Проблематика спекулятивности и её рецепция в критической философии франкфуртской школы

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ИСТОРИЯ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ
УДК 1 (430) (091) & quot-18"-
А. А. Авсеев
Проблематика спекулятивности и её рецепция в критической философии франкфуртской школы
Предметом статьи стала гегелевская концепция спекулятивности. Автором обозначена проблема формального и содержательного аспектов спекулятивного, сформулирована концепция спекулятивности, а также проблема применения спекулятивного метода в реальной философии- намечены контуры анализа истории философии в аспекте спекулятивной концепции Гегеля в постгегелевский период и, в частности, анализ критической философии франкфуртской школы.
The subject of the article is Gegel'-s concept of speculation. The author designates the problem of formal and substantial aspects of speculative, formulates the concept of speculation as well as the problem of application of a speculative method in real philosophy- outlines the contours of analyzing the history of philosophy in terms of Gegel'-s speculative concept in the post-Gegel period and, in particular, the analysis of critical philosophy of the Frankfurt school.
Ключевые слова: концепция спекулятивности, Гегель, спекулятивный метод, философия Франкфуртской школы, история философии.
Key words: the concept of speculative, Hegel, the speculative method, philosophy of the Frankfurt School, the history of philosophy.
Все многовековое развитие философии, как полагал Гегель, есть история возникновения и утверждения спекулятивного метода мышления, отчего он и представляет собой способ обоснования и построения философии. Спекулятивное как таковое, не являясь оригинальным порождением научного гения немецкого мыслителя, тем не менее получило наиболее всестороннюю и полную разработку именно в его философии.
Историческими предпосылками для возникновения гегелевской спекулятивной системы стали учения Лейбница и Канта. Интерпретация спекулятивного как способа умопостигающего, теоретического познания, развернутая Кантом, есть важный этап в развитии философской мысли. Однако следует подчеркнуть, что под спекулятивным Гегель понимал не только умозрительное как таковое, но и положительно-разумное мышление. Спекулятивно мыслить означает для него разложить действительное и противопоставить его себе таким образом, чтобы различия были противоположны друг другу по их мыслительным определениям, а предмет постигался как единство обоих. В спекулятивном мышлении постигается идея, а идея есть истинное в мысли. Сообразно этому пониманию спекулятивного Гегель формулирует и само понятие философии. Новый вариант значения спекулятивного был выдвинут Гегелем потому, что философ усмотрел в спекуляции высшую форму познания истины, а также постижения и выражения её внутренних противоречий. Концепция спекулятивного характера философии послужила для него формой
утверждения суверенности философского знания и его несводимости ни к обыденному, ни к специально-научному знанию.
Спекулятивная философия Гегеля по своему содержанию представляет собой логическое доказательство бытия абсолютной идеи и возможности её познания. Кроме того, она представляет собой демонстрацию того, что инобытие абсолютной идеи подчинено закономерности развития спекулятивного метода. Поэтому одна из её насущных задач состоит в том, чтобы разобраться, в каких конкретных образах логическая идея, подчиненная ритму движения спекулятивного метода, предстает в философии природы и духа. Это особая и до сих пор неразрешенная проблема — проблема применения гегелевского спекулятивного метода. Применить спекулятивный метод для анализа исторического развития философии или других целей так, как он представлен у Гегеля, не возможно, так как он изложен слишком в общей форме.
Возникает и еще одна трудность, связанная с результатом развития метода, который понимается Гегелем как возвращение к себе отчужденной идеи. Момент возвращения идеи к себе так, как он изложен у Гегеля, представляет собой проблему, потому что, если воспринимать метод как абсолютную идею, мыслящую самое себя, то постигнуть, каким именно образом она возвращается, т. е. мыслит свое понятие, из логики практически невозможно. И только если её трактовать не столько как логическую, сколько как отчужденную в инобытие, эта проблема снимается, поскольку исключительно из «Философии духа», а не из логики Гегеля становится понятным, что возвращение идеи к себе завершается в абсолютном духе посредством трех умозаключений, изложенных в § 575 577. В этом пункте проступает следующая важнейшая проблема гегелевской философии, ставящая под сомнение саму возможность соответствия категорий и понятий логики, на чем настаивал Гегель, а следовательно, и спекулятивного метода, изложенного в ней, с реальной философией. Исследуя гегелевскую логику и реальную философию, представитель современного немецкого гегелеведения В. Хёсле сформулировал достаточно аргументированный упрек в адрес философии Гегеля, заявив: «Гегель поставит в центре внимания интерсубъективные отношения — правда, это осуществится только в реальной философии, а не в ''ядре'' его системы — не в Логике» [7: 9]. На основании этого Хёсле считает, что в логике Гегеля как ядре его философии не обоснована теория интерсубъективности. Он и отрицает, что Гегелем воплощено тождество категорий логики и реальной философии. Как пишет Н. В. Мотрошилова: «…если в логике внутренним образом не присутствует проблематика интерсубъективности, если она не проникает в логику до „последнего обоснования“, а значит, не обосновывает систему, то, согласно Хёсле, делает гегелевскую систему уязвимой для критики» [5: 210].
Чтобы ответить на изложенные Хёсле аргументы, автору исследования необходимо было рассмотреть гегелевскую логику как «теорию спекулятивного мышления» и, доказав спекулятивность логики и реальной философии, опровергнуть сомнения в целостности гегелевской системы и тезис об имманентной неидентичности ее частей. Для этого, во-первых,
необходимо было выяснить специфику спекулятивного содержания «абсолютной, спекулятивной идеи» Гегеля, а во-вторых, проанализировав историю философии, доказать, что философские концепции, теории и доктрины есть наличное бытие, постигнутое в мышлении, процесса конституирования абсолютной идеи.
Для доказательства выдвинутых положений приведем краткую аргументацию обоснования этих тезисов.
Основанием для разрешения проблемы применения спекулятивного метода может послужить гипотеза автора о тождественности формы и содержания абсолютной логической идеи со спекулятивным методом. Она (гипотеза) зиждется на интенции гегелевской трактовки дефиниций этих понятий. Такое позиционирование логической идеи с методом, в свою очередь, диктует необходимость уяснения содержательного момента как спекулятивной идеи, так и спекулятивности как таковой.
Специфика содержания абсолютной идеи определяется Гегелем так: «Абсолютность есть всеобщая и единая идея, которая в акте суждения обособляет себя в систему определенных идей, которые, однако, по своей природе не могут не возвратиться в единую идею, в их истину. В силу этого суждения идея вначале есть лишь единая, всеобщая субстанция, но в своей развитой, подлинной действительности она есть субъект и, таким образом, дух» [3: 400]. Что представляет из себя система определенных идей, возвращающихся в абсолютную идею как свою истину, из текста «Энциклопедии … «, можно понять только косвенно. В «Науке логики» Гегель говорит об этом более определенно, считая абсолютную идею процессом в определении ее моментов, которое заключается в конституировании идеи жизни, идеи истины и идеи блага [2: 696]. Взятая в единстве своих моментов, идея есть абсолютная идея. Эта же самая мысль (об абсолютной идеи как единстве жизни, истины и блага) звучит и в «Энциклопедии.» в § 236, а также в дефиниции логической идеи [3: 419]. Какова логическая форма идеи? Субъективное понятие, включающее в себя понятие (понятие как таковое и суждение) и объективность, выражающуюся через заключение, есть, по определению, идея, называемая в «Науке логики» Гегелем адекватным понятием. «Идея есть адекватное понятие, объективно истинное или истинное как таковое» [2: 691]. Субъективность понятия отличается от его объективности реализацией, т. е. тем, что оно (понятие) в объективности действительно, а в субъективности только возможно. Процесс объективации субъективности есть ключевой в понимании цели и назначения понятия. Объективация или самоопределение субъективности — это основной лейтмотив гегелевской философии.
Логическая интерпретация абсолютной идеи не означает, однако, что у неё нет альтернативы. Ее содержание можно сформулировать и в терминах современной философии (опираясь на определения, полученные в логическом рассмотрении абсолютной идеи). Идея жизни может презентировать онтологический момент абсолютной идеи, идея истины, или теоретическая идея — гносеологический, идея блага, или практическая идея — этический. Этический момент, фундирующий объективность и конституированный объективацией моментов субъективного понятия
(субъективности), разворачивается в ней в картину возникновения и определений нравственности. Этот путь должна будет пройти абсолютная идея в своем отчуждении, чтобы стать духом и быть постигнута абсолютным духом в философии. В результате проведенных автором исследования изысканий вполне отчетливо проступает суть спекулятивного как содержания. Спекулятивность есть абсолютное в единстве его определений — жизни, истины и блага. Идея является выражением абсолютного содержания и достигает своей истины и спекулятивности только в том случае, когда она заключает в себе идею жизни, истины и блага, утверждая, таким образом, свою целостность посредством становления конкретного единства своих моментов.
Правомерен также вопрос, спровоцированный намерением понять причину дифференцированности абсолютной идеи. В чем суть отличия идеи жизни от идеи познания и блага? Обосновать их различие утверждением, что они, соответственно, абсолютная идея в себе, для себя, и в себе и для себя, означает ничего не сказать по существу затронутой проблемы, поскольку эта посылка демонстрирует применение способа доказательства посредством логического круга. Гегель старается обосновать их различие тезисом о том, что они выражают разные моменты понятия. В идее жизни конституируется единичность, в идее познания -всеобщность, в идее блага — особенность. Но какие именно причины их формируют, понять из гегелевского изложения представляет большую сложность. Автор статьи в рассмотрении этого вопроса придерживается логики рассуждений, из которой следует, что различие моментов абсолютной идеи определяется сочетанием субъективного понятия с его объективацией в форме механизма, химизма и телеологизма. Вследствие этого процесса объективации осуществляется процесс конституирования абсолютной идеи, в котором порождаются её моменты в форме идеи жизни, истины и блага. Если конкретизировать этапы воспроизведения моментов идеи (жизни, истины и блага), то в общем виде идея выступит как снятое единство субъективности и объективности. С другой стороны, идея есть единство онтологического момента, гносеологического и этического. Субъективность есть гносеологический момент идеи, включающий онтологический в качестве понятия как такового. Субъективность, по Гегелю, есть понятие как таковое и суждение. Объективность идеи, представленная умозаключением или единичностью, выражает этический момент идеи. Их конкретное единство — абсолютная идея, включающая идею жизни, истины и блага.
В итоге этого логического движения абсолютная идея, развиваясь от абстрактной всеобщности в идее жизни и получая определенность в идее познания, в идее блага полностью специфицируется, становясь единичной или конкретно-всеобщей абсолютной идеей, в которой объективный мир понятия как результат объективации субъективности приобрел существование, став познанной действительностью добра и абсолюта.
В гегелевском подходе к трактовке формы абсолютной идеи и ее моментов вызывает недоумение тот факт, что, обосновав и подобно разработав тематику заключения как абсолютной, истинной и изначальной логической формы разумности, он не применяет ее для характеристики
разумного содержания, каковым, по его же уверениям, является сама абсолютная идея и ее моменты. Но, будучи абсолютной и полной истиной, абсолютная идея разумна. Следовательно, как полагает автор статьи, в силу своей разумности она должна быть выражена формой заключения [2: 608], а точнее, тремя заключениями: качества, рефлексии и необходимости [2: 644]. В этих заключениях, различных по степени достоинства воплощений истины, фиксируется различная степень достоинства моментов абсолютной идеи. Однако ни в «Науке логики», ни в «Энциклопедии философских наук» Гегель не дает обоснования в заключении ни абсолютной идее в целом, ни ее моментам.
В этой статье (весьма конспективно) рассмотрено содержание концепции спекулятивного (абсолютная идея в конкретном единстве ее моментов: жизни, истины и блага). Однако ее рамки не позволяют дать даже беглого обоснования его формы. Поэтому аспект формы при формулировании гегелевской концепции спекулятивного принимается априори, как результат исследования, проведенного в диссертационной работе. Аспект формы заключается в том, что спекулятивное есть, во-первых, снятое единство субъективного и объективного, во-вторых -логическое единство всех своих моментов и их движение (абстрактного, диалектического, спекулятивного), в-третьих, как единство понятия и действительности.
Решая задачу, сформулированную во втором тезисе, представим историю философии как постижение конституирования абсолютной идеи, выраженной через формообразование идеи и их конкретное философское содержание. Такой подход даст возможность осмыслить, какое содержание и форму принимает абсолютная идея в своем дальнейшем (послегегелевском) развитии, какова её действительность в мире на современном этапе и даже сделать прогноз о том, как будет развиваться история философии в будущем. В этой статье будет предпринята попытка представить абсолютную идею в конкретных образах философских теорий и учений реальной философии, которые приняла отчужденная логическая идея в процессе своего возвращения к себе.
Развивается абсолютная идея в соответствии с конституированием содержательных моментов логического — абстрактного, диалектического и спекулятивного, которые в абсолютной идее выражаются идеей жизни, истины и блага, соответственно. Отражением субъективного понятия идеи жизни была философия от Парменида до Гегеля, где понятие как таковое представлено метафизикой, суждение — философией Канта, а умозаключение субъективного понятия идеи жизни — спекулятивной философией самого Гегеля. Продолжая анализировать ступень идеи жизни, приходим к заключению, что абстрактный момент объективно

Статистика по статье
  • 30
    читатели
  • 14
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц. сети

Ключевые слова
  • КОНЦЕПЦИЯ СПЕКУЛЯТИВНОСТИ,
  • ГЕГЕЛЬ,
  • СПЕКУЛЯТИВНЫЙ МЕТОД,
  • ФИЛОСОФИЯ ФРАНКФУРТСКОЙ ШКОЛЫ,
  • ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ,
  • THE CONCEPT OF SPECULATIVE,
  • HEGEL,
  • THE SPECULATIVE METHOD,
  • PHILOSOPHY OF THE FRANKFURT SCHOOL,
  • THE HISTORY OF PHILOSOPHY

Аннотация
научной статьи
по философии, автор научной работы & mdash- Авсеев Александр Александрович

Предметом статьи стала гегелевская концепция спекулятивности. Автором обозначена проблема формального и содержательного аспектов спекулятивного, сформулирована концепция спекулятивности, а также проблема применения спекулятивного метода в реальной философии- намечены контуры анализа истории философии в аспекте спекулятивной концепции Гегеля в постгегелевский период и, в частности, анализ критической философии франкфуртской школы. The subject of the article is Gegel`s concept of speculation. The author designates the problem of formal and substantial aspects of speculative, formulates the concept of speculation as well as the problem of application of a speculative method in real philosophy- outlines the contours of analyzing the history of philosophy in terms of Gegel`s speculative concept in the post-Gegel period and, in particular, the analysis of critical philosophy of the Frankfurt school.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой