Клинические результаты хирургического лечения рака желудка с формированием арефлюксного свисающего клапанного пищеводно-кишечного/пищеводно-желудочного анастомоза

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

них. При наличии алкоголя в крови наблюдается очаговая многослойность расположения эпендимоцитов. По сравнению с 1 группой отмечается спазм артерий всех калибров, ядра эндотелия и миоцитов набухшие. Периваскулярные пространства расширены, они пересекаются оксифильно окрашенными тяжами. Просвет одних артерий свободный, другие — содержит небольшие агрегаты эритроцитов. Отмечается неравномерное кровенаполнение сосудов МЦР. В поверхностном слое стенки Ш желудочка они спавшиеся и не содержат крови, а в глубоком слое встречаются также полнокровные сосуды. При Г Ш с алкоголиемией полнокровных сосудов МЦР мало. Стенки вен всех калибров извиты, они заполнены деформированными эритроцитами, среди которых располагаются также лейкоциты и узкие прослойки плазмы. Вокруг некоторых вен обнаруживаются небольшие диапедезные кровоизлияния.
Нейроны в стенке Ш желудочка характеризуются набуханием и вакуолизацией ядер. Хроматофильное вещество сдвинуто к периферии клетки, встречаются явления кариолизиса. Наблюдается пролиферация оли-годендроцитов с образованием дренажных форм, они образуют также очаговые скопления. При наличии ал-коголиемии указанные нарушения определяются чаще. В этих случаях нередко наблюдается топографическая близость нейронов к капиллярам.
В стенке IV желудочка при остром малокровии на фоне алкогольного опьянения отмечается как резкий спазм внутримозговых артерий, так и их дистония. Периваскулярные пространства расширены, в них наблюдаются диапедезные кровоизлияния. При остром малокровии в нейронах обнаруживается эктопия ядер, очаговый хроматолиз, ишемические изменения, карио-лизис. Отмечается умеренная пролиферация нейроглии, сателлитоз. При алкоголиемии многие нейроны подвержены деструктивным изменениям в виде цитолиза.
Проведенное исследование позволило установить, что при ГШ в ГМ наблюдается спазм артерий, который усиливается по мере уменьшения калибра сосуда. В МЦР чаще наблюдается обескровливание сети мелких сосудов. Однако в глубоких слоях коры и в наружном слое Ш желудочка отмечается полнокровие сосудов
ЛИТЕРАТУРА
1. Абдуллаходжаева М. С. Основы патологии человека, ч.1. — Ташкент, 1997. — С. 170−176.
2. Должанский О. В., Борлакова Б. У Изменения внутренних органов при острой кровопотере в судебно-медицинской практике // Судебно-медицинская экспертиза. — 2006. — Т. 49. № 4. — С. 39−41.
3. Должанский О. В., Борлакова Б. У Изменения головного мозга при острой кровопотере и их судебно-медицинское значение // Судебно-медицинская экспертиза. — 2006. — Т. 49. № 5. — С. 39−40.
4. Исхизова Л. Н., Богомолов Д. В., Богомолова И. Н., Должанский О. В. Установление причины и темпа смерти в судебно-медицинской практике // Судебно-медицинская экспертиза. — 2005. — Т. 48. № 2. — С. 8−22.
5. Пермяков Н. К. Патология реанимации и интенсивной
МЦР. Различные вены кровенаполнены неодинаково. При наличии алкогольного опьянения наблюдается дистония артерий с тенденцией к спазму. Наши данные согласуются с мнением исследователей, которые установили, что алкогольная интоксикация вызывает выраженную дистонию многих сосудов мозговых оболочек и интраорганного отдела церебрального бассейна [7,8]. Нами отмечено также наличие блока кровотока в сосудах МЦР. Это может быть связано как с нарушением тонуса артерий и вен, так и изменением свойств сосудов МЦР, приводящих в итоге к неэффективности трансфузионной терапии. Наряду с циркуляторными нарушениями в ГМ при ГШ наблюдаются выраженные изменения нейронов. Нами обнаружено поражение большинства нейронов, как коры полушарий, так и стволовой части мозга, что согласуется с утверждением об одинаково высокой чувствительности этих нейронов к гипоксии [5]. В случаях быстрой смерти от острой кровопотери характерным является мозговой танато-генез с распространенными тяжелыми изменениями нейронов в стволе [4]. Установлено, что при ГШ происходит перераспределение кровотока [9]. Наблюдаемые нами изменения нейроглии в виде образования глиальных узелков, распространенная нейронофагия могут быть следствием поражения нейронов при длительном употреблении алкоголя, предшествующего травме. Эта же причина, по-видимому, обусловила пролиферацию эпендимоцитов, олигодендроглии, приближение нейронов к капиллярам.
Таким образом, при остром малокровии, осложненном геморрагическим шоком, в головном мозге наблюдается спазм артерий, особенно мелких, неравномерное кровенаполнение в системе микроциркуляции, дистония вен. Выявленные изменения сосудов коррелируют с поражением нейронов и нейроглии. Геморрагический шок на фоне алкогольного опьянения гистологически характеризуется нарушением морфофункционального состояния пиальных и внутримозговых артерий и вен, блоком кровотока в сосудах МЦР, нарушением реологических свойств крови. Отмеченные сосудистые нарушения приводят к выраженной патологии нейронов и нейроглии.
терапии. — М.: Медицина, 1985. — 288 с.
6. Пиголкин Ю. И., Должанский О. В., Борлакова Б. У., Пильх М. Д. Судебно-медицинская оценка острой кровопотери в сочетании с черепно-мозговой травмой и алкогольной интоксикацией // Судебно-медицинская экспертиза. — 2007. — Т. 50. № 3. — С. 3−5.
7. Шорманов С. В. Структурные изменения головного мозга человека в условиях острой алкогольной интоксикации // Архив патологии. — 2004. — Т. 66. № 4. — С. 9−13.
8. Шорманов С. В., Шорманова Н. С. Структурные изменения головного мозга человека при хронической алкогольной интоксикации // Судебно-медицинская экспертиза. — 2006. -Т. 49. № 4. — С. 3−6.
9. Chen R.Y., Fun F.C., Shuessler G.B., et al. Regijnal cerebral blood flow and oxygen consumption of the canine brain during hemorrhagic hypotension //Stroke. — 1984. — Vol. 15. № 2. — P. 343−350.
Информация об авторе: 140 100, Узбекистан, г. Самарканд, ул. А. Мотрудий, дом № 26, тел. 8 (366) 232-27-21, е-таіі: ако8Ьпе1.@ bk. ru, Индиаминов Сайит Индиаминович — заведующий кафедрой, к.м.н., доцент.
© ДАМБАЕВ Г. Ц., АНТИПОВ С.А. — 2010
КЛИНИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ РАКА ЖЕЛУДКА С ФОРМИРОВАНИЕМ АРЕФЛЮКСНОГО СВИСАЮЩЕГО КЛАПАННОГО ПИЩЕВОДНО-КИШЕЧНОГО/ПИЩЕВОДНО-ЖЕЛУДОЧНОГО
АНАСТОМОЗА
Г. Ц. Дамбаев, С. А. Антипов (Сибирский государственный медицинский университет, Томск, ректор — д.м.н., проф., акад. РАМН В. В. Новицкий, кафедра госпитальной хирургии, зав. — д.м.н., проф., член-корр. РАМН Г. Ц. Дамбаев)
Резюме. Целью настоящего исследовании явилось изучение послеоперационной летальности и осложнений в раннем и отдаленном периодах, качество жизни пациентов после резекции желудка с предложенным нами новым методом формирования арефлюксных свисающих клапанных пищеводно-кишечного и пищеводно-желудочного анастомозов. Исследовано 76 больных раком желудка III стадии, T3-T4. Предлагаемая методика формирования арефлюксного анастомоза после гастрэктомий и проксимальных резекций желудка значительно снижает процент осложнений в отдаленном послеоперационном периоде, а также более высокое качество жизни больных в послеоперационном периоде с учетом показателей функциональной и симптоматической (модуль STO-22) шкал EORTC QLQ-C30 и параметров общего статуса здоровья.
Ключевые слова: рак желудка, арефлюксный анастамоз, клинические результаты.
CLINICAL RESULTS OF GASTRIC CANCER TREATMENT WITH SURGICAL FORMATION OF ESOPHAGEAL-INVESTINAL
OR ESOPHAGEAL-GASTRIC ANTIREFLUX ANASTOMOSIS
G.C. Dambaev, S.A. Antipov (Siberian State Medical University, Tomsk)
Summary. The purpose of this study was to examine 1) postoperative mortality and complications in early and remote period- 2) the quality of life of patients after resection with a new method of surgical formation of esophageal-intestinal or esophageal-gastric antireflux anastomosis. 76 patients with gastric cancer of stage III, T3-T4 was studied. The proposed method greatly reduces the complication rate in the late postoperative period, as well as better quality of life of patients in the postoperative period, taking into account the functional and symptomatic parameters (STO-22 module) of EORTC QLQ-C30.
Key words: gastric cancer, antireflux anastomosis, clinical results.
В настоящее время радикальное оперативное вмешательство остается основным компонентом лечения местнораспространённого рака желудка. В целом результаты лечения рака желудка до настоящего времени остаются недостаточно удовлетворительными [1,7], поэтому больше внимания стали уделять качеству жизни больных. В связи с этим актуальным стало развитие так называемой «функциональной хирургии», направленной на предотвращение развития типичных постгастро-резекционных болезней [3,4]. Одними из приоритетных направлений такой хирургии являются применение пи-лоруссохраняющих операций и разработка пластических вмешательств по созданию искусственных жомно-клапанных устройств, обеспечивающих функциональный пассаж по желудочно-кишечному тракту [5,8].
Нами разработаны в эксперименте и успешно применяются в клинике методы формирования арефлюкс-ных свисающих клапанных пищеводно-кишечного и пищеводно-желудочного анастомозов после операций гастрэктомии и проксимальной резекции желудка. Целью настоящего исследования явилось изучение послеоперационной летальности и осложнений в раннем и отдаленном периодах, качество жизни больных [6].
Материалы и методы
Материал исследования составили наблюдения за 76 больных местнораспространенным раком желудка III стадии, с местным распространением опухоли Т3-Т4. Мужчин было 61, женщин — 15, средний возраст составил 64,6±2,4 года). Всего было выполнено 46 (60,5%) гастрэктомий и 30 (39,5%) проксимальных суб-тотальных резекций желудка. В основной группе (п=35) формирование анастомоза по разработанному нами методу, выполнено при 19 (54,3%) гастрэктомиях и 16 (45,7%) проксимальных резекциях желудка. В контрольной группе (п=41) анастомоз накладывали двухрядным швом Альберта атравматичной мононитью по стандартной методике «конец-в-бок», было выполнено 27 (65,9%) гастрэктомий,
14 (34,1%) проксимальных резекций желудка. Группы были сопоставимы по полу, возрасту, давности и морфологической формы заболевания, распространенности опухолевого процесса, виду и объему выполненных оперативных вмешательств.
Наложение анастомоза в основной группе осуществляли следующим образом (рис. 1). После мобилизации абдоминального отдела пищевода и кардиального отдела желудка, отступя 10 мм от кардиального жома, циркулярно рассекали адвентициальный и мышечный слои пищевода до подслизистого слоя и заворачивали кверху на ширину 15−20 мм, охватывая пищевод с фиксацией верхнего края отдельными швами, создавая тем самым мышечный жом. Слизисто-подслизистый слой пищевода отсекали от желудка, после чего выполняли проксимальную резекцию желудка (гастрэктомию).
Задние полуокружности пищевода и культи желудка (кишки) сшивали 3−4 узловыми швами. В шов брали мышечную оболочку пищевода выше сформированной манжеты на 0,5 см с захватом подслизистого слоя- на дно желудка (кишки) накладывали серозно-мышечный шов. После наложения 4−5 швов при натягивании нитей сдвигали дно желудка (кишки), швы поочередно затягивали. Отступя 1 см от края шва, рассекали серозномышечный слой на передней стенке желудка (кишки) на ширину пищевода для формирования соустья.
Затем накладывали второй ряд швов. Для этого
Примечание: А — проксимальная резекция желудка- Б — схема арефлюксного свисающего клапанного анастомоза- В — общий вид операции.
Рис. 1. Схема формирования арефлюксного клапанного свисающего пищеводножелудочного анастомоза.
Таблица 1
Частота регистрации (абс., %) послеоперационных осложнений у больных контрольной и основной групп
Осложнения Группы больных
основная (n=35) контрольная (n=41)
Перитонит — 2 (4,9%)
Острый панкреатит 2 (5,7%) 1 (2,4%)
Спаечная непроходимость 2 (5,7%) 1 (2,4%)
Послеоперационная пневмония 3 (8,6%) 2 (4,9%)
Экссудативный плеврит 1 (2,9%) 1 (2,4%)
Острая сердечно-сосудистая недостаточность — 1 (2,4%)
Нагноение лапаротомной раны 1 (2,9%) 2 (4,9%)
Кровотечение — 1 (2,4%)
Всего осложнений 9 (25,7%) 11 (26,8%)
Количество больных с осложнениями 8 (22,6%) 10 (24,4%)
культю слизисто-подслизистого слоя пищевода за держалки отводили кверху. На пищеводе в шов брали мышечную дубликатуру нижней задней части сформированной манжеты, на желудке накладывали серозно-мышечный шов по краю рассеченной стенки в области верхнего угла анастомоза. Далее накладывали непрерывный шов рассасывающей нитью, формируя заднюю стенку до нижнего угла анастомоза.
После этого производили электрокоагуляцию и рассечение слизисто-подслизистого слоя в области анастомоза на передней стенке желудка (кишки). Края раны разводили, погружали культю слизисто-подслизистого слоя пищевода через сформированное отверстие в просвет желудка (кишки).
Формировали переднюю губу анастомоза путем продолжения наложения первого ряда пищеводножелудочного непрерывного шва. Второй ряд швов состоял из 3−4 узловых швов. Для этого на пищеводе в шов брали мышечную оболочку выше сформированной манжеты на 0,5 см, на желудке (кишке) накладывали серозно-мышечный шов на передней стенке, отступя от первого ряда швов на 2−3 см.
Функциональное состояние пищеводно-кишечного и пищеводно-желудочного анастомозов изучали в ранние (12−18 сутки), поздние (3−7 месяцев) и отдаленные (1−8 лет) сроки после операции. Наряду с клиническими критериями функции анастомоза (дисфагия, изжога, рвота желчью, гиперсаливация, сохранение аппетита, непереносимость отдельных продуктов) применяли рентгенологические, эндоскопические и электрогастро-графические методы исследования, а также поэтажную манометрию.
Особое внимание уделяли качеству жизни больных, которое оценивали в соответствии со шкалой качества жизни онкологических больных, с использованием опросника EORTC QLQ-C30 version 3.0 и модуля STO-22 для больных раком желудка. Расчет параметров качества жизни производили в соответствии с рекомендациями EORTC [9].
Применяли статистическую обработку результатов с использованием непараметрических методов (U-критерия Манна-Уитни и Т-критерия Вилкоксона). Значимыми считались различия при р& lt-0,05.
Результаты и обсуждение
Всего умерло 5 больных, совокупная послеоперационная летальность составила 6,6%. В основной группе умер 1 больной, послеоперационная летальность составила 2,9%, в контрольной группе — 4 (9,8%) больных.
При анализе зависимости послеоперационной летальности от объема оперативного вмешательства установлено отсутствие таковой от способа наложения анастомоза при выполнении дистальной проксимальной резекции желудка: в обеих группах умерло по 1 больному. В то же время, после гастрэктомии в основной группе летальных исходов не было, тогда как в контрольной группе умерло 3 больных, что составило 11%. Тем не менее, общий уровень послеоперационной летальности близок к нижней границе среднего по РФ, который находится в пределах 4,525,0% [7]. Последнее косвенно указывает на высокий уровень хирургической техники при лечении анализируемых больных.
Анализ структуры послеоперационных осложнений свидетельствует об отсутствии значимых количественных отличий в обеих группах сравнения. В основной группе их частота составила 25,7%, в группе сравнения — 26,8%. При этом следует отметить существенные отличия в качественной характеристике осложнений (табл. 1).
Так осложнения, имеющие патогенетическую связь с инфекцией области хирургического вмешательства (перитонит, ранняя спаечная непроходимость, нагное-
ние послеоперационных швов), в сравнении с прочими осложнениями встречались в обеих группах реже. При этом если в основной группе эти осложнения встречались в 2 раза реже, то в контрольной — только в 1,2 раза. При межгрупповом сравнении, так же оказалось, что частота описываемых осложнений в основной группе была в 1,4 раза ниже, чем в группе контроля, а послеоперационного перитонита не было вообще. Это свидетельствует о более высокой надежности предлагаемого анастомоза, в первую очередь, его более высокой биологической герметичности в сравнении с традиционным соединением органов.
Большое влияние на качество жизни больных после радикальных операций на желудке оказывают такие осложнения отдаленного послеоперационного периода как демпинг-синдром, рефлюкс-эзофагит, рубцовый стеноз пищеводного соустья и рецидив рака в анастомозе. По данным литературы, они встречаются в 21,368,4% случаев [2].
В ранние сроки после операции (на протяжении до 18 суток) в основной группе дисфагия наблюдалась лишь у 1 (5,2%) больного после гастрэктомии, а в контрольной группе — у 3 (11,1%) больных после гастрэктомии и 2 (14,2%) больных после проксимальной резекции желудка (табл. 2). В качестве причины дисфагии диагносцирован послеоперационный анастомозит.
Рефлюкс-эзофагит, верифицированный на основании клинических, рентгенологических и эндоскопических данных, наблюдался в основной группе, где был сформирован арефлюксный свисающий клапанный анастомоз у 2 больных, которым была выполнена
гастрэктомия, и у одного больного с проксимальной резекцией желудка. В группе больных, которым был сформирован анастамоз по общепризнанной методике, рефлюкс-эзофагит выявлен в 7 случаях после выполненной гастрэктомии и в 4-х случаях после проксимальной резекции желудка.
Демпинг-синдром I степени выявлен у 8,6%, II сте-
Таблица 3
Частота регистрации функциональных послеоперационных осложнений в основной и контрольной группах (абс., %)
Группа больных Демпинг-синдром
I ст. II ст. III ст.
Основная группа
Гастрэктомия (n=19) 2 (10,5%) 1 (5,3%) 1 (5,3%)
Проксимальная резекция желудка (n=16) 1 (6,3%) 1 (6,3%) —
Всего (n=35) 3 (8,6%) 2 (5,7%) 1 (2,9%)
Контрольная группа
Гастрэктомия (n=27) 6 (22,2%) 3 (11,1%) 1 (3,7%)
Проксимальная резекция желудка (n=14) 3 (21,4%) 2 (14,3%) 2 (14,3%)
Всего (n=35) 9 (21,9%) 5 (12,2%) 3 (7,3%)
пени — у 5,7% и III степени — у 2,9% больных основной группы (табл. 3). В контрольной группе регистрировали более значимую частоту регистрации функциональных осложнений: демпинг-синдром I степени — 21,9%, II степени — 12,2% и демпинг-синдром тяжелой степени — 7,3%. Наиболее яркое клиническое проявление демпинг-синдрома было отмечено через 2−3 года после оперативного вмешательства.
Таблица 2
Частота регистрации морфологических осложнений в послеоперационном периоде в основной и контрольной группах (абс., %)
Группа больных Осложнения
Дисфагия Рефлюкс- эзофагит
Основная группа
Гастрэктомия (п=19) 1 (5,2%) 2 (10,5%)
Проксимальная резекция желудка (п=16) — 1 (6,3%)
Контрольная группа
Гастрэктомия (п=27) 3 (11,1%) 7 (31,8%)
Проксимальная резекция желудка (п=14) 2 (14,2%) 4 (28,6%)
Таким образом, предлагаемая методика формирования арефлюксного анастомоза после гастрэктомий и проксимальных резекций желудка значительно снижает процент осложнений в отдаленном послеоперационном периоде.
На исходном этапе показатели функциональной шкалы ЕОЯТС ОЪО-С30 в основной и контрольной группах были одинаковы (табл. 4). Через 3 месяца после оперативного вмешательства в сравниваемых группах существенной динамики показателей функциональной шкалы ЕОЯТС ОЬО-С30 не наблюдали.
В период через 5 месяцев в основной группе регистрировали статистически значимое повышение среднего показателя шкалы до максимального (относительно всех этапов обследования), с наличием значимости различия с данным показателем в контрольной группе (р& lt-0,05). Показатели качества жизни в эти сроки обусловлены частичной социальной адаптацией больных и, соответственно, уменьшением степени выраженности стресса, вызванного самим заболеванием и проводимым лечением.
На последнем этапе обследования (через 10 месяцев) имела место аналогичная тенденция. В контрольной группе позитивных динамических изменений показателей функциональной шкалы ЕОЯТС ОЪО-С30 относительно инициальной стадии не произошло.
Оценивали показатели симптоматической шкалы: степень проявления и выраженность следующих клинических симптомов рака желудка: усталость, тошнота и рвота, боль, одышка, бессонница, потеря аппетита, запоры и диарея. На исходном этапе в сравниваемых группах выраженность признаков заболевания была идентичной 42,1±8,2 в основной и 41,9±7,6 — в контрольной (р& gt-0,05). Преобладали усталость, боль, тошнота и рвота.
При обследовании через 3 месяца в основной группе регистрировали позитивную динамику, с меньшей выраженностью клинических симптомов в сравнении с контрольной группой (р& lt-0,05). Именно формирование арефлюксных анастомозов на данном этапе лечения определяет в этой группе регрессию таких признаков, как анорексия, тошнота и рвота, которые являются наиболее тягостными субъективными проявлениями, существенно ухудшающими качество жизни больных в послеоперационном периоде. В отдаленные периоды наблюдения (через 5 и 10 месяцев) имела место стабилизация среднего показателя симптоматической шка-
лы, с сохранением значимости различия относительно контрольной группы (р& lt-0,05). В контрольной группе степень неблагополучия по симптоматической шкале
Таблица 4
Показатели ЕОЯТС ОЬО-С30 в основной и контрольной группах в различные периоды после операций (Х±т)
Период исследования (месяцы) Группы 1 больных
Основная п=35 Контрольная п=41
функциональная шкала
0 62,5±6,4 62,2±7,1
3 70,3±6,5 65,7±6,3
5 94,6±8,0Л 73,7±8,2*
10 89,3±8,1л 71,4±7,9*
симптоматическая шкала (модуль БТО-22)
0 42,1±8,2 41,9±7,6
3 13,3±5,2Л 36,4±8,3*
5 11,0±7,6Л 29,8±9,2*
10 12,9±7,2Л 35,1±7,9*
общий статус здоровья
0 37,2±9,2 36,8±7,9
3 62,2±7,1Л 59,2±7,1Л
5 66,2±4,8Л 50,1±7,1*
10 61,7±7,2Л 43,4±8,9*
Примечания: * - достоверность различия показателей у больных основной и контрольной групп (р& lt-0,05) — Л — достоверность различия показателей у больных основной и контрольной групп относительно аналогичных на исходном этапе (р& lt-0,05).
на всех этапах наблюдения соответствовала исходной, вероятно, в связи с опухолевой прогрессией.
Показатели общего статуса здоровья в основной и контрольной группах перед проведением лечения были идентичными — 37,2±9,2 и 36,8±7,9 (р& gt-0,05). Через 3 месяца после операции регистрировали динамическое повышение средних параметров общего статуса здоровья в обеих группах (р& lt-0,05). В дальнейшем данная позитивная динамика имела место только в основной группе. В контрольной группе наблюдали регресс среднего показателя общего статуса здоровья до исходного уровня.
Таким образом, в основной группе регистрировали более низкий процент осложнений и более высокое качество жизни больных в послеоперационном периоде с учетом показателей функциональной и симптоматической (модуль 8ТО-22) шкал ЕОБТС ОЪО-С30 и параметров общего статуса здоровья (по опроснику ЕОЯТС ОЪ0-С30) в сравнении с контрольной группой.
Хирургический метод лечения является основным в комбинированной терапии рака желудка. От эффективности оперативного вмешательства зависят результаты лечения. Наше клиническое исследование убедительно показало, что использование оригинального метода формирования арефлюксных свисающих клапанных анастомозов после гастрэктомии и проксимальной резекции желудка в сравнении с анастомозом двухрядным швом Альберта по стандартной методике «конец-в-бок» значимо снижает послеоперационную летальность, улучшает ближайший послеоперационный период за счет уменьшения доли тяжелых осложнений и значительно улучшает отдаленный послеоперационный период. Клинические данные, несомненно, оказывают позитивное влияние на качество жизни больных. Предложенная нами операция с формированием арефлюксного свисающего клапанного пищеводнокишечного/пищеводно-желудочного анастомоза обеспечивает повышение качества жизни больных раком желудка, со статистически значимыми положительной динамикой показателей функциональной шкалы и общего статуса здоровья и снижением выраженности симптомов заболевания.
ЛИТЕРАТУРА
1. Давыдов М. И., Тер-Ованесов М. Д. Рак проксимального отдела желудка: современная классификация, тактика хирургического лечения, факторы прогноза // Русский медицинский журнал. — 2008. — Т. 16. № 13. — С. 914−920.
2. Джураев М. Д., Эгамбердиев Д. М., Мирзараимова С. С., Худойбердиева М. Ш. Результаты хирургического лечения при местно-распространенном раке желудка // Онкология: прил. к журналу «Экспериментальная онкология». — 2008. — Т. 10. № 4. — С. 406−408.
3. Зырянов Б. Н., Коломиец Л. А., Тузиков С. А. Рак желудка: профилактика, ранняя диагностика, комбинированное лечение, реабилитация. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 1998. — 528 с.
4. Лысов А. И., Седаков В. А., Марченко В. К., Луд Н. Г Качество жизни пациентов, перенесших гастрэктомию по поводу рака // Здравоохранение. — 2004. — № 5. — С. 75−76.
5. Моргошия Т. Ш., Гуляев А. В. Оценка эффективности гастродуоденального анастомоза в хирургии рака желудка //
Вестник хирургии. — 2006. — № 4. — С. 27−30.
6. Способ формирования арефлюксного эзофаго-гастраанастомоза при лечении рака желудка: пат. 2 346 661 РФ: МПК A61B17/11 / Г. Ц. Дамбаев, С. А. Антипов, А. С. Никулин, Е. Г. Дамбаева. — № 2 007 129 405/14- заяв. 08. 10. 2007- опубл. 20. 02. 2009, Бюл. № 5.
7. Статистика злокачественных новообразований в России и странах СНГ в 2004 г / Под ред. М. И. Давыдова, Е. М. Аксель // Вестник РОНЦ. — 2006. _- Прил. 1. — С. 5−132.
8. Hosoya Y., Hirashima Y., Hyodo M., et al. A new operative technique for the resection of gastric tube cancer by means of lifting the anterior chest wall and videoscope-assisted surgery // Dis. Esophagus. — 2008. — Vol. 21. № 3. — P. 275−278.
9. Young T., De Haes H., Curran D., Fayers P., et al. Bottomley, on behalf of the EORTC quality of life group. EORTC Guidelines for assessing quality of life in clinical trials // EORTC Quality of Life Group Publication, Brussels. — 2002. — March, 2−93 006 427−7.
Информация об авторах: 634 050, г. Томск, Московский тракт, 2, sibmedz@mail. ru, Дамбаев Георгий Цыренович -член-корр. РАМН, зав. кафедрой, Антипов Сергей Анатольевич — к.м.н., докторант
© ШАРОЙКО В.В., ЧУРКИН В.А., КЕРШЕНГОЛЦ Б.М. — 2010
ЦАМФ-ОЕРП-тМ2 ПУТЬ В К±КАНАЛ-НЕЗАВИСИМОМ МЕХАНИЗМЕ ИНСУЛИНОТРОПНОЙ АКТИВНОСТИ НОВОГО ИМИДИЗОЛИНОВОГО СОЕДИНЕНИЯ ВИ1282
В. В. Шаройко, В. А. Чуркин, Б. М. Кершенголц (Институт биологических проблем криолитозоны ЯНЦ СО РАН, Якутск, директор — к.б.н., доц. П.А. Ремигайло)
Резюме. Имидазолиновое соединение BL11282 обладает полностью глюкозозависимым эффектом на секрецию инсулина, и поэтому может рассматриваться как многообещающий антигипергликемический агент в терапии сахарного диабета второго типа. Проведенные эксперименты показали, что: 1) пролонгированная инкубация панкреатических островков с BL11282 приводит к десенсетизации последующего ответа к этому имидазолину- 2) пролонгированная инкубация с BL11282 сопровождается увеличением ответа при стимуляции повышенной концентрацией глюкозы- 3) десенситизация ответа островков к BL11282 не приводит к потере чувствительности островков к глюкагоноподобному пептиду-1 (ГПП-1), но значимо снижается секреция инсулина из островков при действии этого пептида. Последний эффект показывает важность сигнального пути ГПП-1 в инсулинотпропной активности BL11282. Наши результаты показали вовлечение сигнального пути цAМФ-GEFII•Rim2 в BL11282-стимулированной секреции инсулина.
Ключевые слова: секреция инсулина, панкреатические островки, BL11282, ГПП-1, цАМФ.
CAMP-GEFII RIM2 PATHWAY IS INVOLVED IN THE K±CHANNEL-INDEPENDENT MECHANISM OF INSULINNOTROPIC
ACTIVITY OF NEW IMIDAZOLINE COMPOUND BL11282
V.V. Sharoyko, V.A. Churkin, B.M. Kershengolts (Institute of Biologycal Problems of Cryolithozone, Yakutsk)
Summary. Imidazoline compound BL11282 possesses a pure glucose-dependent effect on insulin release and, therefore can be considered as a promising antihyperglycemic agent for type 2 diabetes. The data obtained show that: 1) overnight pretreatment of pancreatic islets with BL11282 desensitizes subsequent islet response to this imidazoline- 2) overnight pretreatment with BL11282 is accompanied by an increased islet response to subsequent high glucose concentration- 3) desensitization of islet response to BL11282 does not eliminate subsequent islet response to glucagon-like peptide-1 (GLP-1), however, significantly decreases the fold stimulation of insulin release by this peptide. The latter effect points out to the importance of GLP-1 in insulinotropic activity of BL11282. Our results support the involvement of cAMP-GEFII-Rim2 pathway in BL11282-stimulated insulin secretion.
Key words: insulin secretion, pancreatic islets, BL11282, GLP-1, cAMP.
Производные сульфонилмочевины применяются для терапии сахарного диабета второго типа. Механизм их действия заключается в блокировании субъединицы 8иЯ1 АТФ-чувствительных К+ каналов, приводящий к их закрытию и деполяризации мембран-клеток, что вызывает открытие Са2+ каналов и быстрое поступление ионов Са2+ внутрь клеток, стимулируя тем самым секрецию инсулина. Побочным эффектом производных сульфонилмочевины могут быть эпизоды гипогликемии, поскольку эти производные способны потенцировать секрецию инсулина и при нормальной концентрации глюкозы в крови (высокая аффиность сульфонилмочевины к субъединице калиевого канала 8иШ). В связи с этим нами было исследовано новое имидазолиновое
производное 5-хлор-3-(4,5-дигидро- 1Н-имидазол-2-ил)-2-метилиндол (ВЫ1282- рис. 1), которое, в отличие от производных сульфонилмочевины, не воздействует на АТФ-чувствительные К±каналы, и соответственно, потенцирует секрецию инсулина только при повышенной концентрации глюкозы, и следовательно, минимизирует риск развития гипогликемии. С одной стороны ВЫ1282 является потенциальным веществом для разработки фармацевтических препаратов с улучшенными свойствами (надежный контроль гликемии), а с другой — веществом, с помощью которого можно идентифицировать сигнальные пути, вовлеченные в секрецию инсулина-клетками островков Лангерганса.
Имидазолиновое соединение ВЫ1282 было разрабо-

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой