Проблематика сна и сновидений в отечественной психологии на рубеже XIX-ХХ веков

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Психология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 159. 9
Н.Ю. Стоюхина
канд. психол. наук, доцент, кафедра психологии управления, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет
им. Н.И. Лобачевского»
А.А. Костригин
магистрант, кафедра психологии управления, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет
им. Н.И. Лобачевского»
ПРОБЛЕМАТИКА СНА И СНОВИДЕНИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВЕКОВ
Аннотация. В статье обсуждаются теории сна и сновидений психологов, философов и богословов конца XIX в. — начала XX в. Центральными проблемами, которые решали ученые, заключались в формулировке определения сна и сновидений, их источников, факторов, формулировании классификаций. Одной из наиболее неоднозначных тем, волновавших психологов на рубеже веков, является проблема существования пророческих, или вещих снов. В заключении статьи проводится анализ причин забвения имен рассматриваемых ученых.
Ключевые слова: история психологии, сон, сновидения, религиозная психология, социальная история
науки.
N.Y. Stoyukhina, Nizhny Novgorod State University
A.A. Kostrigin, Nizhny Novgorod State University
PROBLEMS OF SLEEP AND DREAMS IN RUSSIAN PSYCHOLOGY AT THE TURN OF XIX-XX
CENTURIES
Abstract. In this paper authors discuss the theory of sleep and dreams of psychologists, philosophers and theologians at the turn of XIX-XX centuries. The main problem, which scientists investigated, is the definition of sleep and dreams, their sources, factors, formulating classifications. One of the most controversial topics, to which psychologists paid attention at the turn of the centuries, is the problem of the existence of the prophetic dreams. In conclusionof the article the authors analyze the causes of forgetting names of considered scientists.
Keywords: History of psychology, sleep, dreams, religious psychology, social history of science.
Б. Г. Ананьеву принадлежат слова: «формирование и развитие русской научной психологии — одна из ярких страниц в общей истории нашей отечественной науки» [1, с. 7], и это в полной мере относится к XIX в., который ознаменовался бурным развитием психологии, выходящей из-под крыла философии и богословия. Современник, наблюдавший активный рост интереса к психологии писал: «мысль, закупоренная со всех сторон всевозможными „разъяснениями“, „положениями“ и „распоряжениями“, направилась на область, независимую пока от попечения свыше — на душевную жизни человека. Стали интересоваться душою, наследственностью- начали изучать историческое прошлое, грехи наших отцов, за которые Иегова мстит до седьмого колена… Словом, психология все больше и больше подвигается к центру умственных интересов общества» [10, с. 563.].
Среди многочисленных проблем, интересовавших ученых в то время, исследование сна стояло особо. В данной статье авторы ставят цель рассмотреть теории сна и сновидений в творчестве психологов, философов и богословов России на рубеже XIX—XX вв.
В 1886 г. выходит книга «Учение о сне и сновидениях» богослова, преподавателя логики и психологии Казанской духовной академии В. А. Снегирева (1842−1889), где был представлен историко-критический очерк учений о сне от первобытных представлений до современных, т. е. до конца XIX в. Ученый рассматривает различные теории и анализирует их. Он так описывает состояние науки о сновидениях в конце XIX в.: «. не смотря на ясное понимание научных задач по отношению к внутренним явлениям сна, доселе нет научной теории их, заслуживающей названия, и, если не объясняющей их все, то всесторонне и полно их освещающей, отделяющей несомненное от проблематического» [13, с. 330].
К сожалению, В. А. Снегирев не приводит собственную теорию сна, но дает общую формулировку понятия сна. По его мнению, сон — особая форма жизни и деятельности души [13, с. 318]. Рассуждая о задачах науки о сне, В. А. Снегирев считает, что исследование явлений сна может дать ответы не только на вопросы этой области, но и поможет решению других научных проблем психологии: объяснение многих важных явлений культуры, объяснение многих суеверий и предрассудков, понимание и определение законов творчества, правильная постановка и решения вопроса о природе духа [13, с. 320].
Философ и психолог Н. Я. Грот (1852−1899) в начале своей научной деятельности также исследовал явления сна [5]. В основу анализа сновидений он закладывает представление о двух частях человеческой жизни — животная жизнь и растительная жизнь: первая доминирует в бодрствовании, вторая — во сне [5, с. 4].
Н. Я. Грот основное внимание уделил описанию именно сновидениям, а не состоянию сна. Он считает, что сновидения — это проявляющиеся во время сна в сознании мысли, чувства и желания, которые возникали у человека в бодрственном состоянии. [5, с. 5]. Также Н. Я. Грот отмечает, что сновидения — это вторжение животной части человека в сон, в растительную часть, что приводит к появлению сновидений.
Ученый выделяет несколько ступеней интенсивности сновидения: полусон, сон с отчетливо воспоминаемыми сновидениями, сон со смутно запоминаемыми сновидениями, сон с абсолютно забываемыми дремами, бездремный сон [5, с. 11], а также различает три класса явлений сна по типу модальности: сенсорного характера, моторного характера, явления смешанного типа (сенсорно-моторные дремы), и по степени определенности, неопределенные и определенные [5, с. 49].
Используя собственный наработанный материал и ссылаясь на исследования Джона Аберкромби (имеется в виду исследование члена Эдинбургской королевской коллегии и первого врача английского короля Дж. Аберкромби «Патологические и практические исследования болезней мозга», 1836 г.), Н. Я. Грот считает, что сновидения обладают следующими особенностями: сновидения образуются по механизму ассоциаций- отличаются односторонностью и несамобытностью в подборе материала- в своих построениях имеют случайный и произвольный характер [5, с. 24].
Богослов К. Думитрашков в своей работе рассматривает сновидения с библейской точки зрения. Ссылаясь на Священное писание, он указал, что в библейских сказаниях сны бывают двух видов: сны от Бога и сны «от сердца», или обыкновенные [6, с. 194], а также он выделяет ложные сновидения. Сны от Бога характерны присутствием в них определенного откровения, которое передает либо сам Бог, либо его ангелы. Сны-послания содержат либо прямые указания, не требующие толкований, либо символы, требующие толкования. Обыкновенные сновидения, также описанные в Священном писании, нет необходимости толковать, они не имеют «пророческого значения».
Последней категорией сновидений, описанных в Священном писании, по мнению К. Думитрашкова, являются ложные сновидения. Эти сны «не от Бога», «сны ложные, выдуманные совратителями для обольщения простодушных и совращения их от истинного Бога в идолопоклонство» [6, с. 247].
Причинами сновидений ученый считал раздражительность внешних чувств и «настроение души в бодрственном состоянии тела» [6, с. 243], а механизмами образования сновиденческих образов — воспроизведение впечатлений из жизни наяву и последующее действие ассоциаций, вызывающих из памяти схожие или противоположные образы.
Развивая точку зрения К. Думитрашкова, профессор богословия Киевской Духовной академии, протоиерей П. Я. Светлов (1861−1945) обратил особое внимание на довольно специфичный вид сновидений, далеко не всеми признающийся, — пророческие сновидения, и
посвятил им отдельный труд [12]. П. Я. Светлов придерживается библейского взгляда на душу, и сон, в частности, поэтому пророческие сны в его теории находят обоснование своему существованию в Библии.
Считая научное определение сна недостаточным (сон как психофизическое состояние), он определяет сон следующим образом: «сон есть периодическое и неполное прекращение или ослабление связи между душой и телом, и есть следствие этого самого ослабления их связи» [12, с. 22]. Во сне душа может вступать в более близкие отношения с высшем духовным миром. П. Я. Светлов выделяет три источника сновидений: впечатления из жизни, ощущения и чувства, и мир духовный [12, с. 43].
Касаясь классификации сновидений, П. Я. Светлов, прежде всего, критикует существующие классификации научной психологии. Главным недостатком уже имеющихся классификаций он считает их неполноту (научная психология сводит пророческие сны к обыкновенным) и предлагает собственную классификацию. Сны делятся на два класса: обыкновенные и необыкновенные. У «обыкновенных» есть 4 вида: «сны чисто психические" — «сны органические" — «сны внешних чувств" — смешанные [12, с. 59]. Сны «необыкновенные» представлены 3 видами: «сны мнимо-необыкновенные, сводящиеся к первому классу» (к обыкновенным) — сны действительно необыкновенные, вызванные мистическими способностями души- «сны необыкновенные, происходящие от воздействия высшего духовного мира на дух спящего» [12, с. 63]. Изучая последний вид сновидений, П. Я. Светлов ставил перед собой задачи: обосновать существования пророческих сновидений и выступить с критикой научной точки зрения по отношению к данному предмету.
Раздел психологии сна также включался в некоторые учебные пособия по психологии для духовных семинарий. Так, священник А. К. Гиляревский представляет общие характеристики сна и сновидений. Сон с психологической точки зрения автор понимает, как «состояние, в котором почти прекращается сознательная жизнедеятельность души, происходящая во взаимодействии с внешним миром, и становится преобладающими чисто внутренние, как душевные, так и телесные, преимущественно растительные, отправления» [3, с. 218].
Причины возникновения сна также есть физиологические и психологические. С одной стороны, ко сну приводит утомление нервной системы- с другой — во сне душа восстанавливает свои силы [3, с. 221].
Та деятельность души, которая осуществляется во сне, называется сновидением. Как и другие авторы, А. К. Гиляревский в качестве источников сновидений указывает фантазию (как самый главный источник), внешние впечатления, физиологические процессы организма, воспоминания прошедшего, однако он добавляет еще: темперамент, степень умственного и нравственного развития, возраст и половое развитие.
В завершении своего обзора проблематики сновидений, А. К. Гиляревский касается пророческих сновидений и признает их способность предсказывать будущее, сны могут предвещать скорую болезнь и некоторые будущие события, однако более развернутое изложение этой группы сновидений автор не дает, т.к. для их объяснения «еще не имеется общепризнанной научной теории» [3, с. 227].
Признавая, что во время сна многие физиологические и психические процессы затормаживаются, священник И. М. Гобчанский (1869?-1899) отмечает еще одну сторону изменений душевных явлений в связи с состоянием сна: самосознание человека ослабевает, однако, сохраняется «смутное различение» внешних явлений и «смутное чувство» тождества и единства своей личности [4, с. 246]. Во сне также происходят изменения в области мышления (нарушается логика), в области чувствований (снижается интенсивность), в области воли (контроль над собой отсутствует) и воображения (ее сила, наоборот, увеличивается) [4, с. 247].
В качестве причины сна И. М. Гобчанский рассматривает потребность в нем нервной
системы (физиологическая причина). Психологическая причина сна заключается в потребности души «уравнять центробежное и центростремительное направление своей деятельности» и оторваться от внешнего мира и уйти в себя [4, с. 248]. В образовании сновидений, главным образом, принимают участие: способность ощущений (внешние впечатления во время сна), память (события истекшего дня, давние факты), воображение и способность чувствований [4, с. 249]. Такие сновидения автором считаются обыкновенными, и в этом пункте он сходится со многими исследователями сновидений того времени.
Отдельное внимание автором уделяется так называемым «необыкновенным» сновидения, в которые входят сновидения с последовательным течением мышления и пророческие (вещие) сны. Последние могут показывать неизвестные нам события или предсказывать будущие события, причем, их появление И. М. Гобчанский считал естественным (влияние болезни, влияние знаний). Однако дальше он не исследует данную тему, оставляя ее богословской науке.
Известный психиатр И. Г. Оршанский (1851−1923) в своей работе [8] подошел к явлениям бодрствования и сна через идею ритма: «сложный, внутренний ритм или вернее система ритмов составляет подкладку как жизни, так и развития» [8, с. 17]. Первая фаза ритма называется бодрствованием, вторая фаза называется сном. Он считает, что психическая сфера человека так же основывается на идее ритма, и сознательное и бессознательное в психике -формы ритма [8, с. 76].
И. Г. Оршанский определяет сновидение как бессознательный процесс [8, с. 77]. Как и большинство исследователей, ученый отмечает, что процессы растительной жизни замедляются в организме во время сна, кроме, пищеварения, которое, по его мнению, приостанавливается [8, с. 30]. В процессе сна он различает два периода: 1) торможение процессов организма и нервной системы- 2) «поворот к пробуждению», все процессы постепенно усиливаются [8, с. 33]
Доктор перечисляет ряд особенностей функционирования сознания во время сна. Сознание во сне характеризует «недоразвитость» количественная (ограничено по объему) и качественная (неясность сознания), отсутствие полного различения между субъективным и объективным, нарушение восприятия форм, величин и пространственных отношений [8, с. 94−100].
Русский психиатр рассматривает в качестве источников содержания сновидений следующие: внешние возбуждения (внешние органы чувств не полностью отключаются), внутренние возбуждения (внутренние органы чувств), возбуждение в самой нервной системе (возбуждение от растительных функций, молекулярные колебания) и явления воспоминания во сне. Сновидения, по его мнению, можно разделить на: 1) «воспринимающие» (нормальные сны) — 2) «перерабатывающие» (образование более высоких умственных и чувственных продуктов) — 3) патологические сны (присутствуют двигательные акты).
Выводы. Изучив исследования, посвященные проблематике сна, можно сказать, что тема сна и сновидений была достаточно значимой для философов, психологов и богословов России конца XIX в. Однако остается необъясненным тот факт, что имена данных исследователей сейчас мало упоминаются, кроме, пожалуй, Н. Я. Грота [2], В. А. Снегирева [14] и И. Г. Оршанского [11], а в истории психологии классиком — исследователем сна является З. Фрейд [11], работа о сновидениях которого вышла в 1900 г.
Ставя задачу определения социально-исторической детерминации развития науки [7], можно сказать, что в российской психологии второй половины Х1Х в. интерес к проблемам сна и сновидений, безусловно, был обозначен рядом исследований, но теории, вероятно, не казались современникам оригинальными, да и предмет исследования был уж очень непрост. Наука искала новые идеи, а отечественные мыслители не смогли их показать. Возможно, эти причины объясняют то, что данные теории и их авторы забыты. Совсем по-другому представил
сновидения З. Фрейд, где сновидение — осуществленное желание, чем ознаменовал поворотный пункт в психологии. Получилось именно так, как писал И. Оршанский: «Самонаблюдение и анализ делаются все более совершенными и современный интеллигентный человек обладает более развитою способностью проникать в тайны своего внутреннего мира. … Доступный нам внешний мир все больше и больше разрастается и в пространстве, и во времени, умственный взор человека все больше и больше проникает вглубь прошлых веков, заглядывает и в будущее вселенной, располагает сложные элементы на их элементы, стремится проникнуть в основную первичную материю — эфир, наполняющий вселенную. И рядом с этим одновременно разрастается и наше духовное богатство, наше сознание, наше проникновение в мир духовный» [9, с. 19].
Список литературы:
1. Ананьев Б. Г. Очерки истории русской психологии XVIII и XIX веков. — М.: Госполитиздат, 1947. — 168 с.
2. Байгужинова О. А., Белобрыкина О. А. Роль истории русской психологии в гражданско-патриотическом воспитании личности в условиях современного профессионального образования (на материале работ Н.Я. Грота) // Актуальные проблемы психологического знания. — 2013. — № 3 (28). — С. 39−48.
3. Гиляревский А. Пособие к изучению психологии. — М., 1888. — С. 218−227.
4. Гобчанский И. Опытная психология: в 2 ч. — СПб., 1901. — С. 245−255.
5. Грот Н. Я. Сновидения как предмет научного анализа. — Киев, 1878.
6. Думитрашков К. Сны с библейской точки зрения // Воскресное чтение. — 1873. — № 2. — С. 193−198, с. 243−248.
7. Кольцова В. А., Олейник Ю. Н. История психологии: теоретические и методологические проблемы [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http: //www. ido. rudn. rU/psychology/history_of_psychology/1. html (дата обращения: 21. 09. 2014).
8. Оршанский И. Г. Сон и бодрствование с точки зрения ритма. — СПб., 1878. — 191 с.
9. Оршанский И. Современное психологическое движение // Русская мысль. — 1899. -Кн. I. — С. 1−15- Кн. II. — С. 1−21.
10. Росинский В. Психология в России // Вестник знания. — 1908. — № 4. — С. 562−566.
11. Российское научное зарубежье: Материалы для библиографического словаря. Вып. 2 [Пилотный]: психологические науки: Х! Х — первая половина ХХ в. / Авт. -сост. Н. Ю. Масоликова, М. Ю. Сорокина. — М.: Дом Русского Зарубежья им. А. Солженицына, 2010. — 124 с.
12. Светлов П. Пророческие, или вещие сны. Апологетическое исследование в области Библейской психологии. — Киев, 1892. — 214 с.
13. Снегирев В. А. Учение о сне и сновидениях. — Казань, 1881.
14. Стоюхина Н., Костригин А. Методологические аспекты психологии в работах В. А. Снегирева // АРИОИ. Серия: Гуманитарные науки [Электронный ресурс]. 2013. №. 2. Режим доступа: http: //apriori-journal. ru/seria½−2013/Stoyukhina-Kostrigin. pdf. С. 1−9.
15. Фрейд З. Толкование сновидений. — М.: Азбука Классика, 2006. — 318 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой