию как «национальное государство, ограждающее и обслуживающее русскую национальную культуру"22.
Острота национального вопроса в сознании населения страны создает предпосылки для поддержки националистов. Так, соцопрос, проведенный в конце января 2012 года воронежским «Институтом политического анализа и стратегий», показал, что «большая часть (45,02%) респондентов на вопрос о том, ущемляются ли, по их мнению, права русского народа в ущерб другим народам — национальным меньшинствам, считает, что можно говорить о неравенстве возможностей"23, кроме того, еще 18,41% опрошенных убеждены, что «права русского народа сильно ущемляются"24. Каждый третий респондент «скорее готов» поддержать националистическую партию, если бы таковая была зарегистрирована, на выборах в Го-
сударственную Думу, а еще 9,2% опрошенных сделали бы это без колебаний. 36,57% жителей Воронежской области поддерживают идею о закреплении в Конституции Р Ф особой роли русского народа как государствообразующего, около 35% слышали из СМИ о деятельности националистических движений.
По результатам исследования, националистические настроения в целом более характерны для мужчин, чем для женщин, и особенно распространены «среди молодежи 18−24 лет. Это связано с тем, что молодые люди, с одной стороны, еще не вполне интегрированы в социум, с другой — обладают большой энергией, которая в случае, если не находит себе конструктивного применения, что случается не так уж и редко, вполне может стать разрушительной и вылиться в агрессивное поведение, в том числе и по отношению к людям других национальностей"25.
В-четвертых, ущемленность прав коренного русского населения в избирательных кампаниях 2011−2012 гг. является одной из наиболее популярных и востребованных тем. Это существенно повлияло на включение ряда положений по «русскому вопросу» в программные документы большинства политических партий накануне выборов в Государственную Думу-2011: «Единой России», КПРФ (сформировано националистическое крыло «Русский лад»), ЛДПР (доклад «Новая национальная политика России») и др. Этот тренд повлиял и на появление статьи В. Путина по национальному вопросу в преддверии президентских выборов — 2012.
Вместе с тем, как отмечают эксперты правозащитного центра «Сова», «сотрудничество системных партий с ультраправыми приводит к выводу их националистического дискурса на более высокий уровень… Системные партии сами не собираются переходить на радикальные позиции, зато укореняются националистические настроения внутри политической системы"26.
В силу проводимых после парламентских выборов-2011 года политических реформ, включая либерализацию создания и регистрации политических партий, вероятность институционализации русской националистической партии (партий) до-
статочно высока. К этому готово не только общественное мнение, экспертное сообщество, но и политические силы, как находящиеся в системе власти, так и в оппозиции, не только системной, но и внесистемной. Так, например, на митингах радикальной оппозиции «За честные выборы» 4 февраля 2012 в числе трех колонн, помимо «либералов» и «левых», была и колонна русских националистов.
Стоит отметить, что националистический тренд в партийной системе существовал всегда. Например, «Российский общенародный союз» С. Бабурина действовал легально на протяжении более чем десяти лет. В 2003 году избирательный блок «Родина» Д. Рогозина и С. Глазьева стал серьезным феноменом на выборах в Государственную Думу, в региональных избирательных кампаниях (в 2005 году его стали снимать с выборов из-за националистической риторики). В 2007 году, в силу заложенного алгоритма на успех, торпедированием закончилась регистрация партии «Великая Россия» Д. Рогозина и А. Савельева, которая могла стать влиятельной русской националистической партией.
В связи с вышеизложенным, и прогнозируя тренды институционализации и развития русских националистических партий, имеет смысл проанализировать нынешнее состояние и этапы развития националистических структур. В этом отношении важна классическая типология М. Гроха, предусматривающая три стадии: «от кружков националистических интеллектуалов, зарождение националистического дискруса (стадия А) через активизацию национального сознания, распространение националистических идей в широких общественных слоях (стадия В) до массовой националистической мобилизации (стадия С). При этом стадии В и С отчасти наложились друг на друга"27.
На наш взгляд, нынешнее состояние русских националистических организаций представляет собой наложение стадии В и С. Имеет смысл рассматривать также точку зрения российских ученых Т. Соловей и В. Соловей, которые предлагают интерпретацию нации «в русле гражданс-ко-территориальной (политической) /этнической дихотомии, или, проще говоря,
общности по «почве» и по «крови». Соответственно, делается вывод: национализм может быть политическим или этническим, при этом за первым резервируются позитивные (прогрессивистские) коннотации, за вторым — негативные"28.
В связи с этим имеет смысл рассматривать возможность формирования как минимум двух русских националистических партий: в рамках имперского тренда (мобилизация сверху, с поддержкой власти и участием интеллектуалов А. Дуги-на, С. Кургиняна и др.) и национал-демократического тренда (мобилизация снизу, с участием националистической оппозиции — В. Тора, К. Крылова, А. Севастьянова). Не исключено, что две националистические линии, как собственно и будущие националистические партии, будут иметь площадки для диалога и координации совместных действий (к примеру, под эгидой Д. Рогозина). Как не стоит исключать и попытки либеральной (западнической) оппозиции «перехватить» национал-демократические структуры и встроить их в борьбу с политическим режимом В. Путина.
1 Нечаев Д. Н. Новая конфигурация российской партиомы: особенности инновационных партийных технологий // Противоречия глобального развития и модернизация политических систем: материалы международной научной конференции. Воронеж: ФМО ВГУ, 2011. 174 с. С. 7.
2 Там же. С. 6.
3 Кола Д. Политическая социология. М.: Издательство «Весь мир», «ИНФРА-М», 2001. 406 с. С. 382.
4 Гринфельд Л. Национализм. Пять путей к современности. М.: ПЕР СЭ, 2008. 528 с. С. 9.
5 Павлов Н. В. Германия на пути в третье тысячелетие. М.: Высшая школа, 2001. 367 с. С. 175.
6 Игра в nazi. Каким влиянием пользуются правые партии за рубежом // Российская газета. 2012. 23 января. С. 10.
7 Павлов Н. В. Германия на пути в третье тысячелетие. М.: Высшая школа, 2001. 367 с. С. 199.
8 Павлов Н. В. Германия на пути в третье тысячелетие. М.: Высшая школа, 2001. 367 с. С. 201.
9 Френкин A.A. Западногерманские консерваторы: кто они? М.: Международные отношения, 1990. 216 с. С. 150.
10 Кто такие истинные финны. Национал-демократы мастерски научились раздувать конфликты // Российская газета. 2012. 23 января. С. 19.
& quot- Вебер А. Правый экстремизм — следствие смены системы // Процессы демократизации в Восточной Европе: ожидания и рельность: Сб. обзоров и реф. / РАН ИНИОН. Центр науч. -информ. исслед. глобал. и регион. проблем. Отдел Вост. Европы- отв. ред. Игрицкий Ю. И. М., 2002. 152 с. С. 58.
12 Венгрия выбрала консерваторов. Они обещают спасти страну из-под «руин социализма» // Известия. 2010. 25 апреля. С. 5.
13 Brubaker Rogers. East European, Soviet and Post-Soviet Nationalism // Research on Democracy and Society. Vol. 1 / Ed. Weil Frederick D., Huffman Jeffrey and Gautier Mary. Greenwich, Conn., 1993. P. 353−378.
14 Минаков А. Ю. Русский консерватизм в первой четверти XIX века: монография. Воронеж: Издательство Воронежского государственного университета, 2011. 560 с. С. 377.
15 Соловей Т. Д. Несостоявшаяся революция: Исторические смыслы русского национализма / Т. Соловей, В. Соловей. М.: ACT: Астрель, 2011. 542 с. С. 316−317.
16 Вера. Этнос. Нация. Религиозный компонент этнического сознания. М.: Культурная революция, 2007. 368 с. С. 140.
17 Число гастарбайтеров в Воронеже растет // Мое. 2012. 7 февраля. С. 3.
18 Синяева Ю. Мигранты становятся москвичами // Известия. 2012. 7 февраля. С. 6.
19 См. Воронов А., Николаева Д. Владимир Путин погнал волну миграции вспять // Коммерсантъ. 2012. 27 января. С. 4.
20 Козенко А. Русский демарш // Коммерсантъ. 2011. 25 октября. С. 6.
21 Новиков К. Национальный запрос // Российская газета. 2011. 5 октября. С. 3.
22 Ильин И. А. О русском национализме. Сборник статей. М.: Российский Фонд Культуры, 2007. 152 с. С. 30.
23 Национальная проблематика в оценках населения Воронежской области. Воронеж: AHO «Институт политического анализа и стратегий», 2012. 15 с. С. 8.
24 Там же.
25 Там же. С. 14.
26 Козенко А. Русский демарш // Коммерсантъ. 2011. 25 октября. С. 6.
27 Цит. по: Соловей Т. Д. Несостоявшаяся революция: Исторические смыслы русского национализма / Т Соловей, В. Соловей. М.: ACT: Астрель, 2011. 542 с. С. 204.
28 Там же. С. 379.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой