Проблематика проектирования библиотечных зданий и оборудования в образовательной, научно-исследовательской и научно-методической деятельности Института библиотековедения (1920-1933 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 022
К. Б. Лаврова
ПРОБЛЕМАТИКА ПРОЕКТИРОВАНИЯ БИБЛИОТЕЧНЫХ ЗДАНИЙ И ОБОРУДОВАНИЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ, НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ И НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНСТИТУТА БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЯ (1920−1933 гг.)
Дана характеристика первого этапа деятельности Института библиотековедения. Отличием данного периода предлагается считать становление в стране научно-исследовательской и научнометодической деятельности в области проектирования и оборудования библиотечных зданий, а также обязательное включение в образовательные программы Института тем, связанных с проектированием и оборудованием библиотечных зданий.
Ключевые слова: Институт библиотековедения, библиотечное образование, библиотековедение, научно-методическая деятельность, библиотечное здание, библиотечное оборудование, проектирование библиотечных зданий
The characteristic of the first stage of activity of the Institute of library science. Difference of this period is considered to be the formation in the country scientific-research and scientific-methodical activities in the field of design and equipment of the library buildings, as well as the mandatory inclusion in the educational programs of the Institute of topics related to the design and equipment of the library buildings.
Keywords: Institute of library science, library education, library science, scientific-methodical activity of the library building, library equipment, designing of the library buildings
Начавшаяся модернизация российских библиотек, вызванная целым рядом факторов, показывает сложности, с которыми сталкиваются библиотеки: отсутствие новых образцов специального оборудования, например для отрытого доступа или оборудованного RFID- разнообразные новые архитектурные проекты библиотечных зданий, подчас не соответствующие библиотечным требованиям, и т. д. Все это происходит во многом из-за того, что в послевоенный период в СССР практически произошел разрыв между двумя науками: архитектурой (и дизайном) и библиотековедением. В связи с чем сегодня практически нет специалистов, способных проконсультировать библиотечных архитекторов или разработчиков библиотечного оборудования с целью создания действительно новых и функциональнотехнологичных образцов.
Однако ситуация не всегда была такой. В 1920—1930-е гг. в СССР сложилась уникальная практика взаимодействия библиотековедов и архитекторов не только на уровне от-
дельных персоналий (например творческое сотрудничество библиотековеда И. П. Жука и архитектора М. Я. Гильмана), но и в более широком плане — на уровне двух наук в целом. А проектирование и оборудование библиотек стало впервые (именно в этот период) базироваться на результатах глубоких и разнообразных научных изысканий. Одним из очагов столь плодотворного сотрудничества в предвоенные годы можно назвать Институт библиотековедения. Однако это направление в его деятельности крайне мало, лишь эпизодически изучено [22, с. 24−25] и даже в «Библиотечной энциклопедии», в специальной статье не нашло своего отражения [14]. В связи с чем предлагаем остановиться подробнее на рассмотрении указанного направления.
Историю деятельности Института в данном отношении можно условно разделить на два этапа. На первом (1923−1933 гг.), подготовительном, шел процесс социального проектирования новой советской библиотеки- на втором (1934−1940-е гг.), основном, происхо-
43
дило ее библиотековедческое и архитектурное проектирование.
Целью данной статьи является анализ деятельности Института на первом этапе. В этот период основными направлениями работы Института библиотековедения были образовательное, научно-исследовательское и научно-методическое, которые, впрочем, осуществлялись фактически одними и теми же людьми'-. В целом Институт под руководством Л. Б. Хавкиной сохранил преемственность с Университетом им. А. Л. Шанявского, в том числе в кадровом составе, тематике деятельности, прежде всего образовательной (в частности, в проблематике проектирования и оборудования библиотек), а также в сохранении ценного архива и библиотеки.
Рассмотрим прежде всего образовательную деятельность Института. Так, 13 декабря 1923 г. на специальном заседании под председательством заместителя директора Румянцевского музея Д. Н. Егорова Л. Б. Хавкина докладывала проект устройства и программы Высшей школы библиотековедения. Обучение намечалось сделать двухгодичным. На втором году предполагался курс «Техника научной библиотеки», который включал также раздел «Библиотечное здание» [16, с. 47].
В следующем учебном году на совете Института 9 октября 1924 г. была определена программа, которая в рамках курса «Общее библиотековедение» включала тему «Библиотечное здание и его оборудование» в объеме
7 часов, что составляло 1,6% от общего количества часов. Еще через год объем, отводимый на изучение данной темы, составлял уже 2,3%.
В том же 1924/1925 учебном году Л. Б. Хавкина разработала программу курсов по переподготовке технических работников Ленинской библиотеки. Программа также включала тему «Помещение и оборудование библиотек» [8]. В 1927/1928 учебном году на двухгодичных Высших библиотечных курсах читалась тема «Помещение и его оборудование», которая составляла 10 часов, т. е. около
2% от общего объема.
Поскольку Библиотечные курсы были ориентированы все же на сотрудников широкого круга библиотек, при составлении их тематики приходилось учитывать специфику отдельных из них. К примеру, введение тематики, связанной с проектированием и оборудованием библиотек для библиотекарей научных библиотек, было вызвано еще и тем, что библиотечная комиссия Главнауки на заседании от 30 октября 1928 г. в дополнение к «Положению об экспертизе работников научных библиотечных учреждений РСФСР» приняла «Требования, которым при экспертизе должны удовлетворять библиотечные работники, занимающие или желающие занять в научных библиотеках должности начиная от помощника библиотекаря». В них в раздел «Практическое библиотековедение» была включена тема «Библиотечное здание, его планировка и оборудование» [7].
С 1929/1930 учебного года Высшие библиотечные курсы стали трехгодичными. Учебный план вводного первого года обучения включал темы «Организация вопросов библиотечного строительства» и «Библиотечное здание и его гигиена» [15, с. 277−278].
С созданием Московского библиотечного института в 1930-е гг. на Высших библиотечных курсах Института библиотековедения курс «Библиотечное здание и его оборудование» читался уже эпизодически, что, по-видимому, зависело от наличия преподавателя2.
Анализируя образовательную деятельность Института библиотековедения в рассматриваемом аспекте, можно сделать несколько интересных наблюдений, важных и для современного этапа обучения библиотечных работников по вопросам проектирования и оборудования библиотечных зданий.
Прежде всего, это акцент на использование большого количества накопленного в архиве и библиотеке Института визуальных материалов: видов и планов библиотечных зданий и каталогов (зарубежных) библиотечного оборудования, фотографии, диапозитивы и пр., которые демонстрировались с помощью «волшебного фонаря» [18, с. 152]. Известно,
44
что до революции собранная для этого коллекция имела в 1915 г. уже более 400 диапозитивов и 600 рисунков, схем и диаграмм и постоянно пополнялась. Большую часть рисунков составляли образцы русского и зарубежного библиотечного оборудования [1, с. 41]. Следует отметить еще макеты сельских библиотек (возможно разработанные А. У. Зеленко) и большое количество строительных чертежей. Сегодня мы бы назвали это использованием интерактивных образовательных технологий.
Второе немаловажное наблюдение — в образовательном процессе значительное место занимали преподаватели-практики, имеющие реальный опыт в преподаваемых вопросах. Например, в 1924/1925 учебном году курс читали директор Государственного Румянцевского музея Анатолий Корнелиевич Виноградов и его заместитель Юрий Владимирович Готье. Последний имел богатый практический опыт в прогнозировании и организации библиотечных зданий (в 1910-е гг. он сделал расчет потребностей площадей для библиотеки Румянцевского музея, а позднее участвовал в разработке программ строительства ее новых корпусов). Программа, разработанная Ю. В. Готье, сохранилась в архиве МГУКИ и представляет большой интерес [5]3.
В 1927/1928 учебном году тему «Помещение и его оборудование» читал Александр Ус-тинович Зеленко (1871−1953), архитектор и педагог. Автор первого российского курса, прочитанного еще в 1913 г., он имел возможность провести кругосветное путешествие с целью изучения опыта строительства просветительских зданий в зарубежных странах4. На первом этапе его лекции носили скорее обзорно-архитектурный характер5 (в тот момент слушатели отмечали это как недостаток [28, с. 18]). Позднее он начал более внимательно изучать данный вопрос и сам разрабатывал планы специальных библиотечных зданий, используя их в обучении и пропагандируя среди библиотекарей. Например, заведующая Умань-ской общественной библиотекой-читальней А. Д. Александровская отмечала, что «Лектор Зеленко, в случае надобности, обещал прислать
план образцовой6 библиотеки, который у него есть на 5, 8 и 10 тысяч томов» [2, с. 12]. В 1917 г. впервые был издан «Альбом проектов сельских библиотек, читален и народных домов», планы, представленные в нем, были разработаны А. У. Зеленко (совместно с И. И. Кондаковым) [3]. В том же 1917 г. А. У. Зеленко планировал опубликовать первое в России учебное пособие «О постройке библиотек», подготовленное по материалам 1900−1917 гг., (издание не состоялось в силу известных причин). Уже другой слушатель курсов М. А. Макаровский так вспоминал его лекции: «лектор как нельзя лучше понял свою задачу и достаточно места отвел русским библиотечным постройкам, избам-читальням, обыденной библиотечной обстановке» [23, с. 74].
Сохранилась также программа Владимира Ивановича Невского (1876−1937) «Помещение и оборудование библиотек», относящаяся к
1927 г. [21, с. 108−110]. Одной из наиболее значимых задач для него как директора Государственной библиотеки было не просто строительство нового здания, а создание комплекса новых корпусов, способного решить сиюминутные потребности библиотеки и рассчитанного на перспективу ее развития. В связи с чем его обращение к курсу весьма объяс-нимо7. Более того, В. И. Невский считал, что «организация материальной среды, в которой приходится вести библиотечную работу, имеет первостепенное значение (для рационального использования живой человеческой силы) в деле рационализации библиотечного дела. Поэтому вопрос о правильном устройстве библиотечных помещений и о нормальном оборудовании должен быть также в числе первых вопросов, которые надлежит проработать на курсах» [24, с. 108].
В целом можно предположить, что значимость обращения практиков к преподаванию позволяла им перейти к более высокому, теоретическому осмыслению проблем8.
Уже при основании Института библиотековедения Л. Б. Хавкина была ориентирована не только на образовательную, но во многом и на научно-исследовательскую деятельность.
45
В ноябре 1924 г., во время очередного переименования, теперь уже в Институт библиотековедения в составе Публичной библиотеки СССР им. Ленина, в положении о его создании был уже официально определен его статус как «научно-исследовательского и учебнопедагогического учреждения» [26, с. 6].
Во многом появление интереса к научноисследовательскому и научно-методическому направлению в деятельности Института библиотековедения, и в частности — к проблематике библиотечных зданий и оборудования, было вызвано популярной в 1920-е гг. новой наукой — научной организацией труда (НОТ) и началом широкого движения за научную организацию труда.
Возник Институт труда при ВЦСПС, преобразованный в 1921 г. в Центральный институт труда (ЦИТ), изучавший в том числе проблемы проектирования организации труда и производства на основе разрабатываемых методов проектирования как организации рабочих мест, так и организации труда и производства в подразделениях и на предприятиях. Изучались приложение психологии и физиологии к решению практических вопросов, в основном связанных с трудовой деятельностью, с целю ее рационализации.
В частности, Л. Б. Хавкина в «Докладной записке об Институте библиотековедения» от 28. 03. 1924, говоря о программе исследований, писала о наиболее «ударных» вопросах: «я полагаю, например, что в настоящий момент особенно властно выдвигаются жизненно важные проблемы такого порядка: НОТ в библиотеке и сущность библиотечной профессии с ее психотехническими данными и надлежащей научной квалификацией» [19, с. 91]. В рамках НОТ А. А. Покровский в 1924 г. в докладе «Вопросы библиотечной работы с точки зрения научной организации труда» на 1-м Библиотечном съезде РСФСР особое внимание уделил также «библиотечной эстетике». Он полагал, что вопросы эстетики «прямо относятся к вопросу организации труда и экономии энергии» [27, с. 157].
В этот же период было положено начало изучению и библиотечного труда. Проводились
экспериментальные исследования особенностей библиотечного труда в ряде библиотек, изучались причины утомляемости. Активно обсуждался вопрос сбережения времени в библиотеке [9], учитывая, что советские библиотеки начали обслуживать действительно массового читателя. Все это требовало новой рациональной организации рабочих мест, новой планировки зданий и новых образцов библиотечного оборудования. По мнению А. С. Чачко, развитие исследований библиотечного труда в 1920—1930-е гг. объяснялось запросами библиотечной практики, нуждавшейся в «обосновании системы требований к советскому библиотекарю и библиотечной профессии, перед которой социализм, культурная революция в нашей стране поставили качественно иные, чем прежде, социальные задачи» [30, с. 11].
Научно-исследовательское и научнометодическое направления Института библиотековедения в проблемах библиотечных зданий и оборудования было представлено следующими видами деятельности: научно-
исследовательским, консультационно-справочным и экспертным.
Л. Б. Хавкина приводит несколько примеров разнообразной деятельности Института библиотековедения в 1927—1928 гг. Собственно научная деятельность: на Публичном собрании сделан доклад А. У. Зеленко «Впечатления от недальних осмотров библиотек С. Америки и Германии» (1927) [29, с. 12]- сюда же можно добавить доклад профессора Н. А. Флерова «Гигиена библиотечного дела и чтения» (1927), в котором он большое внимание уделил требованиям к проектам новых библиотечных зданий [13, с. 35].
Консультационная деятельность: консультация «О материалах и примерных сметах для оборудования библиотек» для Днепропетровской государственной публичной библиотеки [Там же, с. 17]- консультации по организации перевозки библиотеки в связи с переездом в новые помещения (библиотека Мосстатотдела, библиотека Института методов школьной работы) [29, с. 19]- консультация для Главполитпросвета о принятых за границей площадях-
46
консультации для ПУРа (о модели переносного книжного шкафа, о нормах освещения в библиотеке и т. д.) [29, с. 21]- выполнены запросы по оборудованию и переоборудованию библиотек Военной академии РККА, центрального дома РККА, Института красной профессуры и мн. др. Ряд консультаций требовал большой подготовительной работы, например: «Площадь строений и земельных участков крупнейших иностранных библиотек» (по запросу заместителя директора Государственной библиотеки Д. Н. Егорова9) или «принятые за рубежом нормы библиотечных помещений» (по запросу Главполитпросвета, были позднее опубликованы Наркомпросом).
Экспертная деятельность проявилась в проведении экспертиз «библиотечной пригодности» планов построек и перестроек следующих библиотечных зданий: библиотеки Нефтяного института, Московского губернского отдела текстильщиков, городской библиотеки им. Добролюбова (г. Москва), Ряж-ской центральной библиотеки, Харьковской государственной центральной библиотеки, Ленинградского райкома металлистов и т. д.
Материалами Кабинета библиотековедения, в основном его обширными зарубежными коллекциями, в данный период пользовалась группа студентов-архитекторов ВХУТЕМАСа в рамках выполнения дипломного задания (постройка государственной библиотеки) [29, с. 18].
К тому же в институте велась большая переводческая деятельность, позволявшая использовать в его работе современный мировой опыт. К примеру, уже вскоре после выхода в свет в Лейпциге в 1931 г. труда М. Вильгельма «Новинки американского библиотечного строительства» он был переведен, и сегодня машинописный перевод хранится в РГБ10.
Позднее определились и другие формы и методы работы Института в вопросах проектирования и оборудования библиотек. К ним следует отнести разработку архитектурных проектов зданий и программных заданий (заданий на проектирование), типовых проектов библиотечных зданий, образцов библиотечного оборудования и др. К тому же в связи с тем, что не
была создана Ассоциация государственных (публичных) библиотек, на которую в том числе планировалось возложить функции координирования работы в области строительства и оборудования библиотек11, Институту фактически пришлось взять на себя и эту работу.
В «Программу раздела библиотековедения», подготовленную специальной комиссией Института библиотековедения в 1929 г. для предполагаемой «Энциклопедии печати», была включена тема «Оборудование библиотеки (Библиотечное здание и его оборудование)"12. Анализ содержания данной программы показывает, к началу 1930-х гг. в Институте в целом определились проблемные области не столько архитектуры, но библиотековедения в вопросах строительства и оборудования библиотек.
Сменившая Л. Б. Хавкину на посту директора института А. Кравченко в 1931 г., анализируя актуальные направления работы Института, относит к ним и вопросы строительства и оборудования библиотек: «не менее важным… являются также вопросы так называемой техники библиотечного дела, куда входит. и вопрос
о строительстве и оборудовании библиотечных зданий. Само собой понятно, что в наше время, в нашей обстановке и эти вопросы требуют также глубокого принципиального подхода» [20, с. 40]. Этот факт свидетельствует о том, что данное направление работы не субъективный интерес Л. Б. Хавкиной как создателя института, а носит вполне объективный характер.
На рубеже 1920−1930-х гг. Институт библиотековедения все более включался в общественно-экономическую жизнь страны.
В связи с новыми задачами, поставленными перед советской библиотекой, для успешного выполнения глобальных планов индустриализации и коллективизации требовалось не только увеличить число грамотных людей, особенно на селе, но и создать свою «социалистическую интеллигенцию». По мнению М. Глазкова, в тех условиях основным массовым средством повышения образовательного уровня справедливо считались книги. Именно с их помощью власти намеревались укрепить народное хозяйство подготовленными кадрами,
47
одновременно решая проблему политического просвещения населения. Последняя всегда оставалась краеугольной задачей для учреждений Наркомпроса и Главполитпросвета. Чтобы иметь фундамент для такой грандиозной политико-просветительной и образовательной работы, нужно было создать большие фонды соответствующей литературы для масс [11, с. 37]. В этот период стремительно шла государственная «формовка советского читателя».
В постановлении ЦК партии от 28 декабря 1928 г. «Об обслуживании книгой массового читателя» было подчеркнуто, что необходимо добиваться превращения массовой литературы в «орудие мобилизации населения для выполнения основных политических и хозяйственных задач. активного классового воспитания. широких масс трудящихся в борьбе против буржуазных и мелкобуржуазных влияний пережитков, помощи массам в деле овладения достижениями науки и техники, пропаганды ленинизма и борьбы против его извращений» [25]. С выходом постановления
значительно увеличилось книгоиздание, что потребовало создания условий для улучшения хранения книг.
В связи с важностью задач, возложенных на новую советскую библиотеку, в Нарком-просе было организовано особое Библиотечное управление. Надежда Константиновна Крупская в своей работе «Важный участок социалистической стройки» впервые отмечала, что «первая неотложная задача (Библиотечного управления. — К. Л.) — это обеспечить существующим уже библиотекам нужное им помещение (выделено Н. К.). Необходимо, чтобы помещения для библиотек были просторны, светлы, сухи, хорошо отапливались, чтобы при библиотеках были удобные читальни. Такую же заботу, какую мы видим сейчас о школьных зданиях, надо проявить и в отношении библиотечных зданий» (выделено К. Л.) [21, с. 317]. С этого момента
Н. К. Крупская, и так уделявшая проблеме помещений библиотек большое внимание, взяла на себя шефство над этой проблемой, предвидя масштабы предстоящих задач.
Таким образом, представление о новой советской библиотеке в целом было составлено, ее цели и задачи, основные формы и направления работы определены. Оставалось реализовать это в пространственных проектах, поскольку каждый социальный институт стремится создавать свое пространство. Этап социального проектирования новой библиотеки в целом завершился, на очереди этапы библиотековедческого и архитектурного проектирования, которые в предвоенное десятилетие, пожалуй впервые в российской истории, решались одновременно и совместно. Библиотековедению и архитектуре стало понятно, что большие фондохранилища, открытый доступ, помещения для массовой работы, большие читальные залы для масс читателей, справочно-библиографические отделы — все это должно было найти отражение в последующих архитектурных проектах и образцах библиотечного оборудования.
Однако финансирования на первом этапе существования молодого государства было недостаточно. Госбюджетные средства приоритетно направлялись в ключевые тогда сферы сельского хозяйства и промышленности, а библиотечному делу могли быть обеспечены лишь «базовые потребности». Поэтому первый пятилетний план опирался, в частности, на программу снижения стоимости строительства.
Чтобы понять основные тенденции строительства и оборудования библиотек в стране, необходимо знать экономическую ситуацию и проанализировать строительное законодательство в целом, поскольку деятельность Института библиотековедения в этот период зависела во многом и от них.
Постановление СНК СССР от 1 июня
1928 г. «О мерах к упорядочению капитального строительства промышленности и электростроительства», в частности, указывало на недопустимость дублирования однородной проектировочной работы многочисленными организациями и необходимость создания фонда типовых проектов. Позднее эта практика была перенесена и на другие сферы, а Президиум ВСНХ СССР вообще запретил всем проектным
48
организациям приступать к проектированию объектов капитального строительства до получения справки о том, что аналогичного или подобного проекта в библиотеке нет.
Постановлением СНК СССР 1929 г. «О мерах по оздоровлению строительства» поручалось создать Центральную библиотеку чертежей, на которою были возложены задачи по сбору, систематизации, изучению и обработке всего опыта строительства и проектирования, а также снабжению проектирующих организаций чертежами и другими материалами, освещающими наиболее рациональные пути решения конкретного объекта проектирования. Фактически библиотека и архив Института библиотековедения оказывала консультирование и снабжала библиотеки и другие организации чертежами и другой проектной документацией. В частности в 1931 г. в журнале «Красный библиотекарь» появилось извещение о том, что Институт библиотековедения дает письменные и устные консультации по вопросам организации, методики и техники библиотечного дела, и одновременно в нем содержалась и просьба ко всем библиотекам присылать планы и фотографии существующих зданий и помещений, проекты новых построек и т. п. [26]. Сообщалось также, что материалы эти необходимы для обобщающей работы института.
Постановление СНК СССР 1929 г. «О мерах по оздоровлению строительства» потребовало завершить формирование центральных проектных организаций, сосредоточить руководство строительством в новых стройобъедине-ниях. Это постановление существенно активизировало процесс концентрации архитектурных сил, так как многие известные архитекторы (в
том числе В. А. Щуко, проектировавший в это время совместно с В. Г. Гельфрейхом комплекс зданий Государственной библиотеки)13 не состояли в штате организаций, они вели в основном преподавательскую работу и получали заказы на проектирование благодаря победе в конкурсах. Архитекторы были далеки от библиотечной проблематики. В 1927 г. И. П. Жук консультировал архитекторов-проектировщиков ГБЛ14 [17, с. 15]. В связи с этим постановлением в Наркомпросе было создано архитектурнопроектное бюро. Однако проекты библиотек, подготовленные им, были не всегда удачны, поскольку в проектировании участвовали только архитекторы. М. Я. Гильман так критиковал их проекты: «в планировке зданий нет достаточной четкости, группировка помещений и последовательность их расположения, не вполне увязаны с теми требованиями, которые в настоящее время предъявляются к библиотекам» [10, с. 78]. Поэтому позднее это бюро выполняло в основном функции согласования и утверждения проектов.
В целом можно констатировать, что задачи, поставленные Великой Октябрьской социалистической революцией в области народного образования и политпросветработы, привели к необходимости создания широкой сети библиотек. А бурный рост библиотечной сети, стихийное возникновение новых и рост существующих в свою очередь «поставил на повестку дня вопрос о библиотечном строительстве в масштабах, о которых капиталистическая Россия не смела даже мечтать» [10, с. 75]. Институт же библиотековедения на первом этапе свой работы смог подготовиться к решению столь сложных, стоящих перед ним задач.
Примечания
1 В 1924 г. Л. Б. Хавкина так писала об этом: «в настоящей стадии развития у нас библиотековедения научно-исследовательская и учебно-педагогическая работа еще настолько переплетается между собой и притом должна, за малочисленностью специалистов, выполняться одними и теми же лицами, что нет надобности на первых порах дробить И. Б. на секторы, хотя в дальнейшем к этому, вероятно, придется прийти» [19, с. 94]. Слова ее оказались пророческими. Уже в 1936 г. Н. К. Крупская при создании объединенного Института библиотековедения и рекомендательной библиографии отмечала, что в структуре его выделяется
5 отделов, в том числе один — по вопросам проектирования и оборудования библиотек.
49
2 Известно, что и А. К. Виноградов (1888−1946) работал в библиотеке лишь до 1925 г., в то же время Ю. В. Готье был арестован в конце 1920-х гг., В. И. Невский репрессирован в 1935 г.
3 Программа Ю. В. Готье включала следующие темы: «1. Планы библиотечных зданий и их соответствие основным целям здания: библиотечной работе, хранения книг и оборудования. 2. Рабочие помещения, их ближайшие цели и способы достижения этих целей. 3. Хранилища и их функции. 4. Различные виды читальных зал в зависимости от различных видов пользования книгами. 5. Общее понятие об оборудовании.
6. Оборудование рабочих помещений, хранилищ и читальных зал. 7. Инвентарь, освещение, строительные приспособления, относящиеся к оборудованию. 8. Насколько современная действительность соответствует теоретическим заданиям» [5].
4 В 1894 г. А. У. Зеленко окончил Институт гражданских инженеров в Петербурге- в 1903—1904 гг. во время кругосветного путешествия (Англия, Америка, Индия, Австралия) изучал методику культурновоспитательной и педагогической работы, а также постановку библиотечного дела- в 1909—1917 гг. занимался педагогической и просветительской работой, одновременно разрабатывал типовые проекты народных домов, библиотек- в 1913—1916 гг. читал курс лекций по работе с детьми в библиотеке и по библиотечным зданиям в Народном университете им. Шанявского- после 1917 г. работал в ряде научноисследовательских учреждениях и преподавал на Высших библиотечных курсах Института библиотековедения в Москве.
5 Программа курса «Устройство библиотечных помещений и их оборудование» на библиотечных курсах при Университете им. Шанявского (Москва, 1913−1916 гг., автор А. У. Зеленко): «1. Библиотека как общественное здание- а) типы больших библиотек: Лондон, Париж- б) типы средних библиотек- в) малые библиотеки. 2. Приспособление существующих зданий для библиотечных задач. 3. Оборудование: мебель, полки, конторки, рамки. 4. Типы оборудования для передвижных библиотек».
6 Уже начиная со второй половины 1930-х гг. подобные проекты назывались типовыми.
7 Кроме центральных действующих курсов, В. А. Невский считал тему «Помещение и оборудование библиотеки» необходимой для включения в программы библиотечных конференций, кружков и курсов, по его мнению, «вопросы о правильном устройстве библиотечного помещения и о нормальном оборудовании должны быть также в числе первых вопросов, которые надлежит проработать на курсах». Особенностью его программы является то, что впервые материал представлен именно как учебный: обоснование темы, программа занятий, методические указания, задания для практической работы, а также рекомендуемая литература [24, с. 108].
8 В Ленинграде в этот период начала складываться своя школа преподавателей, в которую входили Б. П. Гущин В. Ф. Сахаров, Б. Р. Зельцле. Сохранилась программа курса «Библиотечные здания» Р. Беккера, автора книги «Небольшие библиотечные здания в Америке», прочитанная им в 1919 г. на «Курсах для лиц, желающих посвятить себя деятельности в библиотеках государственных, библиотеках высших учебных заведений» (Петроград, 1919): «Краткий очерк истории библиотечного строительства. 2. Требования, которым должно удовлетворять современное библиотечное здание. 3. Типы зданий. Детальная планировка отдельных помещений».
9 Д. Н. Егоров принимал участие в разработке концепции функционирования библиотеки в связи с постройкой комплекса новых зданий. Суть концепции, получившей название «теории трех уровней», Егоров изложил авторам статьи в журнале «Красный библиотекарь». Согласно «теории» библиотека функционально делилась на три «вертикальных» и три «горизонтальных» части. «По вертикали» — это образующие квадрат четыре библиотечных корпуса, один из которых предназначен для обработки литературы, другой -для ее хранения и два — для обслуживания читателей- «по горизонтали» — предназначенные для читателей корпуса, на различных этажах которых должны удовлетворяться потребности различных читательских групп. Концепция, сформулированная Егоровым, во многом была утопичной и не получила практического применения во вновь построенных зданиях ГБЛ. Тем не менее эта система вызвала большой интерес библиотечной общественности, что наглядно проявилось во время поездки Егорова в Германию, Данию и Норвегию в июле — августе 1928 г. Основной целью командировки было изучение западноевропейских библиотек, особенно новых библиотечных зданий [12].
10 Там же в РГБ хранится еще значительная часть переводов по исследуемой нами теме, например: «Манчестерская центральная библиотека. План архитектурный», «Новые направления в планировке и архи-
50
тектуре центральных библиотечных зданий» и др. К сожалению, конкретные годы переводов не известны, однако понятно, что были они сделаны в период проектирования нового здания Государственной библиотеки.
11 Интересна в этой связи дискуссия о перспективах создания ассоциации государственных (публичных) библиотек, проходившая в Библиотечной комиссии Главнауки на широком совещании представителей библиотек Москвы и Ленинграда 24−26 марта 1930 г. в Москве. На заключительном совещании И. Б. Симоновский высказал свои предложения, на которых должен основываться проект создания ассоциации. По его мнению, ассоциация должна осуществлять «техническую помощь библиотекам, организованное снабжение их предметами библиотечного оборудования" — при этом ассоциация не берет на себя организацию фабрик, приготовляющих предметы оборудования — «она дает лишь толчок к такой организации» [4, с. 5]. При обсуждении этого доклада Д. Н. Егоров и Л. Б. Хавкина выступили с другим мнением. В частности, Д. Н. Егоров считал, что «ассоциация необходима еще и потому, что сейчас мы подошли вплотную к вопросу о постройке и оборудовании библиотечных зданий. Если это дело не будет поставлено должным образом, не будет четкой организации, библиотеки жестоко поплатятся. Недаром здесь возник вопрос о создании фабрики библиотечного оборудования. Фабрика такая нужна и инициативу по ее организации должна взять на себя, ассоциация научных библиотек» [Там же, с. 7]. Л. Б. Хавкина отмечая, что ассоциация необходима прежде всего для координации библиотечной работы, считала, что когда «в стране развивается капитальное строительство, нужно капитальное оборудование вновь построенных зданий. в это время требуется немедленно кооперирование библиотечной работы и в этом смысле предложение И. Б. Симоновского надо всячески приветствовать» [Там же, с. 9].
12 Наибольший интерес представляют вопросы: «Библиотечное здание как центр культурного воздействия на массы читателей», «Расчет емкости разных помещений специального назначения», «Виды библиотек внутри и снаружи», а также «Планирование библиотечных зданий», «Исполнительная смета постройки». Обращалось в программе внимание и на вопросы библиотечной эстетики, библиотечной гигиены, стандартов библиотечного оборудования, списков минимального оборудования с указанием цены и «пути для их приобретения», а также предполагалось раскрыть деятельность бюро библиотечной техники за границей [6].
13 Интересно, что в соавторстве с тем же В. Г. Гельфрейхом В. А. Щуко подготовил еще два библиотечных проекта, оставшихся нереализованными, — новый корпус Публичной библиотеки на ул. Садовой в Ленинграде (1928 г.) и Публичная библиотека в Ростове-на-Дону (1932 г.- при участии Л. Б. Сегала и Е. Н. Шухаевой), т. е. он мог стать едва ли не первым советским «библиотечным» архитектором.
14 Позднее, в 1939 г., когда при наркоме просвещения РСФСР П. Тюркине была создана комиссия по вопросам строительства Всесоюзной библиотеки им. В. И. Ленина, в нее от Института библиотековедения также входил И. П. Жук [17, с. 15].
1. Абрамов, К. И. У истоков библиотечного образования в России / К. И. Абрамов // Науч. и техн. б-ки СССР. — 1993. — № 6. — С. 38−44.
2. Александровская, А. Д. Библиотечные курсы при Университете Шанявского в Москве (17 апреля —
7 мая 1913 г.): доклад Общему собранию членов Уманьской общественной библиотеки-читальни, 19 мая 1913 г. / А. Д. Александровская. — Умань: изд. Обществ. б-ки-читальни, [1913?]. -13 с.
3. Альбом проектов сельских библиотек, читален и народных домов / [авт. проектов: А. У. Зеленко,
И. И. Кондаков]. — Пенза: Страховое о-во Пензен. губерн. земск. управы, 1917. — 2 с., [20] л. черт.
4. Архив Н Б МГУКИ. — Д. 223. — Л. 5.
5. Архив Н Б МГУКИ. — Д. 321. — Д. 6.
6. Архив Н Б МГУКИ. — Д. 400. — Л. 1. — С. 5−6.
7. Архив Н Б МГУКИ. — Д. 419. — Л. 14.
8. Архив РГБ. — Оп. 14. — Ед. хр. 110. — Л. 49.
9. Бажанов, Б. «Научная организация труда» в библиотеках / Б. Бажанов // Крас. библиотекарь. — 1924. -
№ 12. — С. 37−42.
10. Гильман, М. Я. Библиотечное строительство за 20 лет / М. Я. Гильман // Крас. библиотекарь. — 1937. -№ 11. — С. 75−80.
51
11. Глазков, М. Н. Массовые библиотеки России в контексте партийно-государственной библиотечной политики: середина 1920-х гг. — май 1941 г.: дис. … д-ра пед. наук: 05. 25. 03 / Михаил Николаевич Глазков. — М., 2008. — 339 с.
12. Горяинов, А. Н. Человек неукротимой энергии / А. Н. Горяинов // Совет. библиогр. — 1991. — № 2. — С. 49−59.
13. Григорьев, Ю. В. Публичные собрания в I квартале 1927/1928 гг. (Краткие рефераты докладов) / Ю. В. Григорьев // Материалы / Ин-т библиотековедения- Публич. б-ка Союза ССР им. В И. Ленина. -М.: Изд. Ин-та библиотековедения, 1928. — С. 33−37.
14. Дивногорцев, А. Н. Институт библиотековедения / А. Дивногорцев // Библиотечная энциклопедия / Рос. гос. б-ка- под ред. Ю. А. Гриханова. — М.: Пашков дом, 2007. — С. 409−410.
15. Доблер, Ф. Э. Подготовка и повышение квалификации библиотечных работников / Ф. Э. Доблер // Справочник библиотекаря / сост. М. А. Смушкова. — М.: Гос. изд-во, 1930. — С. 277−278.
16. Дударева, Е. Б. Становление профессиональной образовательной деятельности Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина: 1920-е — 1940-е годы: дис. … канд. пед. наук: 05. 25. 03 / Екатерина Борисовна Дударева. — М., 2010. — 211 с.
17. Жук, В. И. Встревоженная память. У истоков советского библиостроительства / В. И. Жук // Библ. дело. — 2011. — № 22. — С. 12−16.
18. Институт библиотековедения Публичной библиотеки союза ССР им. В. И. Ленина / [ред ст.] // Библ. обозрение. — 1925. — Кн. 2. — С. 151−155.
19. К истории докладной записки Л. Б. Хавкиной об Институте библиотековедения / подгот. к печати и коммент. А. В. Рычкова // Совет. библиотековедение. — 1992. — № 5/6. — С. 88−96.
20. Кравченко, А. Институт библиотековедения и его основные задачи в текущем году / А. Кравченко // Крас. библиотекарь. — 1931. — № 7. — С. 37−41.
21. Крупская, Н. К. Важный участок социалистической стройки // О библиотечном деле: сб. ст.: в 6 т. / Н. К. Крупская. — М.: Книга, 1983. — Т. 3. — С. 316−322.
22. Лаврова, К. Б. «Организация библиотечного здания» как раздел библиотековедения: дис. … канд. пед. наук: 05. 25. 03 / Клёна Борисовна Лаврова. — М., 1997. — 221 с.
23. Макаровский, М. А. Библиотечные курсы при Университете Шанявского в 1916 г. / М. А. Макаров-ский // Науч. и техн. б-ки. — 1999. — № 10. — С. 68−84.
24. Невский, В. И. Примерная программа месячных курсов-конференций. / В. И. Невский // В помощь библиотечной работе (Программа для библиотечных коллективов конференций, кружков и курсов) / Ц К Союза горнорабочих СССР. — М.: Изд. ЦК СГ СССР, 1928. — Тема 6. — С. 99−129.
25. Об обслуживании книгой массового читателя: постановление ЦК партии от 28 декабря 1928 г. / ЦК КПСС // История библиотечного дела в СССР: документы и материалы. Ноябрь 1920−1929 / под ред.: К. И. Абрамов [и др.]. — М.: Книга, 1979. — 294 с.
26. От института библиотековедения / Группа информации и консультации // Крас. библиотекарь. — 1931. -№ 7. — С. 41
27. Покровский, А. А. Вопросы библиотечной работы с точки зрения научной организации труда: доклад / А. А. Покровский // Первый библиотечный съезд РСФСР (1−7 июля 1924 г.): материалы пленума и секций / под ред. М. А. Смушковой. — М.: Главполитпросвет, 1925. — С. 141−163.
28. Поршнев, Г. Первые курсы по библиотечному делу: (воспоминания) / Г. Поршнев // Библиотека: сб. ст. / под ред.: А. И. Калтшевского, Н. Ф. Яценко [и др.]. — М.- Л.: [б. и. ], 1927. — С. 113−122. — (35 лет библиотечной деятельности Л. Б. Хавкиной).
29. Хавкина, Л. Б. Институт библиотековедения и его деятельность / Л. Б. Хавкина // Материалы / Ин-т библиотековедения- Публич. б-ка Союза ССР им. В. И. Ленина. — М.: Изд. Ин-та библиотековедения, 1928. — С. 5−32.
30. Чачко, А. С. Библиотечный специалист: особенности труда и профессионализации / А. С. Чачко. — Киев: Наук. думка, 1984. — 192 с.
Сдано 03. 06. 2013
52

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой